Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Фанера 2 : Чиф и его друг Бек

Фанера 2 : Чиф и его друг Бек

Автор: puzan
   [ принято к публикации 00:24  05-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 357]
Фанера 2 Чиф и его друг Бек

Крысы путешествовали по свету в трюмах каравелл. А современные мухи путешествуют куда комфортней -- в салонах авиалайнеров. Хотя наш ТУ - 154 лайнером может назвать только дехканин, на родину которого мы и летели.
Эта здоровая навозная, зелёная от злости муха моталась по самолёту, за весь рейс так, кажется, ни на кого и не присев. Хотя было на кого. И вот наглость, как только открыли люк -- она первая вылетела из самолёта! Прямо перед носом командира! Ну мы-то люди... А музыканты всегда выходят последними, у них вещей много, и торопиться им некуда, куда надо -- отвезут.
Как только я ступил на трап, сразу понял -- Азия! Пахло чем-то цветущим, чем-то жарящимся, авиационным керосином, и, конечно, фирменным запахом -- конопли...
Аэропорт Душанбе ничем от прочих не отличается, но шаг за порог -- и ты в другой стране. Прямо от стеклянных стен разбегаются асфальтированные аллейки, таксисты что-то лопочут, за Дашкой, как всегда, подали что-то из семейства катафалков, как ей самой не надоест ездить на этих монстрах?
--- Ох, иттить, жарища! -- Плекс вытер ладонью лоб, -- По такой жаре водка не пьётся, придётся пивом, пивом!
--- И барышни потные, поди... --- расстроился Дрю, -- Хочу в Рейкьявик!
--- А в Норильск не хочешь? В декабре? --- мне это нытьё надоело уже лет несколько, не было случая, чтобы кто-то с порога сказал :" О, лепота и превосходность...".
--- Ты, Чиф, кайфолом и нигилист! А ты прикинь, каково тебе будет с пультом за кулисами при такой жаре... Цирк работаем, это тебе не на зелёной лужайке под зонтиком...
--- Ладно , поехали уже, куда грузимся-то?
Дашка с Ванычем уже уехали, наш автобус оказался пришвартован у ларька с сувенирами, оттуда нам уже призывно махала Татьяна, наш администратор на эту поездку. Впрягшись в кофры и сумки , мы двинулись на погрузку.
--- Эй, мастер, --- я сунул голову в переднюю дверь, --- Задние ворота распахни, вещи закинем...
--- Ай, совсем я ишак, забыл-забыл, конечно - давай...
Ё-ё-ё-ё! Не может быть!
--- ...Бек? Ты, что ли..?

