Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Кавказ. Айболит-83.

Кавказ. Айболит-83.

Автор: Абрамсон
   [ принято к публикации 21:10  24-05-2009 | Нимчег | Просмотров: 1268]
На всех засранцев и желтушников мест в инфекционном отделении не хватало. Двухъярусными койками были заставлены все палаты и коридоры. В здании лежали офицеры и самые тяжелобольные солдаты. Остальные болели в шести сорокаместных палатках, которые разбили во дворе отделения. Двор и само отделение было огорожено высоким забором, а калитка заперта на ключ.
Всё бы ничего, но декабрь в Тбилиси выдался холодный. По ночам замерзали лужи. В палатках поставили буржуйки, по две на палатку. Кроме нашей. Желтушников было много, а нас, засранцев, всего шесть. И на шестерых дали только одну печку.
Меня привезли в госпиталь к ужину. Чувствовал я себя довольно мутно из-за температуры.
Диагноз - энтераколит. Это воспаление кишечника - ничего не болит, температура и иногда, раз двадцать на дню, возникает желание пробежаться до туалета. На пол-пути к туалету желание пропадает.
За ужином из-за стола встал последним и собирался уже уходить, как вдруг ко мне подскочил какой-то боец в спортивном костюме и безо всяких прелюдий и объяснений начал танцевать вокруг меня боксёрский танец. Тыц - в плечо, тыц - в грудь. У меня на танцы сил не было, но я его тоже куда-то тыцнул раз, другой. Сюрреализм вобщем..
Перед отбоем в палатку завалили грузины шумною толпой. Построили всех наших. Дали каждому в грудину. Я лежу. Меня не трогают. Сам думаю: Чота они окуели совсем. Это же госпиталь. Пацаны реально больные, а их строят, в грудь стучат.
Потом, когда грузины ушли, стало ясно - это они из-за посуды приходили. Танцор тот нажаловался местным, что наш стол не убран был.
- Чё ты не сказал, што ты дед?
- А я не дед.
- А кто, черпак?
- Какая разница, посуду за вами убирать не буду.
- А чего местные тебя не тронули, ты что тоже местный?
- Я не местный. Я обыкновенный, нормальный человек. Дайте спокойно полечиться. Отъебитесь.

Пришёл новенький. Сам худенький, а голова большая на тоненькой шее. Он всё время загадочно улыбался, как Мона Лиза. Его прозвали - певица.
-"Ты откуда, Мареев?"
- "Да измаасквыы".
- "Мареев, а ты чё поёшь-то?" - дразнили ребята.
- "Да разгаавоор таакой" - растягивал слова певица.
Раз в неделю выпадало каждому засранцу дежурить по палатке.
Мареев днём бегал с веником и получил от старшины палатки звонкую затрещину за то, что поднял пыль.
- "Мареев, веник намочи водой, дальбайоб" - старшина-таджик на последнем слове переходил на фальцет, от которого закладывало уши.
Вечером я стащил с кухни мешок с хлебом. Хлеб никто не сторожил, так как его утром увозили на грузовике вместе с другими остатками и объедками. А старшина где-то раздобыл ведёрко глюкозы. Глюкозы на отделении было много, ею лечили желтушников.
Мы клали хлеб на чугунную поверхность печки, как на сковородку, а сверху посыпали глюкозой. Хлеб поджаривался, а глюкоза плавилась, покрывая хлеб сладкой корочкой. Чаю не было и мы запивали вкусные гренки пустым кипятком.
В обязанности дежурного входило круглосуточное поддержание огня в печке. В ту ночь Мареев, объевшись хлеба с глюкозой, уснул.
Утреннее пробуждение выглядело как воскрешение мамонтов, погребённых в леднике. Когда я проснулся, но не смог разомкнуть смёрзшиеся веки, то издал звериное рычание, от которого сам испугался. Попытался пошевелиться и от боли в суставах уже заорал во всё горло. В ужасе, превозмогая боль, руками разлепил глаза и увидел на потолке толстый белый слой инея вместо брезента.
Вокруг оттаивали другие засранцы, с трудом соображая - что же произошло. Фильм ужасов - Мумии оживают.
Мареева вытащили из под кучи одеял. Он сладко спал в своей берлоге. Его пробуждение было внезапным - мы хоть и шевелились еле-еле, как панды на бамбуке, но пару хороших тумаков ему досталось.
Мареева оставили дежурить на вторые сутки. Он весь день бегал по территории госпиталя в поисках горючих материалов. Натырил угольных брикетов и накопал где-то гнилых поленьев. За брикетами потом пришли хозяева и объяснили, что комфорт нужен всем.
К вечеру в палатке было чисто, тепло и в углу лежала солидная куча деревянного хлама.
После отбоя все растянулись в койках, отбросив наполовину одеяла. Было жарко. Печка раскалилась до красна, а труба, двумя коленами выходящая из печки вверх, светилась ярким жёлтым светом. Мареев отчаянно топил. Он носился вокруг печи, подкладывая топливо.
Народ разомлел и кое-кто уже похрапывал. Я очнулся от дремоты от страшного грохота. Мареев в темноте споткнулся и опрокинул печь. Палатка ярко озарилась пламенем вырвавшимся из открытой печки. В ярком свете я увидел, как раскалённая почти добела труба лишилась опоры и высвободившись из верхнего отверстия падает на пол. Коснувшись нижним концом пола она стала заваливаться на бок в сторону спящего старшины.
Раздался глухой удар и палатку потряс неожиданно высокий, почти ультразвуковой визг старшины. Раскалённая труба угодила ему в лоб.
Мы с состраданием разглядывали разноцветную шишку у бедолаги на лбу. Все так радовались, что никто не сгорел и рана старшины оказалась несмертельной, что Мареева никто сначала не искал. А потом уже его побили без злобы, чисто для профилактики.
Дежурным его больше не ставили, хотя он просился, чувствуя себя виноватым.
Через две недели госпиталь мне надоел. Я начал обдумыватьплан возвращения в родную часть. Отделение было сильно переполнено, но выписывали неохотно - инфекция - дело серьёзное. Быстро выписывали только ходячих залётчиков.
Как раз подвернулся удобный случай. Старшина инфекционного отделения был из местных, тбилисских. Он иногда развлекался, блуждая с парой дружков по госпиталю в боксёрских перчатках и отрабатывал удары на больных солдатиках.
Я столкнулся с ним в вестибюле. Тут же получил серию ударов в голову. Бил он не сильно и не метко. Я остался стоять на ногах, но в голове звенело.
- " Маладец, мущщина. Хочешь, я тебя выпишу?"
- "Хочу" - говорю.
- "Пайдём к главному, скажишь, што эта ты. Я скажу - вот, таварищ палковник, я иво нашёл. А ты гавари - вот я. Поньял?"
Я согласился и меня на следующий день выписали в часть. Какое преступление я на себя взял - я так и не узнал.

