Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Спасение рядового Шишкина (часть III)

Спасение рядового Шишкина (часть III)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 03:34  21-10-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 579]
Начало здесь: http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=27805 и здесь: http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=27817

Два биоробота шли пустынными, мерзлыми горами, через которые не было проложено ни дорог, ни даже тропинок. Похоже, даже в те времена, когда люди жили по всей Земле, здесь не ступала нога человека.
- Перевал Урякан-гыгын, - сообщила Варвара, указывая на путь между скалами. - За ним уже Таймыр. Активируй горный режим, включи систему антиобледенения. Температура воздуха на перевале - минус семьдесят. Скорость ветра - тридцать пять метров в секунду. Метель. Видимость затруднена. Включи эхонавигацию.
Костя последовательно выполнил все три операции. Мир вокруг него приобрел дополнительное измерение. Костя стал словно бы видеть сквозь ветер, и, в то же время, зрением это чувство не являлось.
- Будь осторожен, - продолжала Варвара-3. - Эхонавигации в условиях сильного ветра нельзя доверять на все сто процентов.
- Почему? - спросил Костя.
- Порывы ветра относят в сторону и звуки, и ультразвук, которым ты сканируешь скалы. Не отказывайся от основного зрения. Оно может оказаться достовернее.
И действительно, на ультразвуковом уровне восприятия силуэт скал подрагивал, словно колеблемый ветром пустынный мираж.
…Костя и Варвара-3 шли по перевалу, казалось, нескончаемо долго. Горный режим, в который переключились их телесные конструкции, заставил пальцы их рук и ног вытянуться в подобия крючьев.
Биоробот Костя Шишкин карабкался вперед, цепляясь за выступы скальной породы. На ультразвуковом уровне он ощущал, что горы ходят ходуном, плавно текут, словно морская волна. На уровне обычного зрения была только метель и, иногда, - черные, выступающие куски породы.
Щель в скалах, по какому-то недоразумению получившая название перевала Урякан-гыгын круто заворачивала вправо.
А за поворотом их ждали.
Туман и метель прорезало несколько молний. Одна из них врезалась в скалу буквально в нескольких сантиметрах от Костиных пальцев-крючьев. Еще одна ударила позади.
- Варя, ты жива? - крикнул Костя.
- Да! - услышал он и ощутил прилив небывалой радости.
- В тебя не попали?
- Костя, не спрашивай глупостей! Я знаю, почему в меня не попали. Они стреляли на ультразвук. А ему при сильном ветре доверять нельзя.
- Все-то ты знаешь, - сказал Костя.
- Отключи эхонавигацию, - вдруг приказала Варвара-3. - Быстро!
«Но как же я буду пробираться сквозь метель?» - подумал Костя.
А в следующий момент стало поздно. На ультразвуковом уровне восприятия горы вдруг сместились и двинулись на Костю. Это происходило очень быстро, и биокиборг не успел испугаться. В следующий миг скалы стиснули его. Это было странно, поскольку Костя, через обычную оптику видел, что скалы не сдвинулись ни на сантиметр. И, тем не менее, Костя не мог пошевелиться.
- Костя! Что с тобой? - услышал он Варвару-3.
Наш герой пытался пошевелить хоть пальцем, произнести хоть слово. Но тщетно. Его парализовало.
- О Господи! Ультразвуковая ловушка. Костя! Ну почему же ты сразу не выключил эхолокацию?! Теперь они поразили твою двигательную систему вирусом.
«Что мне делать?» - пытался сказать Костя.
Но Варвара-3 поняла его даже без слов.
- В такую метель они могут тебя и не заметить, - сказала она. - Когда восстановится двигательная функция - я думаю, примерно через восемь часов - иди по перевалу. Может быть, ты меня нагонишь.
«Варя, не уходи! - подумал Костя. - Я не хочу снова тебя терять!»
- Если тебя найдут, не вздумай им рассказывать, куда мы шли, - сказала Варвара-3 и скрылась в метели.
«Варя! - тоскливо думал биоробот. - Варя!»
Он висел на скале, чувствуя себя никчемной грудой металлического хлама. Тоска выла в душе, как ледяной ветер на перевале Урякан-гыгын.
Несколько часов спустя он обнаружил, что его отрывает от скалы некая могучая сила. Несет его легко, как ребенок погремушку.
Костя оказался в грузовом отсеке транспортного геликоптера.
- Живой? - суетились над ним.
- Мозг находится в рабочем состоянии, - услышал он еще один голос.
- Электроды, срочно! - Третий голос.
В разъемы на Костиной голове воткнули штеккер.
Реальность померкла и исчезла.

