Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Мальчик который любил "Звездные войны"

Мальчик который любил "Звездные войны"

Автор: Dichenko
   [ принято к публикации 01:56  09-02-2008 | LoveWriter | Просмотров: 319]
Когда он только родился, мама с папой решили назвать его Дмитрием. А чем плохо? Дмитрий – это красивое древнегреческое имя, значащее, что хозяин этого имени должен принадлежать богине Деметре, богине земли и плодородия. Возможно, оно так и должно быть, только этот Дмитрий рос совсем по-другому. Нет-нет, он не улетел в космос и не покинул планету.
Итак, он был Дмитрий Татарский. Он продолжал жить на Земле в своем славном и странноватом городе где-то в средней полосе России. Отец – Сергей Иванович Татарский рано умер. Его не стало, когда Диме было уже пять лет, и он постигал все прелести детского садика постсоветского периода.
Дядя Сергей был работником мебельной фабрики и разбился на мотоцикле, возвращаясь с очередной смены. Самое обидное, что он то правил не нарушал. Но все-таки случайно был сбит пьяным водителем фуры. Дима помнил маму в тот день. Она была грустной и очень долго плакала. Он тоже плакал, но, скорее всего, это было повторение за матерью. Тогда Дима, наверное, ещё не понимал, что такое утрата близкого человека. Но он запомнил своего отца не только по оставшимся фотографиям. Отец был всегда веселым, часто шутил, носил усы и черный пиджак. Он помнил его жесткие, как солома волосы, которые любил мутузить всякий раз, когда отец брал его на руки и крутил вокруг себя, а потом нежно теребил ему его такие же жесткие, но русые волосы. А потом его вдруг просто не стало. Так раз! И все.
А тем временем, на дворе стоял 96-ой год. Темные времена тогда были для России. Неудавшиеся реформы влекли тяжелые удары для экономики некогда великой державы. Бесконечная война в Чечне, губившая жизни молодых ребят и мирных жителей. Мир, наконец-то узнавший, кто такие террористы, потихоньку сходил с ума.
А Дмитрия все это совершенно не интересовало. Уже в садике дети проявляли к нему первые признаки антипатии. Он играл в песочнице всегда один, в стороне от детишек, непонимающих его. Он строил домики странной формы и рыл под ними ямки. А вечером, в мутном стекле окна в белой раме, он любил смотреть на звезды, на мерцающие огоньки в бесконечной бездне вселенной.
В первый класс Дима пошел без всякого энтузиазма и предвкушения радостных событий.
В пиджаке и с цветами она шагал по выложенной плиткой мостовой. В то сентябрьское утро была дождливая погода и по дороге ездили машины с сонными водителями. Облака, словно серая чума, поглощали небо. Затем все это дело как всегда окончилось массивным проливным дождем. И вот: когда он гордо шел с цветами на первый звонок (а мальчик шел один, потому что мать крутилась на двух работах и физически не могла проводить сына) какой–то крутой дядя на черном Мерседесе окатил его грязью с ног до головы. Фактически праздник был очернен. Да и, наверно, это было предзнаменование к будущей жизни. Грязь даже каким-то образом попала на крестик с изображенным на нем распятием. Дима сразу же отправил букет алых роз в мусорку и быстро протер лик Иисуса. Он начал читать молитву. Верить в Бога его приучила мама. После смерти ее мужа, она не знала куда деться и решила найти свои ответы в самой известной и мудрой книге о человеке.
Мама носила имя Оксана и была невысокого роста с длинными черными волосами и зелеными глазами, несущими в себе скрытое от посторонних лиц и умов состояние души. В молодости она была очень красивой, как и сейчас, в тяжелое для нее и многих других людей. Времени да и желания на личную жизнь не было. Работа забирала все ее силы. Дима тоже.
В детстве Дима мечтал стать военным, а именно - танкистом. Любил смотреть фильмы про войну времен советской эпохи. Когда мальчик смотрел такие фильмы, он думал, что СССР было чем-то вроде героического мира, правдой для человека в военной форме. Это было местом, где Дима мог тожевзять в руки оружие и доказать то, что он может принести людям много доброго
