Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Диана и демоны

Диана и демоны

Автор: dedmazai
   [ принято к публикации 14:38  01-05-2008 | LoveWriter | Просмотров: 353]
...Раз! Два! Три!
Я лежу на полу комнаты и поднимаю штангу.
Десять! Пятнадцать! Двадцать три!
Кисти рук наливаются кровью, но я тягаю и тягаю проклятое железо.
Сорок пять. Пятьдесят. Шестьдесят один...
Вены набухли и на руках резко выступили тонкие белые черточки забытых шрамов.
Шестьдесят четыре. Шестьдесят шесть...
Там, где начинается кисть левой руки, кровавым бугром вздувается семисантиметровая неровная полоса - вечное напоминание...
Диана и демоны...
Семьдесят! Стоп!
.....................................

На дворе стояла зима, мрачная зима моего последнего университетского года. Денег не было, желания ходить на лекции тоже, поэтому толстый весельчак армянин Ашот - друг и коллега по универу - устроил меня ночным продавцом в магазин на полустанке неподалеку от Софии.
Днем я спал, читал книги, а к вечеру надевал толстый, старый дедовский полушубок, оставшийся у него со времен работы на железной дороге и брел на электричку - на работу...
Смена начиналась в семь вечера и заканчивалась в семь утра. Работа была не тяжкая, но унылая. После полуночи клиенты почти не появлялись, однако и дверь магазина запирать запрещалось. Я пристраивался к буржуйке и топил ее досками и углем. Одиноко...
В жизни моей тогда ничего не существовало кроме одиночества . Сколько я ни пытался найти себе ту, которую можно было бы назвать любимой, ничего не выходило. Незримая стена.
Редкий секс, случайный, всегда по пьянке, не мог заполнить пустоты сердца. На следующий день хотелось блевать, а потом опять пить, пить и пить...
...........................................

...- Ай! Опять грустишь? Чего задумался? Сколько тебе еще работать осталось до конца смены?
Я встрепенулся. Передо мной стоят толстенький Ашот и улыбался.
- Еще пять часов. А что - проблемы?
В тот день я заступил в первую смену, дневную, замещал заболевшего коллегу.
- Хватит грустить! Что ты сегодня вечером будешь делать? Опять напьешься? - не унимался Ашот. Он давно видел, что в жизни у меня какие-то провалы и поэтому благородно взял надо мной шефство. Ашот был человеком с огромным сердцем и всегда помогал попавшим в беду.
- Наверное напьюсь, - признался я.
- А какой сегодня день ты не часом не помнишь? - вопросы Ашота становились подозрительными, но он не злился, наоборот, веселился.
- Двадцатое. А что? - ответил я.
- Ай! А еще друг! - всплеснул пухлыми ручками Ашот.
И тут до меня дошло.
- День рождения! У тебя же сегодня день рожденья! - и я бросился обнимать именинника.
- Ну вот и разобрались! - Ашот выпустил меня из объятий и не терпящим возражения тоном заявил:
- Значит так! Сегодня после работы ты идешь ко мне. Никаких подарков, ничего не надо. Бутылок тоже не надо - все есть. Будут друзья, наши друзья, мои друзья, коллеги будут. По-простому. По-нашему, по-студенчески.
- Но я же... - и я указал на свою одежду - клетчатую затасканную рубашку, воротник которой вылезал из старого со отвисшими рукавами свитера. На работе мы не церемонились и одевались как жители самой деревни - по-деревенски.
- Ни-ни! И не думай! Все знают, что ты с работы! Одним словом, жду! Пока!
И Ашот вышел из магазина.

Мне было стыдно за свой внешний вид и я все оставшееся время размышлял - пойти или не пойти? Ашот жил в получасе ходьбы от моего дома, а до нашего района приходилось добираться с работы почти час. Или может заехать помыться, сбрить щетину? Так ведь вся одежда лежит нестиранной. Эх...

В семь вечера пришел сменщик. Тоже наш с Ашотом коллега и друг.
- Знаю! Знаю все! - грустно ответил он. - И меня пригласили, но...замену на вечер найти не смог.
Он почесал черную густую щетину и снял со стеллажа бутылку ракии.
- Давай по капельке, пока клиентов нет!
Мы откупорили бутылку, достали пару пластмассовых стаканчиков и выпили за здоровье Ашота.
На улице мела метель. Никуда не хотелось выходить, а до поезда было еще 50 минут.
- Еще по одной?
- Наливай!

