Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Cудьба одного шахматиста! (роман исповедальня)

Cудьба одного шахматиста! (роман исповедальня)

Автор: xepckuu.urpok
   [ принято к публикации 14:45  22-12-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 449]
Часть 1. Рождение. Отец.
Родился он пожалуй как все, в роддоме и в нечеловеческих муках, но в отличие от остальных лицо его было суровым и не проронило ни слова. Быть может уже тогда, он предчувствовал свою судьбу. Акушерки беспорядочно бегали вокруг новорождённого, тревожно кудахтая и суетясь. Так он появился на свет. Мать хотела дать ему красивое русское и в то время модное имя Алексей, но побоялась мужа, деспотичного и своенравного рабочего австрийского происхождения. Отец сурового бутуза был, как это ни странно, убеждённым славянофилом, носил бороду до пояса и был приверженцем Домостроя. Звали его Генрих Нибелунгович. Генрих родился в очень тяжёлое, поствоенное время. Страна, в те далёкие времена, ещё не отгородилась от Европы «железным занавесом», но уже успела создать атомную бомбу. А маленького Генри в это время побивали друзья, и как правило со словами: «фашистско-немецкий захватчик». Не смотря на это Генрих не только ещё сильнее полюбил Россию, но и стал считать себя «русским патриотом» и «хранителем традиций». И всё бы было хорошо, если бы не его типичная германская фамилия Мухосрандт, которая с головой выдавала его не славянские корни. По достижении 18- ти летнего возраста Генрих Нибелунгович Мухосрандт пошёл в паспортный стол и написал заявление, в котором потребовал присвоить себе новую фамилию. Так он стал Генрихом Мудозвонким. Почему он взял именно эту фамилию никто толком не знает. Единственное известно это то, что в 17 веке в Рязани жил монах с такой фамилией, и значила она в те стародавние времена «звонящий в колокола». Монах этот написал две последние главы основательного труда «Правила подчинения в семье» и первую главу исторической саги «Откуда пошла Русь Церковная», которую церковь впоследствии объявила еретической. Повидимому Генрих был знаком с этими реликтами Российской истории, и не только знаком но и проникся ими. Покрайней мере с тех пор он стал отращивать бороду, и крестится старообрядческим манером. И вот пришёл тот день, когда у него родился первенец. «Назовём его Лукой»- мрачно сказал Генрих Нибелунгович, строго посмотрев на жену. Жена спорить не стала, испуганно и быстро согласилась, напоследок вздохнув по-бабьи добродушно. С именем Алексей, о котором она грезила, кормя грудью своё чадо, ей пришлось распрощаться. « В совецком союзе появился новый маленький гражданин», -именно такими словами любили заканчивать свои статьи о тружениках родильных отделений провинциальные журналисты. Таким вот очередным гражданином стал Лука Генрихович Мухоловкин, и пошёл с этим именем по жизни.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


Теги:





0


Комментарии

#0 15:02  22-12-2007xepckuu.urpok    
извиниюсь жутко, вместо "Мухоловкин", надо читать "Мудозвонкий"...опечатка вышла!
#1 20:56  22-12-2007Вася Мудозвонкий    
я так понял, на меня намекаешь. даже бедолага фамилии переменил.
#2 23:27  22-12-2007xepckuu.urpok    
не звени-денег не будет...
#3 17:26  23-12-2007Вася Мудозвонкий    
всё таки не рекоменду.ю..

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:55  23-09-2017
: [8] [Было дело]
В ту ночь Петру Авдеевичу Скворецкому не спалось. Бессонница давила на него луной сквозь узкую щель неплотно задернутых штор, резала слух звонким храпом почивавшей рядом немолодой любовницы, уводила в топи смутных дум.

Мнилась ему жена Наталья....
13:53  23-09-2017
: [5] [Было дело]
По ‘небу’ неспешно плыли облака, рваный башмак, пластмассовая кукла с одним глазом и одной конечностью и ещё какая-то бесформенная дрянь, похожая на говно с волосами. Ветер надрачивал поплавок, навязывая тягомотину.
'Вот бы наоборот было – думаю – чтобы в небушке отражалось всё, что в реку насрато....
19:18  22-09-2017
: [9] [Было дело]
“Children show scars like medals. Lovers use them as a secrets to reveal. A scar is what happens when the word is made flesh.”
(Leonard Cohen, The Favorite Game)

Уже сложно вспомнить, в какой момент я вступил на запретную территорию и полюбил ее....
16:56  22-09-2017
: [3] [Было дело]
Максим Хренассер ненавидел свою фамилию. И ладно бы он был евреем – за принадлежность к этой благородной нации можно было как-то простить предков. Но нет! Он был обычным русским парнем с каким-то немецким прадедом в анамнезе. Фамилия оного прадеда потерялась где-то в бурные годы гражданской войны, безбожно переделанная неграмотным писарем в эту собачью кличку....
Да, вот ещё, томление. Томился Акакий Акакиевич точно, спелый, утомлённый жизнею баклажан на пару у домовитой хозяйки. Устремлённый, рыскающий по сторонам взор его то и дело втыкивался в углы, поналяпанные окружь опиатным озарением неведомого архитектора....