Учеба в первом классе началась. Им попалась воспитательница, величавшая себя Еленой Святославовной. Старая и злая. Всегда носила короткую стрижку. Волосы ее уже давно поседели и, явно, знали лучшие времена. Ее никто не мог представить без очков с огромными линзами. Дима всегда почему-то ассоциировал с ее именем старую каргу в очках и халате и с бигудями на голове. Он сидел на первой парте с девочкой Светой.. Красивая девочка, уже тогда, в 6 лет она была о себе высокого мнения и считала позором уделять внимания такой дряни, как Димка. Она выскомерно оглядела на него, когда тот пытался списать или попросить запасную ручку. Дима уже тогда был явно человеком, который для нее был на ступеньку ниже. Сзади сидели два мальчика, которые постоянно доставали почему-то Диму, а не Свету. То были Сергей Прославский и Андрей Красук. В будущем они могли бы стать работниками МВД. Но не стали. Почему? Об этом будет дальше. А сейчас: начальная школа.
Ну что же. Первый класс прошел и, в общем, показал, кто на что способен. Конечно, Дима запомнил множество своих одноклассников, но ключевую роль играли, наверное, эти. А о других я только могу немного рассказать, но тоже позже. Сергей и Андрей были, наверное, самыми сильными по рейтингам одноклассниц и одноклассников. Оба были довольно высокого роста для первоклассников. И дружили со всеми кроме Димы. Оба были блондинам. Голова Прославского была немного похожей на эллипс, лицо было с ярко выраженными и прорисованными глазами и носом. Голова же Красука была похожа на старомодную пивную бочку. Эта кличка в будущем закрепится за ним. Про их внешность, в общем-то, сказать и нечего. Типичные детские стереотипы. Итак, первый класс прошел серыми днями, сменяющими друг друга в бесконечной паутине времени, расплетенной неизвестно кем. Такой же был и второй класс. Единственным отличием второго было то, что класс разбился по уже сформировавшимся группам и существовал в виде федерации. Например, уже видно было сложившиеся кампании. К Красуку и Прославскому добавился ещё один. Рыжий Коля Батронов, ходивший в полосатом свитере, который он снимал только по праздникам. С таким же успехом в классе вела свою непрерывную деятельность девичья компания. Они в этом возрасте шли отдельно от ребят. Света Захоренко дружила с тремя такими же, как и она девочками. Девочками из богатых и круто отличающихся по социальному статусу семей. Они всегда были одеты в одежду из модных фирменных магазинов. Катя Романовская, Марина Курц и Настя Салонович. Все четверо были брюнетками. Вот только Дима всегда был один. Всегда. Дома он видел мать. Очень-очень редко ему удавалось с ней поговорить. Она была, как обычно, вся в своей работе. Дима с раннего возраста научился понимать, что такое нехватка денег. Он знал, что из-за этой нехватки денег он три года проходил в старом, поношенном свитере и одних джинсах, которые были протерты добела на коленях и полны дыр. Вообще это страшно. Страшно, когда ты не знаешь, что тебя ждет завтра. В таком страхе проходили коридоры времени до восьмого класса, когда девочки начали формироваться в девушек, а мальчики в юношей. Наступал возраст поистине прекрасный для некоторых и настоящим кошмаром для одного. Собственно говоря, этого «одного» мутузили почти каждый день. Учителя садили его буквально на всем и во всех предмета, и знал он что-то или нет, это не играло абсолютно никакой роли. Один раз был случай в 4-ом классе, который забыть было невозможно. Мальчишки всей толпой запинали ногами Диму и загнали его под парту, продолжая наносить подлые и трусливые удары, а когда зашла учительница, она только улыбнулась плачущему Диме и сказала так, чтобы все услышали: «Видишь Димочка, как все тебя не любят». Такое редко забывается. С седьмого класса Дима стал бояться ходить в раздевалку перед физкультурой. Он знал, что там его будут бить и издеваться. Сначала штанами, кедами, кофтами. Потом ногами и руками. Он не знал, что ему делать. Жаловаться он с детва не привык, да и мать попросту не смогла бы ничего сделать вместе с ордой учителей, у которых были проблемы совершенно другие, более серьезные для них. А Дима любил мечтать, что папа когда-нибудь вернется, в будущее, которое станет лучшим. А одноклассники иногда любили напоминать ему, что он тут один без папаши и пусть катится отсюда далеко.