***
...Огромный подземный оперативный зал командного пункта перегораживал толстый лист оргстекла, замысловато подсвеченный, на него нанесены "местники", координатная сетка, и прочие фигульки. Планшетисты разноцветными стеклографами наносят на планшет маршруты самолётов и всего того, что в небе находится. А что находится и где именно -- им сообщают радисты, которые сидят тут же , за спиною планшетистов. Время от времени специальный человек собирает у радистов листы блокнота с цифирками и задиктовывает их планшетистам. Система громоздкая, но необходимость визуального представления о воздушной обстановке для толстых и ленивых командиров является очевидной. Им недостаточно того, что рядом с ними за индикатором кругового обзора сидит гений обнаружения и сопровождения воздушных целей в моём лице. Ну, да хозяин барин.
Одним из смены радистов был Джафар Алибеков. Маленький, худой, до черноты смуглый, с огромными белоснежными зубищами, похожий на сухумскую обезьянку. Х/б висело на нём, как на вешалке, в голенище сапога мог поместиться весь Бек, только макушка лохматая торчала бы. Нестроевая видуха, одним словом. Покуривая с ним в пересменки, я рассказывал ему про Москву, про метро, а он хохотал, не верил, махал руками и кричал :
--- Ай, совсем я ишак, нигде не был, митра не знаю!
...Своё имя он не любил, и часто просто не отзывался на него. Сейчас я подозреваю, что имя было не его, как, впрочем и фамилия. Меня он слушал с интересом, но сам рассказывал мало. Как-то сразу переставал "знать русски язык". По отрывочным откровениям, он был наполовину таджик, наполовину узбек, жил когда-то в Ташкенте, родители погибли при "том самом" землетрясении, из детдома он почти сразу убежал и до двадцати лет беспризорничал по всей Средней Азии, пока не оказался грузчиком в галантерейном магазине в Намангане. Так бы он и жил-поживал, но по соседству с магазинчиком был райвоенкомат, и как-то раскумаренный Джафар наехал тележкой с хлзяйственным мылом на военкома. Через сутки он сам уже ехал в плацкартном на восток, в Депропетровскую учебку связи.
Многое в истории этой мне казалось сомнительным, как-то не вязались плохое знание русского и отсутствие образования с виртуозной работой на рации ( как-никак -- КП бригады), отличные зубы -- с беспризорным детством, худоба и миниатюрность -- со страшной сухожильной силой. Как-то раз мы в шутку сцепились бороться, и впредь я зарёкся. Капкан, я раз десять мог остаться без глаз или зубов.
Непонятно, на чём могли скорешиться хипповый москвич и диковатый на вид азиат. Я звал его Бек, а он, с его плохопроизносимыми твёрдыми, звал меня "Дрюг".
Его даже свои же чурки сторонились, впрочем, они были свинарями, а радист всё-таки элита. Когда я уходил на дембель, Беку оставалось служить ещё полгода. Кроме кликух Москвич и Славец, я имел ещё одну -- Гравёр. Самодельными штихилями, изготовленными из надфилей, на выпрямленых бляхах со сточенными звёздами я гравировал всякие милитаристские самолёты-ракеты, не гнушаясь и пацифистскими лозунгами и эмблемами. Спрос был огромный. На прощание я подарил Беку жемчужину моего прикладного творчества : на бляхе был избражён АК-47 с обломаным штыком, из дула торчала гордая ромашка, а всё это великолепие обвивала надпись "NO WAR", исполненная шрифтом "Нью-Йорк Таймса".
Бек задумчиво подкинул тогда бляху на ладони :
--- Жалко, ай, жалко... С кем говорить буду? Кто про митро расскажет?
--- Да ладно тебе, дембельнёшься -- заезжай, покатаемся на метро!
--- Ай, совсем я ишак, русски плохо говорю, писать совсем не могу, домой поеду.. Наманган...
...Конечно, ни я ему, ни он мне так и не написали ничего. Да и какая такая особая дружба была, так , приятельствовали...
И вот тебе припара! В сухом полуседом мужичке я не узнал бы Бека, ну, может -- не сразу, если б не его "Ай, совсем я ишак...".

***
... Бек вгляделся в мою улыбающуюся рожу. Брови у него поползли вверх, и блицем блеснули всё-такие же белые зубы:
--- Дрюг..? Ты что такой толстый? Это правда ты? Э, совсем толстый-волосатый! Борода зачем? Умный, да? Ты же такой толстый не ходил! -- орал Бек, хлопая меня по плечам, и подпрыгивая на сиденьи.
Вдруг он вскочил, выпрыгнул из автобуса и рывком, чуть не свалив меня с ног, выдернул на тротуар.
Ну , понятно, он видел меня последний раз семнадцать лет назад, я весил семьдесят пять кг против ста десяти сегодняшних.
--- Ай, зачем не стригся, ты что, дервиш, да? Ай, совсем я ишак, что спрашиваю...
Я видел, что Бек искренне рад, и сам от этого растерян. Здесь не Капказ, эмоции не очень-то афишируют, всё тишком да исподволь…
--- Ай, Дрюг! Это много лет прошло, да? Много?
--- Много, Бек, пол-жизни прошло…
Мои ребята молча стояли вокруг нас, никто не орал : « Хорош, поехали, хавать пора!»…
Все служили, по первым же фразам все всё поняли, и сейчас просто удивлялись . Не кино -- а случилось! Не книжка -- а вот ведь! « Служили два товарища»…», « Двадцать лет спустя»… Опять Чиф во что-то вписался…
****

