Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - ЛКЧ (часть2)

ЛКЧ (часть2)

Автор: Шырвинтъ
   [ принято к публикации 08:44  13-11-2009 | я бля | Просмотров: 716]
начало ТУТ

22.
- По коням, - послышалась команда из-за ворот. В телеге запряженной задумчивым Кузей, уже сидели Тим с Колей и ждали Фила.

Фил, Габи и Загрызу уже были готовы, и поэтому не заставили себя долго ждать. Они все вместе вышли из ворот, и подошли к телеге. Загрызу, без разрешения запрыгнул в повозку
и стал наблюдать оттуда за происходящим.
- Вот сюрприз, о котором дед Андрей говорил. Моя сестра Габриэлла. Она из Индии прилетела. Мы с ней вчера первый раз увиделись. А это, - Фил указал на Загрызу, - ее кот. Загрызу зовут. Тоже прилетел. Вот.
- Здравствуйте, можно мне с вами? - подходя к телеге улыбаясь, спросила Габи.
- Запрыгивай, малышка, - потеснились ребята, - это ты так своего кота назвала?
- Нет, - ответила Габи, - он мне достался в подарок уже с таким именем.
- Все, вспомнил, где я тебя видел, - подстегнув Кузю, сказал Тим Габриэлле, - на фото, что в сумочке была. Ты там с каким-то индусом была.
- Да, точно, это была я, - согласилась Габи.
- А как эта фотография появилась здесь, до твоего появления? Может, дед Андрей потерял? - спросил ее Коля?
- Апчхи, - чихнул сзади Загрызу.
- Нет, - посмотрев на кота, ответила Габи, - это долгая история. Я вас сейчас сильно грузить информацией не буду, у вас есть более важные дела, а потом, если будет интересно, я о себе немного расскажу.
- Ладно, поехали, а то Вассерман там совсем заждался, - заторопился в путь Коля, - да и чего он трубку не поднимает, я ему уже три часа звоню. Может, случилось что? Ноо! – скомандовал Коля Кузе.

Дуня присоединилась к компании в том же месте где и обычно, возле своего дома. Поджидая друзей, и поглядывая в окно, на как раз готовилась к магическому ритуалу по приворожению Тима. Приготовила, свечку, спички, два раза тихонько, чтобы никто не услышал, прочла наизусть текст, выписанный в девчоночью розовую тетрадь с куклами Барби. Но, увидев своих друзей, быстро сложила все необходимое в маленькую сумочку, и выбежала им навстречу, решив доделать все позже в баньке на берегу Шаломы. Дуня вскочила в телегу, представилась Габи, хихикая, прошептала ей что-то на ухо, погладила и пожала лапу Загрызу, а потом всю дорогу тихо молчала, проговаривая в уме заученный текст.

Открыв двери бани, ребята не увидели ни мотора, ни охраняющего его Вассермана, лишь только раскиданная внутри охапка соломы и кусок какой-то обгорелой тряпки с белыми кляксами, свидетельствовали о том, что здесь произошло нечто неприятное, а может даже и страшное.
- Ну, что, - а я ведь предупреждал, что не надо ее слушать, - указав на Дуню, сказал Коля. Я самого начала знал, что ей нельзя верить. Что от нее одни неприятности. Сначала чуть нас всех не утопила, а теперь вот еще и Вассерман с мотором пропали! Может Вассю убили? А ну пошла отсюда, - Коля выпихнул Дуню из бани и захлопнул за ней дверь.
Дуня прошла чуть вперед по мостику, села на его край, обхватила ноги руками и, уткнув нос в колени, тихо заплакала:
- Ага, я и Вассермана убилааааа, и мотор унеслааааа, я же хотела, как лучшеееее…. – донеслись снаружи ее причитания.
- Так, ребята, успокойтесь, - сказала Габриэлла и подняла с пола кусок обгоревшей тряпки. С Вассерманом вашим все в порядке, он жив, здоров и в ближайшее время найдется. Тряпка эта принадлежит какому-то лысому мальчишке без ресниц и бровей, мотор находится далеко отсюда, и мы попытаемся его найти. Это пока все, что я могу сказать, - а сейчас извините, пойду Дуню немного успокою, зря вы ее обидели.
- Эй, ты что, ясновидящая, - спросил Тим, Габи.
- Есть, немножко, - ответил за сестру Фил. - Так выходит Вассю, гуманоиды украли? Под это описание, только они подходят.
- Точно, они, - сказал Коля, - смотрите, что я нашел. Тарелка. Вчера ее здесь не было. Они на ней и прилетели. Эх, зря мы согласились тут мотор оставить и Васю тоже. Даже не знаю, что теперь и делать.
- Ладно, давайте думать, - присел Тим на лавочку, - у кого, какие мысли есть по поводу пропажи?

