Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - День Хачика

День Хачика

Автор: Француский самагонщик
   [ принято к публикации 18:06  28-09-2007 | Француский самагонщик | Просмотров: 529]
– Стаканьё давай! – потребовал гость, свинчивая колпачок с бутылки ноль семь.
Хозяин обвёл взглядом стол. Немудрящая закусь: килограммчик помидорчиков, полкило огурчиков, охапка лучку зелёного, неуклюжая пластина копчёных свиных рёбер. Два стопаря. Отодвинутая в сторону бутылка хорошего коньяку.
– Так вот же… – он показал на стопки.
– Совсем от рук отбился… – гость сощурил и без того узкие глаза. – Андрюх, ты чо?! Напёрстки бы ещё выставил!
Андрей вздрогнул, сконфузился и, неразборчиво бормоча о полнейшей затраханности текучкой, кинулся за стаканами. Действительно, кто ж спирт из рюмок или там стопочек пьёт? Вытащил из шкафчика пару вискарных стаканов, торопливо сполоснул, поставил на стол. Вода ещё нужна же… Перелил из пятилитрового баллона в стеклянный кувшин. Тоже бы сполоснуть его, кувшин-то, да заторопился что-то… Ладно, сойдёт.
– Эх, – вздохнул гость. – Гранёных-то у тебя нету, что ли?
– Не привередничай, Вадька, – огрызнулся Андрей. – Наливай уже.
Усмехнувшись, Вадим налил себе полстакана спирта, добавил воды. Андрей сделал то же самое. Известное дело – спирт каждый наливает себе сам, разводящих тут не полагается.
Взялись за стаканы с помутневшей смесью. Кивнули разом. Выпили не чокаясь, молча. Знали, за что пьют, слов не требовалось.
Закусывать не стали, сразу налили по второй.
– Семнадцать лет… – тихо произнёс Андрей.
– Земля ему пухом, – отозвался Вадим.
Выпили, опять не чокаясь, но теперь уж и закусили – лучком для начала. Андрей сразу закурил, откинулся на спинку стула, расслабился. Вадим тоже сделался менее… бронзовым, что ли? Смежив веки, он стал похож теперь на маленького деревянного идола в маленьком буддийском храме. Тёплое что-то такое, уютное…
Впрочем, в буддийских храмах Андрею бывать не доводилось. Ни в больших, ни в маленьких. Да и кореец Вадик к буддизму никакого отношения не имел.
– А ты знаешь, Андрэ, – проговорил он, не открывая глаз, – как Хачик в Ростов-то распределился?
– Да уж как-нибудь знаю, – откликнулся Андрей. – Он со мной перед тем советовался.
– Со мной тоже.
– Да мы с тобой об этом сколько раз тёрли…
– Угу…
Странная дружба, подумал Андрей. И была странная, и стала ещё страннее. Собственно, в институте как-то особенно и не дружили. Общались много, пили вместе много, по девкам ходили, стройотряды, картошка, сборы военные – это да. В лаборатории при кафедре что-то вместе кропали с юношеским энтузиазмом. Знали один о другом, можно сказать, всё. Вот только дружба ли это? Андрей сомневался. Компания хорошая, по случаю слепившаяся, не более того. Да и не трое их было – гораздо больше.
А распределились по разным городам – и, собственно, всё. Поначалу раз в два – три года встречались всей группой, потом всё реже и реже. У каждого своя жизнь, свои новые друзья. И опять же – друзья ли?
А вот как Хачик погиб, так с Вадькой и настоящая дружба началась. Из всей группы только они двое в Ростов на похороны примчались: Андрей – из Москвы, Вадим – из Казани. Потому, возможно, что ответственность чувствовали – действительно, спрашивал Хачик у них совета насчёт распределения. Очень в Ереван хотел распределиться, просто мечтал о Ереване. И предлагали ему туда. Не решился.
«Боюсь, – говорил он Андрею с сильным своим акцентом. – Ничего не боюсь, а этого боюсь, понимаешь, ара, э? Я армянин, а армянский неправильно знаю, у меня армянский бакинский, мне в Баку армянский армянский зачем был? А в Ереване ты, Андро-джан, можешь армянский вообще не знать, он может не знать, она может не знать, – он неопределённо кивал в сторону совершенно посторонних людей. – Вам за это ничего не будет. А мне позор. Ты как думаешь, э? Может, лучше в Ростов?»
Пожалуй, лучше, согласился тогда Андрей. А то действительно нехорошо как-то.
И Вадик, как потом оказалось, тоже с этим согласился. И поехал Хачик в Ростов. Решился бы в Ереван – глядишь, и не поминали бы его сейчас. Всё же по-другому сложилось бы.