...Часам к десяти вечера мы прикончили бутылку. Я вспомнил, что изредка из деревни в Софию ходит автобус и, попрощавшись, вышел на темную улицу. Метель не унималась и за двадцать минут на остановке я порядочно продрог.
Около одиннадцати я вылез из холодного пустого автобуса на конечной остановке в городе. До дома надо было идти минут сорок.
Я шел, шел, а ветер со снегом бил мне в лицо. Улицы были пустынны.
И вот наконец развилка - если идти налево, через двадцать минут будет дом Ашота. Направо - опять через двадцать минут- мой дом.
"Что делать? - подумал я. Мне так не хотелось возвращаться в пустую квартиру. - Идти или нет?"
Тогда я достал из кармана монетку и загадал: выпадет решкой - пойду домой. Орлом - к Ашоту.
Выпал орел...

...Дверь в квартиру Ашота оказалась незапертой. За нею гремела музыка и слышались веселые голоса. Я зашел, снял полушубок и вошел в комнату.
- А-а-а-а! Пришел!!! Пришел, бродяга! Я знал, что ты придешь! - и под радостные крики гостей Ашот сдавил меня в объятьях.
- Пей! Что хочешь пей! Наливай, закусывай! - он гордо обвел руками стол, который ломился от разных тарелочек, мисочек, бутылок и стаканов.
Я налил себе ракии и сел за стол
Гости уже были порядком навеселе. Кто-то танцевал, кто-то оживленно разговаривал, махал руками. А напротив меня сидела парочка. Светловолосый парень с жестким, волевым лицом и...
...Длинные рыжие волосы спускались ей на плечи. Они отливали медью, золотом, переливаясь в свете ламп. Девушка примостилась на колени к светловолосому и обнимала его. Парочка счастливо целовалась, а я смотрел на лицо девушки, которое она изредка поворачивала к столу. Красавица. С огромными серыми глазами, большой грудью и сильными ногами в обтянутых джинсах...
- Кто это? - тихо спросил я Ашота.
- Что? Неужели не знакомы? - удивился тот. - Это Диана. Из нашей с тобой бывшей школы, только на пару лет помладше. А-а-а, и ты на ноги смотришь? Смотри, облизывайся. Она - тренер по каланетике, поэтому и ноги загляденье!

Несколько раз за вечер я украдкой бросал на Диану взгляд, но та была занята своим парнем и ни на кого не обращала внимания. Во всяком случае, мне так тогда показалось...
Я взгрустнул, однако новые дозы алкоголя придали мне бодрости и я просидел у гостеприимного Ашота почти до утра...

Через месяц я поругался с хозяином магазина, отказавшимся повысить мне зарплату и ушел с работы.
Несколько раз я вспоминал Диану, но отгонял все мысли о ней. Зачем травить душу?
Потом я вспомнил об учебе и взялся за заброшенный диплом. Через несколько месяцев предстояла защита.
И опять я изредка пытался познакомиться с теми девчонками, что мне нравились. И снова между нами вставала незримая стена. Я пил, слушал музыку и не встречался ни с кем из друзей...

Алкоголь все больше и больше затягивал меня. Сильный молодой организм все еще успешно боролся с ним, бешенно выкидывая токсины, но в душе была пустота и я снова и снова наполнял ракией стакан...

...........................................

