Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Платье от Валентина (репост)

Платье от Валентина (репост)

Автор: Щикотиллло
   [ принято к публикации 12:36  14-05-2009 | Нимчег | Просмотров: 599]
1. Легенда о Тиле
.
Эльза появилась на свет случайно: её мама Полина Евграфова – на тот момент ещё начинаюшая билетёрша главного уфимского кинотеатра «Искра» - залетела от популярного актёра Лембита Ульфсака, когда тот со съёмочной группой приехал в город на премьерный показ «Легенды о Тиле». Знаменитый эстонец ещё до встречи со зрителями нажрался вхламину местной белебеевской водки и с большим трудом отстоял на сцене, держась за Наталью Белохвостикову и отчаянно стараясь не блевануть на неё. Исполнительница же главной женской роли (и по совместительству жена режиссёра фильма) недовольно кривила бледное лицо и старалась отвернуть свой курносик в сторону от алкогольного выхлопа Тиля Уленшпигеля. Услышав долгожданные аплодисменты и не дожидаясь выключения света в зале, исполнитель главной роли устремился со сцены в боковую дверь, чуть не сбив с ног Полину – как раз вставшую у выхода, чтобы поглазеть на живых знаменитостей.
Сдерживая рвотные позывы, кинозвезда рванула в сторону уборной. В этом крыле кинотеатра располагался женский туалет, но Лембиту было не до выбора - пепел Клааса уже стучался в пищевод. Долговязая фигура скрылась за пружинной дверью, затем послышался грохот и почти сразу – львиное рычание.
Руководимая то ли состраданием, то ли простым любопытством, Полина поспешила за Уленшпигелем. В конце-концов, это же был женский туалет!
Она нашла Лембита коленопреклонённым возле унитаза и дала ему докормить ихтиандра, а потом приступила к реанимации актёра. Делала она это уверенно, умело и безо всякой брезгливости – сказывался опыт недавнего супружества. Покойный муж Полины Талгат работал инженером на местном химзаводе, пил ежедневно, жёстко и зачастую травился продукцией своего же работодателя. В один прекрасный день он вместо коньяка по ошибке хлебнул тетраэтил-свинца, который и пославил точку в его экспериментах по органической химии. И теперь - что значил для Полины благородный перегар, исходивший от маэстро Ульфсака, по сравнению с устойчивым запахом ароматических углеводородов, насквозь пропитавших тело Талгата! Полина перекинула плечо Лембита через свою шею и потащила его, как медсестричка раненного бойца с поля боя – на свежий воздух.
Благодаря природной худобе и тонкой кости, обмякшее тело Лембита оказалось неожиданно лёгким –– к тому же путь их шёл от кинотеатра вниз по широкой лестнице. Полина подвела Тиля к фонтану. Посреди каменной чаши возвышалась омываемая мощными водными струями греческая колонна, которую венчал собой худой бронзовый мальчик с оттопыренной пиписькой и со свирелью в руках. У местных жителей не было объяснения тому, что символизирует эта пидорская композиция. Выдвигались две основные версии: либо это – юный Салават Юлаев с кураем, либо – Орфей в детстве. Хотя первая версия яростно отметалась местной культурной элитой, а Директор Института истории Башкирского филиала Академии наук даже написал гневное письмо в горком партии о том, что «башкиры никогда не ходили нагишом, а вместо этой чуждой народу скульптуры лучше бы поставили кобылицу с кобылицем».
Тиль жадно глотнул воды прямо из фонтана и окунул в него голову. Затем он решил посмотреть на свою спасительницу. Резкость упорно не наводилась, и близорукому Лембиту вдруг показалось, что это – ни кто иной, как его первая любовь - девушка Лиису из родной деревни с собачьим названием Коэру.
- Liisu, kuhu me tuleme? – спросил дрожащим голосом Лембит.
- В гостиницу, Лембит Юханович, - протелепатировала Полина и
помогла актёру встать с края фонтана.
Они поплелись через широкий проспект в сторону цирка, потом свернули в парк Гафури, потом передохнули на ступеньках драмтеатра. Под действием лесного воздуха к Ульфсаку стали постепенно возвращаться элементарные физиологические функции, и к моменту, когда они дошли до гостиничного лифта, у кинозвезды полностью восстановился инстинкт продолжения рода. Он увлёк Полину за собой в номер и повалил на кровать. Полине Евграфовой не верилось, что на неё польстился Сам Тиль Уленшпигель, совсем недавно очаровывавший её с экрана. И теперь Неле - это она! А он шепчет ей что-то на непонятном языке...
...Уленшпигель вяло сполз с Полины.
- А как будет по-вашему «Я тебя люблю?», - робко спросила она.
- Армастан синт, - промямлил Лембит и захрапел.
Полина полежала ещё немножко рядом, боясь потревожить сон артиста, потом тихонько собрала свою разбросанную по полу одежду, быстро оделась и выскользнула из номера, чтобы больше никогда в жизни не увидеть актёра. Последний – с жуткой головной болью отправится утром с группой дальше в Челябинск и никогда больше не вспомнит эпизода с билетёршей кинотеатра.
Полина засеменила обратно на работу. В этот самый момент в её теле происходило грандиозное действо. Не ведая межнациональных и межсословных границ, миллионы хвостатых гамет Лембита Ульфсака устремились к Полининому яйцу, и одна - самая проворная - подарила Полине Эльзу.
