Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Будто бы правда, да и, в общем-то, не ложь

Будто бы правда, да и, в общем-то, не ложь

Автор: Maksim Usacov
   [ принято к публикации 15:05  12-07-2007 | Х | Просмотров: 245]
Расставались с прошлым легко и без злобы. Под тарахтенье проигрывателя и стук рюмок звучали веселые здравицы и матерщина, но, в отличие от привычного потребления в себя, ярости и стремления к аутизму не чувствовалось. Пьянели удивительно «светло», эстетически правильно и куртуазно. Даже не блевал никто. Тост, хлоп, а-а и закусили. И было в движениях собравшихся единство, так редко посещающее пьянки. И закончили все по-мужски. Просто попадали в беспамятство.
А наследующее утро Александр трясся в холодной маршрутки, с грустью пытаясь вспомнить хоть какие-то детали вчерашнего нисхождение в нирвану грубой и животной… а впрочем, не стоит. Зачем? Переживать только. Достаточно приятного чувства пустоты в желудке в сочетании с нахлынувшим полноводием мыслей. А что вчера? Вчера прошлое проводили и все. Впереди темное, гадкое и неприятное завтра. Ёперное будущие, как говорил его папан, не имея ввиду, правда, ничего, в отличие от Александра, столь же печального. И ведь какими крепкими не были нервы - порвутся. Жизнь – скажут. Жизнь… Это Александр понимал. Все-таки не мальчик. Помнит как папа выводил в скобках «жизнь» на кассетах с фильмами, в которых герои так или иначе покидали этот мир. Все это понятно. Но не оттого мысли. Мысли потому, что не хочется. Не хочется вот так: с девяти до шести, а глядишь и до десяти. Развлечения - по субботам кино, по пятницам ресторан, по средам бар с друзьями и далее по нисходящей. Не хочется: год стажер, два второй категории, три – первой, два – ведущей, от трех до пяти – главный, а потом бездна привычности. Ну, кто он, чтобы выползти в дамки? Вот в дамки, короли, тузы хочется. А так. В общем, не хочется в будущее. А ведь придется. Куда он денется?
– Вот трахнутый город, – согласился с ним водитель маршрутки, – Приехали.
– Что случилось, что случилось, что случилось?! – заверещала толстая тетка, сидящая сзади.
– Что случилось - что случилось? – передразнил её водитель маршрутки, – случилась долбанная пробка.
– Мне на работу, – предупредила тетка.
Александр фыркнул. А потом задумался, откуда в такое время пробка.
– Откуда пробка? – озвучил он свой вопрос.
– А мне какая разница, – зло ответил водитель и ткнул пальцем вперед, – Я из-за поворота выехал и что вижу? Пробка.
Александр посмотрел вперед. На дороге жались друг к другу автомобили. Холодно. Там в прошлом холодная бесснежная зима. Но теперь – будущее. И пробка. Благо ему на работу пока не надо. Это все в будущем. И пусть оно уже наступило, но эта его часть наступит чуть позже. Водитель тоже задумался о том, что же делать. Вон как ругается. Наконец, он еще раз кого-то послал, резко газанул, вывернул на тротуар и поехал в обратную сторону. Доехал до светофора и свернул на трамвайные рельсы, чтобы выбраться на параллельную улицу.
– Мне на работу, – напомнила тетка. Водитель покосился в зеркальце, но ничего не сказал.
– Вы верите в Бога? – вдруг услышал Александр звонкий девичий голос. Он резко обернулся и увидел девочку-подростка в розовой шубке, которая смотрела на него сквозь щель между сидениями.
– Нет, – ответил Александр первое, что пришло ему в голову.
– Значит бога нет, – проговорила девочка, вздохнув.
– Почему же. Бог есть, – успокоил он девочку, – просто я в него не верю.
– Парадоксально! – воскликнула девочка и достала из рукава мобильный телефон. – Нюся! Привет! Что я тебе расскажу. Бог есть, но он в него не верит. Кто он? Опрашиваемый.
Может это прошлое не пускает его. Александр не знал. Ведь действительно пили очень светло, даже неожиданно приятно было. Будто и не водку. Будто пили настойку всей прошлой жизни. Маршрутка резко затормозила, визг тормозов сопровождался громким матом водителя. Александр посмотрел вперед. Пробка. Водитель оглянулся в салон и спросил:
– Кому-то на вокзал надо?
– Мне на работу, – еще раз предупредила тетка, остальные пассажиры промолчали, благословляя водителя на авантюры. Только Александр неожиданно сказал:
– Хотя бы уже снег пошел, что ли. Всю зиму без снега, – и вдруг загадал, если пойдет снег, в этой новой жизни, в этом будущем, вот сегодня. Не обязательно сейчас. А просто сегодня. Тогда он обязательно, рискнет, несмотря ни на что, и пусть родители скажут, пусть обвинят, пусть…
Водитель покосился на него в зеркальце, но опять ничего не сказал. Вместо того чтобы тратить время на слова он поплевал через левое плечо и, также резко как затормозил, вновь выехал на тротуар, распугав прохожих и голубей. Поехали прямо через пустую стройплощадку. Александр мучался вопросом, как объяснить дома, что не хочет в будущее. Возможно это и стабильность. Насколько будущее может быть стабильным. Но прошлое ему нравилось больше. Оно греет. Даже сейчас, сидя в холодной маршрутке, он не дрожал, потому что прошлое, не само, а так остатки, все еще отдавали сохраненное тепло. Пропетляв меньше минуты дворами, под дружный «ох!» маршрутка въехала в очередную пробку. Водитель ругаться не стал, а просто вышел громко хлопнув дверью.