- Слышь, конь, тебя как зовут? – обратился к Кузе, оставшийся в телеге, Загрызу, - ты про гуманоидов без бровей ничего такого не знаешь?
- Кузя я, - представился скакун, - видел одного на пригорке, когда вчера в побег уходил, но тот был с бровями и ресницами.
- А чего ты все время норовишь смыться? - спросил его кот, - я вот вижу, ты и сейчас слинять готовишься. Чего тебе тут не стоится спокойно?
- Да, - замялся Кузя, - дела у меня. Я тебе пока сказать не могу. Потом, как-нибудь.
- Ага. Ладно. Потом, - согласился Загрызу, и ушел на мостик где Габи успокаивала Дуню от беспочвенных обвинений.

На мостике Дуня вытащила из сумочки приготовленный ранее фитиль от церковной свечи. Повесила его себе на палец, щелкнула зажигалкой и подожгла с двух сторон. Потом важно было на одном дыхании успеть сказать «Огонь вечен, а дух мой отмечен златом, серебром и всяким добром. Аминь». Так, готово. Дуня задула фитиль и прикрутила его себе на серебряную цепочку, рядом с крестиком. Все, теперь нужно постоянно носить фитилек с собой, и будет мне счастье, так было написано в книжке. И Тимка, наконец, обратит на нее должное внимание, и этот лысый балбес Генка отстанет, и вообще, все будет хорошо.
- Круто, - сказала подошедшая сзади Габриэлла, - колдовством занимаешься? На счет Тима, не переживай, он тоже на тебя запал, только вида не показывает. А на счет остального, тоже не волнуйся, со временем все станет на свои места.
- Ага, не волнуйся, - всхлипнула Дуня, - все к чему я приложу руку, оборачивается против меня. Лодку, чуть не утопила, с мотором полная лажа вышла, а теперь еще и Вассю инопланетяне похитили. Они его сейчас там, наверно, пытают.
- Да никто его не похитил, - успокоила Дуню Габи, - жив - здоров твой Васся, мы его скоро найдем.
- Он не мой, - продолжала скулить Дуня, - вот Тим мой, а Вассерман ничейный. И Коля тоже ничейный.
- Да, - улыбнулась Габи, - извини за неточность. Послушай, ну ведь не может такого быть, чтобы все, что ты делаешь, выходило плохо. Ведь должны быть такие вещи, которые ты умеешь делать хорошо? Подумай.
- Танцевать наверно, - прекращая плакать, сообразила Дуня.
- Вот и прекрасно, я тоже танцевать люблю, - ответила Габриэлла, - хочешь прямо здесь на мостике и покажу.
- Конечно, - ответила Дуня, заинтересовавшись браслетиком на ноге у Габи, - а это что у тебя такое?
- Просто браслетик. Забыла снять. Кстати он для танцев и нужен, чтобы было красивей, - ответила Габи.
- А как же ты будешь танцевать, без музыки? – спросила Дуня.
- Не проблема, - ответила Габи. Она достала из кармана iPod, нашла на плеере нужный трек и вставила наушники в уши Дуне.
- Ух ты, музыка оказывается есть, но ведь ты же сама не будешь ее слышать, - удивилась Дуня.
- Не волнуйся, музыка будет звучать во мне, - сказала Габи и улыбнулась. – И так, поехали.

Ребята, тем временем, сели на телегу и отправились искать Вассю. Загрызу забрался на крышу бани, развалился там и тихо пристукивая хвостом в такт едва слышно доносившейся из наушников музыки, стал наблюдать за танцем своей подопечной особы. Конечно, отправиться вместе с мальчиками и Кузей на поиски Вассермана было интересней, но работа, есть работа.

