Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Когда национальность голосует за кровь

Когда национальность голосует за кровь

Автор: Ходжа Насреддин
   [ принято к публикации 13:33  05-08-2007 | Х | Просмотров: 518]
- Стой!
- Стою.
Мне в глаза ударил свет фонарика, и как из-под земли выросли три «зелёных человечка».
- Что тут делал? – спросил «командир»
- Туалет искал.
- Нашёл? – глаза «командира» пристально уставились на меня.
- Нет, не нашёл. Не подскажете где?
- Вон там, прямо и налево, - разочарованно ответил мент.
«За то, что ссал в не положенном месте, ты может и имеешь право меня задержать, а вот, за то, что искал, где поссать, уже нет». Порадовался я своей находчивости.
- В Бронксе уже скоро шляпу негде будет повесить, кругом люди Барзини, - вспомнился «Крёстный отец».
***
- Что, суки, замёрзли, - огрызается таксист в адрес стынущих на морозе ментов, сопровождая реплику русско-узбекскими ругательствами.
- Холодно? Так вам и надо!!!
Ташкентские таксисты самая недовольная категория граждан страны. Чего только не услышишь от них, особенно ближе к вечеру. Вот, где зреет фронда. Причём, что интересно, узбеки очень любят делиться своим недовольством, именно с русскими, а не со своими собратьями. Не могу даже сказать, почему.
- Эх, зря я свой советский паспорт поменял. Кончится скоро наш «мустакилик», снова Союз будет.
- Как это, кончится? Что значит, Союз снова будет?
- Я тебе говорю, брат, телевизор смотри. Россия сейчас стала сильнее, скоро Путин вызовет «нашего» в Кремль и скажет, всё поиграл и хватит, давай обратно в Союз иди.
- Ну, не знаю, не знаю.
- А вообще, Узбекистан давно пора взорвать!
- Вот, здесь мне остановите, пожалуйста.
Ну, тебя на хер от греха подальше, Бен Ладен доморощенный.

***
Точно помню, когда всё началось. Июнь 1989, развал Союза докатился и до нас. Сначала появились беженцы-армяне из Карабаха, потом запылала Фергана. Мы увидели на телеэкранах танки, бронетранспортёры, сожжённые трупы, надписи на домах «русский», «татарин», «турок», «узбек». Казалось, что всё это сон или какая-то хроника другой, не нашей жизни. Но это была реальность.
И всё вокруг стало резко меняться. Кто не испытал не поймёт, а кто испытал, объяснять не надо. Вдруг ваши соседи, а иногда и хорошие знакомые с которыми вы ещё вчера здоровались, в одночасье становятся врагами. Продавец лепёшек, которому ещё вчера было всё равно, кому продавать свою лепёшку и на каком языке разговаривать, главное, чтобы лепёшка продалась, вдруг начинает злобно огрызаться. И кажется, что в следующий раз вместо лепёшки, он вытащит нож и прирежет вас. А свидетели будут этому громко аплодировать. Как будто мир перевернулся, и все сошли с ума. Таково мерзкое пробуждение «национального самосознания».
- Почему столько лет живёте, а узбекский не знаете? Нас не уважаете, тогда катитесь в свою пьяную Россию, не будем вас больше кормить. Без вас будет хорошо. Всё будет наше, только наше. Из-за вас все проблемы.
А откуда нам знать узбекский? В Ташкенте узбеки жили в основном в махаллях и в Старом городе. В остальных районах они не составляли большинства. Я рос среди греков, армян, русских, татар, и узбеки были всего лишь одной из многих окружающих меня национальностей. Правильно это или нет – другой вопрос, но это – факт. С узбеками мы в основном играли в футбол и дрались. После футбола, если выигрывали. Если проигрывали, никаких конфликтов не возникало. И вокруг звучала русская речь. А русские, жившие в махаллях и Старом городе, свободно говорили по-узбекски, а по-русски часто с узбекским акцентом.
Ташкент был криминальным городом, и делился в те годы на своего рода «чайнатауны». На Куйлюке можно было получить по морде от корейцев, на Асакинской от армян, на Чиланзаре от русских. Узбеки держали только Старый город. А у меня там как назло подготовительные курсы в институт. Каждый вечер, как на войну. Из магнитофона звучало тревожное напутствие Виктора Цоя, «и 2000 лет война, война без особых причин, война - дело молодых, лекарство против морщин», я одевался в свой любимый чёрный цвет как ниндзя, клал в сумку цепочку средней тяжести, доставшейся в память от своего бывшего «пролетарского» района, надевал на запястье «группу крови» IV, резус отрицательный и вперёд, пожелай мне удачи в бою.
На троллейбусе до Цирка, в принципе, нормально. Только разговоры, слышали, там грохнули, здесь стрельнули, читали, что в Карабахе творится, а в Тбилиси, жёсткая рука нужна, Сталина бы сейчас, да, развалил всё Горбач, мы-то оказывается при коммунизме жили и не знали, бежать надо, пока не поздно, куда, кто нас ждёт, у нас, вон, родственники уехали в Россию, в деревню, так им дом сожгли, кому мы там нужны, а здесь что. В общем, не дай вам Бог, жить в интересное время.
А вот, пешком до здания иняза и обратно, а когда стемнеет от здания до такси, это сложнее, это не троллейбус. Когда один ещё более менее, а вот если бабе какой-нибудь с тобой по пути. Это как красная тряпка.
- Сигарет борми?
- Нет.
- Почему по-русски отвечаешь?
- А ты не понимаешь?
Удар снизу вверх, чёткий, как на тренировке. Зубы слегка щёлкнули, но я устоял. Далее, я часто отрабатывал это перед зеркалом. Два шага назад, расстегнул замок, вытащил цепь, сумку в сторону, удар.
- А, жаляб!
Жаляб – это значит, я попал. Пока цепь в руке не подойдут.
- В чём дело, ребята? Подошёл мирный прохожий.
- Да, я не знаю, что им надо.
- Кто, кто тебя трогает?
- Да, вот. Лёгкий поворот головы влево и всё, дальше ничего не помню.
Очнулся в крови и грязи. А люди идут и качают головами. А город подумал, учения идут. Сколько я так пролежал? Минут десять, пятнадцать? А ведь это не подворотня, не проходные дворы. Рукой подать до ГУМа, троллейбусная остановка в двух шагах, времени часов шесть, люди идут с работы, не темно ещё. А если бы я лежал дольше? А если б вообще не встал? Так бы все и шли?
В таком виде такси меня не возьмёт. Придётся искать ментов.
- Товарищ милиционер, на меня сейчас напали, - обращаюсь к пузатому менту.
- Кто? Где? Бежим за ними! Когда это произошло?
- Я не знаю, я без сознания лежал, не знаю, сколько времени прошло.
- А, ну тогда не догоним уже. Пошли в отделение, заявление напишешь.
Я сидел в отделение, писал заявление, а на меня как-то растерянно смотрел со своего портрета, тогда ещё совсем незнакомый, только, что назначенный новый Первый секретарь ЦК Компартии.