– Мне на работу! Куда это он? – заволновалась тетка.
– С коллегой поговорить, – пояснил Александр.
– Слушай, – произнесла девочка, закончив разговор с Нюсей, – А как это Бог есть, но ты в него не веришь.
Он пожал плечами. Не только ведь в любви и вере дело. И в них конечно. Но прошлое не одна любовь. Даже если веру прицепить рядом. Прошлое – это единение. Это сопереживание. Это откровенность. А что будущее? Ничего не будет.
– Не знаю. Как-то оно само так получилось, – ответил он.
– Ты интересный человек, – заявила девочка.
– Вот уж нет, – Александр скривился. В прошлом возможно. Он ведь даже стихи писал и читал Маркеса.
– Это я для реферата, – со значением произнесла девочка.
Александр задумался: поздравлять или нет с этим событием. Но, пока он решал, вернулся водитель.
– Трахнутый город, – заявил он. – Бедный трахнутый город.
– Мне на работу, – заявила тетка.
– Мадам, – крикнул водитель, обернувшись. – Я рад. Бесконечно рад, что вы волнуетесь о своей работе. Но в центр не прорвать. Все улицы заняты машинами. Везде пробки. Даже переулки.
– А мне домой надо, – пробормотал Александр, и зачем-то добавил, – И, скорее всего, в будущее.
– Я понимаю, – грустно произнес водитель, выругался и продолжил, – но я не господь бог. Проехать нельзя.
– В городах с метро таких проблем нет, – заявила девочка.
– Возможно, – согласился водитель, – но что делать нам? Строить метро?
– Может через стадион прорвемся? – предложил Александр.
Водитель с тоской посмотрел на машины вокруг и махнул рукой.
– Показывай.
– Да что показывать, – пожал Александр плечами – вон ворота.
Но только они дернулись, чтобы в них въехать, как из стадиона выехала другая маршрутка и безнадежно уперлась в пробку. Тут же её прижали другие машины, выбравшиеся следом.
– Вот оно как, – пробормотал водитель, – надо из города вырываться.
– Мужчина мне надо на работу! – заверещала тетка.
– Заткнись тетка или иди пешком, – успокоил её водитель и пробормотал тоскливо, – надо из города вырываться. В поля.
– А вы верите в Бога? – спросила его девочка.
– На всякий случай, – ответил он, не глядя на ребенка.
– Вы тоже интересный человек, – заявила она и достала мобильник, – Нюся, слушай…
Машины стали заполнять тротуары. Водитель нервно посмотрел на это, что-то пробормотал и вывернул опять с проезжей части.
– Эх, с ветерком, – скривившись произнес он и нагло наплевав на правила помчался. Гаишники его уже не волновали. Но сильно разогнаться он не успел. За поворотом перед ним вырос хвост пробки, занявшей не только проезжую часть, но и тротуары. Не останавливаясь, так как сзади напирали машины, он свернул направо, но опять увидел пробку. Тогда он заскочил во двор и, лавируя между пустой песочницей и качелями, выехал к перекрестку. Там, заглушив двигатель, стояли опустевшие машина. Александр посмотрел по сторонам и увидел их хозяев, которые грелись около костров. Маршрутка помчалась по тротуару. Иногда водитель уворачивался от идущих навстречу колон автомобилей и неожиданно возникающих пробок. Пока неожиданно не вырвался из города прямо в поле.
– Трахнутый город, – радостно закричал водитель, – Но маленький.
– Мне на работу, – заявила испугано тетка.
– Тетенька, а вы верите в бога? – спросила девочка.
Водитель покосился в зеркальце и произнес:
–Трахнутый город.
И медленно поехал по замершей в камень земле.
– Я выйду, – произнес Александр, и пошел к выходу.
Маршрутка остановилась.
– Подумай. Трахнутый город, – спокойно произнес водитель.
– Надо, просто надо, – извиняющимся голосом произнес Александр.
– Ну смотри, – сказал водитель и открыл дверь.
Вместе с Александром вышли почти все. Осталось только девочка и тетка. Ну, первая понятно – она не знает, есть ли Бог. А вот почему осталась вторая? Ну да ладно. Александр решил не заморачиваться и просто помахал им вслед, от всей души желая счастья . И что вы думаете? Пошел снег.


Теги:





1


Комментарии

#0 17:13  12-07-2007X    
Шиза
#1 17:16  12-07-2007Kaizer_84    
Ехали в маршрутке, сломались, пободались словесно и разошлись. Охренеть какой закрученный сюжед.
#2 17:26  12-07-2007чёрный человек    
скажите, только честно,

меня наебали?

#3 17:35  12-07-2007Француский самагонщик    
палата, имхо. добротная такая палата
#4 17:44  12-07-2007Вечный Студент    
трясся в холодной маршрутки

бля........

ладно, читаю дальше

#5 17:48  12-07-2007Вечный Студент    
хорошо

но реально шиза такая добротная

#6 17:58  12-07-2007Maksim Usacov    
Спасибо!


Что шиза - это понятно...

Вот только у кого?


ПС. Автора не предлагать!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....