Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Ботиночки

Ботиночки

Автор: Hren Readkin
   [ принято к публикации 11:14  23-07-2008 | я бля | Просмотров: 555]
Из магазина Степан вышел другим человеком. Пускай он оделся на распродаже, пускай все вещи – куртка, джинсы и ботиночки – были куплены по специальной цене, пускай он проходит в них две-три недели уходящего лета. Зато это были настоящие вещи из настоящего фирменного магазина.

Раньше Степан не то что купить в нем ничего не мог – заходить-то боялся. Однажды по глупости он забрел в такой монобрендовый рай и тут же вылетел оттуда после первого же «вам что-то подсказать» фурии с пирсингом в пупке и взглядом депутата, приехавшего перед выборами на свиноферму. Только свиньей-то тогда чувствовал себя Степан.

Выборы. Да, если б не выборы, преображения бы не случилось. И донашивал бы сейчас Степа свои бесформенные лодочки производства Ростов-на-Дону с наивным «Карло Пазолини» на подошве, памятник конца двадцатого века. Носил бы как миленький, а не щеголял в носатых ботиночках с пряжкой и непривычно выпирающей подошвой, как бы подбрасывающей на каждом шагу. В таких и взлететь можно, не то что ходить. А можно и с девушкой новой познакомиться, жаль, не сезон. Холодает, загар побледнел, на каждом втором лице тень замерзшего летнего романа. Не лучшее время для знакомства.

- Познакомься, Степан, Николай Иванович, Николай Иванович, это Степан. Золотое перо, так сказать, не пил бы, так цены б ему не было.
- Цена должна быть всему, - усмехнулся Николай Иванович.

В кабинет редактора Степан вошел не в лучшем настроении. Во-первых, статью в прошлый номер дописывали за него коллеги по причине загула. Во-вторых, по той же причине он остался без копейки. Если честно, Степан ожидал разноса с угрозой увольнения. Но присутствие постороннего говорило о том, что разноса не будет. Напротив, ему будет доверена какая-то важная миссия.
- Для тебя, Степан, у нас есть ответственное задание. Николай Иванович объяснит детали.

Николаю Ивановичу было, судя по всему, слегка за тридцать. Но темный в полосочку костюм, красный, по чиновничьей моде, галстук и девственно черные, не знавшие российской грязи ботинки свидетельствовали о том, что право именоваться по имени-отчеству он заслужил. Скорее наоборот, седеющий главный редактор был для него Михалычем, а то и просто Толяном.

- Конечно, объясню. Ты ведь, Семен, человек креативный?
- Степан. Креативлю помаленьку, - Степа вспомнил, как этой ночью, напившись, орал стихи Есенина. Смотреть в лицо гостю было неприятно, и он уперся взглядом в зеркальные ботинки, отчего глаза нестерпимо заболели, а внутри случился легкий рвотный позыв.

- Как ты знаешь, скоро выборы. Я работаю с кандидатом икс. Но нам мешает кандидат игрек. Заебал реально хороших людей, ездит по округу, мутит народ. И, главное, его команда выстраивает имидж такого народного заступника. Типа я стану депутатом, и всем этим ворам – чиновникам и коммерсам - дам прикурить А сам-то кто? Нужен хороший креатив, чтобы сбить волну. Журналистское расследование. Такой грязищей его залить, чтобы сидел и тихо пукал до самых выборов. Чтобы в глаза избирателям было стыдно смотреть. Сможешь?

Николай Иванович в упор смотрел на Степана. Степану стало не по себе.

- За отдельные деньги, Степан, за отдельные деньги, - поспешно ввернул редактор.
- Пятьсот долларов, как тебе? За одну статью.

Такую сумму он зарабатывал только раз, да и то за месяц, когда полредакции было в отпуске а с ним случился приступ трезвости. А тут – за одну статью.

- А..., - Степан сглотнул, - поконкретнее можно?

- Поконкретнее - что угодно. Секс с малолетними, хищение госимущества, вилла на Лазурном Берегу. Все, что в голову взбредет. Кое-какую фактуру я дам. Главное, чтоб было убедительно. И чем нереальнее, тем убедительнее.

- Но ведь это...
- Да ты не волнуйся, статья выйдет под псевдонимом. Все претензии к редакции.
- Да нет, я не в том смысле, просто это как-то... нехорошо.

- Степан, ты чего, первый год в журналистике? У нашего игрека – два магазина, ювелирка, интересы в строительстве. Ты что, не знаешь, откуда все это берется? Он что, не трахает малолеток, не дает взятки, не уводит бабло за границу? Ты вообще, знаешь таких?

- Нет, но... доказательства! Где я возьму доказательства?
- Послушай, - гость поднялся со стула, пересел на стол и теперь возвышался над Семеном. Носы его безупречных ботинок были направлены прямо в лицо журналисту. - Я стажировался в США. Так там на выборах три четверти всей политической рекламы – это негатив. Комиксы, монтаж, грязное белье конкурентов. Вспомни Монику! И это – самая демократичная страна мира, с которой мы даже конституцию содрали. И потом, они первым начали войну. Глянь-ка.

Николай Ивановчи протянул Степану газету, где под фото известного общественного деятеля, кандидата икс, стоял знак $ и цифра 1000000. Заголовок гласил: «Кандидат на миллион».

- Это просто адекватный ответ. Я мог бы и сам написать, но таланта нет, и времени. А нужно, чтобы люди поверили... Ну что, сделаешь до завтра? Половина гонорара прямо сейчас.