Дима был немного ниже всех мальчишек в классе. Девушки особо не обращали на него внимание, только когда им что-то было нужно на самом деле. Но они не считали долгом для себя общаться с ним. Да никто из параллели не желал такого делать. Даже учителя призирали почему-то этого человека. Кто знает, что это за собой влечет? Говорят, что и Гитлер с Наполеоном подвергались унижениям со стороны людей. В конце восьмого класса на его день рождения мама каким-то образом смогла подарить Диме видеомагнитофон и кассету с фильмом «Звездные Войны: Новая Надежда». Это, наверное, дало ему какую-то опору. Ведь дело в том, что тогда он хотел закончить свою жизнь повешеньем. И парень бы сделал это.Но «Новая Надежда» дала, наверное, что-то магически неуловимое нам, обычным людям прежде всего своим названием. В этом фильме Дима увидел Дарта Вейдера, темного рыцаря, который был одним из Тиранов с большой буквы. Который, буквально одним взглядом подавлял людей и заставлял их трястись в порывах страха. Он всегда был в черном, с астматическим тяжелым дыханием, его явно мрачное лицо было закрыто черной маской. А какие там были бои с лазерными мечами… Немного позже Дима начал частенько ходить в лес на свою полянку, на которую он наткнулся случайно. Там он находил палку и махал ее, представляя себя в роли Дарта Вейдера, крушащего хороших героев и уничтожая миры и живых существ. Он закрывал глаза и представлял, как рубит лазерным мечом своих одноклассников, которые принесли ему столько плохого и грустного, затем переходит на учителей, других людей. Он ставил перед собой на колени сотни, тысячи. И люди в страхе склоняли свои головы.
Это увлечение со временем перерастало в фанатизм. Каждый раз он приходил со школы, кидал портфель и бежал смотреть любимые моменты, где Дарт Вейдер убивает «хороших» и показывает свою мощь. И все чаще Дима проводил дни в лесу около дома, представляя себя бесстрашным темным рыцарем. Так он провел все свое лето перед девятым классом, первым выпускным классом, после которого уже смело можно начинать прокладывать дорогу в жизнь. В школе он учился на сплошные тройки. Но школа ему была далеко параллельна, его мозг был занят совершенно другим делом. Дмитрий мечтал стать Темным Рыцарем, а со своими желаниями нужно быть всегда аккуратными, ведь они иногда сбываются…
Это началось недавно. Когда у Димы поломался голос, и он, наверное, созрел, начались кошмарные сны и виденья. Но кошмарными они будут для нормального человека. Дима, видя такие картины, даже один раз улыбнулся во сне. Он видел, как во сне сам держит лазерный меч и ставит на колени своих одноклассников, других людей, целые народы, государства, континенты, миры… Он просыпался и снова и снова проматывал Звездные Войны. Теперь у него уже были все три части. Хотя последняя ему не нравилась. Там побеждало добро. Так быть не должно. Дарт Вейдер все равно в душе был всегда злым, иначе это просто был не он. А самое главное, он обладал силой двигать объекты и пускать молнии из рук. В фильме Дарт Вейдер, конечно, не делал последнего, но Дима знал, что это возможно с его бесконечной темной силой. «Звездные Войны» стали для него тем единственным, что он хотел видеть в своей стремительно развивающейся жизни. Точнее, та часть, где был Дарт Вейдер со своим злом и лазерным мечом с лезвием красного оттенка.
Девятый класс наступил, и первый урок по русскому языку начался с сочинения на вольную тему. Тут Дима просто не знал границ. Он писал, как тирания должна справедливо управлять миром. Сравнил Дарта Вейдера со Сталиным и сделал выводы, что они стали бы лучшими друзьями, если бы жили в одно время. И закончил Дима, наконец, цитатой неизвестного: «Только великие диктаторы могут менять что-то в истории». За сочинение он получил высший балл и нагоняй от учителя. Данная работа была хороша с точки зрения орфографии, но ужасна с точки зрения мысли. Скоро об его странных наклонностях пронюхал весь класс, и начались издевательства. На заднем дворике, где обычно все курили, можно было найти надписи содержания типа «Дима Татарский – дерьмо» и прочие. Старшие классы тоже знали о нем. Но Дима терпел и ждал, чтобы нанести ответный удар. Сокрушительный удар по своим врагам. Он считал, что ещё недостаточно силы накоплены вокруг него. Но он точно знал, что скоро правосудие свершится. Он станет кем-то великим, способным повелевать всем и вся.
