Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Сиам

Сиам

Автор: Авель
   [ принято к публикации 03:07  09-11-2007 | Бывалый | Просмотров: 275]
Серые люди, торопливые – увидевшие пустые места, неуклюжие с багажом – в полслова извиняющие задевших, безразличные и уставшие навьючены баулами с пирожками и пивом, охрипшие – тугим голосом в надрыв продают прессу, все скопом вялы, скупы на мимику и щедро морщинисты, одного возраста и поклажи неторопливо заполняют вагон. Седоватый расплылся напротив и шуршит газетой, пара пенсионеров свила в углу гнездо из пакетов и сумок и в уюте теребит семечки. Электричка дергается, скрипит и обтирая мокрый перрон начинает ползти вдоль столбов и заборов депо. Мне кажется, мрачный вагон приютил всю неизбежность никчемной человеческой жизни и, окунаясь в это уныние, я хочу стать пустым и гулким как молочный бидон. Ржаветь где-нибудь в людном месте, цеплять проходящих распахнутой, мерзко скрипящей крышкой с отвисшими губами резины. Ловить горловиной сквозняк и жалобно завывая пережевывать в стоны и штольный гул. Хочу, что бы меня стаскивали с пути, волочили на помойку или сдавали в утиль, в уверенности, что мое смирение каждый раз будет возвращать меня на прежнее место.
Уже сумерки, но свет в вагоне так и не включен. Читать невозможно. За окном все та же октябрьская безысходность. Электричка все время останавливается, пропуская встречные поезда, меняет на остановках пассажиров, долго стоит посреди заболоченного леса и кажется, никогда и никуда не приедет. Все оживают только при проверке билетов хмурыми и сосредоточенными контролерами и появлении цыганок, которые ввалившись в утробу вагона стали рассаживаться по скамейкам, тесня пушистых старушек, недовольную сизую тетку и унылого старика, вцепившегося узловатыми пальцами в грязную, оплывшую на коленях сумку. Люди нехотя ерзали по скамьям, вжимаясь в стенки вагона и брезгливо сторонясь шумной толпы черноголовых, смуглых, каркающих чужим и громким языком мешающих незнакомыt слова с русскими названиями магазинов, станций и режущего уши родного матерка. Рассевшись и отдышавшись, они распаковывают свои тюки и свертки, достают вещи, галдя, рассматривают этикетки, застегивают молнии и грязными ногтями поддевают нитки швов.
Через три часа я выхожу на платформу. Сломанная скамья, фонарь, перевернутая урна, семенящий куда-то ободранный тощий пес, и пара попутчиков уже растворившихся в темноте.
В доме холодно, пусто. Кажется он вовсе не рад моему приезду. Печь дымит и не хочет топиться. Снова потек кран. Что-то падает на чердаке. Дом ворчлив и недоволен. Он не любит, когда я навещаю его один.

