Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Песчанная гора

Песчанная гора

Автор: Слесарь Сан
   [ принято к публикации 16:36  17-03-2008 | Шырвинтъ | Просмотров: 266]
Отрывок из этого романа я также публиковал на другом сайте. Если посетителям ЛИТПРОМА он (отрывок) понравится я опубликую весь роман целиком... Итак...
Зима в этом году выдалась мерзкая, слякотная, даже и не зима вовсе, а так… Затянувшаяся московская осень. Снегопад, временами переходящий в дождь и наоборот, грязные, непонятно чем поливающиеся улицы, включенное на полную мощь отопление в одних районах города и полное отсутствие оного в других, машины проносящиеся по дорогам и как будто специально по лужам, заставлявшие пешеходов только материться, и многое-многое другое… В общем, не доставляло все это радости, горя, правда, – тоже, просто настроение у большинства было под стать погоде: не зима, не осень… Телевизор уже не радовал глаз, по радио крутили песни в исполнении мужчин, сильно напоминающих женщин, и женщин, сильно напоминающих блядей. Тем кто искренне верил в Бога было легче, кто творил или думал, что творит – тоже, а все остальные… Все остальные по утрам или ввинчивались в плотную мокрую от дождя или снега толпу в метро, или, дергаясь со скоростью пешехода в своих автомобилях, пытались ехать в бесконечных московских пробках, потом «отбывали номер» на работе, потому что работать по настоящему уже не было ни сил, ни желания, потом ближе к вечеру все повторялось: толпы уставших людей в метро или на остановках и пытающиеся хоть как-то доползти до дома машины.
Поливанов был из числа тех, что в метро. То есть, из толпы… Поэтому и день у него начинался как у большинства из этой самой толпы. Тусклое бесцветное утро, которое Поливанов называл «подарок холостяку», никакое настроение, которое напоминало, что сорок лет - это конечно же не старость, но, вообще-то, уже и не молодость, какая-то очередная подруга, то ли Валя, то ли Галя, то ли черт знает кто, и скука, скука впереди беспросветная… Поливанов несколько брезгливо оглядел лежащую рядом женщину, ткнул ее кулаком в ребра, услышал протяжно-сонное: «Котик, я посплю, хорошо?..», и, сплюнув с досады, пошел на кухню. На кухне он с дурацкой надеждой заглянул в холодильник (как будто там за ночь могло появиться что-то новое!), и, обнаружив полное отсутствие чего-либо съедобного потянулся к сигаретной пачке. Затягиваясь горьковатым «Chesterfield»ом, он с тоской глядел в окно, за которым серый цвет раннего зимнего утра постепенно становился светлее, где сосед снизу прогревал свой «Жигуль» с прогоревшим глушителем, а тинейджеры вываливались из подъездов и направлялись к тропинке, которая в обход огромного строительного – говорили даже для метро – котлована вела к школе. А еще за окном он видел старого беспородного пса Бима, который жил у них во дворе уже лет двенадцать… Бим трусил по тротуару вдоль дома, изредка останавливаясь на окрики жильцов, рыже-черная шерсть его была мокрой и грязной, но Поливанову он вдруг показался самым близким из всех живых существ. Может быть потому, что, пробегая у него под окном, Бим неожиданно остановился, поднял голову и посмотрел на Поливанова, и в глазах его песьих Поливанов вдруг увидел тоску, печаль и слезы…
Поливанов работал программистом, а точнее системным администратором в крупной страховой компании. Специалистом он считался неплохим, даже очень неплохим, но руководство его почему-то не ценило, а лишь затыкало им различные авральные дыры. Оклад он получал весьма средний, а объем работы выполнял далеко не средний, но никогда не жаловался и ничего не требовал, вследствие чего в верхах заслужил прозвище Тюфяк, а близкий друг называл его несколько другим именем, слегка рифмующимся с тюфяком. Сегодня Поливанов подумал и решил, что на работу он не пойдет. Тем более, что