Сплошные неизвестные. Может, так и так, без их советов, Хачик сделал бы выбор, оказавшийся для него роковым. А может, в Ереване, которым он бредил, как правоверный еврей бредит об Иерусалиме, его тоже ждала гибель – ибо судьба…
Но неизвестные, они неизвестные и есть, гадай – не гадай, толку-то…
Андрей вспомнил те похороны. Чёрно-белая, с траурной лентой, фотография Хачика, сверкающего улыбкой – все тридцать два зуба наружу. А рядом гроб на табуретках. Закрытый, потому что от головы Хачика ничего не осталось. Попасть под вращающийся хвостовой винт вертолёта – это… это слов не найти…
На заводе – там, конечно, оргвыводы страшные состоялись, и уголовные дела были, да только по-настоящему – сам виноват. Темперамент его… Господи…
Вот компенсация, что ли, такая – эта их дружба в память покойного? Андрей точно знал, что понадобись ему – Вадик посреди ночи с места сорвётся и примчится на помощь. Откуда угодно и куда угодно. И Вадим про Андрюху знал то же самое.
А больше-то друзей, если по-настоящему, и нету.
Андрей махнул рукой, налил себе, кивнул Вадиму – давай, мол, и ты наливай.
– Ну, – сказал Андрей, – всё же за авиацию!
– За авиацию, – повторил Вадим.
Чокнулись, выпили, поглодали рёбрышки.
– А помнишь, – засмеялся вдруг Вадим, – как он имя менял и фамилию?
Андрей тоже засмеялся. Как не помнить? Все тогда ржали. Он ведь изначально был Рубен Хачикян. Когда в армию призывался, стал Роберт Хачиков. Вроде как русский, объяснял он. Ага, очень по-русски звучит, покатывался со смеху Андрей. Да ещё с его-то внешностью и акцентом… После армии поступил в институт тоже как Роберт Хачиков. А на пятом курсе снова стал Рубеном Хачикяном – о Ереване уже задумывался.
А называли его всегда Хачиком. И никак иначе.
– А вот, – сказал Андрей, – помнишь, Вадька, как он на спор через толпу прорубался, в пивняке, на время?
– Это я только слышал, – ответил Вадим. – Меня с вами тогда не было. Забыл, что ли?
Может, и забыл, подумал Андрей. То, что Хачик тогда сотворил, затмило всё сопутствовавшее – кто там был, да с кем, да сколько пива потом выпили…
Хачик в ту пору на самом, наверное, пике формы находился. Соревнования всё время выигрывал, полуподпольные какие-то. Офицеров где-то тренировал, детей.
Восточные единоборства с труднопроизносимыми названиями. И – пивной зал, битком забитый народом. Автопоилка. До кранов добраться нереально.
«Облом», – протянул кто-то из их компании.
«Э, – пренебрежительно сказал Хачик. – Хочешь, путь прорублю, ара? За тридцать секунд прорублю. Стипендию ставишь?»
«Здоров ты пиздить», – ответили ему.
«Ладно, – засмеялся Хачик, – стипендию боитесь ставить, тогда копейку ставьте, э? Засекай. Только за мной держитесь».
И двинулся в толпу, не дожидаясь ответа.
И прорубился. Никто даже не понял, как. В том числе и плотно стоявшие в пивняке мужики. Слава Богу, без пострадавших обошлось…
– Наливай, что ли, – сказал Вадим. – И выпьем за друзей наших. Пусть не оригинальный тост, зато правильный.
– Я за тебя выпью, – помедлив, произнёс Андрей. – У меня больше друзей нету.
– Тогда, – откликнулся Вадим, – взаимно. Друг за друга, как говорится.
– Вот интересно, – сказал Андрей, жуя помидор, – нам с тобой и говорить-то, по сути дела, не о чем. А помнишь… а помнишь… а помнишь…
– Так а чего ж зря воздух сотрясать? – возразил Вадим, аккуратно обсасывая рёбрышко. – Мы же с тобой… ммм, вкусно… как облупленые…
– Сам ты облупленный, – засмеялся Андрей. Потом посерьёзнел. – У меня только Анюта ещё настоящий друг. Все остальные – приятели, знакомые хорошие. В общем, сам знаешь.
– Знаю, – тоже серьёзно, почти торжественно ответил Вадим. – У меня то же самое. Баб, между нами говоря, немерено, и влюбляюсь я на раз, ну, ты в курсе. Искренне влюбляюсь, а вот Надежда моя – это другое. И, Андрюха, поскольку у нас с тобой именно на раз ещё и осталось, давай за них и выпьем. За твою Анюту, за мою Надежду. Стоя.
Андрей смахнул навернувшуюся слезу, подождал, пока Вадик нальёт себе, наполнил и свой стакан, встал. Выпили.
– Вот и всё, – сказал Вадим. – Садиться не будем, пойду я. Смотри-ка, стемнело уже…
– Да ты что? – засуетился Андрей. – Вадька! Вон коньяк ещё! Куда ж ты? Посидим ещё, а?
Вадик расплылся в улыбке, снова став точь в точь Буддой… или Конфуцием… Но ответил коротко и твёрдо:
– Пора.

