Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Пора

Пора

Автор: Редин
   [ принято к публикации 12:25  20-07-2009 | бырь | Просмотров: 772]
Пора. Нора вышла на дорогу, но дорога была завязана пыльным морским узлом, и, как назло, парафраз параличом на пару разбит. Разит парами из пор пары ботинок: паразит поразит паразита. Перестали клевать просо птицы. А святая Авдотья – мать отечественного этно-джаза с сильными мужскими руками – бросает и бросает корм на дорогу. Уже всю осень завалила никчёмным злаком. Ночь, вопреки трёхлитровой бутыли самогона, никак не желает расстаться со своими амбициями, и оттого похожа на лето наглое, а не бесцветную зиму. В моём забытом цивилизацией городе зима не имеет ни цвета, ни запаха. Банальных рук и тех нет.

Ушлый безрукий ушёл от более тяжкого наказания. Он, конечно, был знаком со знаком “STOP”, но всегда предпочитал его не замечать. Потому и безрукий. Теперь он тщетно пытается овладеть техникой вышивки крестиком ногами. В этом деле не обойтись без зоркого глаза и стальных нервов. Его глазомеру мог бы позавидовать какой-нибудь двуглавый символ Российской империи, а нервам – клинок из дамасской стали, но приятная привычка с утра заливать зенки делала никчёмным коктейль из отменного зрения его и нервов дамасских.
- Говорят, у Питера-нА-Неве осенью глаза бутылочно-зелёного цвета. Прям, как у меня. Два дня пил водку. Вчера только пиво. Сегодня вполне адекватен в своих желаниях – ничего не хочу, - сказал он стакану, выпил и запел: «У беды глаза зелёные».
Его звали Альфонсом. Но в насмешку судьбе, у женщин он не взял ни копейки. Даже в долг. Обходился, чем бог пошлёт. Сначала тот послал ему обеспеченных беспечных родителей, затем хорошее образование и, как следствие, любимую и хорошо оплачиваемую работу. Утопия? Согласен. Но зато какая. Впрочем, продолжалось это не долго, и за свои посылы всевышний потребовал у Альфонса плату. «Руки – не ноги и тем паче не голова», - успокаивал себя новоявленный миру калека тридцати двух лет отроду днём, а по ночам зубами раздирал до крови подушку. Вместо несуществующих рук. Они чесались. Жестко и настойчиво, как неудача.

Как-то раз, запивая сорокоградусной очередное утро хмурое, ему приснилась реклама на местном телеканале: «Влюблённые. Он и она. Аки птицы перелётные после долгой разлуки, они несутся навстречу друг другу. Предвкушение радости поцелуя напрочь вытесняет из сознания законы физики: ускорение, инерция и что там ещё?
Вместо поцелуя они разбивают друг другу лица в кровь.
Голос за кадром: «Подушка безопасности. Смягчит радость встречи с любимым человеком»».

Альфонс познакомился с Норой, когда та выходила из BMW, что подарил ей вместо валентинки один из поклонников её многочисленных. Хотел галантно подать ей руку, но вовремя вспомнил о том, что с некоторых пор он тщетно пытается овладеть техникой вышивки крестиком ногами. Она обратила внимание на мирно тлеющую сигарету в уголке его рта, подумала: «как он туда её поместил?» и влюбилась. Сразу. С радостью. Обречённо.
С её помощью он как-то незаметно с зеленого змия перешёл не зеленый чай и научился не только вышивать крестиком, но и безболезненно для своей совести брать у женщин деньги. По крайней мере, у одной из них.
- Раньше мне нравилась историческая литература. Читал всё подряд. Теперь обленился.
- А мне – нет, потому что я сразу же все забываю, путаю всех царей и полководцев, и меня это бесит.
- Просто вы, женщины, с другой планеты.
- Тогда я должна знать историю своей планеты, той, другой, а я и ее не знаю.
- А зачем? Чтобы забывать королей, путать полководцев и от этого беситься?
- Кузьминки!! Что тебе представляется, когда ты это слово слышишь?
- Если абстрагироваться от рокерских ассоциаций (Кузьмин), то вижу довольно ясно покосившиеся избёнки. Ставни доживают свой век, повесившись на одной из двух петель. Худая пятнистая корова объелась белены и теперь отмокает в глубокой прострации именуемой колеей. У неё на спине сидит худая пятнистая кошка. Старушки, сидя на завалинке, через два дня на третий сплёвывают с губы уверенной худую пятнистую шелуху подсолнечника. Ляпота и зашибись.
- Давай переберёмся туда жить.
- А давай.
Пора, и Нора вышла на дорогу.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:39  20-07-2009Арлекин    
а поээкспериментировать с формой и содержанием не пробовал?
#1 14:36  20-07-2009Шева    
Обидно. Не то. И эквилибристика словами как-то нарочита и замыкается сама на себе. Sorry.
#2 14:51  20-07-2009VETERATOR    
для Норки..
#3 14:56  20-07-2009Мирро Пуазон    
вот если чессна - не лутшее.
#4 15:20  20-07-2009Kaizer_84    
эээ... да, не лучшее.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...