Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Царь Югославный. Окончание

Царь Югославный. Окончание

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 12:05  26-03-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 350]
Глава 3. Против Сталина.

28 марта 1948 года в белградский кабинет председателя Совета Министров, Верховного главнокомандующего вооружёнными силами Федеративной Народной Республики Югославии, Генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Югославии Иосипа Броз Тито, поочерёдно вошли его самые близкие соратники и друзья: Милован Джилас, Эдвард Кардель и Александр Ранкович.
На столе у Тито лежало письмо Молотова-Сталина, датированное вчерашним днём 27 марта, роковым для истории Югославии днём выхода в свет гитлеровской резолюции №25. Через неделю должен был состояться пленум югославской компартии, но для Тито было важно выяснить позицию своих приближённых до открытия пленума, который должен будет решить дальнейшую судьбу страны.
Тито уже давно устал искать логическое объяснение тому, в чём была истинная причина неприязни и ненависти, которую демонстрировал по отношению к нему Сталин. Длилось всё это уже достаточно долго, начиная с войны, когда в самоё тяжёлое для него время 1941-1942 годов Сталин вопреки коммунистической солидарности поддерживал не его, а четников Дражи Михайловича, воевавших за реставрацию монархии и Великую Сербию.
В отношении Сталина к нему чувствовалась какая-то почти детская ревность, недостойная столь великого человека. Тито терпел, ведь, Сталин, несмотря ни на что, оставался его кумиром, почти полубогом. Как он мог пойти против него? Но это письмо… Издевательская фраза: «политическая карьера Троцкого весьма поучительна» и эта дата.… Нет, дальше так продолжаться не могло, надо было на что-то решаться. И Тито решился. Он решил, что не подчинится Сталину. Не для того его армия воевала с немцами, итальянцами и внутренними врагами, не для того он терпел столько лишений, был ранен, стоял на грани гибели, чтобы стать сталинской «шестёркой». Не бывать этому никогда!!! Но что будет дальше? Сталин этого не стерпит. Его могут просто уничтожить. Красная Армия может войти в Югославию. И тогда придётся воевать со страной, которая победила нацистов. Как он объяснит это народу, с давних времён привыкшему относиться к русским как к освободителям. Будет ли этот народ, который только, что пережил страшную войну воевать против русских, также как он воевал против немцев? Поэтому, и позвал он сегодня к себе в кабинет самых близких своих соратников, тех, с кем вместе прошёл войну, делил радости и горести, чтобы посмотреть им в глаза и почувствовать, готовы ли они пойти с ним до конца.
- Ситуация зашла слишком далеко, товарищи. Через неделю пленум партии, каков будет наш ответ? Закурив и сделав ещё один круг по кабинету, Тито остановился и ещё раз громко повторил свой вопрос:
- Каков будет наш ответ?
В повисшей паузе еле слышно, но твёрдо зазвучал голос Милована Джиласа:
Na juriš, na juriš, na juriš, vsi bratje teptani za nami, svobodo si vzamemo sami!
Это была их любимая партизанская песня «На штурм» на словенском языке. Всё стало ясно. Тито по очереди обнял всех троих, и на сердце сделалось необыкновенно легко и спокойно, так будто с плеч упал тяжёлый груз.

***
28 июня 1948 года в День Святого Витта вышла резолюция Информбюро коммунистических и рабочих партий. Информбюро исключило из своих рядов Компартию Югославии, а Тито и его ближайшие соратники были названы «фашистской кликой».
Историки так и не дали внятного ответа, почему всё-таки поссорились Иосиф с Иосипом, но только именно после этой ссоры, в Югославии начались перемены. Сохранив авторитарный режим власти, хотя и в «мягкой» форме Тито разрешил частную собственность и провёл эффективные либеральные рыночные реформы. То, что сегодня принято называть «капитализмом под управлением коммунистической партии» или «китайским путём». Тито будет твёрдо стоять на страже единства страны, жёстко подавляя любые националистические проявления от кого бы они не исходили. В правление Тито Югославия, наконец, превратится из объекта борьбы великих держав в нейтральное государство, и впервые в своей истории не будет участвовать в глобальном противостоянии. Тито проживёт долгих 87 лет, достигнет в своей жизни всего, чего только может достичь человек и, тем не менее, войдёт в историю XX века как одна из самых трагических личностей. Потому, что его детище, рождённая в схватках с Гитлером и Сталиным, объединённая нейтральная Югославия недолго переживёт своего создателя.

Глава 4. Против всех.

