Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - ШКОЛА

ШКОЛА

Автор: ВОЛОСАТАЯ МОЧА
   [ принято к публикации 11:50  01-04-2008 | я бля | Просмотров: 405]
НА КОНКУРС

- Вставай, вставай. В школу пора. - Мать трогает меня за плечо и легонько трясет.

Я потягиваюсь, приоткрываю глаза. Делаю вид, что просыпаюсь. Она уходит на кухню. Слышен звук наполняющегося водой чайника. Хлопает дверца холодильника. У меня есть еще десять минут до того, как она придет будить меня второй раз. Проваливаюсь в легкую приятную дрему.

- Все готово. Подъем. - Она снова тормошит меня. - Завтрак на столе.

Откидываю одеяло и сажусь на кровати. От холода кожа на руках покрывается маленькими бугорками. С кухни приятно тянет кофейным ароматом. Иду в ванную, засовываю руки под горячую воду, до красноты растираю лицо.

По смоленским меркам моя школа находится далеко от дома. Школа в центре, а живу я на Киселевке, это почти окраина. Рядом есть две школы, где я мог бы учиться, ходу до них пять минут. Но каждое утро я должен идти до остановки, ехать на автобусе, потом топать через парк. Потому что в гимназии специализированные классы, потому что школа нацелена на поступление своих учеников в институты, потому что там строгая дисциплина и лучшие учителя в городе. По крайней мере, так мне отвечали родители, когда я спрашивал их - почему все ребята из нашего двора ходят в шестнадцатую, а я должен каждое утро тащиться в эту дурацкую гимназию?

Автобус идет в семь тридцать пять. В семь тридцать я на остановке, хожу туда сюда до фонарного столба и обратно, стоять на месте очень холодно. Февраль в этом году в ударе, уже две недели температура не поднимается выше минус пятнадцати. Сегодня утром вообще минус двадцать три. Эх, еще бы два градуса вниз и можно было не идти в школу, при минус двадцати пяти отменяют занятия. На прошлой неделе во вторник отменили. Мы завтракали, а по радио объявили, что из-за холодов школы работать не будут. Я очень обрадовался, доел и пошел спать. Автобус приходит через шесть минут. Почти по расписанию. Проталкиваюсь через толпу к окну, царапаю ногтем заледеневшее стекло, потом дую на него, потом большим пальцем увеличиваю глазок и снова дую. Наконец, через него можно смотреть. Лбом прислоняюсь к стеклу, гляжу в окно. В темноте различаются силуэты деревьев, они причудливо изогнуты. Деревья плавно проплывают мимо. Становится плохо видно, глазок затягивается ледяной паутинкой.

В школе пусто, до занятий еще полчаса. У входа в раздевалку на стуле сидит пожилая уборщица, в ее глазах усталость и покой.

- Здрасьте, тетя Зина! - Звонко чеканю я.

- Давай, давай, проходи, не топчи, - ворчит она.

Спускаюсь в подвал, вытаскиваю сменку из шкафа, снимаю куртку и переобуваюсь.

Первый урок - география. Поднимаюсь на второй этаж, учительская открыта, внутри никого. Беру ключ от своего кабинета. Около дверей стоит бюст Пржевальского, путешественника, который что-то искал в Азии и нашел странную лошадь. Бюст большой и белый. Мраморный что ли? Пржевальский похож на Сталина, такие же солидные усы. Отвешиваю ему оплеуху и выхожу. Класс географии - соседний, открываю его и включаю свет. В кабинете тепло, мерно шумят батареи.

Сажусь за последнюю парту. Слева на стене висит огромная фотография, на ней Сенкевич с командой путешественников. Они стоят на палубе небольшого корабля, их лица спокойны. Внизу размашистая подпись - "Смоленской гимназии. Юрий Сенкевич". Класс постепенно заполняется, обмениваются кассетами с новыми частями "тигра каратэ", списывают домашку по математике. Я разглядываю фотографию, представляю себя на корабле вместе с этими моряками, перед глазами плывут картинки из "Клуба Путешественников" - джунгли Новой Гвинеи, лазурные воды Индийского океана, скалистые горы Норвегии, белоснежный песок на островах Фиджи. За окном темно, еще только полдевятого утра, стекло дрожит от ветра, из щели между стеной и рамой тянет холодом.

Начинается урок, учительница вызывает меня к доске:

- Животный мир тундры. - Спрашивает она злым невыспавшимся голосом.

- В тундре холодно, еще холоднее, чем здесь, поэтому в тундре вряд ли кто-то живет. Соответственно никакого животного мира там нет. - Отвечаю я, разглядывая ее серую, накинутую на плечи, шаль.

Она отрывается от заполнения классного журнала и внимательно, как будто с любопытством, смотрит на меня. Я знаю, что на самом деле ей все равно, хорошо ли я знаю ее предмет или плохо. Ее уже давным-давно ничего не волнует в этой жизни. После того, как ее муж не вернулся из экспедиции в горах Средней Азии, она потеряла интерес к происходящему вокруг. И вот она сидит и сверлит меня взглядом. А я отвожу глаза.

