Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Снобизм:: - Простые вещи & Nothing More (репост)

Простые вещи & Nothing More (репост)

Автор: Шева
   [ принято к публикации 09:20  19-05-2009 | Нимчег | Просмотров: 346]
…Когда тебе становится, условно говоря, «за тридцать», в один прекрасный, то есть пиздатый, а может и не прекрасный, а наоборот, - пиздоватый момент, вдруг начинаешь осознавать, что в этой жизни полно простых вещей, от которых можно получать кайф, как говорил классик, - «без всех этих хлопот!». То есть без трех основополагающих китов нашего бытия как-то: деньги, секс и выпивка. Две последние дефиниции понимаются, безусловно, в самом широком смысле.
Вот ты после измочалившего тебя как тузик тряпку трудового дня вставляешь ключ в замочную скважину, и провернув его, открываешь дверь своей квартиры. Входишь, включаешь в прихожей свет, сбрасываешь опостылевшие туфли. Разве в этот момент ты не ощущаешь, как потихоньку отпускает голову, распрямляются ноющие плечи и тело будто начинает растворяться в уюте твоего жилища?
Идешь на кухню и просто выпиваешь стакан-другой воды, - именно чистой воды, не обязательно даже минеральной, именно воды, - не пива. Особенно хорошо, если организм до сих пор не может забыть вчерашний перебор. Когда по-животному хочешь пить, - то после стакана воды, что классно, взгляд на окружающее и -щих меняется за секунды. А казалось бы, - какая мелочь…
Сбросив панцирь-одежду, ты шлепаешь в душ, и пробуя пальцами руки воду, постепенно делаешь ее в меру теплой, - но так, чтобы не горячей, и затем становишься под эти струи. Ну и как? Да покажите мне человека, который скажет, что это не кайф! Смывается не только грязь, пот и пыль, - ты сам будто очищаешься от всего того, в чем пришлось кувыркаться целый день. Ты закрываешь глаза, потому что ручейки воды, стекающие с головы, заливают их, затем, чувствуя, что уже трудно становится дышать носом, приоткрываешь губы, вспоминая анекдот про обезьяну, которой дождь не попадал в рот, и затем выключаешь теплую и делаешь сильнее напор холодной воды.
А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а…твою мать!!! Кричишь про себя, а иногда, - и вслух, затем резко выключаешь воду, выходишь и начинаешь растираться. Заебца! На фоне всех частей и членов твоего тела отдельной радостью пышут яйца, став пасхально чистыми и готовыми опять «к труду и обороне».
И весь из себя оживший и энергичный, эдаким Джеймсом Бондом подходишь к…нет, не к своей Куриленко, а к настоящей непреходящей любви, - дремлющей домашней скотине, прядущей ушами на твои шаги. И гладишь, треплешь или чухаешь ее живот, лапы, холку, между ушей, под шеей… - господи, да любой хозяин знает, за какое где ее взять, чтобы она приоткрыла глаза, выгнувшись потянулась, довольно зевнула и ткнулась мокрым носом тебе в руку или попыталась лизнуть своим шершавым языком твой нос.
Затем, - к твоему любимому деревцу, стоящему в зале, - напоить его и аккуратно спрыснуть водой листья, ветки, - сначала внизу, а потом, став на табуретку, - всю крону и верхушку, внимательно высматривая при этом не дай бог пожелтевшие или побуревшие листья.
Когда совсем невесело и мрачно, ты в унисон настроению ставишь свой любимый Portishead или P.J., или наоборот, чтобы поднять настрой, ищешь в стопке компактов Мэнсона или N.I.N., или даже старичка Купера, и затем, сидя с закрытыми глазами в кресле перед колонками и отрешившись от всего, кроме голоса и ритма, чувствуешь, как с каждой вещью душа оттаивает и очередной раз отмечаешь, - как же хорошо эти ребята раскрывают старую комсомольскую тему, - мир не прост, совсем не прост…
А еще хорошо - открыть книгу, которая давно тобой любима, и долго сидеть, держа ее в руках и не переворачивая страницы, уставившись на заголовок рассказа и восхищаясь, как можно было придумать такое, - «Дорогой Эсме с любовью и всякой мерзостью».
А иногда, когда вымотан так, что даже есть не хочется, - как классно налить доверху большую чашку молока, отрезать ломоть свежего черного хлеба, - с хрустящей коркой, - ясное дело, очистить головку чеснока, и макая дольки в соль, зажевывать их горбушкой и громко сербая, запивать холодным молоком…
И ни ибет. Ни в голову, ни в мозги, ни в другое место. Ты - в своем бункере. Как там в свое время Джордж плакалсяся журналюгам, - У лис есть норы, у птиц гнезда, а Beatles негде даже спрятаться. Так и ты, - в своей норе.
А они все - снаружи. Яппи…их мать! С их подхалимством и подличаньем, глупостью и тупостью, враньем и ханжеством, дуростью и дебилизмом, хамством и беспричинной злобой, тупой уверенностью в своей правоте и непогрешимости, лицемерием и фарисейством, завистью и подковерными подножками, сплетнями и слухами, лизанием и влезанием, отсасыванием и фальшивыми стонами.
А ты, вспоминая последние по жизни слова нажуханного румынской сигуранцей Остапа, - это по поводу переквалификации в управдомы, очередной раз мечтаешь о том, как выйдя на пенсию, пойдешь в гардеробщики.
Во-первых, - не надо ломать голову над непрерывно возникающими проблемами. Представляете, какой это кайф?! Н-е-е-е-д-у-у-у-м-а-а-а-т-ь! Забыть о своем кажущемся пожизненном кресте кризис-менеджера!
Во-вторых, - «работа с людьми». В-третьих - интересно. Кто в пальто, кто в шубе, кто в дубленке. Разнообразие, ептыть. «Ну что вы, какой - скучно? Ведь каждый день новое число!» - говорила девочка на почте, меняя дату в штемпеле. А если надоест, - можно и повыдрачиваться. Принести из дому пару-тройку старья, и какому-то мажору подать вместо его крутого прикида рвань. Сказать, - висело, мол, на вашем номерке. Потом, конечно, одежку его «найти», но, блядь, кайф можно получить по-взрослому!
….А в это время кто-то, может быть, чертыхается и нервничает в длиннющей вялотекущей очереди к лифту Эйфелевой, кто-то в пробке опаздывает на рейс на Тенерифе, а другой, уже прилетевший, недоуменно разглядывает черный вулканический песок, - что, мол, за хуйня, кто-то во влажно-парком Ханое из представленного обслугой ресторана клубка змей никак не может выбрать ту, живое дергающееся сердце которой будет подано ему к столу, кто-то на Пхукете пытается увернуться от остроносой доски виндсерфера, неумолимо приближающейся вместе с пенящимся гребнем очередной волны Андаманского моря, а другой, - уже на Мальдивах, как ошпаренный выскакивает из океана, увидев солидно проплывающий мимо полутораметровый диск ската, а кто-то, в центральной Африке, в районе экватора, прячась от обжигающего воздуха под пальмами, ожесточенно расчухивает укусы местной мошки и мечтает о глотке холодной воды.
Maybe… Но тебя - ни ибет. Ты-то давно знаешь, что если отбросить внешнюю мишуру и флер гордости пребывания в месте, освященном толпой, все это, по большому счету, - такие же простые вещи. Для тех, кто там живет.
Всего лишь the same simple things. И nothing more.