.
2. Эльза
.
Внешне Эльза получилась антиподом матери: в отличие от крепко сбитой кровь-с-молоком Полины, дочка росла по-аристократически субтильной – в папу. За хрупкую конституцию её все дразнили Балериной – и в школе, и во дворе.
Мать долгое время не открывала дочке, кто её отец. Наверное, она подсознательно боялась, что дочь захочет к звёздному папочке и исчезнет из её жизни так же бесследно, как и тот.
Эльза действительно была не от мира сего. Сразу обращал на себя внимание какой-то странный, отсутствующий взгляд. Вероятно, он объяснялся тем, что большую часть своей жизни Эльза проводила у мамы на работе - в кинотеатре – там был настоящий мир, полный красоты и страстей – в отличие от прозы жизни, поджидавшей её за выходом из кинозала. И Эльза постоянно щурилась и прятала свои голубые глаза за диоптрии, отгораживаясь от унылой реальности.
Мальчики её интересовали мало: уж слишком не походили они ни на Роберта Рэдфорда, ни на Леонида Филатова. А в восьмом классе с ней произошло и вовсе ужасное событие, которое заставило её ещё глубже запрятаться в кокон своего мира киногрёз.
Тогда, первого сентября, в класс Эльзы пришла новая девочка - Оля Бондаренко. Она была дочкой высокопоставленных родителей: папа был проректором нефтяного института, а мама – занимала какой-то важный пост в Горсовете.
В первую же неделю учебного года Оля позвала весь класс к себе на вечеринку. Жила она в двухэтажной многокомнатной квартире в элитном «профессорском» доме на улице Блюхера. Большинству из одноклассников никогда в жизни не приходилось видеть такой роскоши. Девочки с широко раскрытыми глазами переходили из комнаты в комнату, изучаяя интерьер, а мальчики – по очереди с благоговением крутили блестящие рукоятки японской стереосистемы и перебирали лицензионные диски.
После трапезы, во время которой неизбалованные одноклассники, как пираньи, быстро расправились с продуктами из горсоветовских запасников, девочки вызвались помогать хозяйке убирать со стола. В это же самое время в ванной Главный Хулиган класса Вовка Чистяков готовил свою любимую каверзу. Острым карандашом он специально продырявил правый карман своих широких штанов и продел через получившуюся дырку свой член. Затем он намочил руки и вышел из ванной – искать жертву.
На свою беду, мимо ванной в этот момент проходила Эльза. Она несла в кухню на мойку дорогую хрустальную салатницу.
- Слы, Балерина! А достань мне из кармана носовой платок – руки мокрые вытереть, - повернулся к ней правильным боком Вовка.
Эльза перехватила салатницу в правую руку, а левой полезла в карман Вовкиных штанов. Она не сразу поняла, ЧТО там нащупала. Ей сперва показалось, что рука наткнулась на большую резиновую конфету «Харибо». Но когда эта конфета стала расти в её ладошке, а Чистяков заржал, как жеребец, до Эльзы ДОШЛО.
Вовка научился этому приколу у своего 18-летнего брата Димы. Последний считался редкостным подонком, особенно по части баб, а трюк с продетой в карман пиписькой был своеобразным экспресс-тестом на моральную уступчивость. Испытуемые реагировали на тест по-разному. Чаще всего, девочка отдёргивала руку и с брезгливым видом убегала её мыть. Случалось Биг Бразеру также и огрести в репу от особо продвинутых тёлок. Если же девочка говорила: «дурак», «козёл» и т.п., но не ретировалась, для Димы это означало, что тёлка перспективна в плане ебли и продолжал подкатывать к ней орехи.
Будь Эльза поискушённей или приземлённей, её реакция была бы по-видимому, типовой – по типу вышеперечисленных. Так, Вика Серебрякова в своё время обозвала Вовку дрочером и извращенцем, а Гузель Гайнуллина в подобной ситуации - просто съездила Чистякову-младшему наотмашь по ебальнику и пообещала пожаловаться родителям.
Но Эльза была из другого мира, с иной планеты, и среагировала парадоксально. Она впала в ступор. Находясь в состоянии шока, она выронила из правой руки салатницу, и осколки дорогого хрусталя разлетелись по всему паркету в коридоре. С левой же рукой произошла обратная реакция: пальцы мёртвой хваткой сомкнулись на эрегированной Вовкиной пипиське и не хотели разжиматься. Вова Чистяков перестал смеяться и внезапно кончил себе прямо в карман.
Прибежавшие на звон разбитого стекла Ольга и её мама, а потом и одноклассники долго не могли понять смысла этой скульптурной композиции из двух фигур посреди разбитого стекла: застывшая, словно Спящая Красавица, Эльза Евграфова с рукой, засунутой в правый карман Вовиных штанов и сам Володя Чистяков, ставший пунцовым и потным от натуги. Глаза Эльзы, не мигая, загипнотизированно смотрели на рассыпавшиеся по дубовому паркету бриллианты чешского хрусталя, а её левая рука выжимала из Вовкиной залупы последние капли семенной жидкости.
Откуда-то взявшаяся в тонких Эльзиных пальчиках недюжинная сила сопротивлялась общим попыткам их разогнуть. Вова уже начал всхлипывать и дрожать. Мама Ольги стала гладить Эльзу по спине и говорить: «Ну что ты, девочка! Если переживаешь по поводу салатницы, то наплюй– это ж на счастье! Ну, давай, деточка, отпускай эту гадость и пойдём, помоем руки, а потом подметём осколки».