- Учил? - Устало выдыхает она.

- Нет.

- Давай дневник.

Приношу дневник, она открывает его, изучает мои оценки, перелистывает на прошлую, а потом и на позапрошлую неделю. Красные пятерки по математике бросаются в глаза. Они выделяются на фоне двоек и троек по остальным предметам.

- Нравится математика? - Спрашивает она.

- Ну, так...

- А география, что, совсем не интересна?

- Да нет. Интересна. Просто вчера Спартак играл, и животный мир тундры как-то прошел стороной.

Она рисует аккуратную двойку в моем дневнике и расписывается.

- Знаешь, а ведь ты мог бы хорошо учится, если бы захотел. Держи, - она протягивает мне дневник.

Я пожимаю плечами, беру дневник и сажусь за парту. Оставшееся до конца урока время вывожу на последнем листе тетради название панк-группы The Exploited.

Следующий урок - алгебра. Илья Аркадьевич, наш учитель, орет с порога:

- Сегодня контрольная, с парт все убрали.

Раздает специальные тетради для контрольных. Многие его не любят и даже боятся. Спрашивает он строго, но справедливо. В Смоленске это лучший учитель математики.

Я быстро решаю свой вариант, тетрадь с задачами сразу уходит по рядам. Илья Аркадьевич сидит за столом около доски, грызет карандаш, трет рукой морщинистый лоб и немного покачивается на стуле. Взад, вперед. Взад, вперед. По ходу не может решить какую-то задачу. Киря толкает меня в спину. Поворачиваюсь.

- Чего? - Тихо спрашиваю я.

- Помоги решить, - шипит он в ответ.

- Давай условие.

Он протягивает бумажку с задачами. Они такие же, как в моем варианте, только числа другие. Быстро решаю и передаю Кире. Он списывает, и его тетрадь также расходится по классу.

Наконец, звонок. Мы по очереди встаем, подходим к столу и кладем тетради перед Ильей Аркадьевичем. Он дожидается, когда все сдадут, выравнивает стопку, запирает тетради в шкафу на ключ и уходит обедать.

Полчаса перемена, надеваем куртки и выбегаем на улицу покурить. Прячемся за угол, чтобы директор не заметил нас с крыльца, Киря достает пачку союз-аполлона и угощает всех сигаретами. Обсуждаем контрольную, кто, сколько решил, кто, сколько успел списать. Я понимаю, что неправильно решил последнюю задачу. Нужно исправить.

Заходим в школу, от никотина кружится голова. Илья Аркадьевич еще обедает, это хорошо. Ключ от шкафа лежит у него в столе в верхнем ящике. Мы открываем шкаф, достаем тетради и начинаем исправлять последнюю задачу. У половины класса такая же ошибка, потому что они списывали у меня. Никто не спешит и не нервничает, пять человек на стреме по всему пути от столовки до кабинета математики. Да и исправляем ошибки мы таким образом после каждой контрольной. Так что дело привычное.

- Шухер. Идет, - раздается из дверей.

Мы кладем тетради в шкаф и запираем его. Ключ отправляется на свое место в верхний ящик стола. Завтра Илья Аркадьевич вновь будет приятно удивлен результатами работы.

На геометрии к доске отправляются сразу пять человек. Решают задачи из домашнего задания. Илья Аркадьевич подходит ко мне, пишет условие.

- Вчера решал варианты вступительных в МГУ. Вот эту задачу решить не могу. Посмотри, может, надумаешь чего.

Урок заканчивается. У нас обед, ученики вываливаются в коридор и спешат в столовку. Я задерживаюсь в кабинете.

- Не знаю пока, как решать. Дома еще подумаю. - Я подхожу к Илье Аркадьевичу.

- Давай. Через две недели уже олимпиада по математике. Ты готовишься?

- Ну, так, немного.

Он достает из стола книжку. Потрепанная обложка, мятые засаленные страницы. Сборник задач с областных олимпиад.

- Порешай дома. Тут хорошие примеры есть.

- Хорошо. Спасибо.

Я кидаю книжку в портфель и бегу в столовку.

После обеда только история и всё - можно идти домой. Слушать эту нудятину про политическое устройство буржуазной Европы невыносимо скучно. Я рву тетрадный лист на несколько кусков, разжевываю их во рту и слепляю шарики. Ручка тут же трансформируется в плевательное приспособление. Через несколько минут весь класс плюется друг в друга и давится от смеха. А история буржуазной Европы безвозвратно забыта. Карлон, так мы зовем препода, просит меня встать и покинуть его занятие. Встаю и покидаю. Да и пошел он со своей историей, пидор конченый.

Прихожу домой, включаю телевизор, там передача "Парламентский час". Придумать что-то еще более унылое очень сложно. От скуки начинаю решать задачи из сборника, который мне дал Илья Аркадьевич. В шесть часов звонит Киря.

- Пошли в гараж, - предлагает он.