Пока ехали в гостиницу, Бек постоянно крутился и поглядывал на меня. Чтобы не впаяться в какой-нибудь столб, я пересел на сиденье экскурсовода:
--- Слушай, Бек, так ты тут и живёшь? Шоферишь?
--- Да, давно приехал, давно на автобусе... Хорошо здесь, тепло, на Украине плохо было, холодно...
--- Ну ты даёшь! Вспомнил -- на Украине! Да там Африка была! Это ты с нами на полигоны не мотался -- во где народ морозился, в степи балхашской... Байканур, Сары -- Шаган, Ашелук, Куйманчи... А то вспомнил -- Запорожье...
--- Там вообще потом совсем плохо стало, плохие люди в деды вышли... Ермохин...
--- Ермоха? Из Туапсе?
-- Да... Из-за него молдован повесился, Дискалуй, помнишь?
--- Высотомерщик? Как же..?
--- Ладно, и вспоминать не хочу, совсем ишак, такая встреча, а мы про плохое... так ты сам-то с музыкой ездишь? Большая певица, у нас её знают, громко поёт! Много народа будет, очень ждали! Ай , Дрюг, ну и дела!
... Гостиница была из новых, таких десятки и сотни по стране, называлась, конечно, "Душамбе"... Направо от входа -- регистрация и вход в парикмахерскую, налево -- в кабак, прямо -- лифты и служебная лестница. Куда не пойдёшь -- всюду обуют. Не богатырский выбор... В номере было чистенько , видно, что недавно всё ремонтировалось. Но ванна отсутствовала. Был роскошный душ, пол выложен малахитовой плиткой с тщательно заполированными стыками. Моё окно выходило на узкую улочку с какими-то духанами, дастарханами и чайханами... А сразу за ними виднелся рынок. Настоящий восточный базар! Но с кошмарным стеклянным сооружением в центре. Администрация, видимо.
Я решил проверить, как устроились ребята, кто заселился покруче меня. Оказалось -- паритет, только у Дрюхи окно выходило на главный вход, а через дорогу раскинулся огромный парк с какими-то живописными развалинами. Дрю уже загорал на балкончике, это святое -- загар должен быть плотным и повсеместным, дабы когда Дрю выходит из ванной к очередной счастливице -- та должна обмереть от его бронзовитости, даже в самых интимных местах.
-- Портки надень, а то туземки набегут -- не отобьёмся!
--- А нехай бегут...! --- но джинсы Дрю всё-таки натянул. ---Когда я отбивался... Не боец я , ох не боец... Слушай, Чиф, это правда про полигоны? Холодно?
--- И голодно... На Балхаше вообще верблюжатины кусочек, с палец, и миска клейстера, знаешь, из макаронных-вермишельных мешков всю труху вытрясают и на воде варят... Кстати, про берлять --- пошли в кабак, что ль?
--- Да ну, что-то на местную хавку меня не тянет... Может, что сами сготовим? Я плитку захватил.
Дрюнина плитка -- это вставленный в большую банку из-под тихоокеанской сельди двухкиловаттный диск от польской плиты, агрегат настолько мощный, что когда в каком-то Кислодрищенске мы затеяли рыбный супчик и подключились к сети -- во всей гостинице вырубились телевизоры. Я слышал про аналогичный случай с ансамблем "Берёзка" и их кипятильниками , в Дели. Но их было пятьсот человек! Хотя и гостиница была побольше....
И тут в дверь тихонько поскреблись
--- Ох, уж эти восточные церемонии…! --- Дрю распахнул дверь.
На пороге стоял улыбающийся Бек.
--- Ты как меня нашёл? -- почему-то я спросил именно это, как-то хамовато получилось…
--- Ай, совсем просто! Там тебя нет, а на этаже только этот номер ваш… Посмотрю, думаю, а вдруг к дрюгу Дрюг зашёл? Вот и нашёл…
--- Меня Андрей зовут, а ты Бек, да? -- Дрю не любил церемоний, хотя часто из-за своего амикошонства и панибратства здорово горел, особенно в южных регионах. --- Бек, где бы нам пожрать, только так, чтобы донышко к вечеру не пробило?
