Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Даджестан

Даджестан

Автор: арх
   [ принято к публикации 11:57  19-03-2008 | Х | Просмотров: 446]
Имена, фамилия и названия изменены по причине статьи "наёмничество" УК РФ.

Как и всегда холодок в затылке появился за секунду до первых выстрелов.
Наверно это и спасло меня. Я остановился, и очередь ударила по камням передо мной. Срывая "калашников" я прыгнул в сторону, одновременно пытаясь разглядеть, откуда ведут огонь.
Пулемётчик сидел на противоположном склоне ущелья, метрах в двухстах, и чуть выше нас. Мы были как на ладони.
Лёжа за крупным обломком скалы, я пытался осмотреться, но голову не возможно было поднять - пули высекали крошку из камней, и, визжа, уходили рикошетом в стороны.
Хаким - крикнул я.
Жив я - откликнулся Хаким Адулаев, бывший таксист из Столицы.
Пулемёт стал бить короткими очередями, потом умолк.
Хаким, где Сёма? (Это наш радист).
Готов,- голос Хакима был как обычно невозмутимо спокоен.
Пулемётчик или менял ленту, или решил отлить, но тишина напрягала ...
Положение было чертовски отвратительным. Я молил бога, чтобы у этого урода, на той стороне не было подствольника.
Хаким, - вполголоса снова позвал я.
А?- всё та же лениво-спокойная интонация, как будто он прилёг отдохнуть, а я ему надоедливо мешаю подремать.
Чего делать то будем? - меня начало потряхивать.
Щас я шевельнусь, а ты попытайся вальнуть гада, - голос Хакима потерял спокойные нотки, стал холодным и жёстким, как камни под моими рёбрами.
С его стороны послышался шорох. Тут же ожил пулемёт.
Времени на раздумья не оставалось. Резко поднявшись на одно колено, я стал бить короткими очередями в то место, где, как успел заметить, сидел пулемётчик.
Он увидел меня. Но для него всё уже кончилось. Ткнувшись головой, словно отдал свой последний поклон Аллаху, он оставил нам время ещё немного пожить.
Ай, молодец!- довольно пропел Хаким, отряхиваясь от осколков камней.
Нужно было быстро уходить с этой тропы, наверняка на звук боя спешат коллеги усопшего пулемётчика.
Сёма, когда то студент физфака какого то института в Столице, пришёл в Группу почти одновременно со мной, и теперь его тело останется лежать на этой дурацкой тропе.
Сёма не мучился, умер сразу, от его головы почти ничего не осталось, этот урод с пулемётом был не плохим стрелком.
От рации осталось чуть больше, чем от Сёминой головы. И это было плохо.
Придётся возвращаться - дозор без рации теряет смысл.
Хаким сняв с тела Сёмы «разгрузку», пробурчав что то про отрезание голов «духам», и закинув её на плечо пошёл в сторону, откуда мы только что пришли. Я поспешил за ним.
Шёл четвёртый месяц моей войны в Даджестане.

Хакима я знаю с самого первого дня моего появления в Даджистане. Высокий, крепкий, с цепким взглядом и забавными тоненькими усиками над верхней губой, он, почему то, напоминал мне дикого кота.
Он встречал нас с Костей на вокзале в Столице, когда мы приехали. Косте он приходился дядей.
Сестра Костиной мамы вышла замуж за Хакима, когда они ещё жили в Фергане.
Хаким – узбек, и чертовски гордится этим. В Фергане он был историком, но после переезда в Даджистан работает таксистом, семью на зарплату историка не прокормить.
Холодное спокойствие – основная черта характера Хакима. За всё время знакомства ни разу не слышал, что бы он на кого нибудь повысил голос.
И самое главное, если бы не Хаким, мы бы с Костей никогда бы не ввязались в эту войну.
Так что, не знаю как в Костиной, но в моей жизни он сыграл ключевую роль.

