Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Я и Мерлин

Я и Мерлин

Автор: изотоп Зефира'36
   [ принято к публикации 11:26  01-09-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 626]
На заре туманной юности, когда первые кучеряшки на йайцах, словно подснежники вылезавшие из еще нежной розовой кожи, напоминали о половом созревании, я впервые подрочил. Правда, как и всякое начинание, сие, беспезды пачотное, действо прошло несколько эпотажно и, если провести аллегорию с блинами – комом. А все началось, друзья мои, с обычной китайской авторучки.

В седьмом классе я делил парту с Мишкой. Правда только на математике, ибо учительница наша, добрая такая тетенька колобкообразного строения, решила, что лучшим математикам класса на ее занятиях следует сидеть вместе и решать задачи, которые печатались на последних страницах учебника и помечались звездочкой. Кто не понял – задачи т.н. повышенной сложности. Для меня это было огромны доверием, оказанным свыше, ибо математика мне в те годы очень нравилась, даже больше голых баб с лохматыми пездами на развороте журналов «Крыніца», которые брат ныкал в старом диване на чердаке. Стоит немного оговориться, ибо пезды были не столько лохматыми, а скорее не совсем лысенькими. Можно даже сказать, что позировавшие пелотки переболели лобковым тифом или чем-то в этом роде, и болезнь вызвала массовое выпадение волос на холме Венеры. Будь то семидесятые года, журнальные бляди налепливали бы на песду специальные шиньоны. Да и хуй с ними, с журналами.

Что касается Мишки, то этому распиздяю было совершенно похуй, и на математику и на все предметы вообще. Время то было смутное, Беларусь переживала первые месяцы независимости, везде разброд, шатание и анархия. Мишкин отец – дальнобойщик, радовал семью ништяками заморскими и хрустящими долларами, привозя из Европы в край проигравшего коммунизма сникерсо-памперсовые диковинки. Преподы холили и лелеяли нерадивого Михаила, старались привить у него тягу к науке, за что родители не оставались в долгу. Но иммунитет у шалопая был до школьной программы крепкий, и все потуги наставников были скорее имитацией, чем какой либо результативной деятельностью. Да и хуй с ними, с преподами.

У Мишки, как у всякого уважающего себя олигарха школьного фасона, была куча забавных и мне, простому пролетарию, недоступных мелочей. Начиная от польских голографических линеек, чешских ластиков и хитрых пеналов, кончая китайскими авторучками с разными картинками на корпусе. Одна из них была просто пределом моих мечтаний: темно-зеленый пластик украшала Мерлин Монро. Причем это было лицо, бросавшее полный блядской похоти взгляд, и бюст американской красавицы, полу прикрытый пеньюаром. При одном взгляде на пишущий прибор, мой хуй, как солдат по команде «Подьем!», принимал вертикальное положение. Самое интересное, что безызвестные шалавы с плешивыми песдами, упоминавшиеся выше, такой бурной реакции в организме не вызывали, хоть и вываливали на всеобщее обозрение все свои прелести. Хуй его знает, юношеский максимализм, наверное. Подавай мечту миллионов и ниибет!

Каждый урок математики я ждал с замиранием сердца. Песдоглазые мастера ширпотреба так удачно выбрали ракурс картинки, и мне всегда казалось, что Мерлин смотрит прямо мне в глаза. Она манила меня, как бы говоря: «Хуля ты тупишь, пацан, возьми меня, я вся аж чешуся от желания». Но урок заканчивался, а я не мог встать из-за парты до конца перемены, дабы не демонстрировать всему классу оттопыривающий брюки стояк.

Соблазнял я Мишку всякими интересными штуками, пытаясь произвести обмен, выкупить вожделенную авторучку. Но ни фонарики, ни перочинные ножики, ни автоматные гильзы, ни фотографии ниндзя, популярные среди подростков в свое время, не могли растопить сердце моего приятеля. Даже самые выгодные предложения, подкупающие своим масштабом сделки, не пробуждали в Мишке коммерческого интереса. Так бы и зачахнуть мне на заре жизни, как комнатному растению без полива, да вот случай помог.

