Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Командир Бронепоезда

Командир Бронепоезда

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 09:30  28-11-2003 | | Просмотров: 1061]
Перед обветренной грудью паровоза вдруг по-волчьи лязгнула стрелка. Как давно на эти спящие рельсы не наводили сабельного блеска металлически пришептывающие вагонные колеса! Как давно не гляделись в их янычарски изогнутую синь увальни-облака...
Лениво потянулся вдоль полотна Тихий Город.
Вот и навечно распахнутые Врата -- славно облупившиеся арматурины, как сухие ветви ивы, весело разбегаются лучами от центральной звезды. От той самой, что подобна причудливому и неведомому большевикам ордену, От той самой, на груди которой красуются скрещенные молотки… Здравствуй, Тихий Город!
Ты неподвижно лежишь на самом востоке Царства Бу, ты сонно раскинул руки от Излучины и до Устья, от моста через Большую Реку и до самых колоколен, с которых видать поля... Там лежишь ты, там, где летящий перестук вагонных колес мечется в дребезжащих стеклах печальных и темных глаз брошенных хрущевок; там, где ночной птицей кричат скорые поезда, громыхая через сумеречную реку по серому бетону моста, и призрачно-восковые огни плацкартов скачут по мутным волнам Большой Реки; там, где чернило майского неба качает над твоим запрокинутым лицом зелную Венеру и алый Марс. Так здравствуй, Город!
Кто постигнет таинство амбразуры броневагона, амбразуры, в которую виден небритый часовой в незавязанной ушанке, сжимающий посиневшими пальцами карабин, часовой, безразлично скользящий назад --во тьму -- в прошлое вместе с покрытым серым гололедом перроном…
Головной прожектор, золотой глаз Будды, третье оку во лбу паровоза, дрожащей алюминиевой вязальной спицею тысячеваттного луча пробивает липкий ватин тяжелого снегопада…
Томно-фиолетовая майская ночь пьяно кружит хороводы затяжной и поздней вьюги, и вот уже серые бегемочьи туши вагонов облепило пушистым белым, и мелом замазало изнутри дальномеры бронебашен, и по-рождественски скрипит снежок под кирзой часового на пулеметной площадке.
Кто проложил рельсы по улицам мертвого города? Кто перевел стрелки и отчего этот бронепоезд грохочет и грохочет по брошенным улицам, а на улицах цветут сады -- так буйно, так безудержно, словно завтра война, отчего?
И уже не различить, где упал снег, а где --белый вишневый цвет, лепестки, подобные чужому символу, подобные смутному предчувствию…
И уже не понять, отчего ветви так тяжко клонятся к земле: под тяжестью ли снега, или же это облепило их цветами, которым осталось жить лишь до завтрашнего рассвета...
Но вопреки небу и земле, вопреки снегу и черным ветвям поезд будет пьяно громыхать и громыхать по кольцевой-- во веки веков, и снег растает, и снег не будет падать на петлицы черной шинели, а поезд будет громыхать, и высохнет броня, и поднимутся долгие травы, а поезд будет громыхать, и травы пожелтеют, и вот уж первая алая кленовая пятерня ложится на плечо... А поезд будет громыхать, громыхать, громыхать колесами на стыках, и закружатся белые мухи, а поезд будет кружить по безлюдным улицам, протяжным криком распугивая серые тени, поднимая в морозный воздух шелестящие вороньи стаи. Поезд все так же будет бросать назад метры ржавого полотна, и все так же будут летать в воздухе тончайшие лепестки сакуры. И надо бы сойти и перевести стрелку, но это будет против правил, и потеряется весь смысл игры, тем более, что раз сорвавший стоп-кран не сможет уже остановиться и будет срывать его снова и снова – вечно, пока однажды не кончатся рельсы, пока однажды бронепоезд не выедет к заветному мосту, пока не замрет на бесконечный миг серой усталой птицей в яркой синеве над волнами Большой Реки, пока не оторвется, беспомощно и триумфально вращая алыми колесами, от безразличного и холодного бетона разрушенного Моста...
Поэтому вместо того чтобы сорвать стоп-кран, поэтому вместо того, чтобы соскочить на ходу и перевести стрелки назад, я тяну за веревку гудка, и с пронзительным криком, и в клубах веселого пара мы вылетаем к перрону, и часовой в незавязанной ушанке разом исчезает где-то позади, вместе с бетонной платформой, и уже там, позади --во тьме -- в прошлом, растерянно провожает тревожным взглядом красные фонарики последнего вагона... Так вези меня, поезд!


