Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - треугольное

треугольное

Автор: Kazala
   [ принято к публикации 01:23  07-03-2008 | Шырвинтъ | Просмотров: 377]
Маша проснулась от резкого звука в коридоре. Тупая боль врезалась в ее раздраженную голову. Похмелье еще не наступило, но и пьяный азарт исчез безвозвратно. Состояние, когда и море по колено, и выход есть не только в город, испарилось, оставив ужасный привкус во рту и тяжелые перспективы грядущего утра.

Она робко встала и попыталась оценить температуру пола. По ногам неприятно ударило царящим сквозняком. Включив на полную мощность тактильные способности, Маша стала в полной темноте нащупывать около кровати тапки. Их там не оказалось, как и не оказалось привычного неровного паркета, много лет безуспешно требующего замены.

Голова предательски закружилась, снова захотелось лечь. Сквозь тонкую пелену сероватого тюля в окно смотрели робкие московские звезды, сами удивлявшиеся своему присутствию на ночном закопченном небе.

Поборов слабость, Маша встала. Сомнений не оставалось – она в чужой квартире. Сознание автоматически выстроило в более менее стройный ряд события уходящей ночи. Минута между пробуждением и ее теперешним состоянием продлилась целую вечность, ознаменовав возвращение к жестокой реальности из пьяного, точнее пьянящего мира иллюзий и абсолютного равнодушия.
___

Предпраздничная пятница была сокращенным рабочим днем и временем объемных разговоров ни о чем. Коллеги пытались ее утешить и необдуманно явно и жестоко переводили темы на кино и магазины.

От Маши ушел жених. Не просто парень, не просто любовник, а именно жених – тот, с кем ее связывало поданное в ЗАГС заявление, отданное на подгонку по фигуре в ателье белое платье и светлые перспективы на счастливое будущее.

Артем ушел за месяц до торжества. Ушел быстро, для себя безболезненно. У Маши осталась коробка с ждущими свой отправки пригласительными на свадьбу, а еще «Виктория», имя соперницы-победительницы, ставшей для нее большим поражением.

Пятница располагала отложить на завтра все дела, включая и те, которые можно было выполнить сегодня. За окном шел первый снег, который робко напоминал о приближении зимы и будоражил кровь детскими воспоминаниями об апельсиновом новом годе.

Маша зашла в супермаркет около дома и купила бутылку виски. Пустое замершее тело грелось и пьянело с колоссальной скоростью. В голове путались мысли. Прошлое запиналось о настоящее и не признавало будущего. Хотелось плакать и танцевать. И если первое вполне можно было устроить в домашних условиях, то для второго больше подходило шумное место с ярким прожектором и тесным танцполом. Искусственно созданное алкоголем состояние повышенной активности и фонтанирующей энергии требовало перемещения в злачные заведения.

Через час Маша нашла себя в гуще событий – вокруг передвигались люди, нарядно мерцающие в разноцветных лучах модного столичного клуба. Несколько раз преодолев небольшое, но очень оживленное расстояние от барной стойки в углу до танцующего центра, Маша окончательно потеряла связь с реальным миром, беспощадно утопив свои проблемы в высокоградусной смеси сладко-горьких коктейлей.

Еще через какое-то время привыкшие ко всему завсегдатаи клуба с интересом поглядывали за двумя неподдельно страстно целующимися девушками у бара. Маша и сама всегда с интересом наблюдала за подобными сценами, которые с трудом укладывались в ее традиционной головке. Но в тот вечер наблюдать ей не пришлось – она была самым что ни наесть активным участником состоявшегося поцелуя. Поцелуя, который из клуба переместился в такси, а потом в чужую квартиру, и который окрасил ночь новыми красками.
___

Маша проснулась от резкого звука в коридоре. Через пару минут на кухне, кусок которой было отчетливо видно из спальни, зажегся свет. Мягкие женские шаги разбили тишину.

- Хочешь воды? – спросил приятный голос незнакомки.
- Да, спасибо. – Маша робко протянула руку к холодному стакану.

Она не знала что делать. Сердце зашкаливало. Голова совместно с совестью начинала сеанс терзающей терапии, а тело еще не остыло от новых, незнакомых ему отпечатков пальцев и ощущений.

- Ты в первый раз? – она нежно провела рукой по Машиной щеке и забрала из ее рук стакан.

Маша красноречиво отвела взгляд в сторону. Спустя пару часов, лежа уже в своей собственной кровати, она рискнула признаться и ответить на этот вопрос…Да…

___

Понедельник принес облегчение. Круговорот дел с 9 до 18 ослабил бурлящий поток свежих воспоминаний и незнакомых чувств. Мысли о несостоявшейся свадьбе уже не казались такими тяжелыми. Они вписывались в традиционные рамки Маши, для которой картинка в памяти, запечатлевшая уходящего Артема, казалась гораздо более понятной и легкой, чем нежное прикосновение незнакомки в темноте чужой квартиры.

