Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Последний рыбий сон

Последний рыбий сон

Автор: kakofoniya
   [ принято к публикации 06:57  23-10-2009 | я бля | Просмотров: 411]
Устало ползая по полуголой комнате, Маргарита наткнулась на канализационный люк. Так, так, так, так, так – подумала Маргарита. Так, так, так, люк… в комнате… неувязочка… опять… так, так, так, так… Так не бывает, но люк – здесь, а раз так не бывает, но случилось, то это означает только одно:

Маргарита спит.

Приподнимает крышку люка, заглядывает туда, в черную бездну, уже понимая, что увидеть там она сможет лишь то, что сейчас же придумает, и опускает туда ногу, осторожно, словно в прорубь, пытаясь понять, что же рисует ее воображение. Как и положено проруби, она ледяная – Маргарита одергивает ногу и уже не хочет даже знать, что там дальше, но тем не мене окунается в нее целиком. Это же сон, даже если умрешь – не страшно, если знаешь, что сон.

Маргарите темно и мокро, а вокруг – скользкие рыбы с пустыми глазами. Наверное, это звучит неправильно, ведь глаза то у рыб есть, но взгляда нет, он – пустой. Но разве так или иначе может у рыб быть взгляд? Поэтому пусть так и останется – с пустыми глазами. Воображению спящей Маргариты очень хочется спросить у рыб кое-что важное, но когда к воображению подключается ограниченный знаниями мозг – увы, Маргарита понимает, что рыбы не разговаривают,а уж тем более в воде. Что делать? Маргарита срочно хочет спросить кое-что важное у рыб… И перед ней возникает ее ноутбук. И она спрашивает.
Марго:
Вы умеете чувствовать?
Рыбы:
Рыбы is writting…

Марго:
Да, я знаю, вы хладнокровные, но вы ведь живые, а если живые – то как же так, неужели вы совсем ничего не чувствуете?
Рыбы:
Рыбы is writting…
...
Марго:
Но вам же больно? Хотя бы когда вас убивают, вам бывает больно?!
Рыбы:
Рыбы is writting…
...
Марго:
Что за хрень? Почему вы постоянно стираете то, что пишете? Просто отправьте то, что написали, просто отправьте, ладно??
Рыбы:
Рыбы is writting…
Рыбы is writting…
Рыбы is writting…
Рыбы is writting…




Такое часто бывает во сне – хочется задушить этих бездушных рыб, они же проплывают прямо рядом с тобой, задевая плавниками твои уши, нечаянно утыкаясь тебе в шею, так и хочется схватить одну из них обеими руками и отчаянно сдавить в ладонях. Отомстить за их ледяное молчание, которое хуже любого ответа, который они могли бы дать. Но разве можно задушить – бездушное? Все равно что убить мертвое. Тебе холодно, вокруг какие-то скользкие рыбы, перед тобой ноутбук, в котором можно только писать рыбам и ты знаешь, что все это сон, что все это надо бы прекратить, и ты знаешь, что это можно сделать, чтобы не терпеть всего этого… Но зачем? Это же сон, даже если умрешь – не страшно, если знаешь, что сон.

Пару раз Маргарите удалось их коснуться – скользкие, быстрые, никакие. И мокро. Маргарите очень мокро, висеть вот так вот, в ледяной воде, среди скользких рыб, на глубине одинадцати тысячи метров, на самом дне марианской впадины. И хочется, чтобы этот жуткий и нелепый сон поскорее закончился, и, казалось бы, его несложно закончить, надо только захотеть, но что-то останавливает, что-то мешает; что-то неустанно шепчет подсознанию Маргариты, что убегать из этого сна – бесполезно. И вдруг это что-то отходит на дальний план, ибо в поле зрения Маргариты появляется рыбацкая сеть, в которую попадают все до единой рыбы, удивительным образом именно в этот момент оказавшиеся в эпицентре погибели… Эта сеть объяла собою все, что только было интересного там, на морском дне: рыб, водоросли, проплывающую мимо медузу, даже Маргаритин ноутбук. Сеть захватила собою все и стала подниматься вверх и Маргарита оставалась совсем одна. Ей вдруг почудилось, что вместе с немыми рыбами рыбаки отобрали у Маргариты нечто большее, что-то такое, что не ощутимо материально; пропажа этого чего-то могла бы и не чувствоваться часами, неделями, а может, даже и годами. И непонятно было – что именно пропало? Только чувствовалось, что это что-то важное, совершенно незаменимое, что-то тонкое, молчаливое, что-то такое, без чего пропадает поэтический вкус и способность плакать. Но как заметить такое на дне маринской впадины?