Город и его жителей нужно защитить!
Этот вывод я сделал, выслушав десятиминутную речь Капитана.
Честно говоря, мы и так держим дороги к городу.
Наш отряд самообороны или как его ещё называют – Группа Капитана, существует уже полтора месяца. Наше направление – юг. Наша задача - уничтожить любого кто придёт с юга и будет вооружён. Всё предельно просто.

Первый бой помню ясно. Как будто вчера было.
Дозор передал, что к городу подходит колонна из шести крытых «камазов» и нас срочно пнули на позицию. Машин не было ещё видно, меня начала бить крупная дрожж - адреналин попёр. Руки с трудом держали автомат.
Хаким понимающе улыбнулся.
Я не боюсь,- клацая зубами, пробормотал я ему.
Улыбка Хакима стала ещё шире.
Чёртов Чеширский кот,- обиделся я.
Вот и первая машина показалась из-за поворота. Сигнал должен быть, когда с нами поравняется середина колонны.
Я хорошо видел водителя и пассажира первой машины. Оба бородатые. И улыбаются.
Улыбаются…
Их улыбчивость вызвала у меня приступ бешенства.
Вспомнил фото, которые показывал вчерашний журналист, что вытворяли эти бородатые клоуны в Джелябе…
Дрожж исчезла, как будто и не было. По затылку пробежал холодок.
Третья машина поравнялась с нашим укрытием. Справа ухнул гранатомёт.
Первая машина встала. Прямое попадание в кабину.
Посмейтесь, гады! Со всех сторон ударили выстрелы.
Я дал длинную очередь по тенту ближайшей машины. Оттуда начали выскакивать вооружённые люди и сразу попадали под кинжальный огонь.
Уши заложило от выстрелов. Тех, кто успевал спрятаться за машину, доставали наши снайперы, укрытые на противоположной стороне дороги. Шансов у «духов» не было ни одного.
Бой шёл минут пятнадцать.
Тишина наступила резко. Сразу.
Ноет плечо. В уши как будто вату набили.
Несколько минут все ждут. По рации вызывают машину, забрать оружие.
Спускаемся вниз. Запах гари и запах горящего человека, ничего отвратительнее нет на Земле. Наверно это и есть запах войны.
Послышались одиночные выстрелы. Пленных не брали. Раненых врагов не лечили.
Меня вырвало. Хаким протянул фляжку, он всегда носил с собой спирт. После обжигающего горло глотка стало легче.
Подошёл Костя, белый как мел, и тоже сделал глоток.
В руках у него был новенький АКС, у старого заклинило затвор, и он взял у убитого «духа» трофей.
Капитан приказал стаскивать убитых на обочину. Что ж, как бы хреново не было, работа есть работа….

Поехали, чего тебе тут делать?- уговаривал меня Костя.
Его предложение съездить с ним на недельку в Даджестан погостить у его родни, застало меня врасплох. Через месяц нас заберут в армию. Поэтому настроения ездить по гостям не было абсолютно.
Но Константин Грачев пацан упёртый и через час я пошёл домой собирать вещи.
На следующее утро мы уже ехали в поезде «Москва-Даджестан».
Столица Даджестана встретила нас теплом и какой то нервной обстановкой на вокзале.
Какие то люди группами что- то громко обсуждали. Изредка они громко начинали скандировать, но так как мы не понимали языка, то нам с Костей было безразлично происходящее.
Дядя Кости, Хаким Адулаев, встретил нас на выходе из вокзала.
Ай, Костя! Ай, молодец!- на восточный манер пропел он.- Наконец то дождались.
Он крепко обнял его.
Костя рос без отца и Хаким, муж сестры Костиной мамы, пока они жили в Узбекистане, постоянно им помогал.
Мой друг,Ярослав,- представил меня Хакиму Костя.
Твой друг - мой друг!- широко улыбнувшись, Хаким крепко пожал мою руку.
Хороший человек,- подумал я.

