Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Вам!...

Вам!...

Автор: МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ
   [ принято к публикации 03:06  15-01-2003 | | Просмотров: 523]
ВАМ!…

Плоская, почти необъятная равнина, прерываемая лишь находящимися на значительном отдалении цепочками остроконечных и сглаженных временем холмов. Местность совершенно незнакомая, только где-то вдалеке мелькают маленькие огоньки. Отдает полынью и еще какими-то незнакомыми запахами. Звезды – огромные и страшно яркие, дрожащие и обличающие - висят высоко в холодном неподвижном воздухе. От них некуда скрыться. Костер, еще немного времени назад полыхающий высоким пламенем, почти погас, и мы сидим и молчим в полузабвеньи. Я – и напротив меня – Вы.

Планеты движутся совершенно бесшумно, неумолимо, ничто не в состоянии замедлить их бег сквозь миллиарды страшных лет, после того изначального импульса, который им дал чей-то каприз. Но что вы знаете о планетах? Едите ли вы их? Впитываете ли их гравитацию, которая своими волнами каждый час и каждую секунду пробегает с дрожью сквозь вас? Ловят ли они ваши души своими беспредельными силовыми полями?

Ваших глаз – около двенадцати миллиардов, и я не уверен, четное ли это число. И ваша цитоплазма рыхла и нестабильна – ее фонтанчики то и дело взмывают вверх в хитроумных планах застарелого субъективизма. Хватит ли у вас освежителей воздуха, чтобы разогнать заставляющую вас страдать заразу, чуму замороченного псевдооргазма, которой вы дышите?

Но вы молчите и лишь двигаете своей достигающей критической массы цитоплазмой, которую, тем не менее, довольно смехотворно сосчитать и классифицировать со всех сторон несносно озверевшей жажды познания.
Знайте и запомните, что вы вращаетесь и подрагиваете студнем в неправильных и неверных огнях засилья множественности.
Знайте, что ваш студень легко, как иголкой, подвергается ежесекундно разрушительному воздействию путем проткновения ледовой гравитацией.
Высота ваших глаз никогда не превысит высоту вашего студня, и ваши ложноножки никогда не достанут до звезд – чистых, непорочных. Ведь даже вы прекрасно знаете, что дрожат они лишь визуально – для каждого из ваших двенадцати миллиардов глаз, под воздействием атмосферных помех, вызванных вашими бесконечными выбросами псевдоочистителей?

Вы убираете очистители и подчас до меня доносится ваша тухлая вонь, ваш претендующий на легкость смрад тления каждой ДНК. Играючи и злободневно пожирая свой фекал и снова его отхаркивая, вы весело и с цепочкой поджарого красномордого смеха снова и снова смотрите вверх и воздвигаете лестницы. Вы по ним лезете.

Вы все по ним лезете и лезете, а я, сидя у невидимого костра и ставший сам почти невидимым, смотрю и смотрю. Смачной блевотиной очередного рыжего морковного смеха вы псевдоразряжаетесь в эякуляции очередного вашего гнилостного достижения, заставляя меня перемигиваться со звездами. Весело, весело перемигиваться. Улыбаться милым огромным пожарным, пришедшим прикрутить дрова моего костра – но ведь они только делают свою работу, не правда ли? Пожарные – несколько бОльшие друзья, чем вы, ведь так? И я ликую и вкушаю с пожарными обугленный накал их натруженных рук.

И тут вы выпускаете из клеток ваших зверей – инфернальных крокодилов, я смотрю на часы и понимаю, что у меня совсем мало времени, что если я не смогу за время короткого бега этого отнюдь не пушного зверья убедить ставших почти родных пожарных, то мне грозит незавидная участь. И происходит чудо – пожарные соглашаются. Они заведуют лестницами, по которым с муравьиным заскорузлым упорством стремитесь вы на псевдоверх, и они их подпиливают. И крокодилы – бездушные и хладнокровные рептилии, лишившиеся ваших внимательных термальных импульсов, вдруг замирают и вскоре начинают разлагаться заживо.

