Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - мир как мы его знали

мир как мы его знали

Автор: helga
   [ принято к публикации 12:25  29-01-2004 | | Просмотров: 1582]
It’s the end of the world as we know it…
REM
В пять лет Павлик уже точно знал, откуда берутся дети. Юная мама, не успевшая к тому времени сменить хипповатые вельветовые брюки и розовый «мелкий бес» на жесткое, шершавое, серое – словом, «приличное», мама, читавшая по ночам «Альтиста Данилова», упираясь в колени острым подбородком на широком, как старинный хозяйкин стол, подоконнике бывшей генеральской кухни (да-да, милочка, представьте только, до революции папеньке принадлежали все пять комнат), итак, легкомысленная мама проявила всегдашнюю свою склонность к легкому эпатажу и просто, доступно, без всяких эвфемизмов рассказала сыну о таинстве зарождения новой жизни. Так, сразу и безболезненно, рухнула глупая, хлипкая и никому, в общем, ненужная, ничего и никого не скрывающая и не защищающая гипотетическая стена между детьми и взрослыми, возведенная кем-то когда-то из непрочных «подрастешь – узнаешь», «тебе еще рано» и «потом поймешь». Друзьям Павлика, уже умудренным детсадовским опытом, и всезнающим сопливым приятельницам в ядовито-розовых китайских платьях родители, путаясь и смущаясь под недетскими скептически-испытующими взглядами, безнадежно пытаясь латать шаткую, рассыпающуюся в труху преграду, что-то говорили еще об аистах и капусте и, мелкие, жалкие, неумные, теряли остатки уважения своих любящих и жестоких чад, не научившихся пока закрывать глаза на и прощать.
Все оказалось просто и логично. Вот молодая мама, как всегда, затерявшаяся среди серьезных основательных сослуживцев. Сзади – Адмиралтейство. У мамы очки в пол-лица, как у Йоко Оно. Вот папа, худой и ломкий, длинные волосы собраны в хвост. Вот мама с папой вместе, загорелые, светловолосые, очень похожие. Снова вместе, в одинаковых джинсах. И снова… Вот пачка писем, перехваченная ленточкой, уцелевшая (чудом?) в бесчисленных переездах – папа писал из армии. А потом – Павлик, беззубо улыбающийся и страшно довольный.
К родителям приходили друзья, приносили портвейн, сидели до полуночи на кухне, пели про синюю птицу и тех, кто красит стены в коричневый цвет, а иногда – другое, полузнакомое, тревожное, смутное… Много курили, кого-то ругали, обсуждали недавно поставленную «Юнону» и мамины рисунки, фантасмагории в быстрых паутинно-тонких черных линиях, непрочные, неверные, распадающиеся, слушали Pink Floyd и REM. «It’s the end of the world as we know it». Никто не прогонял Павлика спать, все было весело и понятно, угадывалось каким-то внутренним чувством, и ближе, понятней и надежней всего и всех была мама. Руки у нее перепачканы графитом (совсем как у маленькой), и оттого она становилась еще больше «своей», хотя дальше, кажется, уже и некуда, они с Павликом были заодно, переглядывались, как заговорщики, и глаза у мамы были хитрые-хитрые…
Как, когда в маминой мальчишеской стрижке появились седые волоски, не благородно серебряные, а тускло-серые, словно припорошенные пылью? Так нельзя, нечестно, верните! Верните все: мертвые гербарии и бесценные перочинные ножи, выгоревшие рисунки и афиши рок-фестивалей, модель «Гото Предестинации», которую они так и не доклеили, казавшееся невероятно сложным географическое лото (кто первым достиг Южного полюса?), записи Цоя, которые слушали с мамой, она даже подпевала, а отцу почему-то не нравилось. Ведь было же, помнишь? Неправдоподобно огромное окно без штор, бездонное, булгаковское (где же мы тогда жили?), чьи-то пальцы на струнах (а помните, как Сережа играл Гребенщикова?), мнимые величины, нечеткие, выплывающие откуда-то сбоку и тут же снова ускользающие, дрожащие, как теплый воздух над костром, лица, странно лишенные индивидуальности, аморфные, безглазые, и вдруг – спасительный островок, светлая точка, пламя негасимое, утоли-моя-печали – улыбки родителей, их сплетенные пальцы, а на заднем плане – вереницы друзей, которые по-прежнему приходили: кто с новыми мужьями и женами, с разновозрастными детьми, а кто – так, один… И приносили гитару, и разговаривали – похоже, о чем-то серьезном и нужном, и смеялись – кажется, искренне.
…Он сам уже не помнит, зачем ему понадобился какой-то билет или свидетельство или какие там еще бывают пахнущие клеем казенные бумажки и почему его не оказалось на привычном месте, в аккуратной папке, где хранились документы. Обыскал все, позвонил маме, спросил. Посоветовала посмотреть в ее ящике: якобы она что-то туда убирала.
В коробке из-под фигурного шоколада лежали письма и фотографии, а сверху – записка на тетрадном листе в клеточку. Пожелтевшая, тоненькая, ненастоящая какая-то, бумажная страстишка. Чужой неровный почерк. Отвернулся, закрыл ящик, но взгляд успел зацепиться за обыкновенную до тошноты, пошленькую муть. Тихо вышел из комнаты, закурил. Подумал, что мама стала в последнее время очень рассеянной.