Наконец, все по очереди пальцы были отжаты, и красный, как рак, Вовка Чистяков пулей вылетел из квартиры прочь под дружный смех однокашников.
До конца вечера Эльза смотрела застывшим взглядом в одну точку – было такое впечатление, что от у неё в мозгу произошло короткое замыкание и в выбило пробки. Потом она постепенно отошла от пережитого.
По гетеросексуальности Эльзы был нанесён мощный удар, от которого она не могла оправиться еще несколько лет – до того самого момента, когда она, 23-летняя девственница-выпускница университета, соберётся в уже европейскую страну Эстонию, чтобы найти отца.
.
3. Валентин
.
- Наш самолёт совершил посадку в аэропорту Внуково города Москвы. Температура воздуха в аэропорту прибытия – плюс семнадцать градусов. Просьба оставаться на своих местах пристёгнутыми до полной остановки самолёта...
«Блять, как же меня заебали эти объявления!» - подумал пассажир бизнес-класса рейса Сургут-Москва Валентин Калганов, замдиректора по бурению самого крупного в мире НГДУ «Фёдоровскнефть». Летать ему приходилось очень часто – по нескольку раз в неделю: и на вертолётах, и на дальних лайнерах. Он, в общем-то, вполне приспособился к воздухоплаванию: привык и к слегка заторможенным стюардессам в клетчатых ютэйровских юбках, и к стандартному ассортименту напитков и жрачки, а самое главное – научился высыпаться даже в плохо откидывающихся краслах эконом-класса - не то что в сегодняшнем бизнесе. Единственное, что действительно его достало до предела – это повторяющиеся без изменения из года в год стандартные объявления для пассажиров. По салонам самолётов всех авиакомпаний мира разносилось громко, с разными акцентами, но всегда одно и тоже: «For security reasons, do not store your heavy luggage in the overhead compartments...» и эти объявления, от которых невозможно было отгородиться никакими наушниками или берушами, преследовали Валентина повсюду и раздражали што пиздец.
Внешне 40-летний Калганов полностью соответствовал эталону идеального любовника по версии газеты «СПИД-Инфо»: коренастое гиперстеничное телосложение, кривые ноги, высокий лоб с залысинами и пухлые губы – всё свидетельствовало о могучей потенции и сексуальном аппетите. Избыток тестостерона подтверждался и взрывным характером Валентина: по жизни он был задирой и грубияном, с детства бросался с кулаками на любого оппонента, не взирая на его вес, рост и силу. Казалось, всем поведением своим он пытается не оставить ни у кого сомнений в своей мужественности, чем компенсировать свою приземистость и женское имя Валя.
Ещё пятиклассником Валентин записался в секцию бокса, но вскоре понял, что с его коренастому телосложению больше шансов даст вольная борьба. Боролся Калганов неплохо и в десятом классе даже выиграл первенство Москвы среди юношей. Это, кстати, помогло ему впоследствии поступить в Институт нефти и газа и проучиться в нём без особых напрягов, как спортсмену. По окончанию «Керосинки» Валя распределился на нефтеперерабатывающий завод в Капотне, но потом бывший однокурсник и чемпион страны по лыжным гонкам Андрей Скворцов родом из Самары уболтал его бросить столицу и рвануть с ним в Сургут. И оба не прогадали: начав помбурами на новом месторождении, они через каких-то 15 лет смогли выбиться в большое начальство и стать соответственно правой и левой рукой Президента крупнейшей в стране нефтедобывающей компании.
Заработав свой первый лимон зелени, Валентин принялся окружать себя разнообразными ништяками. По примеру своих не менее удачливых коллег, вместе с которыми прежде кормил гнуса в по приобским болотам, он распорядился доходом по стандартному сценарию: элитное жильё в Сургуте и Москве, дача на Оби с катером, тюнинговый «гелендеваген» и черная карточка АмЭкс. Ну и Вика – роскошная блондинка из столичного агентства «PR-Асе» (в народе – «Пиар-асы»), мгновенно его очаровавшая и раскрутившая на многомиллионный контракт по ребрендингу месторождения. Несколько месяцев Вика сопротивлялась настойчивым ухаживаниям Валентина, но в конце-концов уступила его борцовскому напору и позволила потратить на себя неслабую пачку нефтебаксов. Следующую пару лет Калганов, под ручку со своей длинноногой спутницей, исправно изучал географию европейских столиц, причём парижские прогулки у них проходили, главным образом по Авеню Монтень и Фобур Сант-Оноре, Милан сжимался до виа Монтенаполеоне, а весь Лондон умещался на Слоун-стрит.
- Мы тут с ней сайгачим по бутикам со скоростью 10 тыщ евро в час, -
докладывал Валентин по VERTUшке в Сургут Андрюхе Скворцову, - Аж блять кредитка дымится!
Но, как уже давно замечено, чем больше тратишь на женщину, тем больше её любишь. И, ещё что характерно: чем больше женщину мы любим, тем больше ей мы просто шкаф. Когда любовь Валентина к Вике достигла размеров двухкомнатной квартиры на Смоленке и белого Порше-Кайена, той вдруг всё наскучило, и она бросила своего приземистого лысеющего Шкафчика под самый Новый год в пользу нищего, но молодого и чертовски смазливого студента ВГИКа из провинции.