- Кто там? – откликнулся на звонок домофон Вассерманового жилища.
- Васся, открывай, ты куда пропал, у нас беда, - выпалил Коля.
- Сейчас открою, - раздалось в динамик, - только это старший Васся.
- Ну, ты и лошара, Коля, - пихнул его в бок Тим, - молчи, а то беда, беда… Разговаривать с его отцом буду я.
- Здравствуйте, дядя Семен, а где?... – начал говорить Тим, но Вассин отец перебил его.
- Заходите, - выглянув за калитку, и испуганно посмотрев по сторонам, тихо произнес Вассерман старший, - дома он. Ну-ка давайте рассказываете, что у вас там за дела по ночам? Вы вчера ничего странного не видели? И не слышали?
- Да нет.., - начал, было, Коля, но, получив еще один пинок в бок, замолчал.
- Нет, ничего не видели, - продолжил вместо него Тим, - мы вчера допоздна в гараже сидели, скутер чинили. Ничего странного не видели, и не слышали. А что случилось?
- В гараже, значит? – удивился Семен, - а почему же тогда я своего сына подобрал черт знает где, на Берегу Шаломы? Насколько я знаю, Тим, твой гараж находится далеко оттуда.
- А, ну так мы это, отправили Вассю место для рыбалки подкормить. Мы сегодня утром на линя собрались, а если не подкормить, то он плохо клевать будет, - объяснил Тим.
Сверху в окне маячил Вася и корчил виноватые рожи, подавая друзьям непонятные знаки.
- Врете вы все, - сказал Вассерман старший, - ладно, сейчас я его отопру, и чтобы теперь, как штык – каждый вечер не позже десяти он был дома. Понятно? Ждите, - закончил Семен и пошел в дом.

Через минуту на пороге появился Васся. Его лицо не выражало ничего хорошего. На нем явно читались следы обиды на родителей и чувство глубокой вины перед друзьями. Вася набрал на своем мобильнике пин-код, подождал, пока телефон включится, и сунул его в карман.
- Пойдем, - сказал он друзьям, - по дороге расскажу, что случилось.
- Васся, ты знаешь, что у нас мотор украли? А тут еще и ты пропал, - сказал ему Фил, - мы вообще думали, что тебя инопланетяне похитили.
- Бляха муха, - схватился за голову Вассерман, - ну, тогда вообще попандос. Он рассказал друзьям произошедшую с ним историю, и, попросив сильно его не винить, поклялся, что мотор он найдет сам лично и обязательно его вернет.
- Ладно, герой, не понтуйся, - успокоил его Тим, - вместе искать будем. Ты лучше вот что объясни, ты, что не мог позвонить кому-нибудь из нас и предупредить, что тебя отец забрал? Мы бы тебя подменили.
- Да батарея села, - соврал Вассерман, - а дома отец меня отключил от любой связи. И чего я такой дурак, думал он, ведь были в запасе время, можно было бы позвонить, а не надеяться на авось.
- А чего это он вдруг так круто с тобой обошелся? – спросил Коля, - ведь раньше отец тебя никуда не запирал, и из дома ты мог свободно выбраться в любое время.
- Да кто его знает, - пожал плечами Васся, - приехал вчера, весь из себя такой испуганный. Выспрашивал про каких-то монстров. Я за ним раньше не замечал такого, может со своими компаньонами кокаина нанюхался, или другой какой дури. Есть в его тусовке один такой любитель, вполне мог угостить. Не знаю, в общем.
- Ладно, все с тобой ясно, - подытожил Тим, - давай теперь думать где мотор искать, и кто его мог украсть, Коля, поворачивай к дому.
- А как же наши девчонки, - разволновался Фил за сестру, - они же там, на речке остались, возле бани.
- Да ладно, не маленькие уже, - махнул рукой Тим, - Дунька хоть с головой и не дружит, но путь домой найдет не хуже Кузи, и сестру твою в обиду не даст. Дорога каждая минута.
Коля потянул на себя вожжу, развернул Кузю и стеганул его по заду крепким ореховым прутом: - Но, пошел, родимый, - по-ямщицки закричал он.

23
- Обалдеть, - сказала Дуня Габриэлле, когда та закончила танцевать. Вот смотрю я на то место, где ты только что кружилась, и у меня ощущение, будто зрелище продолжается. Будто там все искрится и даже пахнет какими-то чудесными ароматами. Вот здорово. Я по-индийски танцевать не умею. Зато «латину» могу, ну и русские танцы. Польку тоже умею. А вот индийских танцев не знаю, научишь меня?
- Конечно, - ответила Габи, - раз тебе это интересно.
- Ну что будем делать? – спросила Дуня, - и мальчишки наши уехали. Долго их еще ждать, как думаешь?
- Ждать их нет смысла, - ответила Габи, - я думаю, что они не приедут. Надо пешком домой добираться. А заодно ты мне и достопримечательности Чикаго покажешь.
- Пошли, - согласилась Дуня, - а можно, я потом из твоего плеера на свой музыки индийской перекатаю?
- Нет проблем, - ответила Габи, - эй, Загрызу, хватит спать, мы уходим, - позвала она кота.
Да, вижу я, выгибая спину и потягиваясь, подумал кот, тащиться теперь за вами пешком.
- Ух ты, какой умный котяра, - удивилась Дуня, - смотри, проснулся сразу, потянулся. Неужели и впрямь за нами пойдет?
Да уж, поумней тебя буду, подумал Загрызу и неторопливо пошел вслед за девочками.