***
Костя открыл глаза. Ощупал руки, ноги, голову. Ни электродов, ни проводов, ни разъемов не обнаружил. А это значило…
Он в очередной раз оказался во сне, вот что это значило. Его взяли в плен на перевале, воткнули в башку провода. И теперь ему кажется, что он опять дома.
Чуть повыше правого виска образовалась шишка. Откуда? Ах, да… Его же стукнул прикладом человек в скафандре.
«За мной же приходили!» - вспомнил Костя. Был тонкогубый, еще какой-то человек в сером костюме, были люди со странного вида автоматами и в волосатых скафандрах.
Неужели они ушли? Как бы это было хорошо!
Или, может, спрятались? Сейчас Костя в уборную или, скажем, на кухню, зайдет, а там - гости.
Держась за голову, Костя Шишкин направился из комнаты. Сейчас его, пожалуй, напрягало то, что его квартира - такая большая. Это пока все комнаты осмотришь. А еще по лестнице подниматься, крышу изучать - не притаился ли кто?
Осмотр Костя решил начать с кухни. Он перешагнул порог и тут же услышал:
- О, очухался!
Костя хотел заорать, но на кухне была…
- Варвара? - удивленно сказал Костя. - Как ты сюда попала?
- Неожиданно легко, - пожала она плечами. - Мне идет этот перламутровый халатик? Купила вот сегодня, а посторонних глаз не было, чтобы восхититься.
- Да, - ответил Костя. - Идет. Но как ты сюда попала? Там, у входа ведь охранник?
- Он пропустил меня без всяких проблем. Сказал: «А, вы тоже к Косте на вечеринку? Идите, он сказал сегодня всех пускать. К нему уже чуваки прикольные заходили, двое - в скафандрах. Правда, ушли быстро».
- Значит, их тут нет?
- Я здесь уже двадцать пять минут. За это время они никак не дали о себе знать. Ты знаешь, я склонна поверить охраннику.
Костя вспомнил, что действительно, перед тем, как к нему должна была приехать телка, звонил охране и говорил: «Всех пускать!» Вот оно, значит, как обернулось.
- А как ты узнала, где я живу?
- Твой адрес для меня не секрет, - улыбнулась Варвара-3. - К тому же не забывай, что все это сон.
- Да, - сказал Костя. - Точно сон. Но это значит, что эти… на вертолетах… тебя тоже поймали?
- И даже раньше, чем тебя. Я провалилась в трещину, стала пытаться выбраться. И меня обнаружили, спустили из вертолета электромагнит и вытянули.
- Меня, получается, тоже взяли этим… магнитом. Суки. А почему мы оказались здесь?
- Передвижной ГНУС-генератор, - сообщила Варвара-3. - Пленный биокиборг способен доставить множество проблем. Но когда он смотрит мультики у себя в голове, с ним можно делать, что хочешь.
- Нас куда-то везут? - спросил Костя.
- Да, - ответила Варвара-3. - Скорее всего, в Талнах. Может быть, в застенки, или в институт, к ученым. Мы же феномен, Костя. Мы - взбунтовавшиеся биокиборги. До нас не бунтовал никто.
- И что же нам делать? - спросил Костя.
- Я не знаю, - покачала головой Варвара-3.
Полы ее перламутрового халатика разошлись, и перед Костей предстало изумительной красоты тело. Костя почувствовал горячую волну желания. Он подхватил Варвару-3 на руки, посадил на край раковины для мытья посуды. Девушка стонала, изгибалась всем телом. Когда Костя вонзил хуй особенно глубоко, даже подпрыгнула, задела головой полку для чашек. Несколько из них упали на пол.
Костя покрывал поцелуями потное лицо Варвары. Девушка смеялась.
- Хоть за одно спасибо нашим мучителям, - сказала она. - Мы не самым плохим образом проводим время. Поебались вот…
- И еще поебемся, - пообещал Костя.
Варвара-3 склонилась над осколками. Ее внимание привлек один из них. Она подняла его и протянула Косте.
- Кто это?
Чашка, как понял Костя, была из подарочного набора, который отцу подарили на один из дней рождения.
- Это батя мой, - сказал он. - Директор фарфорокомбината преподнес ему коллекционный набор чашек с его портретом. Видишь, там даже золотые нити.
- Это - твой папа? - Девушка изменилась в лице.
- Ну, да. А что…
Костя осекся. В глазах у Варвары-3 мелькали отчаянные искры.
- Так это меняет дело, Костя! Мы сможем задвинуть хуй в жопу Великому Товарищу прямо здесь, во сне!
- Но каким образом?
- Таким, что Великий Товарищ - твой отец.
Костя застыл, словно снова попал в ультразвуковую ловушку.
***
Толстяк положил на стол чемоданчик, открыл, подвинул.
- Так много? - тонкими губами улыбнулся Николай.
- Пересчитайте! - потребовал толстяк.
- Ну, что вы, я вам верю. Просто… просто эта… эта сумма - мой самый большой в жизни гонорар.
- Вам что-то не нравится? - усмехнулся толстяк.
- О, что вы! Напротив, нравится все! Но это - годовой бюджет нашего театра!
- …которого я - самый горячий поклонник! Уверяю вас, вы - самый лучший король Лир, которого я только видел! А я их видел. Специально в Эдинбург ездил, на фестиваль. На двух «Лиров» сходил. Один - немецкий. Говно, между нами, полное. А вот бразильская трактовка образа, заставила, знаете, задуматься. Хотя играют ребята традиционно.
- По-шекспировски?
- Ну, нет. С песнями, плясками, самбой, румбой. Бразильцы это любят. И король Лир - совсем молодой. Но какой! Это надо видеть! Но вы, Николай Сергеевич, все равно играете лучше. У меня вот просто слезы на глазах от вашей игры.