С досады Валентин все новогодние праздники тупо пробухал в столице, при этом, не приходя в сознание, перетрахал весь трудовой коллектив клубов «Доллз», «Распутин», «Белый медведь» и принялся было осваивать сайт «элит-эскорт.ру». Но в одно прекрасное субботнее утро, ещё не открыв глаза, он почувствовал, как из-под ребер справа выглядывает наружу его собственная печень и укоряет, типа: «хватит уже фестивалить, хозяин!». Тогда Валентин быстро встал, облился холодной водой и налегке рванул в Домодедово. Уже вечером того же дня они сидели в парилке Андрюхиного дома и рассуждали о любви:
- Херово, когда тебя любят только из-за бабла, - вздыхал брошенный нефтяник, - Хоть прикидывайся нищебродом и ходи-ищи настоящее чувство... А то, по-любому, как бы они страстно в койке не стонали, у самих в башке счётчик включён. Ясный перец, при моей-то роже и ушах поломанных только на бабки тёлки и ведутся...
- Старик, ты не прав, - возражал Скворцов, - Бабы всегда любят за что-то:
Одного – за орлиный взгляд, другого – за гнутый хуй, третьего – за то, что ниибацца чемпион микрорайона по домино или что громче всех на барабане в местном ансамбле стучит. И каждый раз – поверь - это искреннее чувство. Вон, например, моя Скво – дык та мне первый раз дала, когда я ей посреди зимы из Цакхадзора с олимпийских сборов свежих персиков в Москву припёр. Вполне искренне дала - от всей своей души и на полный желудок. И чё в этом плохого? Ну какая тебе разница, ЗА ЧТО тёлка тебя любит, если любит она по-настоящему? Пускай хотя бы и за то, что ты при бабле и можешь ей устроить совсем другую жизнь! Найди себе бабу не такую избалованную, как Вика – лучше провинциалку нецелованную – и вытащи её в свет, ёбана! Она ж тебе за это всю жизнь сахарную пудру в жопу через соломинку благодарно вдувать будет... Искренне будет! И чем такая любовь хуже любой другой?
От парилки, клюквенного морса и Андрюхиной логики Валю слегка попустило - и душу, и печень. Наутро он вышел на работу, дотрудился до летнего отпуска и вот теперь – приземлился в Москве. Ни потенциальной спутницы, ни конкретных планов на отпуск у него не было – имея открытую шенгенскую визу, он решил действовать по обстановке и был готов к любому сценарию.
.
4. Ноэль, или обратная сторона полуночи
.
Приземлившись во Внуково, Эльза получила багаж и, следуя подробной инструкции, полученной перед отлётом из Уфы от своей подруги, направилась к выходу из здания аэровокзала, дабы сесть на экспресс-электричку до Киевского вокзала. Там она собиралась сдать свой чемодан в камеру хранения, потом доехать на метро до центра, где совершить пеший поход по стандартному туристическому маршруту Старый Арбат – Манеж - Красная и Пушкинская площади, потом вернуться за чемоданом, переехать на Ленинградский вокзал и вечером отбыть оттуда в Таллин .
Данный сценарий сразу же был перечёркнут тремя злодеями из залётной ростовской бригады.
Эльза вышла из автоматических стеклянных дверей зоны выдачи багажа и остановилась, чтобы, найти выход к электричке. Она стояла посреди зала и щурилась через диоптрии по сторонам в поисках указателя, когда на неё как бы случайно налетел приличного вида коротышка с загипсованной рукой. Из-под мышки у коротышки вывалилась папка для бумаг, листы рассыпались по полу, и он, извиняясь, стал суетливо и неуклюже подбирать их здоровой рукой. Наивная Эльза сразу же бросилась помогать – она отставила чемодан с сумочкой в сторону, присела рядом и тоже принялась собирать листочки. В ту же секунду к ним на помощь бросился ещё один «случайный» прохожий, оттеснив Эльзу от её багажа. Четвёртый участник спектакля выскользнул из-за спины третьего, ловко накрыл Эльзины вещи клетчатой «сумкой челночника» без дна, схватил чемодан вместе с сумочкой через материю за ручки и, быстро скрылся за дверью мужского туалета. Когда через пару секунд все листки были подобраны, коротышка с гипсом и его подельнник растворились в толпе в разных направлениях.
В результате этой молниеносной операции, длившейся всего несколько секунд, Эльза лишилась всего: денег, документов, билетов, одежды и даже записной книжки со всеми телефонами и адресами.
До Эльзы даже не сразу дошло, ЧТО с ней приключилось. А когда дошло – она по старой привычке впала в ступор. Взгляд её остеклянел, а левая кисть автоматически сжалась в кулак. Так её организм всегда реагировал на стрессовые ситуации: перед глазами начинали плыть звёзды в виде осколков чешского хрусталя, а в ладони появлялось фанотмное ощущение набухающего члена Вовы Чистякова.
Каталепсия продолжалась неопределённое время. Вокруг Эльзы нескончаемой чередой мельтешили люди, словно кадры киноленты, а ей хотелось вжаться в спинку воображаемого киношного сиденья и спрятаться от реальности, как от страшного кино. Но спасительного зрительского кресла нигде не было...
.
(окончание следует)