Никто не мог подумать, что события в Даджистане будут развиваться так стремительно.
Выбраться из страны уже было сложно. Поезда в Россию шли переполненные. Билетов не было.
Хаким решил из Столицы отправить семью в Доджент, слишком опасно стало на улицах.
Ночами слышны были автоматные очереди. Создавались непонятные Отряды самообороны, оружие раздавали всем подряд.
В Додженте у Хакима жили братья, вместе легче было переждать сложное время.
Выбора у нас с Костей не было, мы поехали с Хакимом.
Так мы оказались на севере Даджестана, в древнем городе Додженте.

Задание было простым.
Необходимо было пройти по ущелью до перевала и выяснить существует ли возможность у «исламистов» пройти перевал с тяжёлой бронетехникой.
Наша «тройка» - я, Михась ( Миша Савоев, работавший раньше в администрации города завхозом) и Абдулло ( тракторист из пригородного кишлака) выдвинулась ещё затемно.
Тропа шла вдоль ручья, ливни кончились на прошлой неделе, и ручей вошёл в своё русло.
Было прохладно. Мы, не сговариваясь, ускорили шаг, чтобы хоть немного согреться.
Солнце поднималось. Верхушки скал покрылись позолотой. Засверкала вершина Ак-Су.
На какой то момент я даже забыл для чего мы сюда пришли.
Проклятые «духи»! со своей войной,- я ненавидел их всем своим существом.
Хотелось любоваться этой красотой, не задумываясь, что тебя могут подстрелить.
Покатившийся со склона камень быстро вернул меня в реальность.
Михась предостерегающе поднял ладонь. «Всем внимание».
Мы напряжённо оглядывали склоны. Но это видимо был случайный камень.
Гора вздохнула,- прошептал Абдулло.
Дальше двигались уже осторожно, останавливаясь перед каждым подозрительным участком.
К перевалу подошли только к полудню. Шестичасовой переход нас изрядно утомил.
Получасовой привал нам не повредит,- решили мы, и упали на камни.
Солнце пригревало. Говорить не хотелось. Ноги гудели.
Абдулло раскинул портянки и забавно шевелил пальцами ног.
Но шутить не было сил.
Он лежал и блаженно улыбался. Я понимал его. Мы с Михасем были в кроссовках, а у Абдулло армейские берцы.
Звук приближающегося БТРа услышали одновременно. Абдулло лихорадочно начал наматывать портянки.
Судя по натужному звуку двигателя, машина была уже на перевале. И вот – вот должна была появиться в поле нашего зрения.
Однозначно, что это техника «исламистов», наших с той стороны хребта не было.
В ста метрах выше по ручью был небольшой участок, густо поросший кустарником.
Подхватив оружие, мы со всех ног кинулись к этому ненадёжному укрытию.
Мы не бежали, мы летели по камням.
Вломившись в кустарник, притаились как зайцы. Через минуту они показались.
Два БТРа с развивающимися зелёными тряпками, привязанными к стволам пулемётов. Должно быть, у них это символизировало зелёное знамя джихада.
Машины остановились буквально в том месте, где мы минуту назад наслаждались солнечными ваннами.
«Духи» повылазили и начали чего то громко балаболить по своему. Я и Михась одновременно посмотрели на Абдулло, тот пожал плечами, и одними губами прошептал – афганцы, не пойму.
Оставалось только наблюдать до чего «звери» договорятся.