все равно проспал… Устал, обрыдло все… Заебало!!! Поливанов даже не заметил, что последнее слово он проорал вслух. Он взял телефонную трубку и позвонил к себе в отдел. Послушав длинные гудки, он отключил телефон и пошел в ванную. Умывшись и тщательно побрившись, он вернулся на кухню и закурил еще одну сигарету. Курил он ее долго, периодически поглядывая то на часы, то на телефон. Когда сигарета дотлела до фильтра и начала уже обжигать губы, Поливанов «забычковал» окурок и еще раз позвонил на работу. Ответом ему были все те же протяжные длинные гудки… Поливанов аккуратно встал со стула и подошел к окну. Уже стало совсем светло… «Интересненько…,- бормотал Поливанов, барабаня пальцами по подоконнику, - очень знаете ли, интересненько… Никого нет, значит? А если мы вот так поступим?..». Он набрал номер поста охраны в здании, где помещалась компания. Пост не отвечал… Вместо бодрого голоса охранника, Поливанов слушал длинные гудки. Слегка обалдев, он выкурил для храбрости еще одну сигарету, и глубоко вздохнув, набрал сотовый номер начальника службы безопасности. На этот раз телефон решил проявить некоторое разнообразие и ответить женским голосом: «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Попробуйте перезвонить позднее. Билайн!».
- Да что это за херня! – не выдержал Поливанов. – С каких это пор у Иваныча телефон недоступен? Что за блядство?!! Он же даже если вне зоны – включается автоответчик. – он разговаривал сам с собой, даже не замечая этого. Поливанов пошел в спальню и, довольно-таки бесцеремонно, растолкал спящую на кровати женщину.
- Галка, вставай давай! Да просыпайся говорю, дело есть! – под одеялом наметилось какое-то шебуршение, потом показалась голая женская рука. Рука отбросила волосы с лица, и на Поливанова глянула сонная физиономия тридцатипятилетней дамы, очень надо сказать привлекательная физиономия. Слегка испорченная нынешними временами, когда все больше женственных мужчин, как следствие, мужественных женщин. На физиономии с трудом, но раскрылись глаза и непонимающе глянули на Поливанова. Он протянул Галине телефонную трубку.
- На! Позвони к себе на работу! – Галина, по-прежнему непонимающе посмотрела вначале на трубку, потом на Поливанова, скорчив при этом рожицу обиженной девочки, что при ее возрасте смотрелось довольно-таки комично.
- Галя! – Поливанов повысил голос, - ты меня слышишь?
- Слышу, слышу! – проснувшаяся Галина так похоже передразнила зайца из «Ну, погоди!», что Поливанов даже хрюкнул. – А зачем мне туда звонить?
- Затем! – Он скрипнул зубами. – Затем, что я тебя об этом прошу! Недостаточно? – Поливанов хотел добавить, что это не для бабьих мозгов, но подумал, что это будет слишком. Пока Галина набирала номер, он закурил еще одну сигарету. Пальцы у него слегка дрожали, поэтому затянуться он смог только когда Галина сказала: «Алло!». Поливанов закашлялся, все-таки третья подряд сигарета, да еще натощак – это слишком, и резко выхватил трубку. Услышав в ней непонимающий голос Валентины – Галкиной сменщицы, он разъединился, и устало вздохнув, опустился на ковер возле кровати.
- Юрка… - Галя осторожно тронула его за плечо. Поливанов прикрыл глаза. Ему захотелось, чтобы все о чем он сейчас подумал оказалось бы брехней, ерундой. Пусть он параноик, пусть кто угодно, лишь бы… Поливанов сидел и курил, и как обычно в острых ситуациях, он мечтал оказаться где-то далеко-далеко от людей, и где единственным живым существом кроме него был бы Бим – всепонимающий старый добрый пес.
- Послушай, Галя… - Поливанов слышал себя как будто со стороны, удивившись вдруг, какой скрипучий и прокуренный у него голос. – Ты только ничего не подумай… Теперь позвони мне на работу и спроси, например где я, или сама чего-нибудь придумай. Хорошо?