Однажды в пьяном виде я зацепился где-то за гвоздь и порвал рубашку. Установив это утром, я решил не откладывать дело на потом и зашить дыру сейчас. Я сидел в майке у окна, поближе к свету. С горем пополам выполнив задачу, я потянулся за бритвой, чтобы аккуратно отрезать нитку. И тут вгляделся в нее.
Это была старая бритва, зазубренная в нескольких местах - я использовал ее и для резанья проволоки, и для зачистки проводов...
Я внимательно осмотрел бритву. И тут почему-то в голову пришла Диана.
Нет, я ни в коем случае не хотел кончать жизнь самоубийством. Ни из-за Дианы, ни из-за кого-либо другого. Нет-нет!
Потом я с удивлением посмотрел на свою левую руку. Волосики с внешней стороны, чистая, гладкая, белая кожа - с внутренней...
Мне не понравилась эта гладкость и я медленно, с совсем легким нажимом провел бритвой по руке.
Вначале появилась неуловимая белая полоска. А потом на поверхности кожи показались капельки крови.
Я сидел и не отрываясь смотрел на руку. Капельки замерли.
Тогда я провел бритвой еще одну полоску, чуть в стороне. И опять стал наблюдать за тем, что произойдет.
...Когда я очнулся спустя десять-пятнадцать минут, на руке беспорядочно алели и кровоточили пять-семь тоненьких полосок. Я выругался и побежал мыть руку, а потом смазал ее водкой.
"Прямо жертвоприношение устроил, алкоголик! - яростно повторял я. - Ты псих! Еще немного и ты располосовал бы всего себя, ублюдок! Даже если бы ты помер - кто бы вспомнил и пожалел о тебе? Не смей больше!"
Тут мне показалось, что откуда-то из глубин вселенной за мной пристально наблюдают чьи-то глаза. Мне стало не по себе и я ахнул полстакана водки...

..................................................

...Это произошло спустя несколько дней. Как всегда я крепко выпил и заснул, но почему-то проснулся глубокой ночью. В комнате что-то было не так. Я присел на кровати и внимательно огляделся, не включая свет. Напротив, чуть под углом стоял мой огромный усилитель "Маршалл" с колонкой. Старая, потертая надежная машина, которую выбирают тысячи музыкантов по всему миру Усилитель с серыми закругленными лампами, которые можно увидеть через сеточку сверху.

Со стороны усилителя еле-еле мерцал красноватый свет. Я протер глаза, но свет не исчезал, несмотря на то, что усилитель был выключен.
Я глотнул водки из бутылки и осторожно поднялся с кровати. Подошел к усилителю и заглянул внутрь.

Они сидели там. Тихие, серые, молчаливые. Сидели среди потухших ламп "Маршалла", сами похожие на лампы. Я почему-то потрогал сетку рукой. Она была холодная. Лишь "они" чуть-чуть светились...Демоны.
Я сразу понял, кто это.
Но страха не было - лишь бесконечное удивление и страшное предчувствие чего-то свершившегося, неотвратимого.
Я сел на стул у усилителя с бутылкой в руках и тоже затаился.

И они молчали. А потом по комнате как бы прошелестело:
"Мы довольны жертвой и выполним то, о чем ты просишь!"

Я ничего не понял, но меня вдруг потянуло в сон. Добравшись до кровати, я отрубился....

...................................................

На следующий день я внимательно осмотрел усилитель. Нет, все было в порядке. Лампы на месте, лишних нет. Про белую горячку мне не раз доводилось читать и я знал, что допившийся до нее впадает в дикое возбужденье, ему являются черти, черные котики и прочая нечисть. Он орет, отбивается, беснуется...
Но ведь со мной ничего такого не произошло!
Я задумался и в конце-концов решил, что все было сном. Ночным кошмаром.

..............................................................

Прошло три месяца. Я продолжал пить, но никакие видения меня больше не посещали. Жизнь продолжала оставаться одинокой, несмотря на все попытки изменить ее. Диплом постепенно рос, на дворе стояла весна...

Я сидел и пил, когда под окном раздалось нестройное многоголосое пение.
"Опять подростки балуются, - подумал я и глотнул водки. - Вот ведь нечего делать людям!"
Однако пение продолжалось и пару минут спустя я ошеломленно услышал в словах песни свое имя!
Тут я выскочил на балкон и увидел Ашота, нескольких девчонок и одного коллегу!
- Ну что? Ты откроешь нам дверь или нет? - смеясь крикнул Ашот.
Я бросился в коридор жать на кнопки.

Спустя пару минут комната наполнилась весельем. Оказывается, знакомые ходили в какой-то кабак, а потом кто-то вспомнил обо мне и компания решила заглянуть на огонек.
И среди компании была...Диана!!!

Да! Рыжеволосая красавица с чудесными ногами и грудью стояла и весело смотрела на меня! Одна! Без своего волевого блондинчика!
Я рассадил гостей по стульям и диванам и мы выпили. А потом еще и еще. Я пустил им привезенный из России альбом "Круиза" и очень скоро компания уже пыталась на плохом русском подпевать Валерию Гаине - "Иди же с нами, пилигрим!"
Диана пила наравне с мужчинами, больше молчала, изредка улыбалась и в глазах ее проскакивало...что-то странное, чего я не мог понять.
Часов в двенадцать ночи мы распрощались и я лег спать.