- Ты где своему колдовству научилась, - по дороге спросила у Дуни Габриэлла, - ты извини, но я не специально подслушивала.
- Да мне одноклассница моя еще в Москве книжку дала про заговоры. Какой-то сибирской целительницы. Я ее уже вернула, на нее очередь большая была. Там много всяких заговоров описано, но я только пару запомнила, которые переписать успела. Может, и не точно запомнила. Не знаю.
- Ну и как, помогает? – поинтересовалась Габи.
- Вроде помогает, а вроде и нет, - начала свой рассказ Дуня.
- Ой, извини, я тебя перебью, - сказала Габи, указывая рукой на памятник, - а кто это?
- Это? – переспросила Дуня, - это Ленин. Типа вождь такой российский.
- А почему тогда на постаменте написано «Цой жыв»? – удивилась Габи, - Ленина звали Цой?
- Нет, Ленина как-то по-другому звали, я уже не помню. А Цой, это такой певец был, кумир молодежи. Китаец вроде по национальности. Мои родители иногда его слушают.
- Почему был? – удивилась Габриэлла, - он что умер? Почему тогда написано, что он жив?
- Слушай, Габи, я сама в этом слабо разбираюсь, ты лучше у Коли спроси, он увлекается историей и лучше тебе обо всем этом расскажет, - посоветовала Дуня. - Так о чем мы болтали? Ах, да. Короче, в этой книжке много всяких полезных заговоров было. Один мне особенно понравился, но для него требовалось много ингредиентов, один из которых достать было непросто. Нужна была живая летучая мышь. Раздобыть остальное не представляло особого труда. Так вот, эту самую мышь надо положить в глиняный горшок, завязать сверху чистой белой тряпочкой и положить в муравейник. Через две недели в горшке должны остаться только две косточки, «крючочек» и «вилочка». Если незаметно подцепить мальчика этим «крючочком» за одежду, он от тебя никогда не отлипнет, до тех пор, пока не оттолкнешь его «вилочкой».
- Ничего себе, - удивилась Габи, - да, крутые у вас колдуны.
- Вот и я о чем, - продолжила Дуня, - поскольку ловить летучих мышей я не умела, да они здесь и не живут, по-моему, и вообще, я не убийца животных, мне больше всего подошел заговор-шепоток в спину. Типа плетешься за мальчиком, и шепчешь. Я дословно сейчас не вспомню, но что-то вроде: «Чертушки-братушки, за ним идите, моё имя ему в сердце вложите, чтоб не ел, не спал, всё обо мне вспоминал». Ну, я заклинание выучила и пошла на улицу, Тима искать, а по дороге, чтобы не забыть, иду и себе под нос слова повторяю. Ой, спохватилась Дуня, я не сильно громко сейчас говорю?
- Да нет, - ответила Габи, не очень, ведь у тебя в ушах мой «айпод» с музыкой.
- Вот совпадение, представляешь, у меня и тогда в ушах музыка звучала. Аврил Лавин. Забыла, дура, свой плеер вытащить, – Дуня вытащила наушники, и вернула плеер Габи, - да, красивая музыка, потом качну, ага. Так вот, иду я значит себе, бормочу под нос заклинание, не заметила, как Геншера догнала.
- Что за Геншер? - поинтересовалась Габриэлла.
- Да так, воздыхатель один. Фашист, - отмахнулась Дуня, - короче он услышал и подумал, что я умом поехала, испугался даже. А потом своим друзьям, да и вообще всем рассказал, что я с чертями разговариваю. Я сразу тогда домой убежала два дня там ревела, а потом, как-то просыпаюсь, а у меня все крыльцо цветами завалено. Ромашки там всякие, васильки, пионы. И даже в бабулины резиновые сапоги цветы напиханы. Ну, думаю все, сработало! Я девчонкам на пляже тогда похвасталась про цветы, а тут вдруг Геншер подходит и так безразлично спрашивает: «А из сапог цветы тоже достала»? Тут все на свои места и стало, я про сапоги подругам даже и рассказать не успела. Этот покраснел, извинился, а потом пришлось с ним пару раз прокатиться на его раздолбанном фашистском мотоцикле. Я всю попу себе отбила. Дня три болела.
- Вот это да, - улыбнулась Габи, - а как же Тим?
- А никак, - вздохнула Дуня, - не получается ничего. Наверно нужно сначала этого Генку отвадить, а в книжке про это ничего не было написано. А может, и было, но все равно теперь этого не узнать, потому что книжку подруга потеряла куда-то.
- Да, интересно вышло, - утешила ее Габи, - но ты не волнуйся, чего-нибудь придумаем, подруга.
- Вот и мой дом, - остановилась Дуня возле калитки, - давай зайдем, перекусим чего-нибудь. Самое время.
- Давай зайдем, раз приглашаешь, - согласилась Габи.
А не такая уж ты и глупая, подумал о Дуне Загрызу, поесть, это всегда хорошо. Может и сырая говядина у нее найдется?
У дома девочки встретились с Дуниной бабушкой. Она в нерешительности стояла на пороге, как бы соображая, идти по своим делам, или нет.
- А, ну здравствуй Дуня-Колдуня, - улыбнулась она, - ты, куда это с утра пораньше убежала. Я в огород вышла, вернулась, а тебя нет.
- Вот, блин, бабуля, и тебе уже разболтали, - расстроилась Дуня, - ну, что за люди, все бы им языками попусту чесать. Познакомься вот лучше, это Габриэлла, моя подруга. Габи, это моя бабуля Марина – сплетница.
- Здрассьте, - поздоровалась с Дуниной бабушкой Габи.
- Ну, что, давай, бабуля, принимай гостей. Угости чем-нибудь, а то мы проголодались, а заодно и сплетни расскажи новые, - съязвила Дуня.
- Ну, проходите, гости дорогие, - пригласила девочек в дом бабушка Марина, - ты Дуняша не обижайся, я ведь не со зла. А на счет сплетен, тут такое дело. У нас вчера многие волчий вой слышали, а некоторые даже и самих волков видели. Волнуются люди, как бы коров не загрызли. Так вот, я вспомнила, как мне еще моя бабушка рассказывала, как от них уберечься. Нужно взять яйцо, снесенное от черной курицы, обнести его вокруг стада, а потом кинуть вперед. Якобы волку пасть заткнуть, чтобы не нападал, и вообще из этих мест ушел. Вот я как раз и собиралась такое яйцо колхозному пастуху отнести. Как раз наша несушка сегодня снесла. Говорят, помогает.
- Ну, ты, бабуля, еще покруче меня колдунья будешь, - ответила Дуня, - ладно, давай поедим, чего у тебя там есть. А вой мы тоже вчера слышали, но подумали, может, прикалывается кто-нибудь. Да и не верю я в эти сказки, откуда тут волкам взяться.
- А это, что за котик такой красивый? – увидела бабушка Марина Загрызу.
- Он с нами, бабуля. Дай ему тоже чего-нибудь вкусненького, - попросила Дуня.

