Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Профессионал

Профессионал

Автор: Коля Комендант
   [ принято к публикации 14:10  31-08-2009 | бырь | Просмотров: 408]
Не успел я просунуть глаз в тоненькую щелочку двери, как она резко отварилась и, больно ударив меня по носу, рассмешила неприхотливую публику.
Огненное словцо остановилось где-то на полпути в области горла, преобразовалось в учтивое приветствие, и я громко поздоровался:
- Здрасьте, Владимир Иванович!
Любезной публике я ничего не сказал, но мысленно проделал это с каждым.
Профессор Парфушкин, непреднамеренно нанесший мне травму и немного сбитый с толку оглушительным приветствием, признал во мне своего любимого двоишника и пригласил вовнутрь.
- А! Боярский! Проходи. А я, как раз думал: “Кого это нам не хватает?”
Тут студенты заржали во второй раз. Мне было не смешно, но я тоже посмеялся и зашел в светлую, как операционная палата аудиторию.
Оперировали тут по очереди, начиная, обычно, с самых больных и нездоровых. Я положил свою историю болезни профессору на стол, взял билет и огляделся. Мир экзаменационной аудитории сильно отличался от мира предэкзаменационного коридора. Яркий свет, холодный воздух, гробовая тишина и своеобразное течение времени, которое сначала замедляется и обостряется, а потом внезапно ускоряется так, что ты и не замечаешь, как пролетает экзамен.
Своих одногруппников я не узнал. Они были раздавлены тяжелой атмосферой скорби и уныния, обычно присущей похоронам. Особенно жалкими выглядели мои кореша, чьи вытянутые головы беспомощно вращались, как у маленьких воробушков, а тоскливые глазки ждали чуда, как иудеи воскрешения Христа.
Все это, согласитесь, грустно и даже как-то жестоко. И если бы не Ниночка Виницина, было бы еще хуже. Она была не только отличницей, но и еще очень жадной девицей, за что ее все, конечно любили. Экзаменом она наслаждалась не спеша, с чувством собственного достоинства и торжествующим видом победителя, как Александр Македонский. Жестом, на который обиделся бы даже лакей, она подзывала к себе преподавателей, медленно поднимала на них глаза и голосом дознавателя выясняла суть вопроса. Садилась она всегда за первую парту, потому что ничего не боялась. Меня сажали за туже самую парту, но совсем по другим причинам.
Для приличия я прочитал задание и сделал думающее лицо. К своему изумлению несколько слов показались мне знакомыми, и я их записал на листок. Для еще пущего натурализма, я скопировал орлиную позу Нины, глубоко вдохнул и стал переписывать задание. Переписав его десять раз, я заметил, что внимание к моей персоне со стороны преподавательского состава заметно снизилось. Только благодаря неуемной любознательности Нины, наш стол иногда беспокоили залетные экзаменаторы.
Вдруг на задних партах, среди моих коллег - двоишников, произошла заминка. Женька Бирюков выронил из-за пазухи огромный учебник по гидравлике. Это было очень непродуманно с его стороны, тем более, что экзамен мы сдавали по термодинамике. Но именно благодаря чьим-то неудачам движется история современной термодинамики и, так сказать, наука вообще. Гробовая тишина в один миг сменилась веселым галдежом, и только очень чуткий слух распознал бы в этом шуме звук раскрывающихся шпаргалок.
Я воспользовался суматохой, уронил ручку и полез под парту доставать заветную бумажку из своего носка. Обычно шпоры я складирую в многочисленные карманы моего пиджака, но сегодня он был отдан младшему брату для сдачи истории.
Копаясь под партой в объемистом носке, я мимоходом оценил Нинины ножки, которые были одеты в красивые чулки и, надо отдать им должное, были весьма привлекательны. По-правде говоря, они были привлекательнее самой Нины настолько, что даже, как-то неудобно. Но кроме их стройности в глаза бросалась и их информативность. На границе с юбкой к чулку был прикреплен шедевр искусства шпаргалкописания. Мелкий, но понятный почерк, каллиграфическое исполнение, сжатые аккумулированные фразы, яркий цвет чернил – все это поразило меня.
Голос Парфушкина вывел меня из транса.
- Так, похоже, господин Боярский обнаружил под партой клад! Любезнейший, может быть вам помочь? – острейшая шутка профессора взорвала аудиторию, а вместе с тем и мою возможность списать.
За экзамен я получил “неуд”, а Нина, как обычно “пятерку”. Но, оказывается, она тоже списывает! После экзамена я подошел к нововыявленной коллеге по цеху и спросил про шпаргалку. Она весело посмеялась и сказала, что мне показалось. Больше я никогда не видел, как она списывает.


Теги:





-1


Комментарии

#0 22:28  31-08-2009сионист    
был у меня сокурсник - коля комендант. такая реально фамилия было. неимоверно тупой укурок он был.
#1 23:04  31-08-2009Коля Комендант    
это был не я, но все равно спасибо.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:42  27-04-2017
: [10] [Децкий сад]

да ладно тебе кочевряжиться — идиот
бери что дают, пока эту хрень не отняли
ты вечно двумя кулаками запихивал в рот
хотя не голодный, и рядом грудастая няня

подавишься — слышишь? ведь это не мясо а кость
и ты не орёл, и во рту у тебя не дробилка....
08:15  21-04-2017
: [6] [Децкий сад]
Я хорошо помню, как мой младший брат Сашка выдумал эту историю. Он долго готовился. Рассказывал мне её перед сном, учил наизусть детали, добавлял подробности.
- Никто не поверит – издевался я над братом.
- Почему? В Сожри-печень верят, Вырви-глаз, а в Чёрную Собаку Смерти не поверят?...
22:07  18-04-2017
: [4] [Децкий сад]
"...Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру."
И.Бродский. "Натюрморт"

"...Булки фонарей, и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях нелюдимый дым."
Б. Пастернак "Зимняя ночь"

"....
22:04  18-04-2017
: [10] [Децкий сад]

Красавица зеленая – размашистая елка
Заснеженный овраг прикрыла с грустью
Печаль тоскливая вонзилась, как иголка
Конца и края нет лесному захолустью

Ярила на коне. Весна опушки обнажила
И белые цветы, так робко, гнутся на ветру
Не первый раз сугробы елка сторожила
Храня за снегом юности незримую черту

Но люди за природой наблюдают вечно
Вот опергруппа за город летит беспечно
В овраге стаял снег, а там «подснежник»
Корявый с медом запах, цвет «мятежник»

...
Кисловодск- город моего детства. В последний раз я был там в 93м. Моя прабабушка Лидия Алексеевна жила в самом центре города на Курортном бульваре дом номер 1. Когда этот дом принадлежал какому-то купцу. Но потом советская власть нарезала его огромные комнаты на крохотные коммунальные клетушки и заселила новых жильцов, попроще да победнее....