Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

За жизнь:: - Сугробы над уровнем моря

Сугробы над уровнем моря

Автор: yurgen
   [ принято к публикации 13:39  13-03-2008 | LoveWriter | Просмотров: 798]
В июле…
Да, в июле. Где-то в конце. Вечер медлит, но всё же ложится на землю. Ложится и, оказывается, что им обоим это удовольствие. Никто не торопится. Они знают толк в нежности.
Люди где-то жмутся друг к другу в той же нежности, мелькая тенями в ночном свете. Муравьи ползают по сандалиям, катаясь в пыли, и, спотыкаются о собственные тени. Комары уже напились своей жизни и зачастую лишь гудят над ухом, не давая сосредоточиться или заснуть. Редкие вишни заглядывают переспевшими зрачками в запыленные окна и ты прислушиваясь к нервным рывкам тёплого ветра за стеклом думаешь о… Об огромных налитых солнцем персиках и трескающихся арбузах, о чуть пьяных девушках и пустеющей даче. О том, что тянется за тобою из года в год, оставляя в памяти то ли солнечные ожоги с засвеченной плёнкой, то ли грустное счастье в глазах.
Я знаю несколько причин такой календарной нежности. И все они находятся внутри.
Мы вошли в затянутую паутиной калитку и многозначительно переглянулись:
- Если б это были заросли ганжи, я б не удивился…
Коля обводил взглядом владения и довольно улыбался.
- Хм… Мы, кстати, давно собирались с братом сделать тут растаманскую party. Включить Боба на всю дачу, пыхнуть какого-нибудь зверобоя и потом ходить среди этих фруктовых кустов, искать друг друга и слушать июльские звёзды. Над нашей дачей обычно самое красивое небо… какое можно себе представить… Винца?
Антон как раз доставал из багажника кулёк с вином.
- Пошли…
Мы пили вино и пели только что придуманные песни. Десятый куплет казался не последним, а звёздное небо только начиналось. Из-за стекла шкафа смотрели на нас с запыленных пластинок Джим Морисон и Алла Пугачёва, Як Йолла и все четыре лохматых ливерпульских жука. Жуки брюзжали больше всего. То ли песни им наши не нравились, то ли зависть брала, что мы такие молодые и уже десятый куплет фигачим. В глазах Коли улыбалась какая-то девушка, и это было предательски заметно. Может, он успел влюбиться перед отъездом на море, чем очень ослабил бы наш сплочённый коллектив, или может так же сильно хочет влюбиться в ту самую девушку, которую он уже очень давно, но которой никак не может сказать об этом. Он подбрасывал в куплеты большие воздушные слова, и их хотелось петь.
Антон разливал в стаканчики вино и заменял нам Боба. Его голос нежно хрипел июлем, убаюкивая дачников, прижавшихся на подушках к радиоприёмникам. Белое вечернее облако остановилось над шиферной крышей нашего бунгало и прислушиваясь застыло. То ли оно уже где-то слышало это, где-то там наверху. Возможно, Боб и там поёт свои океанские заклинания, убаюкивая ангелов, прижавшихся в геле облаков к своим радиоприёмникам.
Вино игривой змеёй заползало ближе к сердцу и сладко покусывало. Так, чтоб не умереть. Я закрыл глаза и грустно улыбнулся. Не знаю, заметно было по моим глазам или нет, но в них тоже наверняка летали мотыльки. Моргая и моргая. Не давая успокоиться в моих артериях Колумбу, дующему в паруса.
Сошлись мы с ней довольно случайно. Я тогда уже сошёл на берег. Она была не за мужем. Я тоже ни чем не занимался. Ёе любимый цвет совпал с моим. Так бывает. Люди ведь как-то сходятся.
Она всё хотела, чтоб я её что-то спросил...Что-то. А заканчивая очередное предложение, спрашивала сама. Учила она английский. В каком-то странном университете. Я не запомнил.
Когда она вошла в клуб и села спиной ко мне, я даже со спины почувствовал, что вот - Она...
Я даже сказал ей об этом потом. Она мило улыбнулась, ответив, что ей тоже очень... Слова не мешали. Всё было так, будто мы знакомы уже давно. У неё родинка на левой груди и какой-то еле уловимый дым от сигареты. Ещё улыбка. Улыбка...
Есть тысячи вещей, которые нас соединяют и разделяют, но откуда ты знаешь ту одну, за которую хоть на край света…
Улыбка...Театральный занавес для уставшей актрисы...Луна в стаде небесного пастуха...
Всё это слишком хорошо, чтоб быть правдой...
Когда мы вышли из клуба, машин на дороге уже не было. Люди угрюмо и одиноко брели по домам, обгоняя медленный апельсиновый круг над Днепром. Я коснулся её ладони и услышал утреннее нежное дыхание.