Договаривались они не менее часа, спорили, махали руками. Потом одна машина развернулась и, чадя дизелем, уползла за перевал. Второй БТР и восемь «духов» остались, и что совсем нам не понравилось, начали разбивать лагерь.
Михась ткнул два пальца себе в горло.
Да «вилы»,- кивнули, молча, мы с Абдулло.
Шёпотом, посовещавшись, решили, будем ждать ночи, попытаемся проскользнуть в темноте.
Время тянулось как резина. Афганцы вели себя тихо. Выставив вперёд по тропе дозор из двух «духов», остальные, похоже, завалились спать.
Наконец подступили сумерки. Мы начали потихоньку разминаться. Но «исламисты» сломали все наши планы. Насобирав вдоль ручья притащенный во время дождей плавник, они облили эту кучу солярой и подожгли. Стало светло как днём. Михась беззвучно матерился.
Шло время. От ручья тянуло холодной сыростью. Мы ждали подходящего момента, но он так и не наступил.
У «духов» была хорошая дисциплина. Дозорные, сменяясь, подбрасывали в костёр топливо, и темнее не становилась.
Взошло солнце. Сцена вторая: те же, там же!
Решили спать по очереди. Спешить нам, похоже, было некуда.
«Духи» готовили себе пищу. До нас доносились запахи, от которых живот начинал подвывать.
Еды мы с собой не брали, что бы налегке двигаться быстрее, а теперь ругали себя последними словами. Хорошо хоть воды было вдоволь.
Я понимал, что если мы не вернёмся сегодня к вечеру, ребята пойдут узнать, в чём дело.
И нарвутся на «духов». БТР стоит так, что его из ущелья не увидеть, а потом уже поздно будет. Укрыться практически негде. У «зверей» идеальная позиция.
Решили, при первом же подозрении, что «духи» наших заметили и готовят засаду, нанести удар с тыла.
Опять потянулись часы ожидания.
Всё тело уже болело от лежания на камнях. Мысли о еде приходили всё чаще.
Я подумал, если ничего не изменится, ночью придётся что- то предпринять.
Возможно эффект неожиданности поможет нам проскочить этот участок.
Но случилось то, чего мы никак не ожидали.
Ближе к вечеру, когда солнце уже целенаправленно отправилось на закат, послышался непонятный шум, перерастающий в громкий рокот.
По ущелью, очень низко летел вертолёт Ми-24.
Пройдя на бреющем над нами и «духами» он развернулся и ударил ракетами по БТРу и суетливо бегающих вокруг него «духам».
Мы вжались в камни. Ударная волна прошла над нами, сверху посыпались мелкие камни.
Вертолёт сделал круг и ушёл за перевал. Всё произошло буквально в несколько минут.
Мы не сразу пришли в себя, и смогли подняться на ноги.
БТР горел, выбрасывая в небо столб чёрного густого дыма. Никого живого около него не было видно.
Приготовив оружие, мы осторожно подходили к останкам машины, готовые стрелять при любом шорохе. Стрелять было не в кого. Тела лежали метрах в десяти от машины, проверили каждого - не хотелась получить пулю в спину.
Поражение было почти сто процентным. Почти, потому что один из «зверей» ещё хрипел и пытался подняться, но пока мы до него дошли, душа его уже унеслась в Ад.
Путь домой был свободен, чем мы с радостью поспешили воспользоваться.
По дороге говорили о вертолёте, сошлись на том, что армия России решила вмешаться в войну. И слава Аллаху, похоже на нашей стороне.
Спасибо вам ребята с неизвестного вертолёта, Бог знает, чем закончилось бы наше сидение у ручья…