Вечером два дня спустя раздался звонок в дверь. Я никого не ждал, сидел пил и читал книгу. Открыв дверь, я оторопел. Передо мной стояла Диана!
- Привет! - сказал я и почему-то добавил: - А их здесь нет! Они сегодня не приходили!
- Привет! - ответила Диана и опять как-то странно посмотрела на меня. - А я не к ним. Я к тебе...

Я пригласил ее в комнату и смущенно по-быстрому прибрался.
- Будешь водку с тоником?
- Буду! - ответила она.

Мы выпили и я, чтобы скрыть смущение, спросил:
- Ты что-то хотела?
Диана сама налила себе немного водки, выпила и вдруг, глядя мне прямо в глаза заявила:
- Я люблю тебя. Поэтому и пришла. Ты мне еще тогда понравился - на дне рождения Ашота. Я все эти месяцы думала, что со мной, но никак не могла понять. А недавно как будто пелена спала с глаз и чей-то голос сказал: Иди к нему! Он тоже тебя любит и хочет! И вот я здесь!

Услышав такое, я чуть не упал со стула. Нет, ну вы можете себе представить? Сидишь пьешь, а тут к тебе приходит женщина, которая и видела-то тебя всего один раз и заявляет о своей любви!

Я не поверил. Чтобы эта красавица? Диана? Меня?
А затем в голову стукнуло: может она разыгрывает меня? Издевается? На пари?

-Я...ты мне тоже очень нравишься, - пробормотал я. - Но...скажу честно, я что-то в это не верю. Ты просто стебешься надо мной!
И я выпил махом еще полстакана водки, забыв предложить Диане.
Она сама взяла бутылку, налила себе немного и глотнула.
- И когда ты в это поверишь? - усмехнулась она.

Тут мне в голову взбрела ненормальная пьяная мысль.
- Поверю? Сделай мне сейчас минет! Вот тогда поверю!

Диану почему-то совсем не шокировало подобное предложение.

- Думаешь, мне слабо? - спросила она и встала. - Сиди, сейчас увидишь!
И она подошла ко мне и опустилась на колени, взявшись тонкими пальчиками за ширинку моих джинсов.
Я был настолько возбужден, что как только Диана расстегнула ширинку и оттянула резинку трусов, мой член выскочил оттуда как ракета и уперся ей в губы. Диана схватила его и начала сосать.

Я сидел, гладил ее по рыжым волосам и не мог поверить в происходящее. Однако я очень много пил и несмотря на то, что Диана всячески старалась, так и не смог кончить. Минут через десять она вынула головку члена изо рта и смущенно сказала:
- Не могу больше, мне плохо. Ну...ты веришь теперь?
Я обхватил ее руками, поднял и целуя перенес на кровать.
- Милая! Конечно верю! Я столько тебя ждал! Давай! - и я попытался расстегнуть теперь ее джинсы, но тут Диана уже смутилась и, покраснев, прошептала:
- Я не могу сегодня! У меня еще...
Услышав это, я ни капельки не разочаровался, потому что и так, подарок, сделанный мне сегодня, превосходил все ожидаемое.
Мы улеглись на кровать, обнялись и просто лежали и целовались. А в перерывах между поцелуями рассказывали друг-другу о себе...
Поздно ночью я проводил ее домой и заснул счастливейшим человеком на свете.

.................................................................................

Однако на следующий день какая-то неясная тревога охватила мое сознание. Я никак не мог понять, в чем дело? Меня тянуло к Диане, я хотел ее, но...что-то происходило вокруг и порою голову окутывали мрак, наваждение, я слышал чей-то шепот и шелестение неясных голосов.

Диана прибежала через два дня.
- Что с тобой? - удивленно спросила она. - Неужели ты меня не любишь? Или доказательств было мало? Хочешь доказательство сейчас?
Тут меня обуял ужас и я почувствовал, что самое последнее, чего я хочу в этот момент, это секс с Дианой!