…Андрей выдохнул, отломил кусочек чёрного хлеба, понюхал. За окном темно. На столе почти уже пустая бутылка водки, мисочка с корейской капустой, пара ломтей хлеба в плетёной вазочке.
Он один. Хачика поминает. А через неделю Вадькин черёд настанет. Семь лет сравняется, как нет Вадика. Шёл в гору у себя в Казани, пахал по-каторжному, а главным инженером другого сделали. Дальше – просто и быстро: два инфаркта, один за другим. И – exit.
Но друг остаётся другом: Хачика помянуть – всегда приходит.
В двери клацнул ключ. Затем раздался звонок. Андрей встал, покачнулся, взял себя в руки, пошёл открывать. Это Анюта пришла с Катюшкой.
– Ты что?! – ужаснулась жена, когда Андрей, не без труда отодвинув засов, открыл дверь и схватился за косяк, чтобы не упасть.
– День Хачика, – невнятно объяснил он. – Давай сумки…
– А-а, – протянула Анюта. – А я-то забыла. Да ладно тебе, сама справлюсь, ты иди, Андрюш, поспи. Катя, не трогай сейчас папу!
Один-единственный у меня друг остался, подумал Андрей, засыпая.


Теги:





0


Комментарии

#0 03:37  29-09-2007Игорёк    
хорошо
#1 03:46  29-09-2007Петя Шнякин     
У меня тоже друг в институте был. Генка Газарян. Потом полковником медицинской службы стал, говорят. Жив ли теперь?

Эх, зачем я на ночь твой рассказ прочитал,Самагонщик? Теперь долго не заснуть.

#2 05:23  29-09-2007Бандераснах    
обычный итог - проебать друзей...(((
#3 09:32  29-09-2007критег-хуитег    
монотонно-депресивно. банально, но исполнено мастерски, потому читаемо. автор, я вот как-то видел одного долбоеба, вернее то, что от него осталось, когда он под лопасти вертушки попал при ее разогреве, т.е. на малых оборотах. так вот, там не то что головы, там куски отбивной и хуй пойми где и что за запчасти. но это так, к слову.
#4 10:04  29-09-2007Шизоff    
Ровно. Тут, кстати, "пиздеть" может и не к месту, одна идеома, она как сучок, ни к месту, пожалуй.Гнать, скорее. на разные лады, а тема всё та-же - одиночество вселенское.
#5 11:14  29-09-2007Еаgle    
Брррр, щипательно как....

А у меня тоже, по ходу, настоящих нет... если задумацо...