Я уже две недели командир группы прикрытия. Позывной – «Солнце».
Капитан начал было требовать смены названия, но я упёрся. И теперь нашу группу в шутку называют «солнечными волчками».
В группе пять человек. Костя, Абдулло, Михась, Амман и я.
Амман ценный кадр, он служил в Афгане и был в разведроте. Но пальцы не гнёт.
Ну и я в свою очередь не борзею. Часто обращаюсь к нему за советом.
Вот и сейчас мы сидим на крыльце, курим и обсуждаем новое задание.
Задачу поставили сложную.
В сорока километрах от города дозор обнаружил лагерь «духов». Туда постоянно подтягиваются новые группы. Видимо накапливают силы для удара.
Вчера туда подогнали два танка и подвезли четыре орудия.
Группе Капитана необходимо уничтожить бронетехнику и орудия.
Задача нашей группы - прикрыть отход после выполнения задания.
Ну и постараться остаться в живых,- это мы уже от себя добавили.
Мы с Амманом уже час разглядываем карту, пытаясь просчитать все возможные варианты.
Завтра в пять утра выход.

Время 4.30. Мы грузимся в автобус «ПАЗ». С комфортом мы проделаем часть пути, а дальше двинем своими ногами по горным тропам.
У нас с Амманом в рюкзаках сюрприз для «духов».
Первыми выходит основная группа, желаем ребятам «быстрого возвращения на своих двоих».
Через десять километров выходим мы.
Осторожно, двери закрываются,- вещает Костя,- Следующая станция «зоопарк».
Все рассмеялись и внутреннее напряжение, появившееся за время пока ехали, исчезло.
Началась работа.

До места добрались уже затемно. Михась связался с основной группой и сообщил кодом, что мы на месте.
Распределили время дежурств и упали кто куда, сил не было вообще.

Дежуривший последний, Амман растолкал всех в шесть утра.
Пора было приниматься за дело.
Мы находились на вершине горы, внизу под нами проходила тропа, по которой будет отходить основная группа. Закрыть это направление для врага - наше задание.
Всё бы ничего, если только не брать в расчёт, то, что от нас до тропы один километр двести метров свободного падения.
Вот это и был наш сюрприз.
Склон в этом месте практически отвесный, тропа проходит у самой стены. Из стрелкового оружия попасть в человека находящегося под нами очень сложно. Если бросить гранату, то она сработает раньше, чем долетит до земли.
«Духи» тоже это понимают, и поэтому будут идти без опаски. Тут мы их и порадуем.

Разложили всё как нужно. На спичках разыграли кому быть наблюдателем. Выпало Косте.
Это означало, что ему предстоит провести ночь не с нами, а за триста метров выше по склону. Оттуда лучше видно всю тропу.
И снова началось ожидание.
Ночью я не спал. Снова началась «адреналиновая лихорадка». Дежурство полностью взял на себя, решил дать ребятам выспаться
.
Подъём в 4.30.
Костя моргнул фонариком, в знак того, что он наготове.
Меня трясло так, что зубы стучали. Минуты тянулись невыносимо медленно.
Вот раздались первые глухие взрывы. Началось!
Сразу стало спокойно на душе. Всё идёт по плану.
Каждый занял своё место.
Стали слышны автоматные очереди – группа отходила с боем.
Напряжённо следили за местом, где притаился Костя, ответственность за удачный исход операции лежала теперь на нём.
Бой шёл уже под нами. Сигнала от Кости не было.
Что за чёрт! Уснул он что ли?- у меня вспотели ладони.
Фонарик Кости часто замигал. Пора!
Мы кинули вниз по пять «сюрпризов», обычных поллитровых стеклянных банок с ручными гранатами типа «лимонка» внутри. Банка не даёт чеке освободиться. Только разбившись вдребезги, стекло позволяет гранате выполнить свою миссию.
Внизу ухнули частые взрывы. Пауза .
Фонарик опять заморгал, «духи» решили попробовать ещё раз проскочить мимо нас.
И снова полетели банки с их смертью.
«Духи» сделали четыре попытки. Но потом видимо поняли, что группу Капитана им уже не догнать и отступили.
Задание было выполнено.
Внизу встретились с Костей. Он даже подпрыгивал от удовольствия, рассказывая, что происходило среди «духов» после наших «сюрпризов».
Для двенадцати «исламистов» эта тропа стала дорогой к Аллаху…

На голове реально зашевелились волосы. К горлу подступала тошнота.
Эти ощущения в моём организме вызвала «политпроповедь», как мы её позже назвали, Капитана.
Он собрал всех, кто решил вступить в Отряд Самообороны для защиты Доджента от «исламистов», начавших гражданскую войну в Даджестане.
В начале он разъяснил, для чего Отряд создаётся. А потом показал, что произойдёт если «исламисты» войдут в город. Двадцатиминутная подборка видеоматериалов изъятых у убитых «духов».
Там были записи и из Ферганской долины, и уже свежие материалы, судя по датам.
Издевательства, расстрелы, отрезанные головы. Нормальные люди так поступать не могли.
Последняя запись вызвала содрогание у всех, кто был в зале.
Стариков, мужчин и детей, мальчики были подросткового возраста, живыми скидали в глубокую яму и зарыли бульдозером, потом пустили танк, что бы утрамбовать.
Все сидели в шоке.
К людям эти твари никакого отношения не имеют. В бою пленных не брать! – негромко сказал Капитан.
Мы были с ним согласны.