Однажды Света Захоренко прогуливалась со свои парнем близ леса, в котором Дима находил свои виденья.
Парень ее был атлетического мощного телосложения и внушал своим габаритным видом уважение и легкую боязнь окружающий. Одинадцатиклассник со светлыми крашеными волосами и проколотым ухом. Его хитрые зеленые глазки шныряли то на Свету, то на лес. У Светы почему-то было сегодня не особо хорошее настроение, и она никак не ответила на домогательства ее дружка. И тут чудо для них обоих и горе для Дмитрия Татарского... Дима, намахавшись палками в роли Дарта Вейдера, возвращался домой весь в мечтах и случайно встретил неожиданно для себя эту парочку. Света взяла за руку своего парня и сказала:
- Сереж, я хочу посмотреть, как он ест землю. Устроишь? – она улыбнулась и посмотрела на Дмитрия.
Он не убежал. Истинный Темный Рыцарь не бежит от врагов. Если его побьют, он отомстит. В следующую секунду к нему подбежал добрый Сережа и одним ударом повалил парня на землю. Потом схватил его за кучерявые волосы и начал тыкать в траву с песком. Дима противился этому, но пришлось исполнять волю «мрази». Он показал свое лицо, которое было все в песке, и тут же получил удар в нос. Кровь хлынула, как из-под крана. Затем подошла Света и снова сказала:
- Ну что звездный мальчик? Как дела, - затем она ударила его ногой в солнечной сплетение и взяла за руку своего бойфрэнда, – А ты поднял мне настроение, Димочка.
И они пошли дальше, оставив Диму плакать на песке и шептать, что тьма уничтожит их. Впрочем, можно сказать, что он говорил правду. Он пришел домой весь в крови и песке, грязный и униженный. Он посмотрел на себя в зеркало и начал быстро умываться, чтобы мама ничего не заметила. А то пойдут ненужные вопросы. Песок вместе с кровью делал ему грим ситха, темного воина. Ему это даже нравилось и, поначалу он смывать все это не хотел. Затем Дима сказал сам себе: «Скоро будет время посвящения». И умывшись, довольным пошел спать.
Ночью он увидел себя, летящего на космическом корабле и глядящего на звезды. Затем к нему подошел Дарт Вейдер и обнял за плечи. Он повернул к нему свою черную маску и сказал монотонным низким голосом:
- Настало твое посвящение в темного джедая. Возьми свой меч и руби неверных. Не жалей никого, – его механический голос гипнотизировал все чувства доброго Димы, которой ещё где-то метался внутри него. «Добрый Дима» беспомощно пытался восстановиться, – отныне имя твое – Дарт Санэус. Ты первый из ситхов на этой планете. Найди себе подобных. Он достал лазерный меч и вручил его Диме. Дима был полон радости во сне, и от этого все вдруг расплылось, и он проснулся.
Он уже было начал горевать, что все это сон, как увидел, что в руках держит нечто черное, похожее на ручку от двери, с кнопкой на конце. Он нажал на кнопку, и показалось лазерное лезвие красного оттенка. Мечта сбылась!!! Дарт Санэус потушил меч ещё одним нажатием и счастливый без портфеля пошел в школу. Он знал, что опоздает, чтобы не привлечь к себе внимания вначале. Юный воин решил, что сначала будет его класс, а потом вся школа, возможно и город. Все, кто против него, будут мертвы.
«Стоп. Я должен уметь двигать предметы как джедай, подумал он». Затем он взглядом поднял в воздух мусорку, полную бычков из-под сигарет и пивных банок, которая мирно когда-то стояла около школы. Дарт Санэус засмеялся и зашел. Он неспеша прошел по коридору и постучал кулаком в дверь своего класса. Затем приоткрыл ее со скрипом и вошел.
- Можно войти? – он произнес это с улыбкой сумасшедшего на лице.
- Нет! Нельзя! Ты опоздал! Пошел вон! – Училка по географии не любила и презирала его, как и все остальные.
Из класса послышались крики «дерьмо не звали» или «звездный мальчик прилетел». Дима как-будто не услышал дерзких слов. Он тем же спокойным тоном произнес:
- Я думаю мне все-таки можно войти, – сказав это, он буквально подлетел к учительнице и в сию же секунду зажег лазерный меч… Лазерный клинок прошелся по ее шее как нож по мягкому маслу…

