Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Командир Бронепоезда

Командир Бронепоезда

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 09:30  28-11-2003 | | Просмотров: 1104]
Перед обветренной грудью паровоза вдруг по-волчьи лязгнула стрелка. Как давно на эти спящие рельсы не наводили сабельного блеска металлически пришептывающие вагонные колеса! Как давно не гляделись в их янычарски изогнутую синь увальни-облака...
Лениво потянулся вдоль полотна Тихий Город.
Вот и навечно распахнутые Врата -- славно облупившиеся арматурины, как сухие ветви ивы, весело разбегаются лучами от центральной звезды. От той самой, что подобна причудливому и неведомому большевикам ордену, От той самой, на груди которой красуются скрещенные молотки… Здравствуй, Тихий Город!
Ты неподвижно лежишь на самом востоке Царства Бу, ты сонно раскинул руки от Излучины и до Устья, от моста через Большую Реку и до самых колоколен, с которых видать поля... Там лежишь ты, там, где летящий перестук вагонных колес мечется в дребезжащих стеклах печальных и темных глаз брошенных хрущевок; там, где ночной птицей кричат скорые поезда, громыхая через сумеречную реку по серому бетону моста, и призрачно-восковые огни плацкартов скачут по мутным волнам Большой Реки; там, где чернило майского неба качает над твоим запрокинутым лицом зелную Венеру и алый Марс. Так здравствуй, Город!
Кто постигнет таинство амбразуры броневагона, амбразуры, в которую виден небритый часовой в незавязанной ушанке, сжимающий посиневшими пальцами карабин, часовой, безразлично скользящий назад --во тьму -- в прошлое вместе с покрытым серым гололедом перроном…
Головной прожектор, золотой глаз Будды, третье оку во лбу паровоза, дрожащей алюминиевой вязальной спицею тысячеваттного луча пробивает липкий ватин тяжелого снегопада…
Томно-фиолетовая майская ночь пьяно кружит хороводы затяжной и поздней вьюги, и вот уже серые бегемочьи туши вагонов облепило пушистым белым, и мелом замазало изнутри дальномеры бронебашен, и по-рождественски скрипит снежок под кирзой часового на пулеметной площадке.
Кто проложил рельсы по улицам мертвого города? Кто перевел стрелки и отчего этот бронепоезд грохочет и грохочет по брошенным улицам, а на улицах цветут сады -- так буйно, так безудержно, словно завтра война, отчего?
И уже не различить, где упал снег, а где --белый вишневый цвет, лепестки, подобные чужому символу, подобные смутному предчувствию…
И уже не понять, отчего ветви так тяжко клонятся к земле: под тяжестью ли снега, или же это облепило их цветами, которым осталось жить лишь до завтрашнего рассвета...
Но вопреки небу и земле, вопреки снегу и черным ветвям поезд будет пьяно громыхать и громыхать по кольцевой-- во веки веков, и снег растает, и снег не будет падать на петлицы черной шинели, а поезд будет громыхать, и высохнет броня, и поднимутся долгие травы, а поезд будет громыхать, и травы пожелтеют, и вот уж первая алая кленовая пятерня ложится на плечо... А поезд будет громыхать, громыхать, громыхать колесами на стыках, и закружатся белые мухи, а поезд будет кружить по безлюдным улицам, протяжным криком распугивая серые тени, поднимая в морозный воздух шелестящие вороньи стаи. Поезд все так же будет бросать назад метры ржавого полотна, и все так же будут летать в воздухе тончайшие лепестки сакуры. И надо бы сойти и перевести стрелку, но это будет против правил, и потеряется весь смысл игры, тем более, что раз сорвавший стоп-кран не сможет уже остановиться и будет срывать его снова и снова – вечно, пока однажды не кончатся рельсы, пока однажды бронепоезд не выедет к заветному мосту, пока не замрет на бесконечный миг серой усталой птицей в яркой синеве над волнами Большой Реки, пока не оторвется, беспомощно и триумфально вращая алыми колесами, от безразличного и холодного бетона разрушенного Моста...
Поэтому вместо того чтобы сорвать стоп-кран, поэтому вместо того, чтобы соскочить на ходу и перевести стрелки назад, я тяну за веревку гудка, и с пронзительным криком, и в клубах веселого пара мы вылетаем к перрону, и часовой в незавязанной ушанке разом исчезает где-то позади, вместе с бетонной платформой, и уже там, позади --во тьме -- в прошлом, растерянно провожает тревожным взглядом красные фонарики последнего вагона... Так вези меня, поезд!


Теги:





2


Комментарии

#0 12:36  28-11-2003Херба    
Ахуительно написано. Прекрасный стиль.
#1 13:08  28-11-2003Sundown    
автор, я тебя узнал. хуя ты не пишеш? сцука!
Sundown

А хуя ж я не пишу, йобанна... То шо не в куда. А то шо узнал, это заибися. Тока это не я. Гггаааааа

#3 13:38  28-11-2003ЧЁрный Батон    
г. "Ленинград" альбом "Точка" песня 2. Но написано уверенно, даже можно сказать с оптимизмом, зато и спасибо.
#4 13:59  28-11-2003Сэмо    
стиль - ахуенный. в общем - респект.

на многое из чего пахоже, но - по хую мароз

#5 14:05  28-11-2003Fedott    
Ничего написано. Правда, мне на ум сразу "Чапаев и пустота" пришло...

Хотя, пожалуй, только темы общие.

Про рактечиков мне у тебя больше понравилось.

#6 16:00  28-11-2003Вылк    
в целом - суперски, хотя и прослеживается любование собственным стилем........
Вылк

А вот с этава места можна пападробней пажалста? Это интересна очинь.

#8 22:16  28-11-2003Гавайская Гитара    
Согласна с Вылком. Слишком много метафор. "Пожирнее и погуще" - не всегда хорошо. Если бы посуше...Не сердись.
#9 00:58  06-12-2003Меня зовут Къебеням    
полная хуйня, от и до дэбильная поебень.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [4] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [8] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....