Она стояла передо мной, гордо подняв голову и выпятив прекрасную грудь. Диана была в суперкороткой юбке и черных блестящих колготках, подчеркивающих силу, стройность и красоту ее ног.
- Я...я не могу так! - пробормотал я. - Я...я тебя люблю, но я тебя совсем не знаю! Я могу лечь с тобой только тогда, когда почувствую, что готов к этому!
Я сам не знал, что говорю, но душа моя была охвачена смятением. Нет! Это не был страх перед женщиной, перед конкретной Дианой! Ведь мог же я без всяческого неудобства еще в первый вечер засунуть ей в рот свой член.
Было что-то другое.
Наваждение? Морок?

Мы опять обнялись и провели весь вечер вместе.

Прошло около месяца, прежде чем мы стали близки.
Наступил мой день рожденья. Денег у меня не было и мы решили отметить его лишь вдвоем. Диана предложила поехать на квартиру ее деда, отбывшего в деревню. Я с радостью согласился.
Мы пили джин с тоником, закусывали, смотрели телевизор и целовались. А когда я закрывал глаза, на меня опять волнами накатывало что-то черное.
А потом мы разделись и легли.
В первый раз я увидел столько нежности и любви. Мне предлагали все и говорили - возьми, до конца!
Диана лежала на кровати, бесстыдно раскинув ноги. Я вошел в нее и она тут же стала влажной. Влажной до такой степени, что из нее прямо текло. Я входил в нее как в масло, а ее серые глаза смотрели на меня с невыразимой любовью.
Но...

Что-то происходило. Я не понимал - что. Иногда мне казалось, что передо мной не прекрасная, раскованная девушка, любящая меня, а ...кто-то другой. А потом на меня накатывала чернота и я чувствовал, что это не я, а какая-то иная сила, управляющая мной согласно своим желаниям, которые почему-то резко расходились с моими.
Мы любили друг-друга с перерывами несколько часов, потом я кончил и Диана заснула, благодарно сжимая меня в своих объятьях.
Я закрыл глаза и тоже попытался заснуть.
И тут почувствовал...
Нехотя приоткрыв глаза, я увидел в дальнем конце комнаты неяркий красный свет. Там, вдали, у книжного шкафа. На полу...
Я осторожно высвободился из рук Дианы и встал.

Они сидели там. Маленькие, тихие, серые, молчаливые. Похожие на лампы "Маршалла". Демоны.
Я стоял и смотрел на них.
- Чего вы хотите?

Прошло несколько минут.
- Хе-хе! - прошелестело по комнате. - Хе-хе! Мы ждем...

Я добрался до кровати и заснул.
....................................................................

Несколько дней после этого мы с Дианой не виделись. Она была занята, да и я вновь взялся за диплом. Однако...
Я продолжал думать над этим "мы ждем"...
Неужели...надо опять? И кровь это...плата за Диану? За любовь? За счастье? Что ж...Я заплачУ...

Вечером я выпил, а потом достал бритву. Снял рубашку и посмотрел на правую руку. Пальцы погладили мягкую, чистую кожу. Я взял бритву и провел по внутренней стороне руки небольшую полоску. Выступила кровь.
Я ничего не почувствовал. Была лишь эта полоска и пустота.
Тогда я сделал еще один разрез, сантиметров на пять, поглубже. А затем еще и еще.
Я хочу любви и я хочу счастья! Я не упущу тебя, любовь моя, Диана!
Я перехватил бритву в правую руку и...
...полоснул по левой кисти, не по вене, а под наклоном, там где рука переходит в кисть.
Пляс!
Фонтан крови рухнул на пол. Нет, это были не хаотические брызги. Я видел ручей, падающий вниз. Хе-хе!

Я пришел себя и бросился в ванную, зажимая рану, оставляя на полу обильные капли крови. Промыв рану, я залил ее водкой, замотал полотенцем и меня охватила усталость. Я повалился на кровать и забылся...

.........................................................................

На следующий день я пришел к Диане. Она с ужасом уставилась на мою левую руку, неумело перевязанную бинтом.
- Что с тобой? - спросила она. - Почему ты пропал?
- Был морок, - честно ответил я. - Не знаю, что на меня накатило. Я люблю тебя, поэтому разрезал руку бритвой.
Диана побелела и отвела меня на кухню.
- Покажи!
Я снял бинты и она, закусив губы промыла и обработала рану.
- Оставайся у меня! Родители уезжают на несколько дней в деревню. Квартира пустая.
И я остался.