2003


Теги:





0


Комментарии

#0 02:08  09-02-2008Лев Рыжков    
Автор! За кавычки в заголовке в следующий раз в Графоманский высер отправишься. И пох, что будет написано.
#1 02:09  09-02-2008КыцяКуклачева    
просто не все долбоёбы знают, что кавычки там не отображаются
#2 02:33  09-02-2008148han    
оч. нестабильный автор,но читаю всегда.

зы крео -зочод с минусом

#3 04:18  09-02-2008Dichenko    
звиняюсь за кавычки. не знал.
#4 05:11  09-02-2008mileon    
ты свом рассказом, че сказать хотел? или ты для местных

красуков и прославских пишешь? своим покорным извинением, отождествляя себя с главным героем,соглашаешься с долбоебом? нахуярь с кавычками или без, какая хрен разница, тут не офис говеный! СВоАБОДУ! уважение ГДЕ,человек старался и нормально ж получилось . я ,действительно не вадеквате, наверное,148-й. ты бабло с литпрома имеешь? правила,чачеты,двойки... не врубаюсь ...за спиной не стоять, до красного не дотрагиваться, пахана слушаться, ничего не напоминает?

#5 08:28  09-02-2008lenta    
мне понравилось..ошибки есть, но ето ж исправить можна
#6 08:52  09-02-2008АЛУ ЗЕФ    
Нудная тягомотина ниочом.
#7 12:45  09-02-2008HЕФЕРТИТИ    
Разочаровал фантастический "хэппи энд".

Но про "школьные годы чудесные" написано очень и очень интересно.

#8 19:56  09-02-2008fudjin    
Бля...как жаль что ты,автор ,не описал месилова мечом в конце.Пацан Дарт Санеус-ничо так образчик.Пиши.
#9 20:00  09-02-2008Илья Волгов    
fudjin

Про меня есть?

#10 20:39  09-02-2008Медвежуть    
АЛУ ЗЕФ +1

И за што таких в лит-ру кладут?

ВГ!Привет дружыще!

#11 15:40  11-02-2008Нефиганкин    
Начало, возможно, достойно раздела, но развязка очень сильно подкачала. Такое впечатление, что наебали.

Сочинение ученика пятого класса средней школы.

#12 17:21  11-02-2008не жрет животных, падаль    
…Как ни странно это показалось изумленному мальчику, его «меч» встретил неожиданное сопротивление, угодив противной старухе под ребра. Казалось бы, вот оно – разрушенные иллюзии, сломанные мечи и ложь с экрана! Так под хруст указки ломающейся о набитые прогнившими кишками бока отвратительной старой маразматички, именно под этот звук должны рушиться все представления. Руины. Реальность, не выдержавшая столкновения с другой реальностью, той, которая топчет тебя в земле и топит в школьных сортирах, не давая вдохнуть.