- Ну ладно, - недоуменно ответила Галя. Поливанов отдал ей телефон, а сам уставился на старую дешевую репродукцию картины «Девятый вал», висевшую напротив кровати. Картина висела еще со времен когда мама Поливанова была совсем молодой и никогда не вызывала у него ничего кроме раздражения. В живописи он силен не был, репродукция была дрянная. Но сейчас, глядя на нее, он вдруг ощутил себя человечком на скользком мокром бревне, но которого с диким грохотом надвигается огромная водяная гора. Еще доли секунды и не будет ничего: ни света, ни тьмы, только ледяная бездна ставшая могилой.
- Алло, здравствуйте, а Поливанова Юрия будьте добры… Как нет, он же уехал давно… - на протяжении всего монолога Поливанов смотрел на Галю, а сердце колотилось все быстрей, и холодная волна уже начала захлестывать плот…
- Дай!!! – вдруг пронзительно выкрикнул он, рванув трубку из ее руки прижал ее к уху. Там был только глухой гул, свист и скрежет. Поливанов побелел и прохрипел глядя на Галину, - Голос?… Кто подходил?! Кто?!
- Да ну тебя, дурак! – она обиженно уселась по-турецки на кровати, - что с тобой сегодня творится? Ну, Макс этот твой подходил, дальше что?
- Макс, говоришь? – Поливанова охватило бешенство, густо замешанное на ужасе, который лез, прорывался наружу. – Ты кого хочешь обмануть, стерва?! Кого?! Там нет никого, никого нет, ты поняла?!! – Он орал, пинал кровать, не замечая, что Галина в страхе сползла на пол и спряталась за креслом. Поливанов обезумел. Трясущимися руками он набрал номер и стал слушать тягучие длинные гудки.
- Вот, послушай сама… - Поливанов уже не мог говорить, а только шептал. Он прижал Галину к стене и сунул телефон к ее уху. Она, по-прежнему ничего не понимая, услышала знакомый голос Макса. Галина только успела сказать: «Алло!», как Поливанов с силой отшвырнул ее в угол. Галя взвизгнула от боли: падая, она больно ударилась локтем. В ужасе она пыталась отползти, но Поливанов с сумасшедшим взором надвигался на нее. Галина поняла, что сейчас, наверное, произойдет что-то страшное, как вдруг Поливанов как-то странно обмяк и рухнул на пол рядом с ней. Он всхлипывал, как ребенок от обиды на этот страшный взрослый мир, ему хотелось проснуться и все забыть, но ничего не получалось. Щекой он ощущал шершавый палас, а его плеча робко коснулась женская рука…
- Юра… Юра, что произошло? Юра… - Поливанов внезапно сел и схватил Галину за плечи…
- Галчонок! Милая… - Поливанов лихорадочно гладил ее по волосам, шепча какую-то чушь… - Галчонок, ты мне только скажи, там правда Макс подходил? Ты не врешь? – Галина только покивала головой. Поливанов встал и подошел к окну.
- Я сейчас поеду туда… - произнес он, не поворачиваясь. – Ты дождешься?
- Идиот! Псих ненормальный! – У Гали прорезался голос и она верещала, вспоминая пережитое. – Урод, чуть не покалечил!!! На фиг ты мне сдался! – Она села на кровать и неожиданно спокойно начала приводить себя в порядок.
- Дождись, я очень тебя прошу… - голос Поливанова прозвучал так беспомощно, что ярость у нее бесследно исчезла. Она безжизненно махнула рукой и легла, укрывшись с головой.
Поливанов одевался медленно, тщательно подбирая каждую вещь. Если бы кто-нибудь спросил у него зачем он это делает, он и сам бы не смог объяснить. Поливанов всегда одевался, мягко говоря, скромно, а на самом деле – убого, а в этот раз как будто кто-то руководил им. Дорогой темно-серый костюм, галстук, черной полосой перечеркнувший белоснежную рубашку, красивые сверкающие зимние туфли, куртка, не турецко-китайско-вьетнамский ширпотреб… Поливанов посмотрел на себя в зеркало и вышел из квартиры.
Лифт, как это частенько бывало не работал, и Поливанов стал неторопливо спускаться пешком. На третьем этаже он приостановился, услышав песню, доносящуюся из одной из квартир:
Носите маски,
Носите маски,
Лишь только под маской ты можешь остаться собой!
И если у друга случится беда,
Маску друга, маску участья