Нас ждали.
Засада была подготовлена профессионально. Я даже холод в затылке не успел ощутить, настолько всё было неожиданно.
Огонь был таким плотным, что человек десять, идущих впереди, были убиты сразу.
Остальные, в том числе я, прижались к земле, думая только об одном – бежать отсюда.
«Исламисты» пустили в ход «подствольники», захлопали одна за другой гранаты.
Группа понемногу начала огрызаться. Заработал РПК (ручной пулемёт Калашникова) Хакима.
«Духи» перенесли весь огонь на него.
Хаким давал нам возможность спасти свои жизни. Я вскочил и пригнувшись бросился в сторону от дороги. Несколько деревьев, растущих, метрах в тридцати, давали шанс хоть на какую то защиту.
Я не видел, и даже не слышал взрыва, просто ноги стали какими то ватными, я упал. Живот невыносимо жгло.
Это всё!- подумал я. Потянулся к гранате, что б живым не взяли, и стало темно..
.

Я открыл глаза. Ночь.
Хочется пить. Ужасно хочется пить. Язык толстый и сухой, пытаюсь позвать Хакима, но только мычу . Губы спеклись и не открываются.
На губы попадает влага. Мало, почему так мало?
Пока нельзя,- твёрдо говорит Ангел, склонившийся надо мной.
Я смотрю, смотрю, смотрю в её глаза, и опять проваливаюсь в темноту…
Как мне потом сказали, в таком состоянии я пролежал пять дней.

Мне повезло. Хаким держал «духов» пока не подошла помощь.
«Звери» сочли за лучшее уйти в горы.
Из двадцати четырёх человек в живых осталось пятеро, включая меня.
Осколок гранаты, попал в живот.
В городской больнице хирург, Сухроб Авлонов, вытащив осколок, сказал, что если я выживу, это будет чудо, слишком много крови потерял.
Все пять дней, моего ожидания чуда, рядом сидела медсестра.
Прекрасная девушка, волшебница Лейла. Скорее всего, благодаря Лейле я и пишу сейчас эти строки.
Только желание увидеть снова её глаза заставляло вылезать меня из темноты.
На пятый день я полностью пришёл в себя, попросил чаю и признался Лейле в любви.
Увы, она была уже замужем. Но обещала мне сообщить, если вдруг надумает завести второго мужа.
Доктор Сухроб, увидев меня болтающего о любви с Лейлой, сделал большие глаза и сказал только, что воистину на всё воля Аллаха.
На десятый день я мог уже передвигаться самостоятельно.
Хаким приходил с Костей почти каждый день. Приносили разную вкуснятину., какую только можно было купить на городском базаре Панчшанбе.
Рана потихоньку заживала, но о моей боеспособности речи уже и идти не могло.
На выздоровление требовалось несколько месяцев и лекарства, которых в Даджестане найти было невероятно трудно.
Я решил вернуться в Россию.

Хаким и Капитан помогли мне выбраться из страны в соседний Узбекистан, и оттуда уже, родственники Хакима отправили меня в Россию.
Я с болью и радостью вспоминаю эти шесть месяцев проведённых в Даджестане.
И не жалею ни об одном из этих дней. Без этих дней я никогда бы не узнал, что это такое – Жизнь. Что такое – Дружба, Любовь, Боль, Ненависть…
Я научился смиренно принимать оплеухи Судьбы. Научился показывать зубы и рвать этими зубами врага. Я понял истинный смысл фразы – «лишь бы не было войны».
Я благодарен всем, кто встретился на моём пути, и друзьям, и врагам. Они все меня учили любить жизнь, только каждый по своему.