- Феликс Маркович, вы - поклонник Шекспира? - спросил артист.
- Да что вы! - отмахнулся толстяк. - Просто ситуации в жизни похожие. Тоже ведь у меня - две дочки. Тревожит меня, что состарюсь, а они меня - вот так же, как у Шекспира, кинут… Янка-вертихвостка чего стоит. Она не задумается, предаст. Печально сознавать, но…
- Вам можно посочувствовать, - сказал артист. - А у меня вот - мальчики…
Продолжать Николай не стал, поскольку понял, что его семейная жизнь банкиру нисколько неинтересна.
- А можно вас спросить, Феликс Маркович, в чем мы все-таки поучаствовали? - осмелился тонкогубый. - Вы знаете, даже в пьесах Ионеско и Беккета легче уловить смысл, чем во всем этом действе, за что вы так щедро платите.
Улыбка сошла с лица банкира, он побарабанил пальцами по столу.
- Я бы и рассказал вам, Николай Сергеевич. Я очень уважаю вас. Вы - великий артист. Конечно, никаких секретов. Но, скажите мне…
- Что? - оживился артист.
- Вы довольны гонораром? Нет-нет, убавлять я не буду.
- Ну, да. Конечно!
- Ловлю вас на слове, - сказал банкир. - Просто после того, как вы узнаете всю правду, вы, боюсь, сочтете, что я вас надул.
- Да бросьте! - покачал головой Николай Сергеевич. - Просто это - самый странный спектакль в моей жизни. Сначала моя труппа несколько раз прошла по Мясницкой. Это было первое действие. Потом появился я. Мне надо было заглянуть сквозь стекло в кафе, а потом войти и произнести молодому человеку тираду про чай и Великого Товарища. Я, конечно, старался, но я ничего не понял. Рад, если вам это как-то помогло! Не говоря уже о третьем действии, когда мы…
- Вы были вне всяких похвал, - улыбнулся банкир. - Я, конечно же, расскажу вам, что все это значило. Разумеется, со своим, корыстным интересом. Вам понравится эта история, Николай Сергеевич. Но я настаиваю на том, чтобы вы молчали о ней ровно десять лет. А потом - изложили бы в мемуарах. Я тщеславен, Николай Сергеевич. Я хочу, чтобы память обо мне сохранил великий человек. Это не лесть. Не смущайтесь!
- Что ж, - сказал актер. - Рассказывайте…
Банкир встал из кресла и стал мерить кабинет шагами. Актер остался сидеть на стуле, не присоединяясь к хозяину кабинета в прогулке.
- Начну, наверное, с персоны молодого человека, с которым вы столкнулись. Его зовут Константин. Это - типичный гламурный бездельник. Лентяй, шалопай, обалдуй. Одно время я рассматривал его как перспективного зятя. Он до сих пор считается женихом Яны, моей дочери. Понятно, что если бы не капитал его отца, никакого интереса этот Константин не представлял бы. Да и для него нет ничего святого. Вы думаете, он любит мою Яну?
- А что, нет? - спросил актер.
- Конечно, нет. Он коллекционирует телефоны красоток. Когда Яна уезжает учиться, мой будущий зять включает свой мобильный телефон №3 и начинает обзванивать телок. На этом я и решил сыграть.
- Вы знаете, это выше моего разумения…
- Все просто. Одна из этих, так называемых, телок - мой человек, дипломированный психолог-гипнотизер, Варвара. Она позвонила Константину, как только он включил третий, он же блядский, телефон.
- Но как вы узнали? - спросил артист. - Хотя что я спрашиваю? XXI век, все-таки, на дворе. Наверняка, в трубку был вмонтирован какой-нибудь жучок или датчик…
- Ну, и фантазия у вас, - расхохотался банкир. - Нет, все гораздо проще. Накануне Яна улетела в Швейцарию. А на работе наш оболтус свой блядский телефон не включает.
- Но смысла я пока не понимаю.
- А вы не торопитесь. Сейчас на дворе октябрь 2008 года. Экономический кризис. Человек - опять человеку волк. У одних - кончаются деньги. У других - напротив, прибывает.
- У вас, конечно, прибывает, - усмехнулся артист.
- Как же вы, люди искусства, наивны, - ответил Феликс Маркович. - Вы не следите за новостями. Хотя и правильно делаете. Увы, разочарую вас. Я - почти разорен. Об этом почти никто не знает, но многие догадываются. С другой стороны, отец того самого Константина тоже понес убытки. Но деньги у него остались. Не буду вас пугать, озвучивая эту сумму, но она способна поправить дела моего банка.
- И вы хотели попросить взаймы?
- Нет, я решил эти деньги у него отобрать. Пусть это будет чревато разными сложностями дипломатического свойства, но иного выхода у меня просто нет. И знаете, что именно сподвигло меня на такое решение?
- Без понятия, - развел актер руками.
- То, что у Константина есть право подписи в отцовской фирме. Его автограф не надо заверять. Он может распорядиться переправить нужные мне средства…
- … в ваш банк.
- Ну, это грубо. В подставные фирмочки, откуда эти деньги придут уже ко мне. Я подумал, что если бы Костя Шишкин подписал нужные документы, мой банк оказался бы спасен. И возник вопрос - как же это сделать? Находясь в здравом уме, Костя никогда ничего подобного не подпишет, потому что будет знать, что его папенька просто открутит ему голову.
- Но это тупик, - сказал актер.