- А что там? - Спрашиваю.

- Ну, пива попьем.

- Ну, пошли.

Гаражи находятся на самой окраине Смоленска, сразу за ними овраг, еще дальше - лес. В одном из них собираются знакомые чуваки, играют на гитаре, выпивают. Почти треть всего пространства занимает барабанная установка, пол усеян пустыми бутылками из-под пива и слабоалкогольного напитка "Крейдяночка", на стене нарисована огромная анархия, рядом портрет Сталина, в углу стоит старый телевизор с разбитым экраном, на нем трехлитровая банка, доверху набитая бычками. У входа пыльный диван, прожженный сигаретами везде, где только можно.

В гараже уже тусуются два чувака, один из школы, другого я не знаю. Здороваюсь, они протягивают пиво. Киря приходит минут через десять, приносит бутылку водки. Мы вчетвером бухаем. Появляются какие-то люди, приносят еще алкоголь, начинают играть музыку. В десять вечера я, шатаясь, выхожу на улицу. Темно и холодно. Пешком иду домой и постепенно трезвею. Прихожу, родители уже спят. Я тихо пью чай на кухне и смотрю в окно, где снежные хлопья кружат в оранжевых отсветах фонаря. Валит снег, а, значит, завтра будет не так холодно. И это хорошо.


Теги:





1


Комментарии

#0 12:05  01-04-2008Иван Гилие    
Ну не знаю..троечка на тоненьких ножках
#1 12:08  01-04-2008Арка-Ша    
5.
#2 12:32  01-04-2008Какащенко    
увы, за старание 3
#3 13:12  01-04-2008Дикс    
недочитал. эт я понимаю ВГ старалсо?

оценку ставить не буду

#4 13:22  01-04-2008Илья Волгов    
Идите-ка вы нахуй, если это ВГ.
#5 13:24  01-04-2008Медвежуть    
Аркадий Гайдар нашых дней.5 как по математике.
#6 13:30  01-04-2008Саша Штирлиц    
3
#7 13:51  01-04-2008Kambodja    
6. и это 100пудово не ВолГов.
#8 13:53  01-04-2008ВОЛОСАТАЯ МОЧА    
Заебеню ка десятку, гыгы.
#9 13:53  01-04-2008ВОЛОСАТАЯ МОЧА    
Заебеню ка десятку, гыгы.
#10 13:55  01-04-2008Nebel    
5
#11 14:05  01-04-2008жыдоская соска    
если говно -волосатое, то моча должна быть лысой.

да и ваще, йобанарот, дитефхуй.

баллы им. ХУЙ вам, а не баллы.ВСЕМ ХУЙ.

пока не вернусь из какляндии -никаких боллоф и аценак нибудит.

бляць, я ф шоке от украины.

скоро отпишусь о поездке.

#12 14:24  01-04-2008ГССРИМ (кремирован)    
Это не ВГ. Я знаю как один секрет его текстов.

Оценка 3

#13 15:08  01-04-2008Спинной мозг    
Начало спижено из "Как я съел собаку"

Унылое описание режима дня какое-то


3

#14 15:37  01-04-2008ЁПРСТ    
3
#15 22:02  01-04-2008Вечный Студент    
проскроллил

жэжэ

3

#16 22:48  01-04-2008прокурорская морда    
Школу и споминать не хочу.

3

#17 23:41  01-04-2008Хренопотам    
Нихуя не понял. Писал писал и шарах конец. А что? К чему? Зачем это?

Просто воспоминание? За каким хуем так подробно?

Грамотность речи есть, этого не отнять. Читается очень легко, так не каждый может. но бля. я хз.

Готовился поставить высокую оценку, а так ...

6.

#18 00:15  02-04-2008ВОЛОСАТАЯ МОЧА    
Это отрывок из большого текста просто.
#19 00:44  02-04-2008Colonel    
школьные годы чудесные...

с кем спартак то играл??

#20 07:45  02-04-2008Григорий Залупа    
Афтора узнал 10 епт!
нифарматные 7 баллаф тибе, брат-графаман.
а хател паставеть 3, кстате.
#23 09:35  02-04-2008Докторъ Ливсин    
3..

автора не узнал..

#24 10:11  02-04-2008Pusha    
бля да написал бы уже што-нибудь новенькое
#25 15:18  02-04-2008ося фиглярский    
три
#26 15:56  02-04-2008norpo    
1

описание куска жизни, без юмора, без смысла, без вообще какой-то идеи, зачем?

#27 16:49  02-04-2008ВОЛОСАТАЯ МОЧА    
norpo, ну, не знаю, может, потому что мы так и живем на самом деле. Без юмора, без смысла, без вообще какой-то идеи.


Гыгы, кстати, зачем?

#28 17:18  02-04-2008Лихоухов    
6
#29 22:52  02-04-2008Artur    
4
#30 03:39  03-04-2008skinner    
9 баллов.


отрывок всё-таки.

#31 18:00  04-04-2008Perdbek    
денискины рассказы 6

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....