Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - МЕНЯ ЗОВУТ ВОЛ.

МЕНЯ ЗОВУТ ВОЛ.

Автор: nerdos
   [ принято к публикации 18:31  09-02-2004 | Alex | Просмотров: 497]
Броня скрипит и пощелкивает чем-то внутри себя, остывая после тяжелой работы.
Я люблю спать на ней, под голову, положив десантную «разгрузку», вывернув ее жесткой наружной стороной вовнутрь.

Когда вокруг теплый летний полдень, когда металл не носится в воздухе, нетерпеливо желая воткнутья во что-нибудь живое, лишь тогда и удается поспать пару часиков спокойно.
А ночью, тут не уснешь нефига - партизанская война.
Вот и смешиваем мы тут на Кавказе, день с ночью, в непонятном коктейле, зовущимся: «анти-террористическая операция федеральных сил».

Мое воинское звание капитан, а боевая кличка у меня Вол.
Потому, наверное меня так кличут, что я большим родился. И еще, оттого, наверное что имя мое - Володя.
Но по имени, на войне, никто друг-друга не зовет. Не принято это. Лишнее - чтобы знали имя командира взода спецназа военной разведки, приданого штабом дивизии, к стоящей тут вч, с целью подавления снайперов.
И в радио эфире кличками пользоваться удобнее.
Чехи-то, они ведь русский все знают, в отличие от наших воинов, понятия не имеющих о существительных и глаголах не только чеченского, но иногда и русского языка.

Хлоп - хлоп, - раздается в дремотной теплоте...
Это командир шлепает ладошкой по боку БМП, уважительно будя меня. Видать какое-то важное дело поспело - иначе спецназ никто и не трогает...
Да ладно, потом, блин, отосплюсь.

* * *

Кувырок. Быстрая перебежка.Тишина.
Лишь природа, незамысловато живет своей жизнью.

Пермещаюсь наискосок и влево, к основному вектору движения. Так целиться в тебя труднее (если целится правша), так уж устроен человеческий мозг...
Перемещаюсь и вызываю, так сказать, его внимание - на себя. На себя - замечательного, на такого, которого - замечают...
На "живца", оно - самое верное...

Ты проявишься, знаю... Уверен - выдашь себя... Вот тогда я и достану тебя, сволочь!
За Сашку Семенова, достану, которому кто-то из вас, снайперов, со вкусом, по кусочкам отстреливал полчаса ногу, каждый раз попадая в кость голени. Когда подоспели наши, то болевой шок уже убил парня.

Ни веточки ни одной не колышется... Ни листочка не шевелится... Недвижим пейзаж передо-мною...
Чую я, нутром своим ощущаю, что он - где-то там - впереди. Прямо физически чувствую, как давит между бровями, от тугого, оптикой усиленного взгляда, что вот-вот должен превратиться в свистящий рваным воздухом канал летящей пули.
Еще один кувырок.

Все сделаю, но возьму тебя сегодня, сволочь ты такая!
За мальчишку-солдатика с соседнего блок–поста, позавчера снайпером, ради шутки, лишеного напрочь всего того, что делало его мужчиной. Такое вот у них горское остроумие: «тебя не убью, но род твой прерву...».
За всех тех, возьму тебя живым, кого ты и твои коллеги, домой в виде «200-х» отправили, сквозь ночные прицелы, подло расстреливая их в спину.

Перекатываюсь.

Не стреляет, не шевелится, выдать себя боится, поближе подпускает... Чтобы наверняка в меня... Ну и ладно... Ползу ближе к нему. Порадовать пацана нужно, я сейчас еще...

Быстро перебегаю.

Сектор передо мною, прямо вот сейчас, таких же, как и он - хитрожопых и игривых, четыре моих мальчугана, наблюдают в сильные оптические прицелы.
Затем наблюдают, чтобы на малейшее шевеление по мою душу - засадить из «винтореза», сбивая пыль со свежей листвы «зеленки», ему под самую крышку черепа тугой девятимиллиметровый боб со стальным сердечничком.
Требуется лишь одно - чтобы он показался, чтобы он выдал себя... Родимый наш снайпер...

Кувырок. Еще один.

«Не слышууу, не вижууу…», - у-у-у-укает у меня в наушнике голос Мэра - старлея Лехи Меркулова.
«Аналогичненько…», - это уже Сим.
«И я…», «И я…», - откликаются Рог и Колян.
«Две головки от х_я!», - громко, тупой рифмою, снимаю я всеобщее напряжение.