- Да что вы! - усмехнулся Феликс Маркович. - Надо было просто сделать так, чтобы Костя подписал все, что нужно. Приманкой для молодого обалдуя стопроцентно послужит секс. Но гораздо серьезней и важнее - страх, который он испытывает перед отцом. Надо было каким-то образом сделать так, чтобы Костя Шишкин перестал бояться своего отца.
- Но доводы разума в этом случае бесполезны...
- Именно! Поэтому методы убеждения оказались несколько иррациональными. Я решил внушить ему, что окружающий его мир - фальшивка, сон. Как, по-вашему, это можно сделать?
- Подсыпать наркотики?
- Грубо и ненадежно. К тому же уголовщина. Нет. Я призвал на помощь вас, как гениального артиста, и Варвару, как гениального психолога. А натолкнула меня на мысль распечатка с Интернет-форума, в котором наш Костя поучаствовал. Тема дискуссии: «Снятся ли тебе повторяющиеся сны, падонак?» И вот что наш Костя ответил (цитирую дословно): «Время от времени хуйня снится, будто бы я где-то за полярным кругом, в замерзшем поселке, какое-то говно в шахте добываю. Просыпаюсь и плююсь. Часто снится штопесдетс». Прочитав это, я создал комбинацию.
- Увы, я пока не улавливаю ее смысла.
- Когда я вышел на вас?
- Ну… около недели назад.
- У вас - выдающийся актерский дар. И, вместе с тем, вы - малоизвестны. Фильмы, в которых вы играли, можно по пальцам пересчитать.
- Это так, - хмуро согласился артист.
- Ваше лицо - очень запоминающееся, - продолжал банкир. - Я бы даже сказал - инфернальное. И я решил вживить ваш образ Костику в подсознание. Это делается очень просто. Называется двадцать пятый кадр. Вы помните тот монолог, который зачитывали перед камерой у меня в особняке?
- «Ложись, ложись доходяга… Электроды тебе подключи. А как расплачиваться будешь?»
- Именно! - Феликс Маркович хлопнул в ладоши. - Я дал задание своим компьютерщикам, и они, под руководством Варвары, вставили эту запись на самом пределе восприятия в диск с новой голливудской комедией. Ее Костя и Яна посмотрели в свой последний совместный вечер. Яна ни о чем не знала. Но я просил ее посмотреть этот фильм в компании ухажера. И вот ваш образ оказался вживлен в подсознание клиента. И, конечно же, когда вы появились воочию, он вас узнал.
- «Ну, вот и свиделись, - произнес актер. - Здравствуй, Константин! Я за тобой, касатик, давно уже слежу, досье собираю…»
- Да! А дальше подключилась Варвара, которая хорошо владеет гипнозом. Она способна ввести человека в транс, и тот ничего не заметит. Она убедила Константина в том, что настоящая его жизнь происходит не здесь, а в 2088 году, за Полярным кругом, после ядерной войны. Очень кстати оказались и ваши артисты, так убедительно дефилировавшие перед витриной кафе.
- Убедительно? - переспросил Николай Сергеевич.
- Конечно! Потому что они заставили Константина поверить в то, что мир - всего-то ограниченный набор матриц.
- Вы либо гений, либо сумасшедший, - сказал актер. - Придумать такой план…
- Мне случалось разрабатывать и не такое. И об этом никто не знает. А я ведь тоже - натура творческая, если разобраться. Мне хочется, чтобы мне рукоплескали, тем более, что я этого заслуживаю. Поэтому хочу взять с вас обещание, рассказать эту историю лет через десять. Впрочем, заключительную часть оглашать не стоит. Я имею в виду ваш визит вместе с людьми в волосатых скафандрах и красных валенках к Косте домой.
- Да, я же хотел, чтобы насилия не было. Но ваш человек стукнул Константина прикладом по голове…
- А другой вколол ему снотворное, чтобы молодой человек проспал не меньше двадцати часов. Так было надо. После всех шокирующих открытий предыдущего дня ему стоило поспать. Как мне сообщает Варвара, молодой человек все еще не проснулся. Когда он придет в себя, он подпишет бумаги. Тем более, что он будет окончательно убежден, что окружающая реальность - не больше, чем сон. А разве имеет что-нибудь значение во сне? Ну же, Николай Сергеевич, разве это не гениально?
- В жопу себе засунь свою гениальность, пидор жирный, - произнес артист неожиданные слова.
- Что? - изменился банкир в лице.
- Долбоеб тщеславный. Ты сказал все, что я хотел знать. Прощай.
Артист достал из кармана кургузого пиджачка металлическую авторучку, нацелил ее Феликсу Марковичу в лоб и нажал кнопочку на боку корпуса.
Раздался негромкий хлопок, и грузное тело банкира рухнуло на стол. Полетел на пол ноутбук.
- Что случилось? - вбежала в кабинет секретарша.
Артист выстрелил еще раз. Череп секретарши лопнул, словно арбуз. На стены брызнула розовая мякоть.
Николай Сергеевич вышел из кабинета, оглянулся на чемоданчик с деньгами и махнул рукой.
***
- Я все понимаю, - говорил Костя. - С Великим Товарищем надо бороться, но какой вред мы сможем нанести ему здесь, в мире сна?
- Этот мир более-менее стабильный, - ответила Варвара-3. - Создан на основе сравнительно устойчивых матриц. Если Великий Товарищ в этом мире обанкротится, мы выбьем его из колеи.
Девушка стояла на четвереньках и перемежала свою речь страстными вздохами. Костя пристроился сзади.
- Это… ах-х!.. тот самый случай, когда мы ничего не теряем, - стонала Варвара-3. - Да полегче же ты! Вот же завелся…