Степан почувствовал пустоту внутри – обычное состояние с похмелья, когда ночью блевал, а утром только курил, и снова блевал – уже желчью. Наступал тот момент, когда уже можно вернуться к жизни, съев тарелку борща в забегаловке напротив, выпив минералочки и завалившись спать. В конце-концов никто ж не узнает, подумал журналист, но ничего не сказал.

- Давай уже, соглашайся. У нас других вариантов нет.
- Да не дави ты. На художника давить нельзя, так ведь, Степан? Тебе как – в баксах или в рублях?
- А.... по какому курсу?
- По круглому. Доллар щас двадцать семь, но для тебя будет тридцать Два с половиной на три. Семь пятьсот. До десяти до завтра успеешь?

Новые тысячные купюры с хрустом вылетали из портмоне Николая Ивановича и ложились на стол. Взгляд почему-то упал на фигурку медведя с топором, и в этот момент он решился.

- Давайте к одиннадцати. Номер в шесть сдается. А мне все равно полночи не спать.
- Нам еще самим посмотреть надо. Но как не пойти навстречу творческому человеку!

После тарелки благодатного борща и полста на поправку Степан пришел домой, на удивление легко выдал два листа ахинеи и заснул.

Свежую распечатку не перечитывал, опасаясь приступа совести. Даже листы-то брал с опаской, сунул в файл сразу из принтера. Так и нес главреду в пластиковом презервативе, будто бы и не он писал. Весь день Степан промаялся, ожидая звонка редактора с требованием возврата денег. Даже от работы не отлынивал, обзвонил подзабытых информаторов и откопал две неплохие темки. Редактор так и не звал к себе. Степа столкнулся с ним вечером, уже уходя с работы. Анатолий Михайлович вылезал из своего шефроле довольный.

- Молодец. На первую поставили. Почти не правили, - и сунул в руку журналисту конверт.

На следующее утро Степан впервые не стал читать свежий номер газеты и под первым попавшимся предлогом сбежал из редакции. И вот теперь, после покупки ботинок, джинсов и куртки не знал, куда себя деть.

Степа зашел в кабак, но пить, как ни странно, не хотелось. Но большом жк-экране крутили музон.

"Аааах, мальчик-красавчик, Сколько девушек страдает, Сколько слез проливают, Они глядя на тебя", - выводила девица в красном платье, проезжая в какой-то невиданной машине по серпантину на берегу моря. Степан подумал, что по нему никто не будет лить слез, и вышел из кафе.

Волна грязи из под стремительного лексуса окатила тротуар и оставила на левой штанине и ботиночках несколько серых точек. Степан беззлобно выругался и побрел по улице.

«Бля, фирма, а все равно жмут. Ничего, по такой погоде быстро разносятся».

Рядом с урной на пути валялась банка из под колы. Журналист замахнулся ногой и со всей дури пнул жестянку. На носочке осталась едва заметная царапина. «Да и хер с ним», - подумал Степан и пошел в редакцию.


Теги:





1


Комментарии

#0 13:58  23-07-2008Весёлый такой    
Ботиночки
#1 14:11  23-07-2008Вечный Студент    
Ботиночки
#2 14:20  23-07-2008Ик_на_ЖД_Ёдяд    
А у меня "Рукавичьки" были. Тоже, кстате, в этой же рубрике.

Оставить без ответа читательский вопрос: "а что же там в статье было?" - это жестоко, уважаемый коллега.

Вот потому и понравилось!

#3 14:26  23-07-2008Hren Readkin    
да хер с ней с рубрикой, если Ик_на_ЖД_Ёдяд прочитал. рубрика, кстате, справедливая.
#4 14:44  23-07-2008прo зaeк    
ниацынила. просю пардону.
#5 14:45  23-07-2008Шева    
Что не дал содержания статьи - абсолютно правильный ход.
#6 14:51  23-07-2008Дымыч    
денег маловато, лёксос хуёва абляпал и ваще, где размазанный па асвальту моск?

зы: а так ничо, читабельна.

#7 15:03  23-07-2008Вечный Студент    
нормуль в принципе, хоть и косяков дохуя, ни начала, ни конца, ни идеи, да и т/е и расчленёнки не раскрыта
#8 15:04  23-07-2008Микас Кулверстукас    
жизненно
#9 16:43  23-07-2008Руслан С.    
Думал,што лодочки-эта жэнские туфли.А нифига
#10 18:09  23-07-2008АЛУ ЗЕФ    
Не Хрен, в этот раз ты хуетень какую-то наваял, некчемушную...
#11 18:38  23-07-2008Hren Readkin    
пасиб за камменты

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:58  20-02-2018
: [18] [Графомания]
Как-то сильно уже утомила зима,
Грязный снег и раскисшая слякоть,
И в лицо избивающей вьюгой шторма
Слезы льют, словно вынужден плакать.

Поскорей бы уже наступила весна,
Хочешь солнце в распахнутых ставнях.
И тепло из раскрытого настеж окна,
Вдруг желанным таким снова станет....
13:54  20-02-2018
: [12] [Графомания]
Разлетаются перья сомнений,
Жуткий холод гнездится в душе,
Затухает костёр наслаждений,
Взгляд тяжёлый прикован ко мне.
Слишком рано собою доволен,
Слишком поздно назад мне идти.
Много в жизни я сделал плохого,
И наверное меня не спасти....
03:20  20-02-2018
: [14] [Графомания]
Смеющееся было только название. Сам колодец был молчаливый. Некогда здесь собирались хиппи, чтобы покурить травку. Поэтому все говорили: смеющийся колодец. И еще говорили: нельзя ходить к смеющемуся колодцу. Маленький Витя однажды упал в него, и тела его не нашли....
02:38  19-02-2018
: [80] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....