Я никогда не запоминаю цвет глаз. Я смотрел в них часами, но сейчас не вспомню цвета её утренней грусти. Грусти, похожей на любовь в письмах и взгляд из окна отъезжающего поезда. Это мой любимый цвет...
- Ты спишь?
Коля толкал меня в плечо, пытаясь хмельным голосом что-то напеть.
- Мы с Антоном такой куплет забацали, укачаешься… Ну, давай, подыграй нам.
На коленях лежала гитара и я такими, мультяшными движениями, прижал её к себе и побежал пальцами по грифу. Мы ещё полчаса допевали и допивали и, в конец, уморившись искусством, пошли спать. Я остался на втором этаже, а Коля с Антоном пошли вниз.
Комаров столько налетело на свет, что я просто закрыл окна, надеясь, что ночь меня укроет и защитит. Потом включил чайник, думая заставить себя заварить японский живой чай, и пошёл с газетой на комаров. Уже и не помню, когда белые стены стали не белыми, а ночь стала тише, но заговорило вдруг что-то. Легло на влажные стёкла дыханием ночных бабочек, легло нервным запыханным облаком, остывая на вишнёвых не крепких руках. Легло и уставилось бледно-красными огоньками, огоньками, не ведающими своего предела и чар. И стало глазам необыкновенно тепло и спокойно. Тепло и спокойно. Я перевернулся на другой бок подушки от кипящего на тумбочке чайника и слился с дачной тишиной. Глаза устало смотрели в глубину комнаты, пытаясь зацепиться за последний кадр вечернего кино. По ожившим стенам забегали тонкие вишнёвые тени, пугая притаившихся комаров. Зевающие звёзды застыли неясным узором в рамке окна и ощущение, что ты не один, задышало с тобой рядом, пронзая холодными взглядом давно сбежавшей от тебя феи. Она подложила мне под голову книгу Кинга и странно улыбнулась. А я лежу в её глазах связанный и сдавшийся, называя её по имени, и стараюсь дышать за двоих. Как тогда. Когда мы умели с ней дышать синхронно. И вот мы долго смотрим друг на друга, не говоря ни слова и обоим кажется, что это наш лучший разговор за последние лет пять. Когда-то мы не попрощались, переехали через границы, и единственный засвеченный кадр с нашим участием остался на много лет вперёд чересчур символичным. Мило тут ночью.
Иногда время сжимается как эспандер, вмещая в мгновениях столько внутреннего смысла и переживаний, что хватает на годы, но чаще эспандер разжимается от перенапряжения и время выходит за двери быстрее, чем ты. Как сказал один мой знакомый “ Утром на работу, вечером с работы. И так до пенсии…” Туда его в качель, за его зрение в корень…
Сейчас я смотрю в ожидании сна в потолок, пытаясь не слышать базарные речи комаров и внутренние диалоги. Мне это с трудом удаётся. Это та одна из причин, за которое и любишь это время года.
Время разговоров с самим собой.
Последним городом на нашей карте была Ялта.
Мы договорились встретиться 14 февраля в 14:00 у памятника Ленину. Она летела из Токио через Милан, а я ехал из Киева, через полгода ожиданий. Такие странные лыжни меридианов и параллелей, ведущие в один город. В Ялте тогда падал снег, и я совершенно не узнавал этого южного надоедливого ловеласа. Лохматые белые пальмы окружали бронзового Ильича и шипели, как ядовитые змеи, а сверху щурилось заспанное южное солнце. Я подбрасывал ногами снег, переходя площадь, и с восторгом северного туриста смотрел на засыпанного снегом Ленина. Нет, ну что он тут делает?
Я подошёл ближе к морю, сгрёб с лавочки снег, и включив в ушах Everything but the girl, сел на замёрзшее дерево.
Я улыбался холодному морю под "walking wounded".
Я смотрел на твою смеющуюся фотографию под "missing".
Я закрывал глаза от колющего ветра и знал о тебе, что " protection".
В море тонули маленькие снежинки, спеша " cross my heart", а вода обжигала прибрежный снег, оживляя твою улыбку.
- Привет...
- Хм, привет.
Она стояла над моей головой. Милая и светлая. Как с фотографии.
- Только прилетела. Не замёрз?
- Нет... Хорошо выглядишь...
- Да? Спасибо. Спала, правда, мало. И куда пойдём?
- Туда где тепло... Где из окна видно море... Где поёт Leonard Kohen.
- Такое бывает?
- Конечно, бывает... Это ведь сон. А во сне всё бывает.
- Тебя ущипнуть?
- Хм, не надо. Это хороший сон. Самый хороший, пожалуй.
- Ладно, не буду. Как ты, ловец снов, а?
- ... всё замечательно... пожалуй... Как, там, небоскрёбы и чёрное небо?
- Также. Всё также. Всё и ничего. Ну, что пойдём?
- Пойдём... пойдём... Ещё секунду... Знаешь... Давай потанцуем?
- Что, здесь?
- Здесь. Я спою...
- Хорошо, а что?
- Закрой глаза...
- Закрыла...
- Take this waltz...