Но нет, в этот раз все не так просто. Дима понимал, что танцы смерти, начатые им на заброшенной полянке в лесу, завели его слишком далеко. Глухой звук удара, эхом раздавшийся внутри у сгорбившейся старухе – стал долгожданной музыкой, под который так приятно было выходить на новое па. Старуха выдохнула, выплюнув в месте со смрадом, густую бурую жидкость. Остатки ее никчемного завтрака, почти переваренные, выдавленные из ее рыхлого тельца ударом, как пыль из ковра выбиваемого на снегу. Смешанные с кровью, которая бурля, заполнило вечно блеющее горло заменив собой высокие ноты ее шелестящего голоса. Бурые капли мгновенно впитались в выбеленные временем и бесконечными стирками джинсы Димы. Старуха глядя, как красные пятна расползаются по почти прозрачной ткани, выпучила глаза в изумлении и стала от этого еще неприятнее и противнее. Димины одноклассники, все, как один, наблюдали за происходящим у доски остекленевшими глазами. Даже девочки, обычно пищавшие своими крысиными голосами по любому поводу, сейчас даже не могли сглотнуть слюну, внезапно забрикадировавшую доступ кислорода к легким. Тишина и хрип. Реквием.


Этого Дима ей не простит: липкие слюни, вонючая кровь на джинсах. Он же не сможет потребовать у учительницы компенсацию за материальный ущерб. Как, как он скажет ей. Как заставит купить ее новые? Нет, из этой затеи ничего не получилось бы по умолчанию. Нет. Он рассчитается с ней прямо здесь. Безналичный расчет. Сжимая побелевшими от напряжения пальцами переломанную указку, Дима с размаху загнал зазубренное дерево прямо в глаз вопросительно взирающей на него старухе. А как же иначе? Дать ей еще секунду? Для того, чтобы она опомнилась и вылила на него все свои знания по географии за один раз? Нет, лишний шум не нужен. Он и так устал от ее дребезжащего голоса. Тем более ему не хотелось слышать ее крик. Так проще, сквозь стекло линз, прямо в центр глазницы и дальше насквозь – насколько хватит сил, хоть до задней стенки. Так поступают все темные рыцари, не нужно много пафосной болтовни и монологов над склонившейся в выжидательном поклоне жертвы. Говорят только дураки, истинные войны – действуют.


Рука, удерживающая кусок указки в старухиной голове, налилась тяжестью, учительница пробурлила что-то, видно было как пузыри кровавой пены, вот-вот перекатятся из-за ее желтых зубов и побегут по морщинистому подбородку куда-то вниз, к земле. Такая красивая пауза, апофеоз музыкальной темы, самая высокая нота в заглавной теме фильма. Если бы можно было остановить этот миг, чтобы эта нота вырвала барабанные перепонки всему классу, превратила бы их мозги в фарш, тысячи раз отразившись гулкими ударами от стенок их прогнивших черепов. Если бы это было возможно. Но держать на вытянутой руке вес мерзкой старухи было нелегко: и музыка пошла дальше, отпущенная жестом повелителя, сбросившего со своего меча труп поверженного мучителя.


Дима обвел застывших одноклассников взглядом. Ему казалось он видит каждого из них насквозь, сквозь кожу, мясо и кости, видит как трепыхаются их сердца в жадных попытках понять, совладать с собой, сделать что-то, промолвить хоть слово. Его взгляд остановился на Свете. Как всегда, одетой с иголочке, накрашенной, хотя в ее возрасте это редкость – не Светины родители делали для своего чада многие исключения. Их девочка лучшая, все должны это понимать, их девочке суждено стать истиной богиней, пусть даже ей придется прятать морщины за тоннами макияжа. Их девочка лучшая – пусть ее размалеванное кукольное лицо будет лучшим тому подтверждением. Их девочка ляжет в постель с лучшим, осознанно подойдя к процессу дефлорации и найдя принца, заботливо приведенным папой, держащим белого коня за поводья. Да. эта самая лучшая на свете кукла с фарфоровой пустыней в глазах так и не решила пока, кому ей продать свою пизду истертую до дыр пальцами с дорогим лаком на обломанных ногтях. Глядя в ее пустоту Дима понял, что ему пора взять проблему выбора в свои руки, налитые темной силой, несущие смерть и разрушение.