Теги:





1


Комментарии

#0 13:05  19-03-2008чак томпсон    
пока все не осилил, половина понравилась. пиши еще, пусть будет побольше достойных текстов среди всякого говна
#1 13:27  19-03-2008КОЛХОЗ    
Аппиздрически дахуйя знакаф, патом пачитаюнах!
#2 13:31  19-03-2008жыдоская соска    
нуничо так.чейтабельно.без напряга.

почти без косяков.

зы ты чо там забыл? кто тебя туда звал? ты дома у себя порядок наведи сначала, экстремальщик хуев.

#3 13:40  19-03-2008Абрамсон    
познавательно. таких текстов, действительно, не хватает. не все очевидцы умеют литературно излагать. герой, да. респект
#4 14:10  19-03-2008Арчибальд Мохнаткин    
Уважаю.Текст хорош.
#5 14:14  19-03-2008Квентин Буратино    
http://artofwar.ru/


здесь много подобного, хорошего и разного, если кому-то интересно. сам регулярно читаю с открытия.


рассказ понравился. автор искреннен.

#6 15:00  19-03-200804kar    
подозрения насчет говновости текста возникают сразу с первой строки про изменненые имена -- если бы текст был реалистичен, то никакых бы подобных говностилистических вступлений создающих иллюзию того что афтар там был не потребовалось бы. Хоть бы номер статьи написал чойле, так прекольней бы было... ты бы еще бля статья "Боевиковость" написал бля ноемнег хреноф...

"Очередь ударила по камням" -- с этой засаленной-зашореной фразы все сразу понятно, если бы напишите в поисковике эту фразу и он вам выдост сразу дохуя сцылок на такие же говнобоевичные тексты. Блять ненавижу всеми виброчакрами своей скотсконаркотской дущонки ебаную говнолитературу...

Пулемет блять с подствольником -- ага ысчо бля пиздолет со штыкножом... пацтулом... ну а хули мине известно то про риальную войну -- я то бля провинцыальный бля нарк-роспездяй, а аффтор у нас беспехды ветеран...

Все Пулеметчеги во время обстрела неприятеля могут ссать сходить? Или только аццкие ветераны типа аффтора?.. ;)

Все дальше нимагу -- не непотому что бля букофок многа, мне то похуй, я букафки люблю, и люблю в больших колличествах, но бля в какчественных сочетаниях -- нимагу потому что почти каждое предложение вызывает во мне ацкое кажение на этот графоманский высер абчитавшегося говеной сраной ебаной говнолитературы, типа похождения "бешеного", ебаные лукьяненки-головочевы, всех блять к стенке говнописателей. И самое што интересное что цензоры это ресурса нечем не лучше этого бумагомарателя -- не могут блять жопу ат пальца отличить (это я типа обиделсо ;) что мои перлы в графоманский высер поместили, хотя так оно как бы и есть, только это бля стилизация под графоманию, типа как кровосток -- это ганстарэп ;), хотя кому я объяснию. Фсе тупое гавно, пойду за эфедрином...

#7 15:25  19-03-2008Дервиш Бакинский    
пиши есчо и никаво не слушай

все написано красиво и душевно

#8 15:55  19-03-2008Билал    
да мне тоже понавилось
#9 16:28  19-03-2008zamoley    
пиши еще и не слушай всяких долбо@бов
#10 16:55  19-03-2008ВсехЮзер    
Есчо. Мне понравилось. Не плохо, толко как-то мутновато, как ты там оказался? и какого хую там воевал в "красовках"? Воин-альтруист нах!
#11 17:06  19-03-2008Квентин Буратино    
если пулемёт был станковый, а эт вполне можно предположить, т.к. позиция была оборудована заранее, ибо засада, то у духа вполне мог быть и автомат с подствольником в качестве личного оружия. в том то и хуйня, что в такой ситуации буш думать о чём угодно. это автор и передал. сухие сводки информбюро и ТТХ оружия публикуют в других местах.
#12 17:58  19-03-2008чак томпсон    
04kar

