Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Лось. Просто лось.

Лось. Просто лось.

Автор: Александр Гутин
   [ принято к публикации 11:13  17-11-2007 | Бывалый | Просмотров: 620]
-Дорогие дети, сегодня мы пойдём в краеведческий музей, -нервно теребя классный журнал, сказала Ольга Михална. Её лицо отобразило гримасу радости и печали одновременно. Я раньше не знал, что так возможно. Но причины сей метаморфозы, я подсознательно знал, не смотря на то, что был мелким пиздюком, учеником пятого класса "б".
Ну, радость понятно, педагоги всегда разыгрывали неописуемую человеческую радость, когда выводили воспитанников за пределы школы. Сублимация либидо, так сказать, самореализация за счет малолетних дибилов. Вот, типа, какие мы...покажем вам мир, смотрите, малышня, хули там...
А печаль это из-за нас. То есть меня и Павлика, моего друга и соседа по парте. Потому как Ольга Михална знала, что добром это не кончится. Прецеденты были. На экскурсии на молокозавод, Павлик повалил двенадцать ящиков с ряженкой, а потом долго плескался в молочной реке, требуя недецким голосом кисель, чтобы соответствовать русскому фольклору. При посещении городской библиотеки, я сделал чудный оригами из тридцать шестой и сто двадцать первой страницы бесценного тома с личной подписью Толстого. Не помню какого. Хотя, мне кажется, что это был пиздеж, ну какой Толстой? Кстати ,они ещё про шестьдесят вторую не знают...а кто им виноват что в туалете не было бумаги?
И вот, мы построены по парам. Белые рубашки, красные галстуки, Ольга Михална впереди , вожак стаи, так сказать….Мы с Павликом хитровыебоно разбиты по разным парам и поставлены в разные концы шествующей колонны. И это была ошибка. Ибо вместо одного эпицентра опасности, получалось два. Я шел с Тамарой Коневой, отличницей и дурой, мило улыбался, незаметно приклеивая жеванные жвачки к её раскошной косе. Павлик шагал с Женей Лукашиным и с периодичностью в два шага отвешивал ему поджопники. Женя подпрыгивал и глядя на кулак Павлика ,молчал. Короче, у нас там были по ходу свои движения и мелкие радости, но Ольга Михаловна этого не замечала и радовалась своей мудрой стратегии.
Наконец мы пришли. По дороге Павлика выуживали из большой лужи, результатом рыбалки стали грязные пятна на белой блузке учительницы и утопленный ботинок Жени Лукашына. Но всё-таки мы добрались. Всё- таки…
В музее нас поджидала старушка-экскурсовод, у неё было лицо человека, с неделю не посещавшего туалет по большой нужде. Скроив ацки страшную улыбку, она выпятила верхние зубы цвета табака и прошипела" здррсссттвввййттее, деетткии.." Глядя на эту старушку, Женя Лукашын стал несинхронно моргать, Тамара Конева громко пукнула и смущённо покраснела, а Павлик форшмачнул прямо на паркетный пол соплю и сказал "нихуясе.."
-Романенко, замолчи! -среагировала Ольга Михална и экскурсия началась.
Сначала был зал дикой природы. Собственно сначала он был для всех. Для нас он остался первым и последним. Но по порядку. В этом зале были чучелоиды всяких представителей местной фауны. Ну, там кабаны с оскаленными навечно харями, причем мне казалось, что глядя на эти рыла, лев, царь зверей и король саванн ,должен был быстренько обгадиться и убежать сдаваться в уголок Дурова. Были всякие орлы и совы с выпученными рожами, какие-то кролики, , лисы и суслики, всякая мелкая шушера, но апогеем этой композиции мёртвых зверей, был огромный лось, стоявший в центре зала. Лось. Просто лось.
Нам с Павликом он очень понравился. Такой большой и с рогами до потолка.
-Самец, -с видом Николая Николаевича Дроздова, сказал Павлик.
-А где хуй? -резонно возразил я.
-Там, -ответил Павлик, указывая грязным ногтем на район поджопья лося.
-Нет там хуя ни хуя -скаламбурил я.
-Ща, -ответил Павлик и полез под лося.
-Романенко, куда? -дико заорала Ольга Михална и стала вытаскивать Павлика из под чучела. -Что ты там забыл? Ну, что за ребёнок...
-Ольг Михална…я посмотреть.., -вяло отпижжевался Павлик...
-Стой рядом со мной, Романенко, никуда не уходи, понял ? Я с тобой потом поговорю,- выдохнула учительница.
Павлик стал рядом с ней. Но плохо же вы знаете Павлика, если думаете, что от отказался от идеи найти у лося хуй. Как пел Высоцкий, если я чего решил, то выпью обязательно...
И вот, когда все стали переходить в следующий зал боевой и партизанской славы, мы с Павликом, воспользовавшись тем, что Ольга Михална запизделась со старушкой –музеехранительницей , остались в гринписофском зале.
Обнаружив, что у лося хуя действительно нет ни хуя ,мы сделали вывод, что это либо кастрированный лось, либо чучелу хуй вообще был не положен. Причем результатом исследований был полураспотрашенный живот и торчащие пучки соломы из жопы животного.
Уж и не знаю зачем мы залезли на этого лося, причина не так важна, но мы это сделали. Сначала я был Чапаевым, Павлик пленным белогвардейцем, которого я привязывал к седлу. Потом Павлик был джигитом советского цирка, пролезающего на полном скаку под животом лошади, вернее лося. Сорвав штору и нацепив на швабру, которую мы нашли в углу зала, он показывал, как джигиты завершают программу, стоя на спине скачущего скакуна, развевая знаменем советского спорта...И вот на этой завершающем аккорде выступления, в зал зашли Ольга Михална и старушка-гестаповка. При чем в этот же момент ,штопаное туловище чучела не выдержало, лось развалившись на двое, как Титаник, с грохотом ебнулся на пол, отбросив рога в сторону охуевшых свидетелей. Рога по плавной траектории пролетели, выделывая в воздухе такие замысловатые выебоны, спирали и восьмерки, что у меня закружилась голова ,когда я пытался проследить этот полёт кондора, потом вошли в контакт со лбом старушки-ключницы .Тюк, бля! Даже нет, не тюк, а хуякссс! Старушка неестественно высоко ойкнула, издала звук проколотой шины автомобиля и рухнула на паркет.
Итак, что мы имели? Следующая картина. Туловище лося, разломанное надвое. Весь зал, покрытый соломой, опилками и прочим мусором, которую напихали в лосинное пузо, причем всё это не только валялось на полу, но и летало,висело и кружылось в воздухе. Мне дажэ почемуто вспомнилась сарая песня какого-то ВИА "Снег кружился ,кружился и таял..". Музейная старушка, прибитая, правда не насмерть рогами, Павлик лежащий внутри половинки лося и крепко сжимающий полковое знамя в виде шторы на швабре, я ,сидящий на полу и тщетно пытающийся выплюнуть какой-то пух изо рта...
-Бля, -сказала Ольга Михална.
Так я в первый услышал, как ругаются учителя.
_________________