***
Прошли годы. Взглядов Первого секретаря, поменявшего свой титул на более благозвучный, стало гораздо больше, и взгляд этот становился всё увереннее и увереннее.
Уверенный от радости выполненного долга перед народом. Ведь он дал ему всё, о чём народ мечтал, гимн, язык, флаг, государственность, снёс ненавидимые символы власти угнетателей. Но народ оказался каким-то капризным и неблагодарным. Ему вдруг захотелось большего, того, что условно именуют куском хлеба. Узбеки превратились в странствующий народ - гастарбайтер. Былой пыл прошёл, а популярный некогда лозунг «Чемодан-вокзал-Россия», потерял свою былую актуальность, потому, что каждый десятый сам воспользовался им на практике.
Но у меня нет на них злобы. Видя, как они тащат тюки с товарами, в аэропортах Пекина, Шарджи и Москвы, а потом суют взятки родным таможенникам, мне совсем не хочется подойти к ним и спросить, ну, что, суки, плохо вам? Этого вы хотели? Так вам и надо.
Национализм – это эпидемия, заразная болезнь. В книге Франца Верфеля «40 дней Мусадага», посвящённой геноциду армян 1915 года, турок, который прячет своих соседей армян от резни, говорит: «Национализм заполняет в душе ту пустоту, которая образовывается после того, как из неё изгоняют Аллаха».


Теги:





1


Комментарии

#0 22:32  05-08-2007Саша Штирлиц    
Читал.
#1 23:46  05-08-2007Чугункин    
Ничо так. Экшена маловато.
#2 10:38  06-08-2007МешокНоктей    
Сильный раскас.

Не дай бог жыть в эпоху перемен(с)кетайцы

#3 11:04  06-08-2007Лесгустой    
Так оно всё и было... Есть у меня знакомые из Узбекистана. Порассказывали как там оно. Сейчас, правда, говорят, стало получше - после того, как главный бабай, получив по сраке от пендосских друзей, резко задружился с Россией.
#4 11:06  06-08-2007Палосич    
Жаляб - это они тебя Блядью обозвали. ))

Да, уж довел Каримов страну до ручки.

Написано хорошо.

#5 11:37  06-08-2007Ходжа Насреддин    
Палосичу,

Жаляб в данном контексте не блядь типа "проститутка", а ругателсьтво типа "ой, бля, больно".

В рассказе идёт речь о том времени, когда Каримов ещё не утвердился у власти.

Автор

#6 11:46  06-08-2007Bdd    
Молодец, автор.
#7 11:51  06-08-2007ЙП000    
какаято хуита блядь
#8 17:00  06-08-2007Палосич    
Вы за кого меня, дурака, держите? )

Я имел в виду последний абзац.

#9 18:00  06-08-2007Кadyroff    
молодец автор! и с последним абзацом тож согласен
#10 18:02  06-08-2007Кadyroff    
про зеленых человечков кстати оч хорошо получилось

характерно

#11 20:19  22-08-2007Таранкол    
Бляха муха, что твориться! Всего мизер времени и какой контраст.

Вот Быль. Новый Год с 81 на 82-й. Встречали в махале за аэропортом в сторону Чиланзара (забыл название р-на), у друга Сашки. Сашка русский, в махале жил с детства, частный дом, дувалы т.д.. Один из гостей Костик ужрался и забрёл в нихуясе. Набрёл на местных узбеков. Местные парубки после курантов собирались и тайком от старших пили. Бэкая, мэкая и икая Костик объяснил, что справляет у Сашки. Услышав знакомое слово Сащя, угостили Костика портвейном и притащили на своих горбах к нам. Такой Ташкент помню и пусть таким будет.

#12 20:31  22-08-2007конрад карлович    
худжа наследин бля....жизнь стаду ни хуя не учит...а бля национализьм бля куда катимся бля...и скупая слИза за дулЮ человечества...если нужен нацизм он создается (известно еще с первых еврейских погромов черносотенцев инсперированных спецслужбами)какая нахуй разница?????что нацизм бля что вера в аллаха-одна хуйня своей башки нет (не верите посмотрите на суннитов)
#13 21:09  22-08-20078han    
зачет.понравилось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [24] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....