Тогда вы начинаете строить кресты, до самого неба, до Звезд, до тошнотворных мутящих высот, но я изобретаю колесо, и вы едите на этих крестах, едите и проваливаетесь со скал прямо в
пасть кровожадным и пропитанным йодом морским гадам. Они пожирают вас и преподносят мне ваши внутренности. И я с упоением сладострастия разворачиваю эти внутренности во всех их измерениях и пьяных ипостасях, и начинаю по ним гадать. Мои гадания – это моя тайна – невозвратная и безутешная. Она стоит немалых высот и немалых умиленных усилий.

И тогда я вижу Господа – молчаливого, с открытыми глазами, где-то вверху, освященного светом звезд, обрамленного сенью пророков – Великого, Могучего, Доброго и Ласкового, Того, кто вскармливает меня вожделением славы и порока и толкает меня по скользкому пути их умерщвления. Бледный, не сводя Своих глаз, смотрит он на меня пристально – прекрасно, и зовет, зовет распростерши руки на Свою звездную лодку, прикрывая меня, давая Молитву как легкое, но прочное и прозрачное, словно шелковое покрывало. И я грожу вам, грызя в исступленьи свои губы, я калечу себя острым ножом, я бью себя молча и своенравно по голове, по своим собственным колесам лесным и степным. Бью также молча, как и степенно-резиново, бью прекрасно.

Я беру ваши внутренности и разговариваю с ними полюбовно, вдыхая аромат их сначала слабой, но затем усиливающейся вони загнивающей цитоплазмы.
Вы – клетка.
Вы – соль и стон земли. Вы вынимаете бесчисленное количество своих членов-ложноножек и грозите мне, и я погружаю раскаленное железо в ваш шипящий студень. Я отправляю вас в благодарное больничное судно и пускаю вас по волнообразным чертогам словоохотливой канализации и молюсь, молюсь, молюсь Господу за временное и мнимое избавленье от вас.

И вот приходит пора, я сбрасываю с себя осколки вашей осклизлости, и прошу ставшими моими друзьями пожарных сделать мне новые, прочные и фосфорические лестницы. И они делают две лестницы из чистого золота, которое всегда блестит в тусклом свете звезд – зовущих меня, пульсирующих, распирающую мою голову становящимся все осмысленней приказом. И я начинаю лезть. Я карабкаюсь по скользким золотым ступенькам, а вы метаете в меня алчной и мелодичной как трель пилы слизью, которая охватывает меня с головы до ног, еще больше затрудняя мне путь, и стекает вниз, капая кислотой на плачущих мне вслед пожарных.

Скоро я долезаю до небес. Но что это, что, Господи? Ты тоже плачешь? Ты распят на звездах? Да, это так, и их искореженные вагинальной усмешкой рожи – сморщенные личики – гвозди, начинают смеяться. Доверие - вот цена краснозвездного предательства.

Все тем же красномордым смехом. И мы плачем с Тобой вдвоем, Господи, мой Спаситель и Спасатель, Радеющий и Бдящий. И я падаю, падаю, падаю, падаю, и встаю.

Чтобы снова оказаться с родными и убиваемыми мной гнилыми мразями.
И я с вами, наказуем и бичуем. Я вам все рассказал, или я об этом подумал?

СКАЗАЛ ИЛИ ТОЛЬКО ПОДУМАЛ? ВЫ СКАЖЕТЕ МНЕ ИЛИ НЕТ? Нет????!


Теги:





-2


Комментарии

#0 14:32  22-01-2003Эдуард Багиров    
Мда....
<p>Что это было?
#1 15:47  22-01-2003О.Чесалыб    
Блять,ты охуел!!!
<p>Чото больше и сказать ничего не могу..
#2 16:57  22-01-2003ShumOff    
Бляяяя в пизду.... блевать чета потянуло с креатива этого....
#3 10:42  23-01-2003Карандаш    
хуйня
#4 11:18  23-01-2003Raider    
Мммм...
<p>Че сказать-то?
#5 16:23  02-10-2006мараторий    
ничё такой приходец,нагнитающий многообещающее


если бы не однобокость писанины,то сказать буквально можна было бы-на отлично

#6 08:49  06-10-2010Дымыч    
бред

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [10] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....