--- Донышко..? Это как это? --- Бек был заинтригован.
--- Да чтоб не обосраться потом! У нас концерт, с поносом не поработаешь!
--- А! Понял… Ха-ха! Донышко.. Запомню…Ха-ха! --- развеселился Бек, но глаза его мне что-то не понравились, я-то его знал…
--- Ладно, это потом решим… Что ты меня искал-то?
--- Директор сказал -- аппарат поставили, в цирк надо, проверять надо, звуковика ищи и вези в цирк…
--- Оперативно… Хотя -- в притирку… Слушай, Дрю, я тогда погнал на площадку, а ты с пацанами что-нибудь сухпаем мне привезите, иначе не успеваем… Лады?
--- Ок! Пока, Бек! --- на выходе Дрю придержал меня за рукав. --- Чиф, ты бы шепнул другану, а то он в таком прикиде, что если Дашка увидит, какой чмошник…ну --- извини… нас возит, то как бы и нас рублём под горячую руку не опустили…Прецеденты, как ты знаешь, уже были…
--- Помню…, -- да уж, Дашка очень трепетно относилась к внешнему виду своего окружения, черта противная и неаристократичная...
А Бек на одёжке явно не заморачивался. Рогожные мятые брючки, серенькая застиранная маечка, клеёнчатые пионерские сандалеты на босу ногу -- удобно и практично. Я сам никогда не имел костюма, даже сейчас, когда пишу это. Если приглашали на свадьбу -- я одалживал пиджак у кого-нибудь, подходящего по габаритам, а то и обходился свитером. Кстати, когда я начал получать всякие там дипломы, участвовать в съёмках и интервью -- тоже обходился без смокингов. За своим первой наградой в Останкино я приехал в свитере-самовязе «от бабушки» , хотя меня строго предупредили -- только пиджак, смотрит вся страна Советов. « А то не дадут?» -- спросил я тогда у администратора конкурса. « Могут и не снять!» -- испугали меня. « А и не надо!» -- не растерялся я. Никуда не делись! И на все следующие съёмки-тусовки я приходил исключительно в МЧС-овском джемпере.
Ну не могу я костюм носить! И галстука у меня нет, ни одного! И не носил никогда! Так что предъявлять претензии Беку по поводу дрескота было бы аморально с моей стороны. Цинизм голимый и лицемерие. Но по башке от Дашки получить тоже было реально. Ни за что.
--- Слушай, Бек, ты на концерт-то придёшь? Я тебя приглашаю, а то ведь и не пропустят на шару, хоть и водила группы? Приходи, принарядишься, с девушками притусуемся…
-- Ай, спасибо, но меня пропустят, меня знают, я всё время всех артистов вожу… Спасибо, Дрюг, что приглашаешь, я приду, приду, вот вас всех привезу на концерт и сам пойду… Обязательно…, --- забормотал Бек, думая явно о чём-то своём. Ну и ладно, что я действительно, с какой-то фигнёй в чужой Шао-Линь лезу…
…Цирк был -- как цирк. Только пульт поставили неудачно, на самом главном выходе на манеж. Но иначе не получалось, я сам в этом убедился и смирился. Вместе со мной на площадку приехал наш сессионный конферансье, подписался на тур, дурашка, Дашка ему за любую самую маленькую оговорочку мозги проебёт и счёт выставит. А мужик-то в годах, зачем-то с гитарой припёрся.
--- Олег, а гитара тебе зачем?
--- А я номерок буду работать, с Дашой договорился, ей там десять минут на переодевание надо будут, так я спою…
--- Да иди ты! Поёшь? Кстати, надо было меня предупредить, я на тебя отдельно микрофон отстрою, и гитару подзвучить надо… Давай сейчас, у меня как раз время есть. Олег встал к микрофону и ударил по струнам :
--- О-о-о! А-а-а-а! Раз-два-три… Нормально?

