Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Стрелок

Стрелок

Автор: Риф
   [ принято к публикации 14:02  07-07-2008 | Х | Просмотров: 497]
Цыгана Рому зарубила топором жена Людка. Новость эта, от которой уже два дня лихорадило, или, выражаясь языком современности, колбасило все огромное село Ульяново, явилась нашим друзьям во всей своей неприглядности −- когда Егор Протобекасов вместе со своим старым товарищем Карпом Савельевичем Савельевым подъезжали к повороту в свою деревню, что напротив Красной церкви, то им открылась огромная толпа сумрачных мужиков стоящих вокруг гроба, в котором лежал кто-то весьма и весьма бледный.
− О! − по своей привычке громко воскликнул Карп, − гляди, хоронят кого-то.
− Мон шер, ты дико догадлив. Прямо как майор Смайли, − ответил Егор. Как и у основной части населения среднерусской возвышенности, вид покойника не вызывал у него особого восторга.
− Я знаю, кого хоронят, −- подал сзади голос Алексей Алехин, великовозрастный воспитанник Протобекасова и Савельева, сосланный ими в деревню за пристрастие к психоделическим веществам, −- это Рому-цыгана хоронят. Его жена убила.
Алекс жил в деревне уже почти два года, ассимилировался и подружился со своими ровестниками, с псилоцибина плотно и надежно пересел на водку, отрастил здоровенный живот и крепко сошелся с Ленкой Банюковой − продавщицей из ларька. В настоящий момент он возвращался из кратковременого отпуска в столицу, где слушалось дело об отъеме у него комнаты в коммуналке на Писцовой улице. Карп заблаговременно задружился с судьей, женщиной в годах и вскоре дело благополучно было решено в пользу Алекса. По этому поводу настроение у всех троих было приподнятое. К тому же ехали они не просто так, а приготовить избу к приезду приятеля Егора − Бориса Эмильевича Вальдшнепа-Суходольского, либеральных взглядов магната. Ожидалась продвинутая пьянка с дорогими сортами бордо, охота на утку и прочие не менее значимые удовольствия. Стояла та самая ранняя весна, что напоминает позднюю осень.
− …За что убила?! − Карп взволновался не на шутку. Подобно проницательным теткам из пятиэтажек, Савельев обожал тему смерти и разговоры о ней. «Схоронили», «упокоилась», «Царствие небесное», «погост» − это были ключевые, знаковые слова в его веселой речи.
− За что-за что. Бил он ее смертным боем. Каждый день бил. Говорят, двадцать ударов топором она ему нанесла.
− Это как-же надо замучить бабу, чтобы она здорового мужика завалила, −- подивился Протобекасов. За годы наездов в Ульяново он стал там уже почти местным жителем и конечно же, знал Рому, не раз выпивал с ним в общих компаниях и раз как-то парился с покойным в бане.
−- Нормальный же раньше был мужик, −- сказал Егор как-бы про себя.
−- Он же вроде сидел, Рома − начал вспоминать Карп.
−- Два раза, −- уточнил Алекс, −- второй раз за убийство.
−- Точно-точно, −- живо отозвался Протобекасов, −- когда они всей толпой марьяниного мужа завалили ни за что в Дурнево. Первый раз не знаю за что сидел, а второй раз это уже при нас было, помнишь, Карп?
−- Угу.
−- Я помню, он тогда через несколько месяцев уже снова дома был. Не пойму, что это у нас теперь за убийство три месяца дают?
−- Говорят, Рома даже до зоны не доехал, Прямо из пересылки освободился. По амнистии, вроде. −- Алекс на правах местного жителя знал все подробности.
−- На убойную статью амнистия вроде бы не распространяется. − задумался было Карп, опершись локтем на руль, но тут Протобекасов одернул его:
−- Поехали, какого дьявола тут стоять.
Угрюмые рожи в толпе вокруг гроба начали уже недобро поглядывать на машину с московскими номерами.
−- Я и не знал, что в Ульяново так много криминальных элементов, −- весело заметил Алекс, −- можно прямо снимать их всех на камеру. «ОМОН снимает похороны местного криминального авторитета. Вглядитесь, товарищи, в эти одухотворенные лица. Они мешают нам жить». Константин Епрст, скоро на пе-ервом канале!..
−- Поехали, Карп!

Вальдшнеп прибыл под вечер.
Тяжелый кактанк «Гелентваген» плавно вырулил на стоянку под яблонями. Мягко погасли фары. Алекс, Егор и Карп, уже изрядно освеженные, стояли на крыльце, курили и вглядывались в лобовое стекло машины.
− Какая-то баба с ним… − зафиксировал наблюдение Карп, − это не та ли проститутка, Егор Дмитрич?
Прошлый год на осеннюю утку Вальдшнеп-Суходольский приезжал в гости к Егору со жрицей любви, довольно дорогой, но вполне, как выяснилось тогда, компанейской девушкой. Вместе с деревенскими подругами наших героев она радостно уселась смотреть «Любовь и голуби» и когда уже изрядно нагрузившийся Боря, мигая мутным глазом, стал тащить ее в опочивальню, слегка отшила клиента:
− Ну иди, иди, я сейчас. Буквально одну сигаретку.
Столь нехарактерным для проститутки поведением барышня вызвала к себе уважение. Наутро же она помогла убраться в избе − несмотря на то, что Вальдшнеп привез ее в наряде для отеля «Редиссон-Славянская» (где, собствено и арендовал девушку) − а не для охоты. Потом подруга миллионера помыла вместе со всеми посуду и за чаем обсудила с девками тяготы женской доли. В общем, оставила о себе самое благоприятное впечатление и Карп, памятуя тогдашнее, весьма учтивое предложение Бориса «угоститься» барышней (от которого, впрочем, все отказались), на что-то тайно рассчитывал.
− Да нет, − огорчил его Протобекасов, − у него любовь, говорят.
Любовь была выше Бори на голову, имела длинные рыжеватые волосы − слегка вьющиеся − невыразительную фигуру, скрытуюю под непонятного происхождения джинсами и курткой и крайне странных форм лицо. Именно форм, а не очертаний. Друзья переглянулись недоуменно.
− Это Ира. −- представил свое сердцебиение Борис Эмильевич, − Ира, это мой друг Егор. Это Карп, это Алексей, его вассалы.
Все проследовали в избу, где уже шкворчала в русской печи фаршированная чесноком баранья нога.