- И если я подпишу эти бумаги…
- …то уничтожишь Великого Товарища в этом мире. Для того, чтобы утвердиться снова, ему понадобится много времени.
Костя не успел доделать свое дело до конца. Варвара-3 стала выскальзывать из-под него.
- Эй, ты куда? - спросил он.
- В доме кто-то есть! - прошептала Варвара-3.
И действительно, теперь и Костя слышал шаги. Осторожные, словно кто-то крался.
Варвара-3 быстро и бесшумно бросилась в сторону, к угловому кухонному дивану, на котором лежала ее сумочка.
- Оставайтесь на своих местах, - услышал Костя властный голос. - Сопротивление бесполезно. Это в первую очередь вас, гражданочка, касается. Выпустите сумочку из рук.
В кухню вошел широкоплечий мужчина в добротном черном костюме. У поясницы он держал пистолет.
- Что вам надо? Кто вы? По какому праву? - начал было возмущаться Костя.
- Помолчи, сынок, - сказал ему вошедший. - Будет время, и ты все узнаешь. Гражданочка, я повторяю специально для вас: руку из сумочки достаем медленно, не торопясь, чтобы я ее видел…
Из коридора доносился топот многочисленных ног. Клацали затворы. Костя, уже имевший кое-какой военный опыт, не мог спутать этот звук ни с каким другим.
Варвара-3 выстрелила сквозь сумочку. Человек в костюме склонил голову, рассматривая отверстие в своем теле, откуда толчками выплескивалась вполне натурально выглядящая кровь, горько произнес:
- Ах ты, пизда!
И лишь после этого упал на пол.
Варвара-3 вытянула руку, закрытую сумочкой, и принялась стрелять в прихожую. Выстрел, другой, третий. Из коридора донесся чей-то крик, кто-то упал.
А потом незваные гости сами открыли огонь.
Костя, будучи бессилен что-либо предпринять, смотрел на то, как пули вырывают кусочки плоти из тела Варвары, как девушка неестественно дергается, словно танцуя свой последний танец.
- Варя! - воскликнул он. - ВАРЯ!!!
Он бросился к девушке, почему-то уже не боясь пуль.
И действительно - огонь прекратился. В него самого - не стреляли.
- Кто вы такие?! - выл Костя. - Откуда взялись?!
- Встаньте, - раздался голос.
- Пошли на хуй! - закричал Костя. - На хуй! На хуй!!! НА ХУЙ!!!
- Успокойтесь!
Костя зарычал и бросился на человека, который это произнес.
Человек стоял в дверях и держал в руках шприц. Когда Костя приблизился к нему, незваный гость метнул шприц как дротик. Костя ощутил укол под шеей, в районе межключичной ямки.
Неожиданно навалилась слабость, приятная истома. Показалось, что опять детство, и Новый год. Костя потерял сознание.
***
Новое звание обмывали в закрытом клубе. Николая поздравляли друзья и сослуживцы, среди которых было много незнакомцев.
Николай начал свою службу еще в середине семидесятых годов прошлого века. Он был молод, неопытен, показывал чудовищные результаты на стрельбах. В изучении иностранных языков тоже не преуспевал.
Тем не менее, Контора всем своим находила применение. Даже таким завалящим бездарям, как Николай. Кто-то из кураторов обнаружил в нем сходство со Смоктуновским, и судьба молодого спецслужбиста оказалась решена.
Его заслали в театр. Там агента не ожидало ни стрельбы, ни погонь. Хотя с другой стороны Николаю повезло. Уже потом он узнал, что всех боеспособных пацанов его выпуска раскидали по Кубам и Анголам - кормить экзотических насекомых. А Николай - самый хилый и бездарный из курса, остался в Москве.
Контора помогла ему дважды. Первый раз - с поступлением. Второй - с распределением в театр. Николаю достался хороший, столичный театр со славной репутацией.
Раз в месяц, а то и реже, он встречался с кураторами. Сначала его вел капитан Мотыльков, потом - майор Черепанов. Николай пересказывал им слухи в театральной среде. Контору волновало все: даже то, кто с кем и как ебется. Иногда кураторы поручали Николаю самому распустить тот или иной слух.
В этом, собственно, Николаева служба и состояла.
В 1979 году в разработку взяли Высоцкого. Николаю дали задание втереться к нему в доверие. Это оказалось не так-то просто, и агент Николай задание провалил. На второй же совместной пьянке Высоцкий вывел его в подъезд, ударил по лицу и сказал:
- Чтоб я тебя, гнида гэбэшная, больше рядом с собой не видел.
В минуты мордобоя Высоцкий вел себя, как самая отъявленная шпана. Неприятно было постигать это на своей шкуре. Откуда-то он знал фирменный блатной удар - основанием ладони в ноздри.
- Передай своим шефам вот что, - сказал Владимир Семенович, вытирая кровь Николая со своей ладони о стену подъезда. - Скажи, что я вас всех, блядей, вижу насквозь. Мне, не поверишь, один раз достаточно на человека посмотреть и сказать: блядь он или свой. Ты вот, Коля, к первой категории относишься. Скажи своим, что если вы не оставите Володьку Высоцкого в покое, он про вас песню сочинит, где всех блядей стукаческих пофамильно перечислит. Вся страна будет вас знать, и я это сделаю. А сейчас свободен, малыш.
На прощание Высоцкий потрепал Николая по щеке.
Разумеется, Николай все передал. Кураторы оживились. Они выпытывали все в подробностях - как бил Высоцкий, куда, просили повторить его слова.
