Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - В тот самый час…

В тот самый час…

Автор: Maksim Usacov
   [ принято к публикации 18:30  05-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 317]
В тот самый час…

Вспоминая Хармса…

В тот самый час, когда простой трудовой народ торопился домой после насыщенного всякой хренью дня, из раскрытого окна пятого этажа дома номер пять выпрыгнул господин в синем спортивном костюме. Господина звали кстати Семен Семенович. Раздался истеричный женский крик, совершенно не помешавший вышеназванному господину благополучно шмякнутся об асфальт. После падения женщина замолчала, а Семен Семенович встал, выругался и моментально исчез за дверьми парадной.
– Повезло мужику… – пробормотал задумчивый таксист, сидя на бампере своего видавшего вида жигуленка.
– Пьяница какой-то, – поддержал разговор, остановившейся недалеко нездорового вида товарищ с серым лицом. Товарищ этот смачно сплюнул, тем самым видимо обозначил все свое неудовольствие. – Налил, понимаешь ли, бельма и теперь в теле такая расслабленность, что хоть с крыши сигай.
Эту фразу услышал другой товарищ, с не менее нездоровым видом, но с лицом не серым, а красным. Давайте сразу договоримся, уважаемый читатель, называть одного Серым, а другого Красным, во избежание путаницы. Так вот услышал эту фразу Красный и решил вопреки принципам возразить.
– Это ж какая расслабленность должна быть? Кисель что ли? В коже? Так лопнул бы. Это все Бог и сила его. Уберегла она мужика.
– Вот и я говорю – повезло, – поддержал Красного таксист.
Серый уже хотел что-то возразить, как опять раздался женский крик и на асфальт опять упал Семен Семенович. Через секунду он поднялся, выругался и исчез в доме.
– Божественное чудо… – важно проговорил Красный, для солидности перекрестившись.
– Алкоголик, чертов, – в общем-то неуверенно пробормотал Серый.
– Причем тут Бог, причем тут пьянство? – вмешался в спор, проходивший мимо интеллигентного вида мужичок. – Нераскрытые наукой, спрятанный глубоко неизведанные силы человеческого организма. Я, знаете, уже столько раз сталкивался в свой жизни с невозможными, но тем не менее произошедшими примерами настоящей безграничности человеческих возможностей.
– И как же он к ним подключился? – спросил удивленный таксист.
– О! Тут может быть множество причин! Прежде всего… – начал доклад Интеллигент.
– Божественная сила, – прервал его Красный и довольно развел руками.
– А что такое? – спросил участковый, подошедший узнать, что за спор. Может это про геев. Не любил он их.
Вопрос его повис в воздухе, как и женский крик, который уже привычно ознаменовал падение Семен Семеновича на эту грешную, хотя на этот счет могут быть разные точки зрения, землю.
– Он что гей? – поинтересовался участковый у присутствующих, глядя на то, как упавший поднимается и убегает в парадную.
– Пьяный, – убежденно ответил Серый. Красный товарищ, только вздохнул, не в силах опять восставать против человеческой глупости. Потом еще раз вздохнул и открыл рот, чтобы еще раз бросится на амбразуру невежества и религиозной неграмотности, но раньше него успел таксист, который произнес важно:
– Пойду-ка гляну, как это он, – потом слез с автомобиля и отправился в дом вслед за Семен Семеновичем.
Интеллигент немного застеснялся того, что вот он: исследователь, ученный и все такое, а не догадался пойти посмотреть, вот таксист, простой таксист, как-то сам и без подсказки. Но интеллигент быстро пришел в себя и начал просветительскую беседу.
– Вот, к примеру, когда я путешествовал в дебрях Амазонии, лично наблюдал случай: пожилая женщина с испуга за пять секунда забралась на дерево, в непростых должен заметить условиях высокой влажности, жары и насекомых. В пять секунд уложилась! Это ж как организм её раскрылся?
Единственным ответом на его вопрос был женский крик и летящий из окна Семен Семенович вместе с таксистом. После падения таксист встал, конечно не так ловко и быстро как Семен Семеновича, но в отличие от него ругаться не стал, а, прислушавшись к себе, бодренько произнес:
– А че? Прикольненько! – и отправился вслед за Семен Семеновичем, к тому времени уже скрывшемуся за дверями.
– Это не божественное вмешательство. Это божественное чудо. Я должен быть там, – закричал Красный и кинулся вслед за уже скрывшимися.
Интеллигент и участковый только переглянулись.
– Какие-то они странные, – произнес интеллигент.
– На геев не похожи, – пожав плечами, сказал участковый.
– Какая-то абсурдная ситуация, – продолжил нервничать интеллигент. – Будто попал в кино. Или хуже того. Я попал хуже, чем в кино. Я попал…
– У меня так было когда я в клуб «69» случайно зашел. А там знаешь ли… они. И туман.
– Ну таксист точно не пьяный. Он за рулем, – бормотал между тем тихо Серый.
Все будто по команде посмотрели верх. И сразу раздался женский крик, которому на этот раз вторил вопль Красного: «Бооооожественнааая сиииии…».
– Ну как… оно? – спросил упавших Серый.
Семен Семенович тихо выругался, таксист показал большой палец, а Красный немного отдышавшись:
– Божественно, – выдохнул.
Серый посмотрел с тоской на Красного. На мгновение, несмотря на разные оттенки лица, между ними установилась какая-то связь и, ничего не говоря друг другу, они пошли в дом вслед за таксистом и Семен Семеновичем. Через мгновение туда же убежал мужичок интеллигентного вида. Участковый посмотрел на окно, потом на дверь. Потом попятился, да после нескольких шажков помотал головой и решил все-таки подождать, посмотреть, что будет дальше. Через минуту из окна, под все тот же женский крик, выбросилась целая компания. Семен Семенович как всегда быстренько вскочил и убежал в дом. А остальные продолжали лежать, бормоча приглушенно: «Здорово, волшебно, божественно». Минут через пять начали подниматься, с шуточками, смешками. Участковый пожал плечами и развернулся, чтобы уж сейчас точно покинуть место действия, но тут же его догнали, схватили и под приглушенное ментовское «дарасы, дарасы» и общий хохот потащили в дом.
Но сразу за дверьми замерли. На лестнице, нелепо вывернув голову и закатив глаза, лежал Семен Семенович. Недалеко валялась банановая кожура. Все переглянулись, опустили второго, помолчали, да также без слов разошлись по своим делам…