Ты можешь одеть иногда!
Поливанов, невольно улыбнувшись, продолжил путь. В квартире жил полусумасшедший пожилой хиппи, фанатеющий от «Машины времени». Всем подряд он рассказывал о близком знакомстве с Макаревичем и в доказательство показывал какую-то старую любительскую фотографию, где на фоне веселых полупьяных музыкантов виднелась его молодая рожа. Поливанову тоже нравилась эта группа, не до фанатизма конечно, но это были песни его молодости и они подняли ему настроение.
Из подъезда он вышел уже относительно спокойный и решил вознаградить себя поездкой на такси. Пройдя по тротуару вдоль дома, он вышел на улицу, втайне надеясь, что не все «бомбилы» разъехались, и ему не придется стоять возле бровки на холодном ветру в позе «Ленин на броневике». Поливанову повезло. Издали он увидел белую с пятнами ржавчины Кузину «Волгу». Кузя был типичный представитель наглого древнего племени московских «извозчиков», которые готовы были вести кого угодно, куда угодно и во сколько угодно, главное договориться о деньгах. Кузю знали все, он тоже знал всех, а Москву знал, как хорошая хозяйка свою квартиру, а потому пользовался бешенной популярностью у проституток-индивидуалок, приблатненной молодежи и «крутых» менеджеров. Повеселев, Поливанов подошел к машине и постучал в стекло. Скучающий Кузя поднял глаза, и вдруг испуганно сжался, увидев Поливанова. Кузя молниеносно повернул ключ зажигания, воткнул передачу и «Волга» с киношным просвистом шин сорвалась с места и исчезла, обдав Поливанова мелкими противными грязными каплями.
- Кузя, ты че, мудак! Ох…л совсем, урод? – только и смог беспомощно произнести Поливанов, ощущая как страх опять наваливается на него. Бесполезно простояв минут пятнадцать, Поливанов плюнул и пошел на остановку маршрутки. Оказавшись там в одиночестве Поливанов закурил сигарету и приготовился ждать следующего сюрприза. Внезапно он почувствовал толчок в плечо и хрипловато-наглый молодой голос произнес:
- Эй, братан! – Поливанов резко обернулся, отступая на шаг, и увидел перед собой среднего роста молодого небритого парня, одетого в джинсы, куртку-«аляску» и дурацкую шапку-«гандон». – Да ты не дергайся, - насмешливо продолжил парень, - я гляжу проблемы у тебя?
Поливанов вдруг ощутил дикую ярость, копившуюся еще с утра. Ярость эта немедленно потребовала выхода, а подходящий объект как раз в стоит напротив. Надо сказать, что Поливанов был далеко не лох в искусстве мордобоя, но на этот раз не успел он еще сжать кулаки, как парень исчез.
- Ну ты и дурак, брат! – голос парня донесся сзади. Поливанов обернулся и увидел парня за спиной от себя метрах в двух. – Ох, дурак… У тебя ж проблемы, я знаю. Дозвониться не можешь куда надо, уехать отсюда не можешь, скажешь нет? - У Поливанова потемнело в глазах. Как будто сквозь вату он услышал голос:
- Кстати на остановке можешь не торчать, маршрутки не будет! И вообще: ТЫ ОТСЮДА НЕ УЕДЕШЬ! – Поливанов, ослабев, опустился на корточки, прислонившись спиной к стене остановки.
- Ты знаешь чего, брат? – невозмутимо продолжил парень. – Ты иди-ка домой, отдохни, пивка наверни что-ли, а я вечерком к тебе зайду… Базар есть, может поймешь кое чего. Да и телку эту свою домой отправь, лишняя она будет… Давай, Юрок, до вечера.- Парень, махнув рукой, расслабленной походкой подошел к кромке и усевшись в непонятно откуда взявшийся древний «Москвич» моментально скрылся из виду. Поливанов не меняя позы продолжал сидеть с закрытыми глазами, пока не почувствовал что-то влажное у себя на щеке. Он открыл глаза. Перед ним сидел Бим и по-собачьи улыбаясь, весело вилял пушистым хвоством. Розовый язык свешивался из пасти с пожелтевшими от возраста зубами, Бим припадал на передние лапы, приглашая играть, но глаза его были по-прежнему печальны. Поливанов поднялся, и потрепав пса по загривку, пошел домой.