Диана тоже готовилась к экзаменам. Целыми днями она читала учебники, делала выписки. Я готовил еду, смотрел телевизор, а вечерами мы ложились в кровать и пробовали любить друг-друга. Но мало что выходило. Я жаждал ее. И она хотела меня. И опять Диана исходила соками и ее серые глаза светились любовью, когда я входил в нее.
И опять спустя несколько минут меня охватывал ужас. Не от того, что не могу кончить, а от того, что передо мной не она, и я не я перед ней.
...............................................

Через три недели все кончилось. Диана исчезла. Сдав экзамены, она уехала в деревню. Не предупредив, не оставив письма. Я почти каждый день заходил к ее родителям и спрашивал о новостях. Они смущенно пожимали плечами.

Диана вернулась домой в конце лета. Я прибежал к ней, но...
- Я не могу больше быть с тобой, - ответила она, глядя мне в глаза. - Я тебя боюсь. Иногда это ты, иногда...я вижу черное облако, силуэты...и мне...мне очень страшно!

Так мы и расстались, хотя несколько раз я приходил к ней и униженно просил вернуться.

Лето прошло. И осень прошла. И вновь наступила зима...

Я получил диплом, искал работу, пил.
Иногда вечерами я спрашивал, глядя на "Маршал":
- Почему вы не выполнили своего обещания, а, демоны?
Но демоны молчали...

Наступил декабрь. На улице рано темнело, я сидел в кресле, пил и читал. Потом шел спать.
И вот однажды...
Я проснулся от неясного присутствия в комнате.
Медленно повернул голову и посмотрел на "Маршал". Опять откуда-то из глубин усилителя шел неяркий красный свет.
Я встал, взял бутылку и уселся на стул перед колонкой.
Прошло несколько минут.
- Хе-хе! - прошелестел тоненький смешок. - Еще! Если хочешь, ты должен еще....еще...еще...
Голосок постепенно затих, я глотнул водки и ответил.
- Хорошо. Я согласен. Я люблю Диану и будет вам еще...
...............................................................................................

И опять на улице мела метель, как тогда, в прошлом году. В душе было пусто и я решил - будь, что будет!
Я разрежу старую рану и проведу бритвой дальше - до вены и по ней. Если смогу остановить кровь, может я вновь получу Диану. Ну а не смогу...черт с ним, так мне и надо...

Я пошел в магазин и купил две бутылки виски "Грантс", моего любимого.
А потом заперся в комнате и стал пить его.
К полуночи я почти осушил первую бутылку и на донышке оставалось совсем немного.
Я лежал на кровати, рядом горела настольная лампа. Бритва тоже лежала рядом, на тумбочке.
Контакт, в который была включена лампа шатался и она иногда гасла. Я встал, принес удлиннитель, поставил его у кровати и всунул штеккер лампы туда. Все наладилось.

Почти полночь. Диана, где ты? Увидимся ли мы вновь или это конец - и затем следует мрак, полный мрак?
Из глаз у меня потекли слезы, но я вытер их и взял бритву правой рукой.
Последний глоток?
Я вылил остатки виски в стакан и приподнялся, чтобы удобней схватить его, однако координация моих движений уже была нарушена и, наклоняясь, я задел стакан, он...
...в замедленном движении стал падать...
...струя виски хлынула вниз...
...я наклонился и...
Раздался бесшумный взрыв и столб огня ударил мне в лицо!
Виски вылилось на контакты удлинителя.
С опаленными бровями и обожженным лицом я упал на кровать.
Квартира погрузилась во тьму...
......................................................................

И еще несколько месяцев прошло.
Демонов больше не было. Исчезли. Да и я почему-то о них не вспоминал.
Старые раны на руках заросли. Даже та, огромная, на левой, зарубцевалась.