Второй после Тито значимой фигурой в истории Югославии XX века стал Слободан Милошевич. Увы, совсем по другим причинам.
Милошевич родился 20 августа 1941 года в городе Пожаревац на территории оккупированной немцами и их союзниками Югославии. Имя «Слободан», «свободный» было в те годы очень популярным среди сербов и черногорцев.
Милошевич вступил в компартию в 1959 году. Его взлёт и одновременно падение начались в 1987 году, когда в качестве Председателя Президиума ЦК Союза коммунистов Сербии он приехал в Косово, где в тот момент происходили сербо-албанские столкновения и, выступая перед сербским населением, произнёс фразу, вошедшую в историю: «Никто больше не будет вас бить». Этот момент стал часом его славы.
Увы, Слободан оказался плохим учеником великого Тито и не стал новым объединителем страны. В своей политической карьере он сделал ставку на тупиковый путь великосербского шовинизма, а потому судьба его оказалась во многом схожей с судьбой врага Тито, лидера сербских четников Дражи Михайловича. Михайловича этот путь привёл к расстрелу, Милошевича к аресту, трибуналу и преждевременной смерти.
Сербам редко везло с национальными лидерами. Когда у страны появлялись союзники и обстановка способствовала отстаиванию национальных интересов, во главе Сербии оказывались лидеры, проявлявшие удивительное малодушие и слабость. Когда же наоборот, никаких союзников не наблюдалось, и весь мир был настроен против них, сербские лидеры действовали опрометчиво и безрассудно. Милошевич принадлежал ко второму типу. Его «Никто больше не будет вас бить» в конечном счёте, привела сербов к четырём крупным войнам, по сути, к одной большой войне против всех, выиграть которую не представлялась никакой возможности. Однако при трезвой оценке тогдашней ситуации трудно ответить на вопрос была ли альтернатива.
В Косово «албанская интифада» началась в 1981 году через год после смерти Тито. Албанцы последовательно выживали своих соседей и за 8 лет, добились того, что край покинуло 30 000 сербов. Независимость Хорватии в 1991 году вопреки всем нормам международного права первыми признали Ватикан и Германия, что сразу же напомнило сербам о страшном геноциде, которому они подверглись в годы Второй мировой войны в период правления усташского режима. Как можно было по-другому вести себя в таких условиях? Было ли всё это злым роком или можно было что-то изменить?
Как бы то ни было, Милошевич проиграл, но проиграл, защищая свой народ. Возможно, защищая неумело и безрассудно, но всё же. Предателем он не был.
До сих пор, неясным остаётся вопрос, почему в 1999 году, он не смог дождаться момента, когда войска НАТО начнут наземную операцию, чтобы преподать агрессорам наглядный урок партизанской войны. Югославской армии и другим сербским военным формированиям, закалённым в многолетних сражениях такая задача была вполне по силам. Ключевое слово в этом вопросе «дождаться». «Дождаться» он как раз - таки не мог. Потому, что «дождаться» означало видеть, как методично и варварски уничтожают страну. Это для талибов или Саддама такие вопросы не имеют никакого значения. Какая разница сколько людей погибнет и сколько всего будет разрушено? Аллах дал, Аллах взял. Для Милошевича этот вопрос имел кое-какое значение. Он просто пожалел свой народ, вот и всё. Пожалел свой народ «этот кровавый монстр» и в 2000 году, не отдав приказ стрелять по людям во время уличных беспорядков. А мог бы, и тогда наверняка остался бы и у власти и на свободе. Но его не пожалели.
В 2001 году по решению премьер-министра Сербии Зорана Джинджича, Милошевич был выдан Гаагскому трибуналу в обмен на обещание американских и европейских кредитов. Обещание, которое к слову так и не было выполнено.
Явно намекая на легендарную речь князя Лазаря на Косовом поле о царствии земном и царствии небесном, Джинджич сказал тогда:
«Милошевич обещал осуществить идеалы небесной Сербии, мы же осуществим идеалы земной Сербии».
История повторялась. Измена, князь, измена…

***
Был вечер, шёл мелкий моросящий дождь. Два конвоира вели бывшего президента Югославии к трапу самолёта, который должен был доставить его в тюрьму. Прежде чем, подняться по трапу, он попросил конвоиров на минуту остановиться. Слободан взглянул на небо, на землю, которую он больше никогда не увидит, напряг лоб и спросил конвоиров:
- А какой сегодня день, молодые люди?
- 28 июня.
- День Святого Витта, - усмехнулся Милошевич. Ведите, я готов.


Теги:





1


Комментарии

#0 13:15  26-03-2008Colonel    
прочитал с большим вниманием. респект вдумчивому афтору
#1 16:27  26-03-2008Дервиш Бакинский    
и уважуха к респекту

очень объективно выглядит

#2 19:51  26-03-2008ося фиглярский    
Урусхана читаю с удовольствием.

Вроде все это я знаю, а приятно.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [56] [ИстФак]
В Руси воззрим красоты неземные,
Простор в ней мысли и ума бескрайний,
Рождает спор людей с названьем-давний
Героем были власти волостные.

Поместий мало дельных, силы нет,
Они идут, неся с собою свет в ответ,
Крестьян толпа несет в себе прощенье
И дар в лаптях, малютку-просвещенье....
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....