* * *

Домой Поливанов возвращался, что называется нога за ногу, ища малейший повод, чтобы задержаться и подольше не попадать в квартиру. Он то нагибался, чтобы завязать завязанный шнурок, то начинал шарить у себя по карманам, то просто останавливался и оглядывал надоевший пейзаж, но видел только дома, пустую хоккейную площадку и больше ничего. В очередной раз оглянувшись, он заметил, что Бим по-прежнему сидит на другой стороне дороги и глядит ему вслед. Поливанов призывно свистнул и похлопал себя по бедру, но Бим даже не пошевелился. Так они смотрели друг на друга еще пару минут, после чего пес поднялся и унылой старческой походкой поплелся вдоль дороги, уже не обращая на Поливанова никакого внимания. Конечно, это была полная чушь, но Поливанову вдруг показалось, что они прощались…
…Лифт в подъезде так и не починили, и Поливанов, шаркая как столетний дед стал подниматься по лестнице к себе на этаж. Войдя в квартиру, он разделся и прошел к себе в комнату. Галина естественно смотрела телевизор. На экране храбрый Сашок и мудрый Федор Иванович – дружная спецкоманда дальнобойщиков, в очередной раз выходила победителем из головоломной дорожной ситуации. Поливанов молча смотрел в затылок сидящей на уже сложенном диване женщине, но заметила она его только тогда, когда Сашок в очередной раз заржал как жеребец и под музыку пошли заключительные титры. Галина потянулась как кошка, и обернувшись удивленно уставилась на Поливанова. В этот короткий момент Поливанов вдруг понял, какие красивые у нее глаза: серо-зеленые, глубокие с затаенной тайной… А еще он понял как надоела ему эта женщина и вся его серая жизнь, и надо вымести это все поганой метлой, но уже нету сил, а где-то наверняка мир раскрашен в веселые цвета, и только он тонет в этом скучном повседневном болоте, и возможно, что сегодняшняя дурацкая встреча даст ему ключ от комнаты, где уже много лет томится, хиреет и дряхлеет его счастье…
- Чего-то больно быстро… - Поливанов услышал контральто Галины и очнулся… Слова она произносила слегка тягуче, вроде как с ленцой, словно давая понять, что на ее ступеньку взобраться довольно трудно.
- Уезжай… - глядя куда-то поверх ее головы, произнес Поливанов. Галина недоуменно оглядела его, как будто видела в первый раз.
- Что-то случилось?
- Ничего не случилось. Одевайся и вали! Чтоб через две минуты я тебя здесь не видел!
Галина поднялась с дивана и встала напротив Поливанова. «Хороша! – вдруг мелькнула у него совершенно неуместная мысль. - Хороша Маша, да не наша!».
- Ты понимаешь, дурак, что если я уйду, то навсегда! Кому ты будешь нужен, неудачник! – последнее слово жесткой плеткой хлестнуло по Поливанову. Галина вдруг испугалась. В глазах у Поливанова она прочитала нечто такое, что заставило ее исчезнуть гораздо быстрее срока. Поливанов закрыл за ней дверь и подумал, что если сегодняшняя встреча окончится ничем и все это идиотский розыгрыш, то парня он убьет. Или как нынче модно говорить - завалит. А дальше будь что будет!
… За окнами темнело… Погода испортилось еще сильнее, и струившаяся с неба снежно-дождевая крупа попадала на стекла и оставляла там серые потеки. Поливанов уже ошалел от ожиданья. У него кружилась голова от выкуренных сигарет, а он даже не мог заставить себя пойти на кухню и чего-нибудь поесть.
Звонок в дверь прозвенел, когда Поливанов, тупо уставившись в телеэкран, по которому носилась Верка Сердючка, пытался понять кто с ним так пошутил, кому, а главное, на хрена это все нужно, и вообще, что за непонятки крутятся вокруг него. Поливанов вздрогнул, решив вначале что ему показалось, но звонок повторился, при этом звонивший проявил некоторое разнообразие, ритмом изобразив известную речевку о московском «Спартаке». Поливанов прошел к двери и, даже не подумав ничего спросить, открыл. Первое что он увидел была улыбающаяся до ушей рожа парня. Опустив глаза, он заметил два здоровенных пакета в которых что-то позвякивало, побулькивало, шуршало…
- Рэкитиров заказывали? – весело проорал парень. – Нет? Не ебет, уплочено! – Поливанов молча смотрел на него, не делая даже попытки отойти и дать парню зайти.
- Хозяин! Эй, Юрок! Ну ты че, в натуре, доставщика продуктов на пороге держишь?! Дай пройти… - парень как-то незаметно оказался в коридоре и по-хозяйски пошел на кухню. Поливанов остановился при входе и ждал, что будет дальше. Парень оглядел кухню, нехорошим взглядом прошелся по немытой со вчерашнего дня посуде…