Теги:





0


Комментарии

#0 18:06  19-05-2009SAD    
о-о-о я этого нечитала

хорошо...блин...это наверно старость... Б-же помоги, рано еще!!!

а так...хорошо гггггг


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:33  22-05-2018
: [8] [Снобизм]
То ли вы не сечёте нисколько,
То ли я вас никак не пойму,
Я прощаюсь, постольку-постольку,
Мне и так хорошо, одному.

Ночь, машина - лечу, а вы спите,
Разрывает динамики Шнур,
Как же тошно, блин, с вами, простите,
Но мне лучше вот так, одному....
20:35  21-05-2018
: [10] [Снобизм]

Не смотри на женщин, и башкой не верти,
даже если она Нефертити,
всё равно,
убавь свой аппетит,
умерь свой пиетет,
наложи твёрдолобое вето,
на любое тэт-а-тэт,
на любой возможный флирт.

Не смотри на женщин, твой поезд ушёл....
15:53  14-05-2018
: [7] [Снобизм]
Помню ночью на небо взглянул и завис,
В котелок мой просыпался звёздочек рис,
И крылатого духа скольженья
Вдруг раздули огонь постиженья.

С той поры, где могу, я для плова беру
Влагу знаний и мудрых учений зиру,
В аромате густеюще пряном
Сам себя ощущая бараном....
Для размещения во всех общежитиях страны.

I. Если хуедрочка липо́вая в ротик брать стесняется,
дай ей по пиздёнке - пускай покривляется.

II. Если поскуда ссаная на хуй бросается,
будь, товарищ, осторожен -
триппер возможен

III....
21:22  10-05-2018
: [4] [Снобизм]
Здравствуй Питер.
Все почти нормально, наслаждаюсь в свободное от бухла, работы или поисков работы, время, атмосферой центра города, забитого туристами, завидующими бедными коренными жителями, местами голова кружится от самого Питера, вообщем наслаждался культурной столицой во всей ее красе или по мере возможности....