Теги:





2


Комментарии

#0 12:36  28-11-2003Херба    
Ахуительно написано. Прекрасный стиль.
#1 13:08  28-11-2003Sundown    
автор, я тебя узнал. хуя ты не пишеш? сцука!
Sundown

А хуя ж я не пишу, йобанна... То шо не в куда. А то шо узнал, это заибися. Тока это не я. Гггаааааа

#3 13:38  28-11-2003ЧЁрный Батон    
г. "Ленинград" альбом "Точка" песня 2. Но написано уверенно, даже можно сказать с оптимизмом, зато и спасибо.
#4 13:59  28-11-2003Сэмо    
стиль - ахуенный. в общем - респект.

на многое из чего пахоже, но - по хую мароз

#5 14:05  28-11-2003Fedott    
Ничего написано. Правда, мне на ум сразу "Чапаев и пустота" пришло...

Хотя, пожалуй, только темы общие.

Про рактечиков мне у тебя больше понравилось.

#6 16:00  28-11-2003Вылк    
в целом - суперски, хотя и прослеживается любование собственным стилем........
Вылк

А вот с этава места можна пападробней пажалста? Это интересна очинь.

#8 22:16  28-11-2003Гавайская Гитара    
Согласна с Вылком. Слишком много метафор. "Пожирнее и погуще" - не всегда хорошо. Если бы посуше...Не сердись.
#9 00:58  06-12-2003Меня зовут Къебеням    
полная хуйня, от и до дэбильная поебень.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:22  09-01-2018
: [18] [Литература]
Они в комнате общаги
Их трое, (трое ?)
Студенты, второй или первый курс.
У одного из них – книга.
Бумажная.
И им от этого дичайше любопытно. Они ерзают. Сидя втроём – плечом к плечу - на одной кровати.
- Давай Читанем! Чо там?
Студент с книгой в руках - по центру....
14:05  31-12-2017
: [8] [Литература]
- На обеде всё не сжирай, вынеси с собой, - Димка Голещихин из второго отряда ткнул Макса локтем в бок. – Ржака будет.
Макс хотел запротестовать, но Голещихин многозначительно вытаращил глаза и приложил палец к губам. Да и, к тому же, он был на год старше и на голову выше....
03:12  31-12-2017
: [49] [Литература]

Йоф придумал себе имя. Конечно, в паспорте стоит другое, но так - лучше. Друзья привыкли моментально. В двадцать лет всё легко, кроме того, что нереально.
- Почему - Йоф? - с легким испугом спросила мама. Ей было за сорок и привычки менять сложно....
18:14  26-12-2017
: [57] [Литература]



Всегда. Не знаю значения этого слова, это какое-то неразумное слово – всегда.

О чём.
В том городе часто тряслась земля. Тряслись стены дома, пол, гремело и звенело всё, что могло греметь и звенеть. Никто не кричал, не спешил выбраться на улицу....
17:40  20-12-2017
: [44] [Литература]
1.

— Петров!

— Виктор Леонидович! Статья 144 часть вторая. Три года строго режима! Конец срока 20-го марта 1986 года!

— Пошёл!! Иванов!!

— Максим Александрович! Статья 206 часть третья! Пять лет шесть месяцев усиленного режима!...