а не пошел бы ты нахуй со своими комментариями! если тебе что-то не нравится, иди вон Залупу читай как раз для тебя

#13 18:01  19-03-2008жыдоская соска    
не, ну начот пулемета с подствольником, 04kar все правильно сказал))
#14 18:12  19-03-2008Nebel    
написанно охуенно
#15 18:20  19-03-2008Nebel    
подствольник на пулемет мог быть вполне отдельным девайсом. это тоже самое как они стреляют ракетами нашими с шифера. америкосы щас кстате кажецо выпускают уже пулеметы с подствольниками
#16 18:25  19-03-2008Квентин Буратино    
Nebel, ты чо, по уставу же неположено. ать-дваа.
#17 19:34  19-03-200804kar    
2 Квентин Буратино: хуясе!.. Ты типа тоже витиран невидимого фронта? Часто наверное бывал в таких вот ситуациях... А я вот гавно, потребитель-отжегатель -- всмысле не служил и в горячих точгах не был, и ебал я врот всю эту хуйню, типа отвоевывать нефть у ебучих чурок, что бы мАсковские жиробасы могли рассекать на поршах-каенах, жрать фуагру и отдыхать в куршавелях, а реальные инвалиды, которые без конечностей потом остаются, гниют в комуналках... Да дело не в этом и не в мелочах типа подствольник в кроссовке (до кроссовок не заметил, читал бегло, но это тоже пестетс! В кроссовках по горам -- ебаны врот паря, 2аффтор, ты в поход то хоть раз ходил с бэгом? а бэг это реально меньше половины от полного боекомплета, там от этих кросовок блять даже шнуркоф нахуй не останется, ахуеть... Мож ты ысчо в джынсах там россекал?) все это мелочи -- фишка в том, что бля реально это нереалистический рассказ, т.е. аффтора там нигде не был -- из текста это видно сразу нахуй, по первым строкам высера. И вот если это нихуя ни реализм, а ебать фикшн, то нахуй ты пишешь про чечнюхуйню, пишы бля лучше пра космичекских котегоф с бластерами -- можа издадут, щас всяки кал ебать издают... Бля расписался -- эфедро ссуко пред адово ахуительноахуительноахуительноаухеитольно...
#18 06:16  20-03-2008Иван Гилие    
Понравилось, но по-моему типичное "Было дело" (это не сколько не принижает творение),имхо.


04kar

Ты, чудило, не служил, так не пизди.. в кроссовках как раз про горам и ходють...

#19 09:28  20-03-2008арх    
Глупцов безумные крики

Лишь воздух слегка сотрясают.

Стрела, летящая к цели,

Их не услышит...

#20 09:28  20-03-2008арх    
Глупцов безумные крики

Лишь воздух слегка сотрясают.

Стрела, летящая к цели,

Их не услышит...

#21 09:29  20-03-2008арх    
прошу прощения за повтор. Глючит комп
#22 12:18  20-03-2008Квентин Буратино    
04kar, тронут вниманием. я те тока намекну, а дальше может ты и сам всосёшь, что кроссовки из афгана пошли, ибо в сапогах по горам не находишься. эт тока недавно в ботинках стали бегать. ёпт, милитаристы доморощенные.


зиндан, есть такой омужествляющий миф. зайди по сцыле выше и убедись, что это не так. там есть фоты авторов с боевыми наградами.

#23 17:21  20-03-2008Дервиш Бакинский    
Квентин Буратино

+1

причем адидасовские кроссовки снимались даже с трупов духов

04kar

в таджикистане нефти не было и нет

там война имела совсем другую подоплеку

#24 17:45  20-03-2008Девочка-скандал    
написано просто охуенно. и сюжет, и слог. жму руку автору.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....