Спустя три месяца Николай неожиданно получил капитанское звание.
А еще через некоторое время Высоцкий умер. В театре поговаривали всякое, но Николай, сам будучи капитаном, ничего не знал о спецоперации по ликвидации Владимира Семеновича.
С тех пор, вот уже почти тридцать лет, никаким профессиональным опасностям Николай не подвергался и спецзаданий не выполнял. В 1990 году ему дали майора, и с тех пор его карьера застопорилась.
Относительно своей персоны Николай никогда не заблуждался - бездарный неудачник. Ему не хотелось с этим смиряться. К тридцати годам он неожиданно ощутил в себе желание блеснуть как артист. Он многому научился у людей, с которыми работал, старался, подражая им, снискал даже определенную репутацию. Несколько раз он снялся в фильмах, широкого проката так и не получивших. Большей частью играл в театре. Под занавес карьеры он стал главным режиссером нищей молодежной труппы.
Когда он сообщил кураторам о том, что известный банкир заказал ему и его артистам очень странный спектакль, те, как и тридцать лет назад, оживились. А потом повезли Николая к Черепанову, давно уже генералу.
- Главное, чтобы он признался, - наставлял Николая Черепанов, вручая ему пистолет. - Ты возьми с собой диктофон, и пусть он тебе все расскажет. А потом мочи его со спокойной совестью.
Николай исполнил все так, как и было приказано. Многого из своей миссии он не понимал до сих пор.
Но сейчас его жизнь изменилась. Он читал сообщения информационных агентств про известного актера, убившего банкира и секретаршу, а затем застрелившегося у себя дома. Читал информацию о похоронах. По телевизору даже показали несколько фильмов с его участием. А потом шумиха быстро утихла.
Отныне Николая ожидала спокойная старость, служебная квартира и непыльная кабинетная работа под другой фамилией.
Сегодня он вместе с сослуживцами обмывал подполковничьи погоны.
***
- А это ведь мы Высоцкого шлепнули? - спросил Николай под занавес застолья у генерала Черепанова.
- Ха, все тебе скажи, - засмеялся бывший куратор. - Да и вообще - какая разница: мы, не мы? Цэрэушники считают, что мы. Вон они, в том же 1980-м своего Леннона ёбнули. Тоже до хуя знал и выебывался.
- Ну, так а Владимира Семеновича? - интересовался Николай.
- Ох, Коль, давнее это дело, да я уже и не помню, - сказал генерал. - Вот совершенно точно - не помню! Там ведь тоже все непросто было. Давай лучше еще за твои погоны выпьем.
В голове от водки только прояснилось. Наверное, в силу ответственности момента.
- Ты не о Высоцком думай, господин артист, - продолжал генерал, с аппетитом закусив. - Если я тебе расскажу, от какой холеры ты мир спасал, ты просто охуеешь.
- От какой холеры? - удивился Николай. - От банкира, что ли?
- Да банкир-то здесь не особо и при чем. А вот Варвара его, экстрасенсиха-то, отстреливалась, когда мы ее на квартире у Константина брали.
- Она свою игру, что ли, вела? - спросил Николай.
- Да еще какую! Она ведь не на банкира денежки-то пришла отписывать.
- На себя?
- Ну, так. А Феликс Маркович твой отсосал бы с проглотом.
- Она аферистка?
- Хуже, Николай. Много хуже. Она была агентом…
- Цэрэушным?
- Да нет. Вот я не знаю, как тебе объяснить.
Генерал достал позолоченную ручку. Потом взял салфетку и начертил на ней две окружности. Область пересечения окружностей заштриховал.
- Вот смотри, - продолжал Черепанов. - Представь, что один круг - это ты и твои друзья. Представил?
- Да.
- Второй круг - враги.
- Так.
- В определенном месте они соприкасаются, - Генерал указал на заштрихованную область. - Это - не друзья и не враги. Люди из категории «и вашим, и нашим».
- Ну, и к чему это, товарищ генерал?
- А ты не перебивай. Давай теперь посмотрим шире. Один круг - это наш мир, планета Земля, цветочки, птички. Второй круг - это тот мир, с заполярными рудниками и Великими Товарищами.
- Так погодите, они и вправду существуют?
- Конечно, - кивнул генерал. - Это - параллельная реальность. Я - не физик, мне это сложно объяснить, но поверь мне на слово.
Николай кивнул, хотя осознать сказанное было все-таки затруднительно.
- И есть люди, живущие на два мира, - продолжал Черепанов. - Когда они бодрствуют в одном, то спят в другом. И наоборот.
- Как такое может быть?
- А ты поинтересуйся, доступ в нашу библиотеку у тебя теперь есть. Там, в архивах, такое прочтешь, что волосы дыбом встанут. В общем, есть люди с двумя телами, которые существуют вполне по законам марксистско-ленинской диалектики. То есть, в одном мире они богаты, знамениты и избалованы. Но в другом - они голодные рабы на рудниках. Понимаешь? Бог он много счастья в одни руки не дает. Все мы за него платим…
- Бр-р-р! - сказал Николай. - В голове не укладывается.
- А ты просто прими за данность, что есть люди, живущие на два тела. То есть, в том мире, и в этом. Как есть двоеженцы, живущие на два дома. Их немало, и они представлены в заштрихованной области, понимаешь?
- Ну, допустим.
- Об этом знаем не только мы, и это, Николай, очень хуево.