____

Номер не определился. Маша с размаху взяла трубку и замерла. Прошел уже месяц, но она мгновенно узнала этот бархатный голос.

- Маша? Это ты?..
- Да, - неубедительно прозвучало в ответ, как будто Маша и сама сомневалась.
- Маша…Это Вика. Ты, вероятно, помнишь меня…Ночью тогда в клубе, вернее, после клуба… - голос прерывался, выдавая волнение его обладательницы.

- Чего Вы хотите? Откуда у Вас мой номер? – Маша покраснела и почему-то перешла почти на шепот. Короткий эпизод в ее жизни, который она решила отнести к категории бредового сновидения, был явью, как и женщина, говорившая в эту минуту с ней.

- Маша, мне нужно тебя увидеть, пожалуйста, это важно.

- Зачем? Вы не за ту меня принимаете? Это была ошибка. Не звоните мне больше… - Маша отчаянно откинула мобильный в сторону.

Через мгновение короткий стук смс заставил ее нерешительно протянуть руку к телефонной трубке. «Это касается Артема. Буду ждать тебя в субботу в час дня в кофехаузе на Маяковке».
___

Еще два дня отделяли Машу от субботы, которая, как ей казалось, должна была изменить ее жизнь. Она ни минуты не сомневалась, что пойдет на встречу. Страх, любопытство, волнение, тревога – все смешалось в яркую смесь, готовую вспыхнуть и взорваться в любую минуту. В этой странной случайной связи внезапно появился еще один герой, так хорошо ей знакомый. Артем, яростно вырвавшийся из ее жизни, снова занимал все мысли. Так быстро и банально оборвавшаяся история их отношений, как оказалось, должна была продолжиться.

Ровно в час Вика сидела у окна в условленном месте. Маша сразу обратила внимание на темноволосую смуглую женщину, которая вопреки своей природной яркости пыталась быть незаметной, затерявшись в длинном сером шарфе около окна. Маша точно не помнила, как выглядела ее ночная спутница, но по обрывкам воспоминаний она нарисовала себе образ, которому из сидящих в кафе посетительниц соответствовала только одна.

Маша сделала несмелый шаг в сторону витрины с тортами и пирожными. Продолжить движение она не решилась – слишком часто забарабанило в висках. Вика, внимательно наблюдавшая за неровной траекторией ее перемещения, встала изо стола, подошла к Маше и протянула ей руку.

- Маша, привет. Спасибо, что пришла. Я знала, ну… что ты придешь. Пойдем, сядем, я вон там, у окна сижу.

Маша посмотрела на протянутую ей руку, словно Вика сжимала в ней кусок взрывчатки и резко, будто в приступе внезапно начавшейся агонии ринулась к столу.

- Я знаю, что вы с Артемом собирались пожениться. – Вика внезапно прервала затянувшуюся, но не тяготившую обеих паузу.
- Да? Откуда? - Маша нервно рылась в сумке в поисках зажигалки, искренне надеясь, что доза никотина хоть немного приведет ее в чувства.

- Он ко мне от тебя ушел.

Фитиль зажегся… Да, действительно – соперницу ведь звали Виктория, Артем сам ей сказал. Взрыв…Ядовитая смесь накопившейся обиды, боли и происходящей вокруг неразберихи наконец взорвалась. Маша расплакалась

- Так ты знала, что я его невеста? Ты специально воспользовалась моментом, чтобы окончательно разрушить мою жизнь?

- Нет, Маша, нет же! Что ты! – Вика нервно куталась в шарф. – Я понятия не имела, кто ты такая. Ты мне очень понравилась тогда в клубе. И та ночь, она чудесная была, Маша. Маш, Маш, я пыталась, я честно пыталась побороть себя. Но я не могу, - ее голос звучал как гитарная струна, натянутая до предела, готовая порваться в любую секунду.

- Откуда ты знаешь Артема? Откуда ты про нас с ним тогда знаешь?

Люди, сидевшие за соседними столиками удивленно косились на двух девушек, которые громко выясняли отношения в тихом кафе за чашечкой кофе.

– Маша, послушай, я ничего про вас с Артемом не знала. Вернее, я знала, что у него была невеста, что он жениться собирался, но я не знала, что это ты.

Маша молчала. Слов своей соперницы она не слышала. Ее состояние было подобно контузии после взрыва – в голове все гудело, в ушах стучал какой-то оглушительный часовой механизм.

Вика продолжала. Казалось, ей было не важно, слушают ее или нет – она говорила для себя.