Вот такое вот время. Сугробы ещё тают, а она сидит у подушки и молчит. Заклеивает мне рот скотчем и мокрыми от слёз щеками ведёт по горизонту. Выравнивая все возвышенности и овраги памяти.
Время разговоров с самим собой.


Теги:





0


Комментарии

#0 14:32  13-03-2008не жрет животных, падаль    
ebtg - хорошый коллектив. еще б sneaker pipmps вспомнил бы. интраперсональный кратив. но приятный.
#1 14:35  13-03-2008не жрет животных, падаль    
а вместо боба лучшеп слушали ли перри и питера тоша... они не такие витринные.
#2 14:53  13-03-2008yurgen    
не жрет животных, падаль - ну, лучше, хуже - это такое. да много хорошего, это ж только один вечер
#3 15:30  13-03-2008elkart    
требует внимательного и неоднократного прочтения.
#4 15:40  13-03-2008daruman    
Тепло и спокойно (c)
#5 15:51  13-03-2008yurgen    
я надеялся, спасибо
#6 15:52  13-03-2008Ammodeus    
Мистика - реально EBTG слушал, когда открыл эту страничку...

Хороший текст. Очень. Люблю такое.

#7 16:27  13-03-2008yurgen    
Ammodeus

в тоталитарной секте высокодуховных сетевых писателей без мистики никак. Спасибо

#8 16:41  13-03-2008Ammodeus    
Напомнил мне этот текст мой текст, "Скука" (на правах рекламы, гы....). Близко мне такое вот ощущение происходящего. Еще раз - реально классно у тебя получилось.
#9 17:17  13-03-2008yurgen    
самое классное, когда что-нибудь читаешь, это ощущение, что это о тебе. У меня такое было пару раз, тоже мистикой называл
#10 17:41  13-03-2008Ammodeus    
"единственный засвеченный кадр с нашим участием" .....

Вот это - просто в точку. Так у меня было. Где-то до сих пор фото лежит.


"Заклеивает мне рот скотчем и мокрыми от слёз щеками ведёт по горизонту. Выравнивая все возвышенности и овраги памяти" ..... хорошо ведь! Молодца.

#11 20:27  13-03-2008Григорий Залупа    
Не смок подрочить
#12 10:18  14-03-2008yurgen    
не запускайте, лучше сразу к доктору
#13 11:14  14-03-2008Файк    
Вечер медлит, на землю ложась головой,

Разбросавшись по лунному свету.

Я сегодня не твой,но и ,даже, не свой -

Что осталось от жизни поэту?

.

Вот комар пролетает на ухом моим,

Устремляясь в июльские звезды,

Я какой-то тоской невъебенной томим

И в арбузе мне видятся пезды:

.

Та же мякоть в вонзании вязко ножа,

Те же брызги и запахи лета,

Под шлею мне запала, запала вожжа,

И склоняю тебя я к минету.

.

Мы с тобою - в владеньях фруктовых садов,

Где разлиты в стаканчики струи...

Не Колумб что-то я - на гноище Иов,

И торчат небоскребы как хуИ.

.

Это вечер еще, и еще скоротать,

Мы под спину подложим подушку...

И крадется во тьме горизонт яко тать,

И из утра мне строит ловушку:

.

Утро видится только на грани ножа -

От него отражаясь невольно,

Перерезана им из артерий вожжа,

Но уже почему-то не больно.

#14 11:24  14-03-2008Докторъ Ливсин    
нет и впрямь - хорошо..
#15 13:05  14-03-2008yurgen    
1. Файк - вау. последнее - ваще вау

2.Докторъ Ливсин - мерси, док

#16 19:45  14-03-2008ося фиглярский    
Добротно очень написано.
#17 11:12  17-03-2008yurgen    
ося фиглярский

спасибо


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:02  17-01-2022
: [2] [За жизнь]
Интересно, кто зайдёт ко мне сегодня первым? – подумал Иванов.

Он только вчера устроился в новое перспективное госучреждение и пока не знал всех тонкостей внутренней кухни. На старом месте всё было отлажено и понятно, утренний ритуал был точен и неизменен, как швейцарские часы....
Стася бешено ненавидела мужа. Она катила кресло с распластавшимся тяжелым, почти беспомощным телом по тёмному коридору, в котором гуляли сквозняки и воняло мышами. Ещё немного - и лестница, к ней зять приколотил две доски, чтобы можно было затащить наверх кресло....
11:21  09-01-2022
: [7] [За жизнь]
Нет, не лента, не вода, не песок -
вода мутна, а песок обоссан…
Время - это чертова тяжесть ног
при шаге в открытый космос.
К тому же «Лента» - вообще магазин,
не самый лучший при этом…
И ты бредешь из него один
с тянущим вниз пакетом,
где несколько купленных впрок ночей
по акции, что совсем недурно…
Время - хабарики мелочей,
набросанных возле тебя-урны....
луну катя на облаков турель
деревьев мимы корчатся без звука,
тень наскоро выгуливает суку,
трамваи мечут звончастую трель.

разлапых елей тянутся крюки,
синопсис пишут каплями рябины,
ребрит аркады вскрытая грудина
да люков любопытство-пятаки....
00:12  02-01-2022
: [14] [За жизнь]
МестА моего родного города
Расскажут мне больше, чем я ему.
У прежних лет поседели бороды.
Они, словно тополь в белом дыму.

Но в тех местах побывать не стоит мне.
Была непомерна тогда моя прыть.
Готова могила сожрать без соли и
Спирт светлого неба я буду пить....