- Мда, хозяин… Нет слов… Чего так запущено у тебя все? Телка у тебя видная, чего ж посуду не помоет? Понятия что-ль не позволяют? Хе-хе… Ладно, Юрок… Распределяем обязанности… Значитца так… Я готовлю закусон и выпивон, а ты наводишь марафет! Годится?
- Извини, пожалуйста…- Поливанов подпустил в свой голос издевательских ноток, - это ничего что я здесь живу и я еще ничего решил? – Парень, словно не слыша, повернулся спиной и выкладывал на стол продукты и выпивку. – Уважаемый! – Поливанов постучал указательным пальцем парню по спине. – У тебя чего, уши заложило?
- А? Что? – парень обернулся к нему. – Я задумался, извини. – Он удивленно, словно в первый раз, оглядел Поливанова. – Юра, я не понял! Жратва стремительно готовится, а посуда грязная! Ну ты че, издеваешься, что-ли? Жрать хочется, хер знает как, а ты не телишься! Давай быстрей, а то до вечера за стол не сядем!
От такой наглости Поливанов только хмыкнул и начал мыть посуду, внутренне посмеиваясь над собой. Некоторое время они молча работали. Наконец Поливанов ощутил толчок под ребро и услышал:
- Кушать подано, дядя Юра! Садитесь жрать, пожалуйста! Рекомендую – только экологически чистые продукты и никакой химии. – Поливанов обернулся и обалдел. В центре сияющего чистотой стола стояла литровая бутылка «Русского стандарта». Даже издали было видно, что она холодная. Вокруг бутылки как спутники вокруг Юпитера, расположились блюда с помидорами, огурцами, вареной горячей картошкой, нарезанной колбасой и толстыми кусками сала. Отдельно, чуть в стороне стояла большая миска с дымящимися кусками только что пожаренной телятины. Также Поливанов увидел лук репчатый и зеленый, всевозможные соленья и он еле-еле удержал себя от того, чтобы наброситься на все это великолепие и жрать все без разбора, запихивать в рот куски, пить водку прямо из горла, и вообще везти себя крайне некрасиво и неприлично. Лицо парня расплылось в довольной ухмылке.
- Во!!! А ты, понимаешь, пальцы гнул – я здесь живу, я ничего не решил… Садись Юра, садись… - парень сноровисто разлил водку, использовав при этом не рюмки, а обычные стаканы. Не обращая никакого внимания на возражения Поливанова, он налил каждому по полному. – Водку, Юра, тоже надо уметь пить… Слушай сюда! Сейчас выпиваем по стакану, потом только жрем, потом кто как захочет, поал?! – парень дурашливо оскалился. – Поехали… - Он залпом опрокинул в себя стакан, и соорудив себе какой-то неимоверный бутерброд из мяса, помидора и чего-то еще, принялся с аппетитом жевать. Поливанов последовал его примеру… Он почувствовал, что водка огненным, но каким-то исключительно приятным потоком прокатилась вжелудок. В голове сразу слегка зашумело. Поливанов положил себе на тарелку здоровый кусок мяса, его, отрезая себе нарочито небольшие кусочки, стараясь насладиться исключительным вкусом. Но вдруг Поливанов вспомнил зачем они собственно встретились. Он отложил вилку в сторону и потянулся к сигаретам.
- Э-э-э! – парень протестующе замахал руками, - ты че весь кайф ломаешь? Хочешь курить – иди на балкон…
- Мы поговорить хотели… - Поливанов изумился, услышав как робко звучит его голос. Парень расхохотался…
- Ну ты даешь, братан!… Как та телка, которую трахнули и выпроводили… Ха-ха!! А поговорить! – Парень внезапно стал серьезным. – Не ссы, товарищ Поливанов, поговорим, не просто так я к тебе ехал. Просто похавать я и дома мог… Так что, потерпи немного… Ах, хорошо – то как! А все почему? Душу надо во все вкладывать – тогда и все в порядке будет! Да… - Парень откусил от целого помидора. – Ладно… - с набитым ртом ртом проговорил он. – Ты уж прямо на месте усидеть не можешь… Придется уважить. Давай познакомимся для начала. Алексей меня зовут, можно просто Леха. Лех, Лех, Леха, мне без тебя так плохо! – неимоверно фальшивя, пропел парень. – Ты, главное, не перебивай меня, Юрок… То что я тебе сейчас расскажу очень похоже на абсурд, ну в лучшем на мистику, хотя мистического здесь не больше чем в телевизоре… Ща, погоди… - Леха налил себе еще полстакана и вопросительно взглянул на Поливанова. Увидев что тот никак не реагирует, Леха, пожав плечами, одним махом опрокинул в себя водку и на несколько мгновений застыл, блаженно прикрыв глаза.