Ехал грека через реку-у-у-у-у!
Да пробрал его понос!
Сунул грека руку в реку
И поймал трихомоноз!....

--- Алё, гараж, стой! Ты что -- это петь будешь?
--- А что? Это пародия такая, народ очень смеётся..
--- Дело твоё, но не советую на этой широте…
--- А что? Не поймут?
--- Пол-беды, если не поймут… Не так поймут --- вот беда будет…
--- Да..? Я подумаю
Кстати, мужик оказался вдумчивым, и на концерте исполнил нейтральный « Я спросил у ясеня»…
Бек все концерты просидел на стульчике рядом с пультом, очень переживал, что мне слушать некогда, что я всё что-то делаю с пультом, магнитофоном, разными железными ящиками в железном шкафу, всё время снимаю и надеваю наушники... Он хватал меня за рукав и умоляюще бубнил :
--- Ты послушай, хорошая песня...
--- Бек, остань, тыщу раз слышал, будешь теребить -- не услышишь следующую, да и не ты один... А я к тому же и не увижу... денег за поездку... Отвали!
Бек не обижался, плюхался на стул, но только до следующего включения. Меня это совсем не раздражало, я только делал вид офигительной профзанятости, держал фасон... Так мы все четыре концерта и отбарабанили.
...--- Билеты только на вторник, на утро, у них что-то с аэродромом, так что понедельник -- свободный день, чего тут смотреть -- я не знаю, --- Ваныч закатил глаза , -- В прошлые разы уже и в горы ездили, и шашлык жарили, и базар обобрали, и Хохла кобра кусала.... Как, кстати , всё обошлось?
--- Сдохла... --- мрачно сказал Хохол, -- И так будет с каждым, кто...
--- Ну вот и резвитесь, только кто на самолёт опоздает -- тут с басмачами и останется... Знаете, сколько сейчас билет стоит?
--- Сколько?
--- Столько.... Ладно, хау, я всё сказал....
Ваныч лениво встал, задумчиво посмотрел в окно, потом на нас, хмыкнул и вышел из номера...
---- Ну, и кто что предложит?
--- Я загорать буду . -- Дрю на крайних югах не шалил, опасался, ему хватало Севера и Средней полосы, -- Можно ещё на базар...
--- Ладно, а ты Чиф, куда?
-- Меня Бек в гости пригласил, у него тут дом на окраине, посидим, войска вспомним.... Вас не приглашаю, сами понимаете...
-- Ясный перец, встреча ветеранов... "Они вспоминали минувшие дни"... Дрю, как затлеешь -- звони в мой номер, мы с Плексом по пиву....
Я посмотрел на часы:
-- Ладно, Андрюх, я внизу посижу, прессу почитаю, Бек сейчас уже заедет... Если наемся -- там и заночую, хиппиш не поднимайте, я всё равно адреса не знаю...
--- Не стремаешься?
-- - Ну, здесь, понятно , не Сокольники, но Бек-то местный...
--- Тады ой...
Я спустился в вестибюль и направился было к прилавку с журналами.
-- Дрю-ю-ю-юг!
Бек сидел в кресле у входа и махал рукой.
--- Давно сидим?
--- Только приехал, вот только приехал, здесь хорошо прохладно, а там жарко, и дома у меня жарко...Ну, поехали?
--- Погнали...
Сначала мы ехали широкими улицами, потом узкими, где автобус еле-еле протискивался, потом выехали на какую-то широкую трассу, но тут же и затормозили.
-- Всё, дальше пешком..., -- Бек виновато посмотрел на меня, -- там автобус не проедет, узко...
-- А куда ж ты автобус денешь?
-- Посторожат, вот в этом доме хороший человек живёт, -- Бек показал на хилую мазанку, -- Он и посторожит, он всегда дома, всегда сторожит...