Он прыжком преодолел расстояние от доски до ее парты, вскочил на стол и с размаху, по-футбольному вогнал мысок ботинка Светке в нижнюю челюсть. Мальчишки во дворе называли такой удар – «пыром» и не сомневались в том, что сильнее пробить по воротам невозможно. Светка смогла оценит силу сполна. Ее челюсть повисла на двух кожаных подтяжках из ее щек, а голова запрокинулась назад, так что Светка могла смотреть прямо в глаза своим соседям сзади. Соседи сзади разом вдохнули еще раз, второй с того самого момента, как Дима начал свое представление. Их легкие не могли вместить в себя столько воздуха, но делать что-то еще кроме как вдыхать они уже не могли. Даже выдох казался им роковой неосторожность в тот момент.


Дима спрыгнул со стола, схватил Светку за ногу и поволок ее к учительскому столу. Ударяясь об углы столов, ножки стульев, разбросанные в проходе между рядами портфели, Светка издавала жалобный стон, сопровождавшийся стуком костей, сначала затылка, а потом, волочащейся рядом челюстью. Дима рывком повернул ее спиной кверху, так что свет цеплялась за неровность настеленного в классе линолеума верхними зубами, а ее язык, который никак нельзя было спрятать в настежь распахнутой пасти, собирал всю пыль. Дима взял ее за плечи и обрушил на стол так, что Светка облила кровью из горла классный журнал, особенно замарав строчку с оценками напротив Диминой фамилии. Диме это показалось символичным. Света даже не сопротивлялась, когда он задрал ее дорогостоящую юбку и разорвал шелковые трусы, прикрывавшие угловатую анорексичную задницу девушки. Она уже знала толк в голодании и мучила себя вечными диетами, не иначе, как готовилась стать принцессой.


Дима не решился проверять девственна ли Света и на случай, если ей все таки удалось сохранить девственность в течение многократных прогулок с Серегой в лес, решил не мараться самому и сделать первые движения обломком указки, на котором кое-где налипли розовато-серые мозги покойной учительницы.


Света оказалась девственницей. Хотя может, и нет. Просто Димино любопытство зашло слишком далеко. Или глубоко – вопрос терминологии. Он достал указку, осмотрел ее на предмет наличия заноз и обнаружив, что указка совершенно чиста, вошел в свету самостоятельно. Вряд ли это были девичьи соки, которыми бредили все его одноклассники половозрелого возраста, скорее всего это была кровь, Светкина или старушечья – неважно. Главное, что окрепший Димин член заходил в Свету бесперпятственно, скользя по ней внутри и заставляя ее дергаться на столе. Дима не был готов к ночи любви и вообще не расположен был к романтике в своем первом сексуальном опыте, поэтому кончил быстро и оживленно. В момент оргазма он не удержался и пронзенный мальчишеским восторгом, ударил таки Светку указкой между лопаток – тем самым поставив точку в своей декларации.


Остальные дети позже прошли курс экстренной психологической помощи и продолжительный курс реабилитации. Большинство юношей из того класса скоро спились и рано умерли, не оставив потомства. Две девушки покончили с собой, а остальные не рассматривают возможность брака в дальнейшем, став убежденными лесбиянками.

Дима был помещен под наблюдение в психиатрическую лечебницу, где прожил остаток дней мыча в углу темной палаты знакомые ноты титульной композиции фильма «Звездные войны». Дима познал триумф, его одноклассникам это чувство осталось неведомым. Они уже никогда не смогут стать такими же звездными, как Дима.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....