Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - я умер(репост)

я умер(репост)

Автор: Ханыкофф
   [ принято к публикации 21:34  21-06-2009 | Нимчег | Просмотров: 410]
Как же не хочется просыпаться. А надо - сегодня рабочий день. Поваляюсь еще минут пять, а уж потом на работу. Надоело работать, сил уже нет. С трудом разлепляю глаза - сразу легкий шок! Все родные стоят передо мной и рыдают.
- Эй, люди, что случилось-то? - в недоумении спрашиваю я, но они, кажется мой вопрос игнорируют и продолжают лить слезы.
По меньшей мере неожиданно. Может, еще сплю, сон какой-то дурной. Закрыл глаза, ущипнул свою руку, странно, боли не ощутил. Снова открываю глаза, все по-прежнему. Начал всех внимательно разглядывать…и…чуть ли не теряю сознание – матушка с сестрой в черных траурных платках.
- Да объясните уже, наконец, что случилось, кто умер? - уже перехожу на крик.
В кровь мгновенно десантируется адреналин. На мои крики никаких эмоций, ни у кого. Очень дурной сон, снова щипаю себя – никакой боли нет. Огляделся по сторонам и увидел, что плачут как раз надо мной. Неплохое развитие сюжета, да и начало дня. Я умер. Очередная попытка себя ущипнуть и проснуться и очередной провал миссии – боли нет. Ловлю себя на мысли, что меня это начинает забавлять, они плачут по мне, а я гоняю в голове – живой или нет, всего остального не существует. Ну и сколько мне теперь так лежать? Я лежать не хочу и не буду. Попытка встать удается на удивление легко. Вот оно, долгожданное ощущение полета! Облетев всю квартиру, я заметил, что в мыслях я как бы уже прощаюсь со своим домом, но это чувство быстро прошло, я снова был в своей комнате и увидел себя. «А я симпатичный, только бледноват немного» - подумал я, но тут защемило в сердце (или в том, что его сейчас заменяло), мама с сестрой просто убивались, глядя на меня. Так и есть, хуже всего провожать детей в последний путь, смысл жизни пропадает. Но я всегда считал, что надо дальше жить, прорвутся как-нибудь. Я вновь обрадовался и вылетел на улицу. Погода просто благодать: ветер, солнце, распускаются листья, два денька до дня рождения. Люди спешат куда-то, оно и понятно, заботы, проблемы, дети, деньги. А мне уже по барабану, я парю над городом и напеваю какую-то старую странную песню.
Оп-па, парни мои стоят, пиво пьют, смеются, не знают за меня еще. Подлетев, встал рядом с ними, тоже поржал, но с налетом какой-то легкой и доброй грусти. Пацаны в каком-то чрезвычайно приподнятом настроении, все волнуются, но волнение не тревожное, скорее благодатное. Пиво пьют – поправляют здоровье, косячок уже даванули, стопудово. Постояв некоторое время, я поднялся вверх и полетел по городу, в голове проносились мысли проходящих подо мной людей, каждый о своем – каждому свое, кто за деньги, кто за секс, некоторые вообще в голове бред содержат и не переживают по этому поводу никак. Пролетав мимо своего дома (уже раз третий за час), я увидел милиционера, заходящего в мой подъезд, наверно, по мою душу. Странно получается, он по мою душу, а моя душа здесь, дома только тело, да и то посиневшее. Надо идти или лететь (уже совсем запутался) домой, но мой взгляд остановился на небе. Небо. Я очень часто смотрел при жизни на небо, но не понимал всей той глубины, представшей передо мной в эти секунды, в момент, когда меня уже нет в живых. Необъятное небо, без единого облака, оно тянуло к себе своей величественной торжественностью и тайной и в то же время непонятного рода радостью не без привкуса грусти. Оторвав свой взгляд от неба, я посмотрел вокруг – на свой дом и двор, на дома стоявшие рядом, от увиденного защемило (опять же не знаю, как и где теперь защемило), всё изменилось, всё это стало каким-то чужим, если не чуждым. Это я уже стал чужой в этом мире, мире живых. Мой мир где-то в небе, если верить людям и прочим пророчащим жизнь на небесах. Не любил я при жизни рассуждать вот так, а сейчас невзначай получилось. Хватит. Надо на стража правопорядка и закона взглянуть, любил я наблюдать за их мыслительными процессами. Что-то в этом есть неуловимое. Милиционерчик, паренек лет 20, уже вовсю опрашивал мамку, а сестра сидела в комнате и беззвучно рыдала.