-- Ну, двинули...
Забрав из автобуса сумку с какими-то свёртками, Бек, проходя мимо калитки в высокой стене, долбанул по ней кулаком. Из-за стенки послышался кашель, и Бек кивнул головой :
--- Пост принял... Нам сюда.
Минут пятнадцать мы шли между высоких белых стен, ни одного оконца, только через каждые пятьдесят-шестьдесят метров попадались прочные железные калитки.
--- Как вы тут ориентируетесь? Ни табличек, ни указателей, а чужому, поди , и хрен откроют, дорогу не спросишь?
-- Зачем спрашивать? Кому надо -- знает, кому не надо -- а пусть ищет..., --- Бек хитренько улыбнулся, -- Пришли.
Калитка ничем не отличалась от пройденных. Бек погремел связкой огромных ключей, он использовал их аж три штуки, и распахнул тяжёлую створку :
-- Входи!
Я ожидал увидить что-то , соответствующее сандаликам Бека, но увидил большой, чистый двор, с маленьким фонтанчиком из дикого камня, посередине росла огромная шелковица, а под ней -- столик с двумя стульями. Дом был построен буквой П, невысокая галерейка , справа, слева и прямо -- три двери. Запертые.
--- Извини, Дрюг, в доме ремонт, извёстка, цемент, грязно...
Посидим здесь...
--- Да без проблем.... Так, значит, один и живёшь?
--- Пять лет уже... Жену похоронил, а другую не встретил... У нас, вообще-то, женятся для...как это... для хозяйства.... Ну, чтоб женщина в доме.... Ну, а я дома редко бываю, обхожусь пока... Вот ремонт сделаю -- и женюсь! -- Бек улыбнулся невесело, -- Ладно, давай выгружай, что привезли, там мясо, я жаровню принесу, жарить будем...
На юге темнеет мгновенно, и по пятой мы пили уже при торшере, который Бек приволок откуда-то из-за тутовника. Шнур уходил вглубь двора, выдавая Бекову домашнюю заготовку.
...--- Всё, я больше жрать не могу! -- столько жареного-пареного я не ел давно, да ещё запивая водкой, -- Передых... А помнишь...
--- Ха-ха, это что! А вот тогда, после полигонов....
Бек всхохатывал, размахивал руками, клялся, что и до сих пор без запинки может три раза подряд произнести имя-звание нашего комроты -- полковник Ишлаков Эльдар Амирбубаевич, но что-то меня поджимало... Какая-то работа в башке у Бека точно шла, и это не давало мне расслабитьсяч окончательно.
-- Дрюг, курить будем?
-- Так я ж курю...
--- Чудной, я ж говорю КУРИТЬ!
--- А-а-а-а... Бек, ты ж знаешь, я траву не потребляю, и тогда не курил, и потом не начал... Сам кури, вперёд, только я с подветренной сейчас пересяду.... А то зайцев словлю, пробъёт на хи-хи -- какой разговор тогда...
-- Ладно-ладно, тогда я тоже не буду, лучше ещё выпьем водки.... Вот в следующий раз приедешь...
--- Да ну, когда это...
--- Так вы ж много ездите, везде бываете, а вдруг... Дрюг, а наверно, тяжело так много ездить, столько вещей с собой возить, в самолёт садишься -- проверяют, из самолёта -- тоже где-нибудь проверяют... Или не очень проверяют? Уважают Дашу?
-- Да какое там, трясут, как всех, затрахали уже...
-- Дрюг, а песню ту помнишь, про Фантомы? Хорошая песня, я её больше и не слышал, я ведь на севере больше и был никогда...
-- А на юге?
-- Спой, а? Хорошая песня...
-- Ладно, только ещё по чуть...-чуть... Ну , слушай!
Я опёрся спиной на устойчивую вековую шелковицу и заорал :