Матеша была предпоследней, за ней, завершая учебный день, шел урок химии. Мишка с самого утра был суетлив, и поделился со мной, что сегодня приезжает из рейса папка, и, боясь пропустить раздачу слонов, он собирается смыться с последнего урока. Прозвенел звонок, мы захлопнули учебники, повергнув во тьму ранцев звездные головоломки, и приятель мой пулей вылетел из класса, направляясь к школьному гардеробу. Я поникшим взором, как обычно, стыдливо тупился на стояк, чувствуя тепло набухшей залупы в нижней части живота. Опять сидеть всю перемену, заполняя дневник или листая тетради с домашкой, как будто мне больше времени для этого нету. И тут краем глаза я присекаю, что авторучка, та самая – с Мерлин, лежит на Мишкиной половине парты. Видимо мой товарищ так торопился, что забыл ее впопыхах.

Если бы древние финикийцы увидели мое лицо, то фпезду бы послали ракушки и разъебашили мою голову в попытке извлечь остродефицитный пупрур. Я весь горел, не веря внезапному счастью. Можно заныкать ручку, на вопросы Мишки отмахнуться – мол сам проебал. В общем, душа моя пела! Я крутил авторучку в руках, мозг лихорадило, а лицо полыхало жаром. Сердце стучало так, что казалось еще мгновенье, и оно проломит грудную клетку. Вот оно! Вот оно!!!

Химия прошла незаметно. Все помыслы были лишь о ней, об американской красавице, покоящейся на дне ранца. Я с нетерпением ждал, когда уроки закончатся, что бы съебать домой. И там, в спокойной обстановке, рассмотреть добычу. Хорошо, что меня к доске не вызывали, ибо стояк даже и не думал спадать. Потерпи, милая, скоро мы будем у меня.

На мой взгляд, дрочка заложена в самой человеческой природе. А академик Павлов вывел золотое правило рукоблуда: «Представление о действии, для головного мозга, ни чем не отличается от самого действия». Хоть и не дословно, вроде, но где-то так. А чем вы прикажете объяснить, что, не обнаружив никого дома, я спустил штаны, уселся на диван, и, щелкая волшебным писалом, принялся поступательно теребить свой елдак. Никто мне это не показывал, ни отец, ни старший брат теоретических и практических занятий не проводили, в школьную программу не входило, а парнухи я в те годы еще не видывал. Мерлин пожирала меня взглядом, казалось, грудь ее колыхалась в такт фрикциям. Вот только больно было, ибо крайняя плоть, хоть и не крепко, но приросшая к залупе девственного школьника, очень чувствительно, по частям, отрывалась от багровой шышки. Пару раз дернул посильнее, шкурка окончательно оторвалась, я взвизгнул и кончил.

Как итог: окончание хуя болит, я даже испугался по неведению, что порвал к ебеням свое достоинство; на полу непонятная бело-желтая сопля (после узнал, что сперма от застоя слегка желтеет из-за содержания глюкозы); взгляд Мерлин Монро, доселе пробуждающий пылкую юношескую страсть, погас для меня навсегда, стал таким будничным и неприметным. А посему ручку я Мишке вернул, причем с безразличным лицом, да еще пожурил растеряшу-приятеля.
После я дрочил и на календарики с сисястыми азиатками, и на трусы одной из подружек брата, обнаруженные среди журналов на чердаке, на фотографию одноклассницы, на плакат к Международному женскому дню и новеллы Ги де Мопассана. Даже дупло в осине пытался выебать. Но позднее произошедший первый перепихон запомнился больше первой дрочки.

Секс, как утверждают некоторые злые языки, может и для безруких и людей с бедной фантазией, но старой доброй пиздятинки ничто не заменит. Так что иди-ка ты академик Павлов на хуй!


Теги:





-1


Комментарии

#0 14:03  01-09-2008Медвежуть    
Первым буду штоли.А у маиво одноклассника в третьем классе была ручка,при переворачивании которой тиотка раздевалась.Мы с карифаном его атпиздюхали и отобрали.Менялись потом через неделю...
#1 14:12  01-09-2008Oneson    
1-е сентября навеяло наверно..

"дупло в осине" не приходилось пробовать.

#2 14:23  01-09-2008прo зaeк    
школьные годы чюдесные....
#3 14:57  01-09-2008Антоновский    
Видал порнуху с нормой джин 1946 года. Хуйня. Не подрочил...
#4 16:03  01-09-2008пикинеска    
рассказ, как из дневника - воспоминательно-трогательно

мэрилин - красотка

#5 18:07  01-09-2008Диоптрий    
Ништяк.От "взвизгнул и кончил" высадило.гг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....