Теги:





0


Комментарии

#0 13:48  14-05-2009Тигол    
"...не приходя в сознание, перетрахал весь трудовой коллектив клубов..." гыыы! афтар кросавчег (впрочем, как всегда)
#1 14:57  14-05-2009Kambodja    
отлично, отлично! с нетерпением жду продолжения
#2 14:58  14-05-2009Kambodja    
три чисто описочных косяка нашел:


"пославил точку в его экспериментах по органической химии."


"кормил гнуса в по приобским болотам"


"появлялось фанотмное ощущение"

#3 15:06  14-05-2009Шева    
Помню. Ахуенно.
#4 22:45  14-05-2009Саша Штирлиц    
Помню ждал-ждал этого вот *окончания*...

Нодейусь, перепощено с умыслом. Давадавай!

#5 23:02  14-05-2009Кобыла    
Саша Штирлиц

+1

#6 23:08  14-05-2009Гусар    
Замечательно! Фильм вспомнился, смотрел в детстве. Продолжение рассказа будет, дочитаю.
роман никак?

- в издательство!

#8 09:53  15-05-2009yamin    
Ахуенно, скорее бы продолжение!
#9 10:28  15-05-2009Норкавнорке    
Ой как хорошо
#10 00:40  18-05-2009СеньКа    
Еще, еще...ммм...все ногти по-обкусывала в ожидании продолжения...
#11 13:59  12-06-2009Sgt.Pecker    
перечитал,хорошо что зарепостил обратно

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [48] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....