- А кто еще знает?
- Великие Товарищи эти радиоактивные. Они ведь уже давно к нашему миру присматриваются. Им-то каково в ледяных пустынях жить? И они, воспользовавшись тем, что наши олигархи у них вместо рабов, в разработку их взяли. Хочется, видишь ли, Великому Товарищу, в теплую Москву из своих ебеней перебраться. А мы - препятствуем. Только какой олигарх чудить начнет или с параллельным миром шашни заведет, мы его успокаиваем. Один вон, умник очкастый, на полном серьезе хотел переправить гандона этого радиоактивного в наш мир. И прикинь - закономерность: у нас его посадили, а там - в теплом дворце поселили, с блядями и трехразовым питанием.
- А этот банкир - он об этом знал?
- Нет. Варвара задурила ему голову, действуя по собственному плану на его деньги, только и всего.
- А много их еще, таких Варвар?
- Хоть жопой жри! - сказал генерал Черепанов. - Но в ближайшие дни, товарищ подполковник, нас с тобой ждет другое задание. Не менее важное. Называется операция «Анти-Тецкатлипока».
- Это еще что такое?
- Хуй его знает, - сказал генерал, наливая еще по рюмочке. - Но дело очень ответственное.
***
- Как он себя чувствует? - спросил у врача Костин отец.
- Грустит, - сообщил доктор. - Все Варвару вспоминает.
- Далась она ему. В реальности окружающего мира он уверен?
- Нет, - По умному лицу доктора пробежала гримаса разочарования. - Все по-прежнему: тундра, Великий Товарищ, биороботы.
- Плохо, - сказал посетитель, накидывая белый халат. - Я вам не за это «плохо» деньги плачу. И большие, между прочим.
- Я все понимаю, Алексей Николаевич, но пока такая стабильность - единственное, что мы можем гарантировать. Пройдет некоторое время и мы приступим к более активной терапии. Не может не радовать отсутствие суицидальных тенденций.
Врач провел гостя в парк, посреди которого стояло милое, словно из кукольного набора, здание розового кирпича. По одной из парковых аллеек бродил молодой человек в дрэдах.
- Э, здоров, чувак! - помахал он рукой бизнесмену Шишкину. - Дунуть кропалика нету?
- Нету, - угрюмо буркнул Алексей Николаевич и спросил у врача: - Кто это?
- Сын олигарха Бэтменова, - пояснил доктор. - Кризис самоидентификации, личностная дисфункция, всех любит, исповедует дзэн-буддизм.
Они вышли в центр парка, где располагался фонтан и, в отдалении, беседка. На ее перилах сексуально выгибалась блондинка.
- О, какой пупсик! - произнесла она, увидев Алексея Николаевича. - Хочешь меня выебать, пупсик?
Врач переменился в лице. Он покраснел. Напыжился и закричал:
- А ну, пошла в палату, дрянь! Еще раз такое услышу, полный курс сульфазина у меня пройдешь!
Девушка надула губки и пошла по аллейке к розовому зданию, сексуально покачивая бедрами.
- А это еще кто? - неприязненно спросил Алексей Николаевич, глядя девушке вслед.
- Это дочка Митрофаняна! - зашептал врач.
- От чего ее лечат?
- Запущенный шопоголизм и хроническая нимфомания.
- Прекрасно! - саркастически воскликнул гость клиники. - Мой сын лечится в компании наркомана и блядешки! В общем, зарубите себе на носу, доктор. Если в следующем месяце его состояние не изменится к лучшему и он, наконец, не поверит, что этот мир - реален, я перестану вам платить.
- Мы предпринимаем все усилия, но чудес, сами поймите, не бывает!
Алексей Николаевич переступил порог палаты. Костя, только что сидевший на кровати, при его появлении сполз на пол и забрался под койку.
- Константин, выйди! - строго сказал отец.
- Нет! - сдавленно произнес под кроватью Костя.
- Почему? Ты меня боишься? Но я же твой папа!
- Ты - Великий Товарищ!
- Да ёб твою… Опять двадцать пять. Вылезешь?
- Нет!
- Ну, как хочешь, - вздохнул Алексей Николаевич. - Значит, слушай, сын, отцовскую волю из-под кровати. В фирме у меня ты больше не работаешь. Права подписи ни под одним из документов - не имеешь. Когда тебя выпустят из этой блядской богадельни, я отправлю тебя в Гоа или еще куда-нибудь. Тусуйся там с блаженненькими. А я - умываю руки.
- Гоа не существует! - донесся из-под кровати сдавленный голос.
- Тьфу, блядь! - сплюнул Алексей Николаевич прямо на пол и направился к выходу.
Ему было тяжело. И как отцу, чей сын сошел с ума. И как всенародно почитаемому Руководителю. В мире рудника Чозанах они с сыном оказались даже не родственниками. И, тем не менее, Великий Товарищ, был человеком. Он распорядился отыскать Константина. И даже подослал к нему свою жену №18 Варвару: чтобы по мелочи помогла - сексом там, или чаем. Но эта дрянь, почуяв свободу, завела свою игру: ввязалась в шашни с московским конкурентом, решила украсть все его деньги в этом мире, взорвать ГНУС-транслятор - в том.
«Никому нельзя верить, - горько думал Великий Товарищ, направляясь в Москву. - Ни сыну, ни женщинам. Полагаться можно только на себя».
Вечерело. Алексей Николаевич готовился ко сну. Сегодня было много государственных забот: например, командовать наступлением на ненецком фронте и решить проблему со скоростной переработкой пленных на колбасу прямо на линии фронта.