−-…а бордо, Карп Савельевич, в прошлом году не удалось. Просто говно бордо! − вот что я вам скажу, − по ходу трапезы Вальдшнеп сообщал интригующие подробности из мира новых русских, − Бургундское чуть лучше, но танины вяловаты.
− Кто вяловаты? − не понял Савельев.
− Танины, Карп. Такая особая субстанция в вине, которую во Франции улавливают лишь несколько десятков человек, − разъяснил Протобекасов, − А в России один только Вальдшнеп, да и то под настроение.
− Нет, ну какой негодяй! − Боря отложил вилку в сторону и отхлебнул добрый стакан красного − позапрошлогооднего, а стало быть, с неплохими танинами, − Ира, этот человек считает своей обязанностью прилюдно осмеивать меня. Да, я люблю бордо и смею сказать, что разбираюсь в нем.
− Помилуй, мин херц, мы все любим тебя, − сказал Егор чистую правду. Все друзья и знакомые очень любили Борю Вальдшнепа, но, несмотря на все его к тому старания, принимали не очень всерьез.
− Есть ли облась человеческих знаний, где ты не сведущ? − задал Протобекасов сам себе риторический вопрос. − Нет такой области. Скажи, Боря, когда была Полтавская битва?
− В 1711 году, −- довольно улыбаясь, ответил Вальдшнеп.
− Пять. Твердое “пять”. А теперь скажи мне ты, Алекс, кто победил в Полтавской битве?
Алехин перестал жевать и с набитым ртом уставился на Протобекасова.
− Ну же, мой друг.
− Немцы?
− Браво, браво. Вот видите Ира, насколько различаются поколения в своем подходе к знаниям.
Ира вертела головой, улыбалась, ни черта не понимала из того,о чем говорят за столом и смотрела только на Борю.
− А помнишь, как мы были с тобой в Хорватии? − cпросила она его безо всякой связи с предыдущим разговором. Ей было непонятно, о чем говорят эти люди, когда рядом есть Боря, ее Боря. Пусть и временами ее. Но ведь это только пока, да?..
− Я возил Иру на особенную псовую охоту, −- Вальдшнеп отпил, довольно откинул голову и придал своему лицу выражение Николая Первого, царя-рыцаря. − Ире понравилось. Правда, дитя?
− Очень! −- дитя прыгнуло Боре на коленки, нисколько не стесняясь присутствующих. −- Я так люблю, тебя, милый!
− Нам выйти? − деловито осведомился Протобекасов. В своих беседах с Вальдшнепом-Суходольским он всегда достигал того особого энергитического состояния, когда кажда фраза вызывает внутренний восторг еще до того, как произнесена, а будучи произнесена, словно повисает в воздухе. В народе такая манера речи называется “непрерывное подъебывание”. В отличие от многих других его собеседников, Боря был природно добр, не обижался и оба они получали удовольствие от разговора.
−- Где взял Иру? − деловито спросил Бориса Егор, когда оба они вышли покурить на двор, под старую грушу.
−- Нас познакомил Милославский…
Андрей Милославский был школьным приятелем Бориса, рыхлым и добродушным фанатом интернета. Телефон в его доме всегда был занят, хозяин бородил по сети непрерывно − как Вальдшнеп по лесам. Милославский был беден, перенес недавно тяжелую болезнь и Боря как мог заботился о нем. В благодарность Андрей настравивал Боре сложный компьютер, ставил программы и как-то пригласил на странную тусовку, куда и пришла Ира, девушка совершенно не бориного круга.
− Я влюбился сразу и через две нели повез ее в Хорватию. Это сейчас я подуспокоился, а тогда у меня был гон. По пять раз в день, представляешь?.. А она ведь к тому же очень нуждается. − переход темы был несколько неожиданным, видимо Вальдшнепу льстило сознание того факта что у него любовь с девушкой “из народа”, −- …Ира окончила хоровой факультет в Перми, но работает бухгалтером. За двести долларов в месяц. Это ведь очень немного.
− А ты что же?
− Я стараюсь − вещами. Деньги я как-то не люблю давать.
− То есть, обидеть боишься?
− Ну, не знаю. Как-то так… Не знаю.
− Не бойся. Впрочем, это твое дело. Ты влюблен, тебе и карты в руки. Спать пошли, Михалыч завтра приедет рано.


Теги:





-1


Комментарии

#0 18:34  07-07-2008Докторъ Ливсин    
ебурга..
#1 18:52  07-07-2008Шева    
Как-то ни о чем и никак.
#2 22:37  07-07-2008elkart    
Хвантазия!

То есть, Конфузия!

#3 01:30  08-07-2008viper polar red    
Егор Протобекасов - это круто! Вальдшнеп-Суходольский и убирающаяся в хате элитная проститутка - это перебор... Остальное, хуйня какая то. Можно было и поинтереснее изложить...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....