Теги:





-3


Комментарии

#0 13:09  29-01-2004Stockman    
понравилось и не понравилось тоже...
#1 13:22  29-01-2004Херба    
Норма.

Токо детям в пять леть што объясняй, что лепи всяку чушь - они один хрен не заморачиваются этим в таком то возрасте.

#2 13:25  29-01-2004Мимо проходила    
очень понравилось.
#3 13:31  29-01-2004Сэмо    
только а что былона бумажке то написано?

стиль - очень.

малаца

Хельга, Мегареспект. Изящно, филигрань. Это уровень ювелирный. Очень мощно. Опять закрутило винтом - вернуться на эти полночные кухни, к расстроенным гитарам и хрипящим магнитофонам. Очень тепло и по-человечески.Отлично- вот эти стоп кадры возвратные, когда, по Веллеру "память рвется как кинопленка". Грустно и тепло.

Хотя концовка мне не понравилась - гора родила мышь.

#5 14:01  29-01-2004Stolt    
Super!!
#6 14:04  29-01-2004helga    
2 Симон Молофья...

А мне самой конец не нравится. Так получилось, что уже в процессе стало важным не О ЧЕМ, а КАК.

#7 01:56  30-01-2004Fedott    
Неплохо, но синтетично. Чувствуется надуманность проблем. Кстати: если человек послужил в армии, он обычно не отращивает длинные волосы и не собирает их в хвост (я во всяком случае ни разу не видел такого человека).

Мне кажется, не хватает здорового цинизма (мое очень субъективное мнение).

А стиль хорош.

#8 12:30  30-01-2004Deepdaun    
сцуки нах.... чё ета за сайт..? Мурзилка блять ?

читаю - читаю... нихуя... лучшеб паработал блять


ебли нет,

и нет минета,

креатиф - гавно инета (с) Deepdaun

#9 13:30  30-01-2004helga    
2 Fedott

Если длинные волосы - это единственная проблема, поясняю: они были до армии, а не после. На самом деле.

#10 13:41  30-01-2004Sundown    
Понравилось. Не задумывался, о чем и как, просто с удовольствием прочитал.
#11 15:37  30-01-2004Fedott    
Ну, это бросилось в глаза, да. Я почему так придирчиво: видишь, твой рассказ по духу напоминает перелистывание семейного альбома с черно-белыми фотографиями (сходное чувство). Поэтому, чтобы выдержать стиль и не сбиться, нужна достоверность.

Мое замечание про здоровый цинизм обусловлено тем, что (у меня возникла такая потребность, это чувство очень, опять же субъективное) в определенный момент подняться над этим, отрешиться и иметь в себе силы что-то сделать (в широком смысле этого слова).

Правда, последний комментарий, скорее "по жизни", чем характеризующий литературные достоинства-недостатки произведения.

#12 22:55  07-08-2006мараторий    
абсурдное название текста-еще гуще седативный, в смысле нахуй ничтожен,нежели сам смысл текста,или это скорее откровения невостребованной кляксы.,в любов случае,хельга не герке.
абортус по канцофке

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:03  22-02-2024
: [1] [Литература]
…русалкою ото сна, лохматой и длинноногой
Изощрены бока диетой, ходьбой и йогой
Таганка, квартира, вид — с верхушки, а-ля Меркатор:
Почти что Москва-река, почти что тот самый театр
Шагает, под шелком скрыв ночной силуэт дельфиний
Подводка от век идет узлом лобачевских линий
Работа, неважно где, но есть… Обведем пунктирно…
Пинап-королева-блонд, плакатна и иномирна

По солнечной городской вращающейся системе
Она ретроград-звездой плывет над другими всеми
И каждого мужика наск...
08:31  22-02-2024
: [3] [Литература]
Радость ползет улиткой, у горя — бешеный бег (Владимир Маяковский).


Странные времена гонят бледных коров за межу пастбищ,
сон возникает из пустоты лунной пасти…
Наверное, так может трещать занавеска неба,
когда на неё наступает случайным образом
неслучайный непот....
12:54  17-02-2024
: [41] [Литература]


Это не край войны, но уже не тыл.
Аптечки собраны, как ранцы в школу.
Он кружил над городом, кружил.
Разрубил февраль подобно ледоколу.
А в коляске ни плача, ни агу.
И земля качается, словно не была твёрдой.
Жертв пересчитывают по утру....
14:16  11-02-2024
: [8] [Литература]
Наследница и дочка короля,
Неслышна и невидима для глаза,
Качаюсь, как в гробу из хрусталя,
В цепях антенатального экстаза.

Я заперта до времени. Кругом –
Без окон и дверей – но это скоро
Разрушится! – с белесым потолком,
Уютная овальная камора....
00:49  11-02-2024
: [108] [Литература]

Вдоль трубы, по которой вода поступает в город,
Мимо госпиталя ветеранов священных войн,
Мимо колледжа градостроительства
Гидромолот
Проезжает оранжевый.
Знаешь, долбить бетон
Нужно. Бетон долбить нужно.

Под трубою жили котятки,
Подкармливала их одна тётка, скорее, бабка,
Бабка с должностью смотрительницы трубы,
Ходит каждый день вдоль трубы туды-сюды,
Вот однажды идёт - а котяток нет,
Но сидит незнакомый кот, котик-котяткоед,
И сыто облизывается....