– Я сплю и с мужчинами, и с женщинами. Сегодня, говорят, это модно. Маша, мне это больно. Я пыталась спрятаться в этой популярной сейчас группе людей, которые называют себя «бисексаулами», но это пустые попытки бегства от себя. Я выросла в очень строгой семье, мама – учительница, папа – военный. Они всегда хотели, чтоб я замуж удачно вышла – внуков им нарожала, и вместе с зятем в формате «благополучного семейства» по воскресеньям приезжала на обеды. Я пыталась, четно пыталась. Но природа у меня другая. Маша, я не хочу видеть рядом с собой мужчину, мне не доставляет удовольствия быть с мужчиной. И ведь самое что интересное, Маш, мужики, они, видимо, чувствуют это – я ведь за них никогда не цеплялась, никогда никого не держала – может, потому и летят они на меня, как мухи на мед. Чувствуют, что я им не подчиняюсь, вот и бесятся. Природный инстинкт завоевателя в них просыпается – удержать хотят всеми силами…

У Маши кружилась голова. Вика так спокойно и монотонно рассказывала свою историю голосом, каким в детстве дикторы читали сказки детям на пластинках.

- Вот и с Артемом то же самое. Я ведь его никогда не просила, чтобы он от тебя ушел. А он в один прекрасный вечер приехал ко мне с чемоданом, и сказал, что раз я не хочу жить с ним, то он будет жить у меня, пока я не соглашусь переехать. Потом он уехал в командировку, а потом…потом была ночь с тобой, которую я не могу забыть. После которой я поняла, что дальше не могу так жить, что надо делать выбор и не обманывать себя!

– Хватит, - Маша сквозь слезы прошептала, словно молила о пощаде жестокого палача, - хватит не надо…

– Когда ты уехала той ночью, я собрала вещи Артема, в сумке у него лежала стопка бумаг - документы какие-то и фотографии…На одной из фотографий была ты…

Официант, подошедший к столику сменить пепельницу, робко глянул на двух красивых молодых женщин, почему-то так откровенно плачущих в таком совсем общественном заведении. Смутившись, он поспешил удалиться. Ни Маша, ни Вика не обратили на него никакого внимания – мир сомкнулся, образовав странный, очень хрупкий треугольник.

– Маша, я…я не могу без тебя, я думаю о тебе каждую минуту. Я знаю, что это мои проблемы, и я не должна была тебе всего этого говорить и тем более, чего-то ждать от тебя…Просто хочу, чтобы ты меня простила…за Артема.

Маша молча встала и направилась к выходу.

- Спасибо тебе, - услышала она вслед такой непохожий ни на чей другой завораживающий голос Вики.

Маша медленно шла по Тверской. Легкий снежок, несмотря на все свои зимние права, падал на москвичей и гостей столицы робко, будто боясь чем-то их обидеть и помешать их привычному ритму.

Телефон, в отличие от снега не отличался скромностью, и громко разразился стуком входящего сообщения.

«Спасибо. Ты помогла мне стать собой».

Маша улыбнулась… В ближайшем офисе мобильной связи она купила себе сим-карту с новым номером телефона…номером, по которому ни Артем, ни Вика позвонить ей уже не смогут. Хрупкий треугольник разрушился, и каждый в совсем углу остался таким одиноким и таким свободным…


Теги:





1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...
21:14  22-04-2017
: [0] [Х (cenzored)]
Синоптики вновь напиздели
Что вскорости будет зима
Что хлынут дожди и метели
Наступит война и чума
Синоптики - умные черти,
И глаз их остёр как клинок
Хоть верьте вы им хоть не верьте,
Они... ну, такие как Бог!
Им души подвластны и тени,
Меж пальцами сыпля песок,
Они все глаза проглядели -
Ни как-нибудь, а между строк
Им видится дно океана
Им птицы и рыбы друзья
У них ни копейки в карманах,
И нет у них даже ружья
Подвластно зато Мирозданье
Оно их направило ...
Случается и так, что сметана из дыры твоей самки превращается в спиногрыза, который через 15 лет будет воровать твои деньги, а в 30 отбирать стакан воды. Жить с рожавшей бабой - это само по себе мещанство. Ну а терпеть еще животное, вылезшее из ее пизды и требующее отдельной жилплодащи....
Какой такой хахель
Здесь не ел вафель?
Впрочем это еще пустяк:
А так,
Ешь вафли, главное не у вафли.

Если баба сосет - ей только в рот давать
В пизду совать и в очко подбабахивать.
Но не целовать!
Иначе ты
Горделивый любитель вафель
Получишь прозвище ВАФЕЛ!...
14:22  18-04-2017
: [4] [Х (cenzored)]
Сальникову всегда не хватало денег.
Он часто пытался разбогатеть, но безуспешно.
Порой денег было так мало, что Сальникову приходилось даже держать пиво во рту чтобы продлить удовольствие. А девок ему приходилось приводить самых низких пород. Однажды он приводил даже девушку без рук....