Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Письмо другу Аннанепесу из заснеженной России.

Письмо другу Аннанепесу из заснеженной России.

Автор: Эдуард Багиров
   [ принято к публикации 10:35  08-01-2003 | | Просмотров: 1359]
О, друг мой Аннанепес, я, недостойный твоего внимания, пишу тебе из этого странного государства, где круглый год зима. Та зима, которая с зелёными листьями и травой – ещё ничего, терпимо, но та, которая с белым пухом, падающим с неба по милости Аллаха, сим наказывающего прахоподобных гяуров ежегодно – эта зима просто невыносима.
В Москове и Санкт-Петербурге, этих главных гяурских городах, самих гяуров очень мало. В основном наши, мусульмане, и это отрадно. Представь себе, о друг мой Аннанепес, они тут едят ту пищу, которую стамбульские собаки уже давно отказываются даже нюхать – шаурму, и ещё, о прахоподобные, даже спорят, в каком городе эта отрава называется правильнее – в Питере или Москове… Не смейся громко, пугая соседа своего Абдуллу, о друг мой, клянусь Аллахом – это истинная правда!
А ещё в России много знакомых лиц, что тоже отрадно. Помнишь ли ты, о Аннанепес, наших соседей из Карасубазара – Белкинидзе и Амигишвили, единственных чистых русских во всём ауле? Ну, ты должен помнить – у них ещё из кибиток постоянно играла какая-то русская песня, которую они, недостойные милости Аллаха, называли на узбекский лад – «Хава нягиля»… Так вот, эти гяуры сейчас в Москове, и открыли собственное министерство образования, и теперь у них всегда есть возможность курить ханку и кушать плов, каковой возможностью они щедро делятся с другими гяурами, регулярно закатывая пиры на весь Москов, и даже я, недостойный твоего внимания, регулярно бываю на этих пирах, да не минует меня за это прегрешение милость Аллаха…
А помнишь ли ты, о друг мой Аннанепес, бесноватого Яртыгулака-оглы из Эгжебеди? Ну, того, который сначала торговал на базаре батарейками, а потом рассмешил весь солнечный Карасубазар тем, что привёз из далёкого Чин Мачина много странной одежды на птичьем пуху, и пытался ей торговать на всех базарах Мавераннагра. Ну, тот глупый Яртыгулак из Эгжебеди, который украл из мечети два старых Корана, обрезок ногтя пророка Мухаммеда и даже (о, нечестивец!) клок волос из бороды отшельника Худайназара из Векильбазара, и пытался вывезти эти святыни в страну гяуров, за что и был наказан Аллахом. Если ты помнишь, о друг мой Аннанепес, его поймали у Бухарских ворот стражники, всё отняли и отпиздили палками по пяткам, приговаривая при этом: «О, глупый ишак, гнусная помесь гиены и павиана, не смей увозить гяурам наши святыни, да вывернет Аллах наружу твои внутренности, чтоб скорпион смог ужалить тебя в твою обнаженную печень! Торгуй лучше своей странной одеждой на птичьем пуху, о подобный подкове с копыт сдохшего ишака!»
Так вот, этот глупый Яртыгулак живёт сейчас в гяурском городе Питере, и ему очень повезло. Он работает писцом у одного важного человека, имя которого я, недостойный, не осмелюсь упоминать тут, знай только, о друг мой Аннанепес, что при упоминании этого солнцеподобного имени вся вселенная погружается в глубокую скорбь от собственного ничтожества. Хозяин относится к прахоподобному Яртыгулаку хорошо, часто кормит, почти каждый день, и редко бьёт, и даже иногда всемилостивейше снисходить соизволит до его гнусной жиденькой бородёнки, зажав её в кулак и вопросив: «Ну что, старый ишак, всё пишешь? Ну-ну…»
А недавно я, недостойный твоего внимания, ездил в Питер, примкнув к каравану, везущему туда сухари, зеркальца, железные мотыги, стеклянные бусы и вообще всякий необходимый в северной столице гяуров товар. По дороге сдох от холода мой верный ишак, и я был милостиво допущен в паланкин ко всемирно известной поэтессе, райской гурии Сучке-ханум, с коей и проделал весь оставшийся до Питера путь, по дороге будучи насильно осчастливливаемый её душещипательно-зубодробительной поэзией, вытягивающей жилы, выворачивающей внутренности и заставляющей принимать вертикальное положение последние волосы на моей голове. Хорошо, что нас не видел её воздыхатель, ревнивый Федоридзе-оглы, известный в народе как Мрачный, прозванный так за свой вечный пессимизм и дурное расположение духа, вызванное не иначе как частыми расстройствами измученного беспробудным пьянством и круглосуточным курением гашиша желудком, да простит меня Аллах…