Моё возвращение из госпиталя должен был завизировать начальник санчасти старший лейтенант Гамаюнов. Сижу в санчасти, жду лейтенанта-дохтура. Прапорщик Табидзе ругается с вечнопрописавшимся в санчасти рядовым Сердцевым.
- Ты, Сэрцэу, шланг гафрироуаный, дауай беры этот уэдро и прынесы уады.
Табидзе был похож на сильно надутый зелёный мяч. Того и гляди китель лопнет и стрельнёт пуговицами в разные стороны. Прапорщик Вахтанг выглядел совсем не по-военному - такой круглый и добрый дядька. Под его монотонный густой баритон я начал клевать носом и мне вдруг страшно захотелось попасть домой в питерскую тёплую квартиру на Сердобольской улице в кирпичном доме постройки 1871 года, лечь на диван рядом с книжным стеллажом во всю стену и уснуть года на два.
Надо съездить домой, - подумал я, - и в моей голове мгновенно нарисовался гениальный план.
Но это уже другая история


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
хроники ПБ
Короче в приемном я не глядя подписал три-четыре бумажки и повел санитара вверх по лестнице. Так уж здесь принято – больной всегда впереди. Мы прошли по коридору с красной ковровой дорожкой, санитар отомкнул железные двери и я очутился в обители покоя и благоденствия....
22:27  14-10-2018
: [5] [Здоровье дороже]
Наркотический прибой ,
Под светом скомканной луны,
Под знаком стой,
Как Пифагоровы штаны ,
Разъехалась дорога,
Стихов вдыхайте белые сугробы ,
На край иглы фонарного столба,
Ползет рассвета томная строфа,
Не хуже наркоманского шприца,
Пора бы stuffом заполнять сердца,
И бесконечно в ожидание рифмы,
У бога есть для нас прививка:
Забитая в косяк поэзия,
Как в небо изможденное упрется лестница,
Игла упрется в вену,
Изящных слов вселенную,
Как Брод...
23:13  10-10-2018
: [9] [Здоровье дороже]

Никто не хочет умирать,
я тоже не хочу,
я тоже пойду к врачу
и стану жаловаться на жизнь,
на этот психованный капитализм,
на Ленина и на Маркса,
что обвели меня вокруг пальца;
скажу, что если я и неудачник
то это чистое стечение обстоятельств
не более,
что я достоин большего,
возможно даже танцевать в Большом,
а не быть пережёванным Польшею
и выжатым, словно бельё, олигархами
пархатыми
всё равно Московской Киевской ли епархии
и сгинуть с такими же как сам ...
00:44  01-10-2018
: [4] [Здоровье дороже]
Сварите себе картошки.
И банку солений достаньте.
Откройте консерву кошке.
И плакать уже перестаньте.

И вечером, на крылечке,
Налейте стакан самогона.
Представьте себя человечком,
Добра, гуманизма, закона.

Не станет бандитов в России....
12:31  26-09-2018
: [9] [Здоровье дороже]
он
в с усердием вымытой банке из под солений
полной осмеянных слёз и недостихотворений
той
что больше всех измывалась икебану понёс
до окаления белого дошёл дополз да принёс
там
немного горькой полыни дурман конопля
роза цветы полевые неделимость себя
где
белого цвета всё камфора как
отбелив действом этим гарь морок и мрак
аки
так....