Мне неизвестно время ее приезда. Она просто появляется. Смотрит на меня. Улыбается и говорит:
- привет, я тебя люблю.
И смотрит. Стоит у порога и смотрит, как я застыл от неожиданности в какой-нибудь нелепой позе и начинает смеяться.
Я прижимаю ее к себе. Целую волосы. Теплые губы и холодный нос.
Мы пьем чай. Она греет ладони, забавно растопыривая пальцы держа кружку. Мы улыбаемся и смотрим друг на друга.
Я приношу дрова и растапливаю печь. Мы надеваем толстые свитера, собираем подушки в кучу, забираемся в дальний угол огромной кровати и долго- долго лежим, обнявшись и слушая старый дом. Видимо довольный, он спит. Засыпаем и мы незаметно в мягкой уютной тишине.
Утром я жарю блинчики и грею у печки ее любимые шерстяные носки. Она покачает головой и скажет, что я ее подкупаю.
Мы гуляем вдоль озера. Смеемся над рыбаком в глупой желто-красной резиновой лодчонке похожей на уличный детский бассейн. Собираем уже подмороженный крыжовник на заброшенном хуторе. Он холодный и сладкий. Долго идем по лесной дороге петляющей между скал. Мы устали и нас подвозит к дому жизнерадостный егерь. Он говорит, что мы выглядим счастливыми и беспечными.
Ужинаем на веранде. Я выношу столик и старые плетеные кресла. Кутаемся в пледы, я читаю вслух Керуака. В саду перед нами старая яблоня. Длинные сухие ветви поддерживают воткнутые в землю рогатины. Давно никто не ждет от нее плодов и последние годы она радует нас лишь своими удивительными цветами. Мы вспоминаем как красива она весной и становится немного грустно.
Ночью она говорит, что счастлива. Я приношу желтые хризантемы. Я не знаю названия любимых цветов. Но когда она вдыхает аромат нежных бутонов и ее небесного цвета глаза светятся радостью и теплеют, я понимаю, что можно совершенно обыденно не заметить ее – удивительное и простое чудо. Промчатся куда-то по своим опостылевшим делам. Задумавшись о кредите в очереди за кофе безучастно-рассеянно рассматривать ее перед собой. Выходя из дверей встретиться с ней взглядом и вспомнить, что уже время продлить абонемент.
Я говорю о своей клятве. Она смеется и отвечает, что я как ребенок. Я прошу выслушать меня.
- Самые красивые и важные слова рядом с тобой кажутся жалкими и пустыми. В моей клятве их семнадцать. Семь нельзя и десять обещаний. Весной ты болела. Я посадил маленькое дерево и поклялся. Если оно перестанет цвести и погибнет, значит, я изменил своему слову и не вправе жить с этим. Самым страшным наказанием для меня станет одиночество. Жить без тебя. Это все.
Она гладит меня по голове.
Внимательно смотрит на меня и плачет.
Она улыбается.
Я вытираю ее горячие слезы и целую глаза.
Засветло она уедет, как всегда, не разбудив меня, и я хочу всю ночь лежать рядом и смотреть, как она спит, чуть посапывая, по-детски сжавшись клубочком, но засыпаю окутанный спокойствием и безмятежностью.
Утро вяло царапается в окно. Дом уже остыл. На столе цветы и зернами кофе выложена надпись - ты мой.
Собираю вещи. Завтракаю. Вешаю на дверь замок.
Лужи в корочках льда. Холодно и неуютно. Кажется что все вокруг испачкано серым липким и отвратительным. Голова почему-то кружится и я с трудом разбираю, что впереди. Спотыкаясь о мерзлые куски грязи, свернул не в ту сторону. Сжимаю руку, но не чувствую ее теплой ладони. Знаю, что много моих дней теперь застынут пустотой. Я снова буду предан наивности, глуп и доверчив. Бессмысленно кивать и смеяться вместе со всеми. Давать в долг и помогать в чужих срочных делах. Мучить недовольный дом. Снова и снова выкидывать увядшие хризантемы. Красить известью яблони и ждать. И эта дорога станет единственной надеждой встретить ее снова. Когда-нибудь снова, когда вокруг будет снег или первая мать и мачеха зажелтеет в россыпи старых листьев, а может быть после короткого ненастного лета, в новой осени.


Теги:





0


Комментарии

#0 18:01  09-11-2007Нови    
Старательная графомания такая.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:55  21-01-2017
: [3] [Х (cenzored)]
Зачастил дружок по миру,
Понавёз в свою квартиру
Африканских всех богов,
Кто как Вуду злой суров.

-Всё там в Африке иначе,
Но народ хотя горячий,
Добрый к нашим от души
Штаты лишь не хороши.

Ну давай тогда о наших
-На селе почти не пашут,
В городах сидят на курсе
Нефтегазовом ресурсе....
13:28  20-01-2017
: [1] [Х (cenzored)]
Форум в Давосе.

Собрался народишко ушлый, что жадностью своею да аппетитом неуёмным славится, да стал думку думать. Отчего же столь славные дела, что творят людишки алчные да скупые, богатство приумножающие в количестве невиданном до селя, народишку простому опостылели да злобу в сердцах тружеников посеяли....
22:07  19-01-2017
: [8] [Х (cenzored)]

Пошёл на дно френдшип,
закончилась ничем наша франшиза.
Мух отгоняет бедненькая Лиза.
Прощай, прощай, державинская лира.

Прощай, прощай, высокий деревянный слог,
на смену слогу подрастает бодрый слэнг,
но большинство из нас уже втянулось в феню
и на иной давно уже стоит платформе,
и трогает за грудь совсем другие формы....
17:59  19-01-2017
: [11] [Х (cenzored)]
1

До пропасти оставалось несколько шагов. Дальше идти было страшно. Антон заметил вдруг, что ветер – тёплый, ласкающий ветер – стал смелее. Казалось, он рождается там, внизу и поднимается всё выше, давая опору парящим над пропастью птицам.
Прищурившись, Антон посмотрел на солнце....
16.01 на радио «Говорит Москва» Гозман был против того, что байкеру по кличке «Хирург» дали 3 млн.руб. для мотоциклетного пробега в целях патриотического воспитания и его голосованием поддержали 73% слушателей. Гозман советовал эти 3млн.руб. отдать больным детям на операции....