Колодец моей души был пуст. Исчерпан до дна. А на дне виднелся засохший песок.
Но...каким-то неизвестным доселе и непонятным чувством я чувствовал, что...
...это не конец!
Нет!
Это...скорее это новое начало!
Пусть душа одинока и несчастна. Но это...это не навсегда!
И еще будет...обязательно будет любовь!
И колодец снова наполнится до краев, и воды его будут благодатно переливаться через край, орошая засохшую землю вокруг!
Это обязательно случится!
...........................................................
Неподалеку от моего дома стояла древняя, с облупившейся штукатуркой церковь.
Иногда я прогуливался мимо и видел, как на лавочке перед церковью сидит старый-престарый священник.
Однажды я собрал смелость и подошел к нему.
- Здравствуйте! Извините... - я смутился. - Можно я вас спрошу?
Священник посмотрел на меня выцвевшими от старости глазами и кивнул.
- Спрашивай! Я ведь давно тебя заметил, как ты ходишь мимо и все на церковь оглядываешься...
- Скажите, а вот демоны...они...они исполняют то, что обещали человеку?
Священник долго смотрел на меня, а потом ответил:
- Демоны могут исполнить множество желаний. Самых заманчивых, самых невероятных! Но...демоны никогда не выпустят из рук того, кто вступил с ними в контакт. Они обведут его вокруг пальца и затянут в свои сети, в ад – навечно! Так они обманывали ВСЕГДА. ВСЕХ! Это их природа - ЛОЖЬ! Почему ты об этом спрашиваешь?

Тогда я присел на лавочку и рассказал старику свою историю.
Он посмотрел на мои руки, а потом надолго замолчал...

Затем он встал.
- Мальчик! Душа человека - самое ценное в этом мире. Душа - бессмертна. И борьба за нее - смысл существования всех сил в этом мире - и добрых, и злых.
Я тебе больше ничего не скажу, одно лишь запомни: - Бог - ОГОНЬ ОЧИЩАЮЩИЙ! Подумай над этим и ты все поймешь.
И священник не попрощавшись ушел к себе в церковь.

...................................................................

И снова наступило лето.
Я уже работал в одном из первых издательств, что довелось мне повидать за свою жизнь. И в жизни...как сказать...
...я боюсь произнести это вслух, но...
...как будто появилось...появилась...
...появилась любовь?
...Наверное любовь, потому что когда сердце твое бьется при виде человека, который...которая...тоже краснеет, когда ты на нее взглянешь...
...это наверное и есть любовь?

Однажды в центре города я увидел знакомое лицо. Диана. Располневшая, с огромным животом, беременная. Рядом с ней шел высокий, крепкий парень с волевым лицом. Он внимательно поддерживал Диану за руку. А она...я...казалось, что...она...не была рада этому...

От друзей я потом узнал , что Диана "залетела". Случайно и не по любви. Мужчина, ставший отцом ребенка, боготворил ее, но для нее...для нее он был только отцом ребенка. Что случилось дальше, мне неизвестно, потому что следы Дианы стерлись из моей жизни.
Остались лишь белые ниточки шрамов и большой рубец на левой руке...

Такова история про Диану и демонов...


Теги:





1


Комментарии

#0 15:23  01-05-2008Лев Рыжков    
Осилил до конца. И не жалею. Молодец.

Вначале. когда читал про гостеприимного Ашота, предвидел другое. гыгы, развитие событий.

#1 15:44  01-05-2008elkart    
Про шрамы. Зачот.
#2 16:57  01-05-2008Красная_Литера_А    
ИМХО написано хорошо, просто ... просто... просто... просто...

за-душу-беруще...

автору +100

2 elkart 15:44 01-05-2008

тоже

#3 23:35  01-05-2008HЕФЕРТИТИ    
Ха-ха-ха,

какой наивный автор,

очевидно, что ему выпал шанс прикоснуться к "вечному огню", но он элементарно испугался и чтобы успокоиться дал волю своим фантазиям и теперь изо всех сил вербализирует свой страх.

Смешно и глупо.

Автор, зачтите этот текст и вы поймете, что есть те кто не испугался "сгореть"

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=8251

#4 23:55  01-05-2008дыр_КОпф    
"в обтянутых джинсах"

"бешенно"

"Однажды в пьяном виде я зацепился где-то за гвоздь"

"Фонтан крови рухнул на пол"

"Я видел ручей, падающий вниз"

"Контакт, в который была включена лампа"

"засохший песок"

...и штамп на штампе. извини, аффтар, но нет.

#5 02:31  03-05-2008Люблю Жрать Кал!    
Это очень хороший рассказ
#6 02:38  03-05-2008Kambodja    
да чего там, полная хуйня...
#7 00:32  04-05-2008Colonel    
прочитал
#8 14:25  21-06-2009jash    
а вот это уровень!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [19] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....