«Вовка, Вовка, зачем? Как я без тебя?»- услыхал я ее мысли.
Сестра для меня всегда была оплотом нежности, доброты и еще чего-то светлого, что еще оставалось в моей жизни.
Всю эту ночь моя родня сидела и плакала над моим телом, а я в это время стоял у окна и слушал рассказы и истории о моей короткой жизни, местами даже весьма забавляясь себе тогдашнему. Оказалось, что у меня не выдержало сердце, странно, на него я грешил меньше всего. Утром стал подходить к дому народ. День похорон. Народ суетился, а я бродил между ними и слушал думы пришедших провожать меня в последний путь на съедение червям. Зачастую мысли шли вразрез со словами, и меня радовало узнать о себе много нового, хоть и не при жизни.
«Хороший был малый, жаль», - думал Серега, человек, с которым мы изредка, но довольно серьезно выпивали время от времени.
«А он был порядочным гандоном»,- подумалось Саньку, считавшемуся моим лучшим другом.
Ну, в общем да, я иногда был гандоном, и порядочным, но не потому, что такой по жизни, а потому, что иногда хотелось быть им. Подруга, так и не ставшая женой, плакала и думала даже уйти вместе со мной. Началось погребение в землю-матушку. Ох,. сколько плачущих, хоть сам плачь, аж дыханье сперло. Покидали земли, постояли, помянули и ко мне домой, помянуть, как следует. Вечером разошлись кто куда, кто-то рыдать дальше, но больше продолжать распитие всего, что горит с воспоминанием всего самого веселого. Одно я заметил, всем после погребения стало легче и на душе и вообще, ну и хорошо, я продолжал летать над городом и слушать мысли провожающих меня сегодня. Кто-то сочувствовал, но больше для проформы, кто-то радовался вслух – хоть остались нормальные люди. Не согласен я был с поговоркой о покойнике, хорошо или ничего.
Прошел год, разговоры кончились уж давно, но на кладбище, как ни странно, было довольно много народу, разговоров было не меньше, а продолжались эти разговоры почти целую неделю. Друзья вообще каждую свою пьянку и каждый праздник вспоминали бешеные отжиги при моей жизни. А я только был с ними и радовался их счастливым моментам в жизни, которые я не застал.
Шло время, а я все летал над городом, и не было никакого страшного суда, судов вообще никаких не было. Но я заметил, что я не один летаю над городом, нас много, но не все. Видимо, умереть и остаться в мире живых - это и есть главное наказание: наблюдать счастье, ненависть, добро и зло в одном флаконе. Это и есть ад, знать и понимать, что ты настолько мал и ничтожен, что про тебя и помнить не хотят. Друзья меня к концу третьего года забыли окончательно, подруга жила с другим, тайно вспоминала про меня, но крайне редко, муж приходил в бешенство, когда мое имя произносилось вслух. Зря, я ничего плохого им не желал, да и не хотел. А сколько было надежд на яркую жизнь, на вечную память, на снятый про тебя фильм. Хуй! И больше ничего! Умер и все, аккуратно забыли, как можно скорее. Жизнь-то на месте не стоит.
Но у сестры на тумбочке стоит моя фотка.


Теги:





1


Комментарии

#0 22:37  21-06-2009Петя Шнякин     
Бля, да что же сегодня за день такой!

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=25979


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:09  21-11-2017
: [5] [Здоровье дороже]
По утру приоткрывши глаза
Среди мутных и сказочных месив
Я в колоде вдруг вижу туза
Как какой-то таинственный Мессинг

На окне моём темный вазон
Для меня же он просто прозрачен
Вижу я вдалеке горизонт
Что кровавой чертой обозначен

А ещё виден мне человек
Будто с неба рукою он манит
Через толщу сомнений и нег
Обо мне он неведомом знает

Может я это там в небесах?...
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....