Сползаю в глубокую вымоину, с целью там отдышаться, подумав по пути кокетливо, что уж не молод я, и для врагов и для оврагов.

* * *

Блеск вражеской оптики в кустарнике, метрах в семидесяти прямо впереди, был столь краток, что напомнил собой что-то неосознанное...
Едва я сделал попытку осознать это неосознанное, как нечто темное, и, как мне показалось, беззвучное, метнулось из кустов в мою сторону, мощно, как груженый локомотив, ударив мое правое плечо. Удар пришелся туда, где кончаются пластины бронежилета и начинаются его лямки...

В микрофон, я успел еще пробубнить кодовое: «сварка на 12 часов!», - обозначающее вспышку выстрела прямо передо мною. Успел услышать, как радио эфир в моем наушнике взорвался качественным мужским матом, а потом - все...

Мир вокруг меня крутанулся. Я свалился на землю и скатился в какую-то балку, полную сухой, шуршащей листвы.
Это и спасло меня от второго выстрела.

Боли еще не было, и лишь ватная тишина, от шоковой реакции тела, уверенно заполнила собой мои уши.
Дрожжащими непослушно пальцами, я выковырял из аптечки и фольги тюбик шприца с уколом промедола.
Успев еще подумать: «...вроде бы не насмерть...», - я эмигрировал от надвигающейся громады боли в ту славную страну, гражданство в которой, дают только через доктора - нарколога.

Пришел я в себя, если можно так сказать, когда в тебе сидит двойная доза противошокового препарата "промедол", часа через два. Снайпера все еще искали. Ранив меня, он преспокойно растворился в дружественной ему чеченской «зеленке».
Вертолет, вызваный для эвакуации нашей группы, еще не прилетел и на предгорья уже, начал опускаться быстрый кавказский вечер. Становилось темно.

И тут, в синеватых сумерках, когда я, переполненный командирской ответственностью за личный состав, уже собирался было скомандовать "отбой", мне доложили, что снайпера поймали...

* * *

Он был ею. Снайпер - оказался снайпершей.
Ее захватили, почти что случайно, когда женщина в её теле, одержала верх над солдатом.
Посреди войны, совершенно равнодушной к ее не к месту пришедшим месячным, второпях пыталась сменить гигиеническую прокладку, раскорячившись неэстетично в пыльных и колючих кустах. Вот в это самое ответственное время приклад лейтенанта Семенова, с тупым звуком стукнул ей в затылок, красивым лицом, бросив ее о накрепко ссохшуюся чеченскую землю.

Профессионалы войны гордятся тем, что берут в плен снайперов живыми.
Снайперы же, ни при каких обстоятельствах, стараются живыми не попадаться.
В этот раз - победил профессионализм.

Нас - спецназовцев, было только пятеро, один из которых, был тяжело ранен. А количество солдат, из приданой нам роты для прочесывания этого, виноградом и прочей «зеленкой» поросшего холма, было гораздо больше. Все эти ребята - давно уже стали хорошими, тертыми войною и качественно обстреляными воинами. И все-все они, очень-очень не любили снайперов. Сильно не любили. Ненавидели.

В общем, получилось все - нехорошо...

За грязные, но все еще пышные светлые волосы, ее, орущую и извивающуюся, подтащили ко мне, наспех перевязанному, чтобы я мог посмотреть на того, кто в меня стрелял.
И когда наши с нею глаза встретились, я, совсем уже теряя сознание, вдруг пожалел нас - и ее и меня за то, что мы с нею оба, остались в живых...

И она была еще живой, когда все страшные женские слухи про то, что вытворяют с пленными вражескими снайпершами, поймавшие их солдаты, воплотились в жизнь...
Ну а потом, много позже, ей стало уже все-равно. Она стала мертвой.

Я находился рядом и иногда, сквозь спасительную наркотическую дурноту укола, слышал ее крики.
Но я был вдали от нее, уже не способным ничего поделать, исчезнув в тупой и ватной темноте беспамятсва.

Когда же, через двое суток я пришел в себя, в Моздокском госпитале, все уже было окончено. Пуля из меня - извлечена, ключица и ребра мои - туго стянуты бинтами, рапорта о боевом столкновении - отписаны, ну а я, был представлен к награде за успешную операцию по уничтожению снайпера.

И больше никто, ни о чем, не желал вспоминать.
Никто, кроме меня.