Продолжение следует… Наверное…


Теги:





0


Комментарии

#0 17:49  17-03-2008Слесарь Сан    
Размести и задумался... Роман-то печа-а-альный - песдетс... Может не стоило здесь-то?
#1 17:57  17-03-2008Дикс    
Очень хотел бы почитать продолжение :)

Спасибо и за отрывок.

Но очень сильно напомнило "Кирпичи" (http://www.yaplakal.com/forum9/topic17829.html)

#2 18:01  17-03-2008Слесарь Сан    
Дикс, я эти кирпичи первый раз увидел 5 минут назад!))) На самом деле роман о постепенной изоляции человека от людей, от мира и т.д. А причины этого - ... в его жизни. По другому и быть не могло.
#3 18:01  17-03-2008Дикс    
дык как редакция определит - печальный он или нет, коли нет концовки? пока - рубрика самая подходящая. другие части может в другие рубрики попадут.

а вообще не забывай в каждую последующую часть пихать ссылку на предыдущие, чтоб потом люди могли всё это сыскать (по секрету скажу: тут двигло сайта такое ебливое, что можно полдня искать один креатив, выебать весь мозг себе, редакции и гуглу, а в итоге нихера и не найти..)

#4 18:02  17-03-2008Слесарь Сан    
А я дальше буду называть Песчанная гора-2, Песчанная гора-3 и т.д.
#5 18:03  17-03-2008Дикс    
Я не хочу сказать что плагиат, я тебе верю :)

Очень рекомендую прочесть "Кирпичи", не пожалеешь.

О становлении личности из ничтожного офисного человечка.

У тебя в рассказе заебаный жизнью сисадмин, и парня который к нему пришёл также зовут Лёха. Вот я и подумал, что тут сюжетец такой же :)

#6 18:04  17-03-2008Дикс    
Ну во первых Песчаная пишется с одной буквой Н ;)

Во вторых пиши лучше "часть 2", "часть 3", а то у тя какие-то Терминаторы 1-2-3 получаются :)

#7 18:05  17-03-2008Pharmacelka    
ничего не поняла
#8 18:06  17-03-2008Слесарь Сан    
Я понял. Только у меня из Поливанова личность делать не будут. Просто объяснят правду жизни!)))
#9 18:19  17-03-2008Дикс    
а он сам че? теперь заинтриговал, аж интересно стало, в че он в конце превратится :)
#10 18:26  17-03-2008Слесарь Сан    
да ни во что он не превратится... Просто поймет. что есть обстоятельства, с которыми можно бороться, а есть, с которыми - без мазы. И если последних будет все больше и больше, то жизнь человеческая постепенно теряет смысл...

Кстати, по поводу плагиата. Это еще спорный вопрос - кто у кого спиздил. Я этот отрывок размещал хуй знает когда - или в позапрошлом, или в позапозапрошлом году...)))

#11 18:45  17-03-2008Шырвинтъ    
лишь бы не горбатая гора.
#12 19:38  17-03-2008Дикс    
ну если у тебя спиздили, то тебе спасибо - такой охуенный рассказ написали. Надеюсь и твой будет на достойном уровне :)


2 Ш

+1

#13 19:50  17-03-2008мусор под шкапом    
"Дикс

а он сам че? в че он в конце превратится :)

Слесарь Сан

да ни во что он не превратится... Просто поймет. что есть обстоятельства, с которыми можно бороться, а есть, с которыми - без мазы. И если последних будет все больше и больше, то жизнь человеческая постепенно теряет смысл... "

ИМХО после этого дальше публиковать не надо.

#14 21:06  17-03-2008ося фиглярский    
продолжж давай

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:07  05-12-2016
: [91] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....