#6 13:41  29-09-2007Хренопотам    
Хорошо так. Жизненно.
#7 13:54  29-09-2007Sgt.Pecker    
Деревянный идол в маленьком БУДДИЙСКОМ ХРАМЕ(БУДДИСТСКОМ?)? гм...это Будда штоль? Тогда и в православных храмах идолы распятые.

Немного напрягли в начале:Немудрящая,Неуклюжая,Отодвинутая и Вискарные стаканы.Да и хуй бы с ними,зато это придаёт очарование фирменному ФС стайлу.В целом рассказ понравился и Шы с рубрикой нихуйа не ошибся.Зачёт блиа.

#8 13:55  29-09-2007Илья Волгов    
Гладко. приятно читается. Понравилось, одним словом.
#9 14:49  29-09-2007Лев Рыжков    
Хорошее такое анатомирование такого человеческого чувства, как дружба. Из чего, задается задачей автор, складывается она - и чтобы не фальшивая. И давай раскладывать. Из того, сего, общих воспоминаний, помощи в бедах. Ну, и из алкоголя на 40%.
#10 15:33  29-09-2007АЛУ ЗЕФ    
Ничего то вы не поняли пацаны...на мой взгляд рассказ - это как раз некое освобождение души от груза, попытка разобраться в самом себе и нас натолкнуть на эту мысль. Ну ка, вспомните, так ли часто вы вспоминаете или поминаете ушедших друзей? То то же.

Спасибо ФС...

#11 15:55  29-09-2007Чугункин    
АЛУ ЗЕФ, аты миня часта вспаминаешь?
#12 22:30  29-09-2007Шэнпонзэ Настоящий    
Очень хорошо. Только безнадёга такая... Блин, ТАК писать про жизнь и смерть, выть хочецца.

ФС

Ну запости чё-нить позитивное, ты же можешь!

#13 22:32  29-09-2007Sgt.Pecker    
Насчёт позитивного - это к Норпо.
#14 23:55  29-09-2007Розка    
ФС в своем фирменном стиле. как всегда зачем-то заставляет читающих думать ) что не так часто случаецца в рамках КК
#15 00:38  30-09-2007Барсук    
на сон грядущий.
#16 01:40  30-09-2007Файк    
Чугункин

15:55 29-09-2007

Уй! Абассака!

#17 02:02  30-09-2007подглядывающий    
закусь уже понравилась, читаю дальше
#18 02:11  30-09-2007подглядывающий    
рассказ понравился, но шутить про выпивку расхотелось
#19 09:16  01-10-2007Вечный Студент    
взгрустнулось, да....
#20 13:00  01-10-2007Француский самагонщик    
Спасибо за каменты.

Шизофф, нащот "не пизди" согласен. Читать, как "не гони" ))

Сержант, эти все напрягающие слова - они же не авторские, они как бы в голове персонажа. Возможно, показать этого не удалось - значит, мой косяк.

Нащот буддизма - х/з. Что автор, что персонаж в нем нихуя не разбираюцца. Кстати, с точки зрения, например, правоверного мусульманина (или иудея) что статуя Будды, что распятие - идолы и есть.И с точки зрения атеиста - тоже.

Главных косяков два. 1) В последней реплике Андрея, конечно, не "день Вадима", а "день Хачика". 2) И рассказ должен был называцца так же - "День Хачика". Слишком я перевоплотился в героя, когда засылал...

#21 14:09  01-10-2007Кысь    
ФС, а может просто - "День..."

А по идее - если чел способен прийти по первому зову, если без напоминаний является разделить воспоминания и размочить их спиртом или чем ещё - не вполне в моём понимании друг. Вот если порадоваться твоей малой радости может, как своей охуенной удаче - это, наверно, больше подходит. Или - это тока моё ощущение дружбы?

А рассказ - о страхе. Это ведь не просто одиночество - это ужас, когда ты понимаешь, что тебя помянуть, кроме ближайшей родни, в этом мире и некому. А ведь - жил, стремился, делал что-то. Всё - в песок капелькой.

Могёшь ты, Француский самагонщик, душу вынать, чё тут скажешь..

сволочь ты, самагонщик...

*шмыгает, утирает слёзы, икает*

#23 11:36  18-01-2008Дымыч    
Навернулись слезки-то...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [48] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....