Потому что я не стал ее спасать.
Наверное, я смог бы найти в себе силы и, сквозь наступающее забытье, все же, попытаться помочь ей. Мог бы - усилием воли прийти в себя, и отдать приказ не трогать ее, но я не смог, или не стал делать этого.
Почему? Я не знаю точно.... Наверное - я попросту захотел ее смерти....
Не знаю...

Точно я знаю только одно - в оптический прицел, снайпер всегда четко видит лицо своей цели... Перед выстрелом она меня узнала.

* * *

Теперь я уволен в запас "по ранению", ведь правая моя рука, почти что не двигается.

Живу я теперь совершенно один, в своем родном городе Санкт-Петербурге.
У меня есть быстро растущий щенок ротвеллера по имени Гера и я вывожу его на улицу дважды в день.
Иногда меня навещают бывшие сослуживцы, и мы пьем и много курим, вспоминая былое. Но это, отчего-то стало происходить все реже и реже.

Я теперь очень не люблю смотреть фильмы о войне. Полюбил слушать музыку. Совершенно разную музыку - лишь бы хорошую.
А еще, я теперь не люблю ложиться спать.
Потому не люблю ложиться, что по-ночам, у меня сильно ноет плечо - пуля повредила какой-то там нерв... И еще, оттого не люблю, что каждую ночь, я снова и снова слышу ее крик.

Она просит у меня прощения. Она умоляет меня о том, чтобы я защитил ее от озверевших солдат. И в этом сне - она называет меня по - имени. И, называя меня Володей, она произносит его все так же, как раньше, как произносила его очень давно, посреди прекрасного города Ленинграда. Посреди города, навсегда оставшегося в прошлом, посреди нашей с нею общей юности...

Всегда, в этом своем сне, я отвечаю ей, одно и тоже, говорю одни и те же слова.
« Меня зовут ВОЛ ! » – бросаю я, в растянутое страданием лицо, уже вырываясь из сна, из страшной и тоскливой боли, раскаленно жмущей откуда-то из-под горла сладкие спасительные слезы.

В реальности этого диалога не было. В реальности все было менее пафосно.
Она, так и не сказала никому о том, что узнала меня, так и не назвала моего имени. Почему я уверен в этом? Да потому что ни разу, ни один особист из первого отдела армии, да и вообще - никто, так и не задал мне ни одного вопроса о ней. Никто, так и не узнал того, что мы были знакомы.

Она умерла вместе с этой тайной, посреди суровых чеченских предгорьев, совсем недалеко от меня - от своего бывшего, мужчины спрятавшего душу на самом дне черной теплой мертвой тишины. Может быть так, в последний момент, она решила попросить у меня прощения за то, что когда -то давно изменила мне? И за то, что попыталась теперь меня убить? Не знаю. Совсем не знаю...

От этого сна, я обязательно просыпаюсь... Просыпаюсь, чтобы до рассвета, курить молча у форточки, навсегда распахнутой, в сырое нутро серой Питерской ночи. Только курить... Потому что плакать я не умею.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:27  09-02-2004АlkoZeltc    
Повторюсь, но стиль афтора сильно знаком... =)

И автор явно переиграл во флешпойнт и пересмотрел сериал "спецназ".

А «анти-террористическая операция федеральных сил» - 'nj "официальное название Второй Русско- Чеченской войны (1999-?). Акцент продиктован стремлением представить захват соседнего государства (республики Ичкерия) как борьбу с террористами внутри страны." (по заявлениям Кавказ.Орг. Мнение Кавказ.Орг нихуя не совпадает с моим)

http://kavkazcenter.com/russ/article.php?id=16834

#1 20:51  09-02-2004trip    
При проблемах акцентом - нада луччше учить русский язык. Да.


Кстати, обрати внимание на расстановку приоритетов. Тут нет ни одного плохого нохчи нет ни одного хорошего нохчи. Тут их вообще нет. Они даже не рядом не пасутся.

Это вообще не про них. Панимаешь про что я, юноша?


Ты еще повесели, сказав: "у войны не женское лицо".


Хоп. Читай внимательнее текст.

#2 20:51  09-02-2004Ky3}{    
а причом тут кк?
#3 21:11  09-02-2004АlkoZeltc    
Да.Да.Да.

Трип, прочитал еще 20 раз.

Законспектировал.

Осознал.

/постыженный ушел учить русский язык/

чтобы луЧЧше пАнимать.

ВотЪ.