Скажу я тебе, о друг мой Аннанепес, хоть ты и не поверишь мне, недостойному, что дейхане Москова и Питера весьма отличаются друг от друга. Если первые трудятся не покладая рук, в результате чего имеют чистый город и каждый день едят мясо и пьют кумыс, то в Питере ежедневно происходят голодные бунты, и чернь, вместо того, чтоб идти работать, выходит на загаженную базарную площадь и громко кричит о том, что все их жалкие таньга украли гяуры из Москова. И им даже невдомёк, что у них давно уже истлели штаны, и весь срам, да простит меня Аллах, уже давно торчит наружу, вызывая буйные приступы смеха у гяуров из Москова, приехавших в Питер попить водки и позабавиться с местными женщинами, кои отличаются гостеприимством и блещут трезвостию ума. Хотя, между нами говоря, о друг мой Аннанепес, до московских женщин питерским всё же далековато. Ну, например, Риот-ханум или Соня-ханум, о которых ты наверняка слышал в нашей солнечной Азии, вполне достойны быть воспетыми в стихах нашего непревзойдённого поэта Махтумкули, при звуках божественных стихов которого утихают Амударья и Сырдарья, и соловьи, пристыженные собственным бессилием, прячутся по своим гнёздам…
А представь себе, о друг мой Аннанепес, что было бы, если бы дейхане Карасубазара, вместо того, чтобы идти на хлопковые поля, собрались бы на главной площади и начали вопить, подобно прахоподобному гяуру Топал-оглы, что все их жалкие таньга украл и увёз в Ашхабад твоё достойнейший прадед Дурдыгылыдж-ата на своей Волге с блатными номерами, дай Аллах ему увидеть, как его правнук сажает на верблюда своего внука. Кстати, этот Топал-оглы получил своё имя в зиндане Волоколамска, куда он попал за бродяжничество и нищенство (топал – хромой. турецк.). Там ему сломали ногу за то, что он, прахоподобный сын тушканчика и варана, осмелился замедлить ход влекомой им тележки с баландой, которую он развозил по камерам, тщетно надеясь сим недостойным деянием заработать условно-досрочное освобождение, да откусит ему Аллах его первичные половые признаки…
Ну, что ещё я, недостойный твоего внимания, о друг мой Аннанепес, могу рассказать тебе о странном житии моём в главном городе гяуров, да выдернет Аллах волосы и выцарапает глаза их жёнам, дабы не смогли прахоподобные насладиться совершенством их форм? Только о себе, недостойном твоего внимания.
А работаю я Помощником Главного Раздолбая в одном из угодных Аллаху заведений, которое принадлежит… о, я даже не осмеливаюсь произнести вслух это высочайшее имя, опасаясь, что при упоминании его Солнце и Луна скроются навсегда с глаз от стыда и осознания собственной неполноценности, и вечная тьма окутает вселенную, а так рисковать судьбами всего человечества я, недостойный, не имею никакого права. Скажу только, что многотрудные будни мои проходят в беспрерывном употреблении греховных алкогольных напитков, курении гашиша и отборных шышек, игре в нарды и ( да простит меня Аллах!) во внимании и ублажании меня, недостойного, гяурскими девушками (представь себе, хотя в это и трудно поверить, что среди них большинство достойнейших), хотя, конечно, они не столь обильно волосаты и пахучи, как твоя Бибиджемал, но не хуже, да простит мне Аллах неуместное сравнение…
А как поживает Пейкан, любимый верблюд твоего достойнейшего прадеда? Не сдох ещё? Эта недостойная скотина… ой, что я говорю, это достойнейшее красивейшее животное довольно часто посещает меня в моих ночных кошма… в сновидениях, ублажая взор мой своими совершенными благородными очертаниями…
Да ниспошлёт Аллах вам всем здоровья и всяческой милости. Ответа я от тебя не ожидаю, о друг мой Аннанепес, так как знаю, что ты, сцука, ещё не удосужился научиться по-русски не только писать, но даже и читать…
Кстати, ты знаешь, что смешные гяуры почему-то назывют наших соотечественников «хачиками», да простит их, неразумных, Аллах?


Теги:





-1


Комментарии

#0 00:53  08-03-2007Барсук    
*министерство образования*

Убило нахуй

#1 04:05  08-03-2007Файк    
О,недостойный йа!

Спадобился прочитать сие великое праизведенийе!

Да ниспашлёт Аллах мне милости и всяческих ништякоф!

Автору - моя признательнось на все последующие времена!

#2 15:25  11-09-2010Долбоёб ОК    
ага кайфно, не читал

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [10] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....