Теги:





0


Комментарии

#0 21:39  05-09-2007Немец    
типа притча. нормально.
#1 21:44  05-09-2007VETERATOR    
Смущает как они "опустили второго".
#2 21:59  05-09-2007Француский самагонщик    
Да, с "опустили второго" чото кагто...

А вапще напоминает дискуссию из Крим.чтива - Бог может всё, даже превратить кока-колу в пепси-колу.

Но хорошо.

#3 23:53  05-09-2007Фтыкатель Матьиво    
приятно написано. спасибо. согласен с ФС
#4 00:19  06-09-2007Глокая Куздра    
Хорошо.

Второго тока опустите. Ага.

#5 00:26  06-09-20079han    
весчь.

пешы исчо.обязательно.

ниибаццо понравилось

#6 08:48  06-09-2007Kaizer_84    
Прикольно, Макс!
#7 11:12  06-09-2007Maksim Usacov    
Спасибо.


Мда со вторым... это остаток старого варианта. не почистил.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:05  12-07-2017
: [82] [Литература]
Такое лето. Грёбаный июль
С потёртым небом в едкую полоску.
Капоты, полированные воском,
В помёте птиц как в дырочку от пуль.
И вечный дождь. И рвутся на ветру
Зонты из рук и нежный цвет с акаций.
И градусник завис на плюс тринадцать....
Изъят, отретуширован, отжат
Ночной пейзаж. В остатке – май, Коломна.
Желтеет дом в четыре этажа,
Моргают окна ласково и скромно.

В палате Миши тихо и темно,
Уходит жизнь неспешно, поэтапно,
Плетёт похожих дней веретено
Хозяйка Скорбь, в халатике и тапках....
Первые мысли на этот счёт начали приходить ещё в детстве. Сначала - когда на летних каникулах в деревне меня лягнул жеребец Василёк, который одним изящным движением сломал мне четыре ребра и неокрепшее мироощущение. Потом - когда я подцепил дизентерию, купаясь в техническом пруду свинофермы....
07:42  20-05-2017
: [36] [Литература]
болтают о разном, болтают ногами
болтают когда наступают на камень;
как если разрубишь Татьяну – пол Тани
так есть сотни видов различных болтаний;

болтание членом над женской губою
болтание чувств, когда рядом с тобою
болтание судеб, как в годы репрессий
болтание букв в политической прессе....
Когда от нас останутся стихи,
Ненужные, как пасмурное лето,
Мы выйдем в мир — спокойны и тихи, —
Из пыльных кулуаров Интернета.

Мы станем кормом для слепых червей,
Нас будут пить осины и берёзы,
Мы упадём в объятия морей,
Как синих туч стеснительные слёзы....