--- Снова по чужой земле иду,
Гермошлем защёлкнув на ходу...
Мой "Фантом", как пуля быстрый,
В небе голубом и чистом,
С рёвом набирает высоту!
Бек хлопнул полстакана, подпёр щёку ладошкой и пригорюнился...
Различаю белую черту,
Мой "Фантом" теряет высоту,
Подо мною Ричард с Бобом
Пронеслись на встрече с Богом --
"016" вижу на борту!

Мой "Фантом" не слушает руля,
Быстро приближается земля,
Катапульта -- вот спасенье!
И на стропах на деревья
Тихо опускаюсь в джунгли я...

Только опустился -- в тот же миг
Из кустов раздался дикий крик,
Голопузые вьетнамцы
Верещат в кустах, как зайцы!
Я упал на землю и затих...

На допросе я у них спросил :
" Кто был лётчик, тот, что меня сбил?"
И ответил мне раскосый,
Что командовал допросом :
" Сбил тебя наш лётчик Ли-Си- цЫн...".

Где-то там вдали родной Техас...
Где-то там вдали отец и мать...
Мой "Фантом", как пуля быстрый,
В небе голубом и чистом,
Больше никогда не увидать,
Не увидать...не увидать...

...Я орал, как, бывало, орал где-нибудь в каптёрке, накатив краденого из ЗИПа ректика, а то и просто "Тройного", а вокруг сидели такие же тоскующие по гражданке бойцы ЗРВ ПВО , и плевать нам было, что за столь идеологически невыдержанную песнь замполит майор Засядьвовк мог запросто организовать 15 суток гарнизонки.
...--- Хорошая песня..хорошая... Слушай, Дрюг, а давай у тебя допьём, а то совсем пьяный буду, автобус разобью, а у тебя посидим, ты спать ляжешь, а я у знакомого в городе заночую... Вставать рано, и тебе на самолёт... В ругой раз приедешь -- дом покажу, после ремонта, а сейчас поехали?..
---Бек, да без базара... Только какой другой раз? Когда? При наших раскладах -- может через неделю, а может и никогда...
--- Тогда сам приедешь, встречу, угощу... Поехали?
---Да поехали, поехали...
То, что осталось от посиделок, уместилось в пакет. Мы долго, нога за ногу, плелись меж нескончаемых дувалов, а Бек хохотал и пугал меня :
-- Ты говорил -- заблудится можно, вот я и заблудился!
Автобус оказался на месте, целый и неразграбленный, что в любой известной мне местности на просторах Родины -- вещь невероятная. Воистину -- "Восток --...", далее по тексту...
Мы опять петляли по узким улочкам, как мне казалось -- по два раза проезжая один и тот же перекрёсток, и наконец вырвались на проспект...
-- Дрюг, а водки-то нет, мы всё выпили... Здесь магазин, поздно торгует, я куплю, ты только скажи -- тебе в дорогу что надо? Поесть-попить? Я тоже куплю...
--- Бек, да ладно, ничего ненадо, в гостинице в кабаке сейчас возьму...
--- Что ты, там дорого всё, здесь дёшево, но хорошая водка... Вот, приехали.
Бек тормознул у огромного маркета, почти московский размах.... Но местный народ, видимо, не привык к европейским фенькам, не было видно ни души, только стоял какой-то раздолбанный в прах "Газон"...
--- Покури, я быстро ,-- Бек исчез в недрах магазина.
К ночи похолодало, я закурил и прислонился спиной к тёплой решётке движка...
--- Папироской не богат? -- негромко сказал кто-то из-за правого плеча, и я оглянулся. Высокий тощий абориген в мятой ковбойке, не иначе -- вылез из того утлого "ГАЗ"а.
-- Держи...
--- А кроме папирос что у тебя есть?
Вот так. Чего и следовало ожидать москвичу в Душанбе поздней тёмной ночью.
-- А ещё у меня пиздюли россыпью... До ебени матери...Отсыпать?
Абориген быстро шагнул назад, но не испугался. Оно и понятно -- из раздолбайки брызнули ещё двое. Ну, Чиф, ты попал. Похоже -- отъездился. И как бы не навсегда....
Один из выскочивших быстро подошёл к двери магазина и прислушался, а второй шагнул ко мне, ненавязчиво поигрывая чем-то вроде монтировки. Мятый ковбой нехорошо улыбнулся и потащил из заднего кармана здоровый пичак с воронёным лезвием. Больше ничего не успело произойти, потому что дверь распахнулась, и на пороге вырос Бек.
Я не успел ни крикнуть, ни вякнуть. Браток у двери успел сказать:
--- Какого...
Это всё. Очень проблемно разговаривать с раздробленным кадыком. А Бек уже ртутным шариком ТЁК к кенту с монтировкой. На мгновенье прислонился к нему, монтировка звякнула об асфальт, а кент просто оплыл неопрятной кучкой рядом с ней. По здравому прикиду, я доставал пирата с пичаком по печени, стоял я выгодно, а тот таращился на расправу с его дружбанами... Но и тут я опоздал -- Бек уже был рядом, что-то хлюпнуло, пирата как-будто рванули за ворот, и он приложился затылком о бампер автобуса. Раздался нехороший хруст, и одновременно с ним спокойный голос Бека :