Струя подсолнечного масла стекает в сковородку и обжигающие брызги разлетаются по кухне. Маргарита отскакивает от плиты, а улыбающаяся мама продолжает колдовать.
- И как-будто я разговариваю с этими рыбами в мсн-е, - докладывает Маргарита, - представляешь, я им что-то пишу, пишу, а они не реагируют, вернее реагируют, пишут что-то, видно, что пишут, но потом стирают это и в итоге отсылают мне пустые сообщения.
- Ну, я читала где-то, что видеть во сне рыбный дождь – дурной знак, - объясняет мама.
- Хм, не знаю, насколько это был дождь, но да, наверное – дождь, их было так много, и они были повсюду…Но знаешь, это был такой жуткий сон, мне даже дышать было тяжело…
Тут мама наклоняется к ведру, что стоит у плиты, извлекает из него живую рыбу длиною с полруки и ловко бросает ее на плюющуюся горячим маслом сковороду. Рыба все еще живая – мечется по сковородке, словно пытаясь выпрыгнуть, и глаза ее невероятно расширяются. Она словно испугана, хотя у рыб и не может быть взгляда, но на этот раз – он есть, и в нем – невыразимый ужас. Параллельно у Маргариты вибрирует мобильный – смс. Она все еще не может придти в себя от рыбьего взгляда, но все же берет себя (и мобильный) в руки. Читает: «мне все-таки больно». Мама сыпет прямо на извивающуюся на сковороде рыбу перец, от этого глаза у рыбы становятся еще шире и она подпрыгивает все выше и ожесточеннее. Рыба подпрыгивает в последнем танце, а мама дирижирует солью и перцем. Маргарите хочется спросить у рыбы – неужели ей больно только когда она умирает? А если так – то была ли она вообще жива? А если она не была жива – то как она может умереть? Но Маргарита не спрашивает. Что может ответить полумертвая рыба?
Маргарите становится не по себе и она хочет спасти рыбу, но… Как спасти? Мама жарит рыбу. Это так естественно, так просто и обыкновенно, что этому нельзя противиться.
Просто мама жарит рыбу.
Мама просто жарит рыбу.
Просто. Рыбу.
Маргарита пишет ответ смс-кой: «Это же сон, даже если умрешь – не страшно, если знаешь, что сон» вместо «Ты же и не жила никогда, так как ты можешь умереть?»

Рыба становится покорнее и танец ее перерастает в медленный, а мама тем временем вылавливает из ведра еще какую-то маленькую рыбешку, тоже живую, и рядом с ней находит какое-то мясо размером с кулачок, очень напоминающее человеческое сердце – и оба эти морских сюрприза бросает к главной героине ужина, в кипящее масло.

Маргарита падает. Ясное дело, ей не может быть больно, во сне не бывает больно, бывает только страшно. Откуда во сне взяться физической боли, если сон – это состояние души, а стало быть физического тела там и вовсе нет. А если вдруг и стало больно – то это только потому, что в реальной жизни больно физическому телу – и тогда мозг просто сообщает спящему, что ему больно.

Еще раз:
Маргарита падает. Ясное дело, ей не может быть больно… НО ЕЙ БОЛЬНО! Там, где-то в области левой груди, становится очень жарко, горячо, ей тяжело дышать, она не может дышать, ей мокро, ей жутко, ей скоро станет никак и от этой мысли ей еще больнее. Испуганная мама, забыв про танец агонии в сковородке, подбегает к Маргарите, лежащей на кафельном полу. Маргарита повторяет только одно предложение, ровно одинадцать тысяч раз: Это же сон, даже если умрешь – не страшно, если знаешь, что сон.
И навряд ли она хочет признаться себе, что ощущает физическую боль.


Теги:





1


Комментарии

#0 14:54  23-10-2009Нови    
О, Какафония, здравствуйте, я вас недавно в жидовском интервью хорошо упоминала.
#1 14:56  23-10-2009Нови    
Текст понравился.

Вот что вспомнилось:


Рыбы зимой живут.

Рыбы жуют кислород.

Рыбы зимой плывут,

задевая глазами

лед.

Туда.

Где глубже.

Где море.

Рыбы.

Рыбы.

Рыбы.

Рыбы плывут зимой.

Рыбы хотят выплыть.

Рыбы плывут без света.

Под солнцем

зимним и зыбким.

Рыбы плывут от смерти

вечным путем

рыбьим.

Рыбы не льют слезы:

упираясь головой

в глыбы,

в холодной воде

мерзнут

холодные глаза

рыбы.

Рыбы

всегда молчаливы,

ибо они --

безмолвны.

Стихи о рыбах,

как рыбы,

встают поперек

горла. (с)

#2 15:28  26-10-2009kakofoniya    
Здравствуйте, Нови, а где можно прочитать Ваше интервью?
#3 15:28  26-10-2009kakofoniya    
О да. Бродский актуален как никогда.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
11:52  08-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Демиург Чантаскел, прижавшись одним ухом к подушке, пытался уснуть, воткнув палец в другое ухо; однако свистящий, тоненький голос продолжал звучать казалось внутри самой головы: "правитильство ришило поднять став..."
Вскочив с дивана, Чантаскел с наливающимися кровью глазами обвёл свою мастерскую - ничего, что могло бы издавать какие-либо звуки не было -только под потолком висела, так и незаконченная планетная система....
23:38  07-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....
19:25  06-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:00  05-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....