#4 00:44  10-02-2004пашол блювать    
какая жуткая история.
#5 02:01  10-02-2004Херба    
ОЧЕНЬ ХОРОШО. ОЧЕНЬ. ОНА ТАКАЯ ЭТА ВОЙНА - ДИКАЯ, БЕЗ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК. БЕЗ ДЖЕНТЕЛЬМЕНСТВА И КРАСИВЫХ ЖЕСТОВ.ПОРА БЫ ПОНЯТЬ НАКОНЕЦ ЭТО.

Автору респект громадный.

Промедол - кстати весчь. Тока не помню я чтобы от него высаживало так.

#6 02:59  10-02-2004костян    
Афтору риспект!
#7 03:02  10-02-2004Юный еврей    
Песдато...Особенно последний абзац. Автор молодец.
#8 03:41  10-02-2004Sundown    
Хорошо, понравилось.
#9 05:37  10-02-2004Добрый Доктор Ебаклак    
Повисть а настаяящщем челавеке нах.
#10 06:53  10-02-2004fan-тэст    
Всё равно, как-то чересчур романтично написано.Неверю!(с)станиславский.
#11 08:07  10-02-2004Сэмо    
fan-тэст, согласен, много романтики.

текст - неплох. таких много в журналах "Братишка", только в них правды и гавна - больше, а флера - меньше.

афтар - марадец, но - не Ермаков ("Число зверя", "Зима в Афганистане") и не Проханов ("Чченский блюз", "Идущие в ночи", да тот же "Убить отца")

но рассказы на такие я люблю.

однако остается ощущение такого романтическо-киношного налета.

вот

#12 10:15  10-02-2004Полпот    
Начал читать. Первое ощущение - автор явно смотрел сериал "спецназ" (приветствую, Алкозельц!). Второе - не верю! (доброе утро - Фан - тэст!). Сразу почувствовал неприятие. И если честно, дальше читать не стал. Так что по сути - ну, наверное неплохо, раз людям нравицца......
Тыыыык. Сперва хотел написать "Хуйня". Потом хотел написать "Блокпост" иди снимать, хуле". А потом, когда добрался до конца, зацепило. Всегда читайте до коца, йопта. Ахуенно понравилось.
#14 10:42  10-02-2004Пыскин Злыдень    
тугой девятимиллиметровый боб со стальным сердечничком

из чего он стреляет то ?? у СВД 7,62 калибр ,у зарубежных слонобоек 12,7 ,из газовых они штоль хуярят ??

Афтар, сука, испортил весь день с утра. Попесде работа пошла. Пойду ромколы литр садану на набережной, попущусь.
#16 10:46  10-02-2004DACHNICK    
Понравилось
#17 12:13  10-02-2004АlkoZeltc    
2 Пыскин Злыдень

"тугой девятимиллиметровый боб со стальным сердечничком


из чего он стреляет то ?? у СВД 7,62 калибр ,у зарубежных слонобоек 12,7 ,из газовых они штоль хуярят ?? "


Тут автор как раз прав, ибо лирический герой использует тн "винторез" - Бесшумный снайперский комплекс, ВСС "ВИНТОРЕЗ". У него калибр действительно 9мм x 39мм.

Для наглядности см. сериал "Спецназ", там у бывшего "Дальнобойщика" и у остальных пацанов такие же или аналоги (АС (автомат специальный) "ВАЛ").

#18 13:24  10-02-2004Евгений В.    
любой снайпер 25 раз насрет в штаны и нассыт в карман, нажрется гавна(чтоб собаки не учуяли), но не вылезет из укрытия.

это - порожняк, что из-за затычки снайперша вылезла.

#19 13:31  10-02-2004свасти*    
ннда... не сюда такое пишут. сильно, хули.
#20 08:12  11-02-2004Сэмо    
еще раз перечитал, мне это напомнило не "Спецназ", а фильм "Кукла". где тоже и он - типа герой и снайперша.

тама биатлонисток - белых колготок, в совецком прошлом любивших спецназовцев - несколько затерта.

вот если бы они, чтобы выманить там полевого командира, всю его родню вырезали (стариков, женщин, детей) а патом он бы с бандой приехал на похороны (а хули, у них это свято) и когда вся толпень собралась бы, всю деревню с воздуха и танков перехуячить - это да.

примерно так угандошили какого не помню полевого командира

#21 12:46  11-02-2004Рамир    
Блять. Не стал читать, потому что афтор не умеет по-русски писать.


Идите нахуй с такой орфографией.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....