-- Мухой в машину!
Не удивившись нездешнему лексикону, я прыгнул в салон..
. .. Как и всегда, ровно через пять минут пошёл послестресс, адриналинчик вскипел и затряслись руки.
Бек покосился на меня :
--- Там водка в пакете, хлебни...
--- Да когда ты пакет-то подобрал, успел...
-- Да я его и не выпускал... Слушай, я забрасываю тебя в гостиницу, сиди ровно, всё будут тип-топ, а я помою тачку, потом прозвонюсь. Успею -- попрощаемя, нет -- телефон у меня твой контактный есть, созвонимся.. Лады?
-- Конечно...Спасибо, Бек, лежать бы мне сейчас под азиатскими звёздами...
-- Пустое..
--- Они живы, чи как?
--- А кто их знает... Аллах милостив... А там...
Я взгянул на невозмутимо крутящего баранку Бека. Однако. Сам рос у Курского вокзала, и потом, отдавая дань моде, в разных додзё кантовался, и киношки уже вовсю разные крутили, так что я давно усвоил, что реальная уличная драка так же похожа на "единоборные" прыжки-пируэты, как кислотные гитарные запилы Джимми Хендрикса -- на плессированно-академическое бренчание на арфе . А то, что проделал Бек -- не видел даже в кино. "Наука умеет много гитик"....
Бек вытряхнул меня за углом у гостиницы, обнял, хлопнул по плечу и умчался.
К ребятам я заходить не стал, не было настроения, завтра, всё завтра. Трясун прошёл, но выпитое опять забормотило, поэтому я выглянул в окно, в душную азиатскую ночь, смачно в неё плюнул и лёг спать.
... За утренними сборами, суетой, переездом в аэропорт вчерашнее как-то затушевалось. Бека с автобусом не было, мы ехали на трёх японских вэгах, причём в первом -- Дашка, во втором -- ёе барахлишко, а уж в третьем мы всё, включая Ваныча. Вот такая демократия.
В отстойнике было тесно, я вышел на маленькую , огороженную низким заборчиком, площадку ожидания. Скуластенькие распорядительницы о чём то весело щебетали не по-нашему, на меня никто внимания не обращал, а курить хотелось зверски. Поэтому я немного попятился, потом тихонько перепрыгнул перильца и шмыгнул за угол.
И оказался неподалёку от грузовых ворот аэропорта. За воротами я увидел стоянку....наш "музыкантский" автобус... и напрвляющегося к автобусу Бека. Или не Бека... Нет, точно Бека... На нём был белый костюм, голубая рубашка,волосы гладко причёсаны, на шее -- толстая, в палец, голда... Нас разделяло метров 70, поэтому я отчётливо видел золото на пальцах и запястьях. Однако...
Как- будто почувствовав взгляд, Бек обернулся. Он уже занёс ногу на ступеньку автобуса, замер, некоторое время смотрел на меня, потом улыбнулся, плюхнулся на водительское место и махнул рукой -- "давай, давай, улетай"... Шипнула дверь, автобус развернулся и исчез в глубине аллейки...
Ребятам я ничего не рассказывал. Да что тут расскажешь?
Радист Алибеков... Я не знаю, и теперь уже никогда не узнаю, как ты жил, кем был, и где сейчас ... Могу только догадываться, от чего ты меня уберёг, по дружбе, и чего это тебе стоило ... Благодарен, что не дал зарезать меня из-за славянской морды и ста рублей... С тех пор прошло ещё 15 лет, менялись мои адреса и телефоны. Всё , что у меня осталось от тех времён -- это одна фотография. На ней степь, вход в наш капонир, и два улыбающихся, совсем непохожих человека -- я сам, младший сержант Трусов, по прозвищу Гравёр, и рядовой Джафар Алибеков, по прозвищу Бек.


Теги:





0


Комментарии

#0 01:10  05-09-2007Шырвинтъ    
Знатные мемуары. Спасибо.

стесняюсь спросить, в составе какой группы автор "чесал"?

#1 01:50  05-09-2007old punker    
ништяк тема пиши ишоГык.Правда понравилось!
#2 02:35  05-09-2007Гнилой Сэм    
Шырвинтъ

+1

Пузан, что за Дашка? Может, Алла?)))

#3 09:36  05-09-2007Шизоff    
Нихуя не в теме, но читать интересно.

И вообще, какие Аллы, даши, Маши, когда солирует Бек???!

#4 10:18  05-09-2007Кобыла    
не поленилась получить удовольствие от очередного прочтения текста

аффтару респект)))

#5 10:23  05-09-2007Арчибальд Мохнаткин    
Очень!!!Афтару огромное спасибо.
#6 11:16  05-09-2007Павел Цаплин    
puzan 10:57 05-09-2007

Это добавляет много красок и зримости

#7 18:23  05-09-2007VETERATOR    
Вот такие восточные метаморфозы.

Успел к раздаче дополнительных сведений от автора .

За что ему отдельный респект.

Хорошо и ёмко.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....