Теги:





0


Комментарии

#0 09:11  21-10-2008Кобыла    
хехе, выпросили таки продолжение

щас зачитаем, ура

#1 09:31  21-10-2008Кобыла    
*- А много их еще, таких Варвар?

- Хоть жопой жри!*

пацтулом

аффтару респекты, хорошо замесил

#2 10:28  21-10-2008Грамозека    
ептить, одна реальность сменяется другой, и так по кругу до бесконечности... под конец голова закружилась. продолжение будет???
#3 10:50  21-10-2008Pusha    
супер!!!! тхахаха. даже про стертый тред упомянул)
#4 11:00  21-10-2008elkart    
Обмен разумов. Впечатляет. Достойный выверт.

Единственное слово, которое почему-то захотелось изменить -- «прогулка» на «променад». Не знаю, почему.

#5 11:18  21-10-2008elkart    
Обмен разумов. Впечатляет. Достойный выверт.

Единственное слово, которое почему-то захотелось изменить -- «прогулка» на «променад». Не знаю, почему.

#6 13:25  21-10-2008Лесгустой    
Честно говоря, хуйня.
я знаю сына олигарха Бэтменова
#8 20:37  21-10-2008Лев Рыжков    
Спасибо прочитавшим! Сегодня в силу проблем с техникой что-то прочитать было сложно. Ну, у откомментировать - фактически подвиг. Мнения ваши ценю высоко, потому что они,б/п, "проверены электроникой" (с).
#9 21:01  21-10-2008Саша Штирлиц    
Хуярь дальше!
#10 22:49  21-10-2008ГумбертГумберт    
ОХУИТЕЛЬНО
#11 22:49  21-10-2008ГумбертГумберт    
дайте два
#12 04:11  22-10-2008Руслан С.    
Ну закрутил!!! Порадовал. Да, еще бы продолжение...
#13 08:53  22-10-2008Спинной мозг    
Вот с этой фразы "Мы не самым плохим образом проводим время. Поебались вот… " громко ржал
#14 02:42  23-10-2008Шалопай Шарапов    
Очень.
#15 13:06  23-10-2008СниК    
Браво!!
#16 14:23  23-10-2008Медвежуть    
Давненько не четал такого ахуительного пиздеца ( в хорошем смысле ессно)!!!
#17 07:23  25-10-2008Склеп    
Ну вот так и надо было сразу;)

очень неплохо получилось!

А волосатые скафандры - сильная находка!

#18 14:57  27-10-2008borsh    
Просто ОХУЕННО!!!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....