Теги:





2


Комментарии

#0 12:16  17-11-2007Шизоff    
издала звук проколотой шины автомобиля - этта пиздец
#1 12:32  17-11-2007Файк    
"Если я чего решил,то выпью обязательно" -- правильно.
#2 22:51  17-11-2007fаiry    
ну так, ладно. ну пойдет... местами даже смишно.
#3 22:52  17-11-2007Нафигатор    
"Так я в первый услышал, как ругаются учителя." (с) ЭТО КОЛЛАПС! Я чуть не сдох от смеха, пока читал. Автор, жжошь!
#4 00:02  18-11-2007Голопупенко    
представила как наяву..

хохотала.

#5 22:41  18-11-2007Hunter    
Женя Лукашин это который выебал Барбару Брыльску в известном фильме Рязанова?
#6 11:00  21-09-2008elkart    
Про скот.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:55  23-09-2017
: [8] [Было дело]
В ту ночь Петру Авдеевичу Скворецкому не спалось. Бессонница давила на него луной сквозь узкую щель неплотно задернутых штор, резала слух звонким храпом почивавшей рядом немолодой любовницы, уводила в топи смутных дум.

Мнилась ему жена Наталья....
13:53  23-09-2017
: [5] [Было дело]
По ‘небу’ неспешно плыли облака, рваный башмак, пластмассовая кукла с одним глазом и одной конечностью и ещё какая-то бесформенная дрянь, похожая на говно с волосами. Ветер надрачивал поплавок, навязывая тягомотину.
'Вот бы наоборот было – думаю – чтобы в небушке отражалось всё, что в реку насрато....
19:18  22-09-2017
: [9] [Было дело]
“Children show scars like medals. Lovers use them as a secrets to reveal. A scar is what happens when the word is made flesh.”
(Leonard Cohen, The Favorite Game)

Уже сложно вспомнить, в какой момент я вступил на запретную территорию и полюбил ее....
16:56  22-09-2017
: [3] [Было дело]
Максим Хренассер ненавидел свою фамилию. И ладно бы он был евреем – за принадлежность к этой благородной нации можно было как-то простить предков. Но нет! Он был обычным русским парнем с каким-то немецким прадедом в анамнезе. Фамилия оного прадеда потерялась где-то в бурные годы гражданской войны, безбожно переделанная неграмотным писарем в эту собачью кличку....
Да, вот ещё, томление. Томился Акакий Акакиевич точно, спелый, утомлённый жизнею баклажан на пару у домовитой хозяйки. Устремлённый, рыскающий по сторонам взор его то и дело втыкивался в углы, поналяпанные окружь опиатным озарением неведомого архитектора....