24.
Экстрасенс Григорий Курносов сидел в кожаном кресле за огромным столом своего такого же огромного кабинета и вел прием. Напротив него на кушетке, дизайн которой Курносов позаимствовал из американских фильмов про психоналитиков, расположилась Люба Санеева. В руках Григорий вертел фотографию Любиного мужа Михаила и слушал рассказ пациентки о ее беде. Ситуация складывалась стандартная: муж пьет, постепенно превращается в животное, жизнь пошла под откос и с каждым днем все больше становится похожа на ад. С фотографии на Курносова глядел счастливый розовощекий одноклассник в белой рубашке и галстуке и животное отнюдь не напоминал.
- Пьет, говоришь, Люба? – из-под очков взглянул на пациентку Курносов.
- Пьет гад, по ночам пропадает, и кусаться начал. Вот, сам погляди, - Люба закатала штанину на джинсах и продемонстрировала экстрасенсу рану. На икре просматривался круглый фиолетовый синяк с четырьмя более темными пятнами по периметру.
- Да, плохо дело, - сочувственно покачал головой Григорий, - и давно это он начал?
- Что, пить, или кусаться? – переспросила Люба.
- Кусаться, - уточнил Курносов, - пить мы с ним вместе начинали. Сразу после школы, первый раз помню… Ладно, - замялся Григорий, вспоминая свое недавнее прошлое, - это к делу не относится. Порчу на нем вижу походу.
- Да, вчера, чтоб его. Стал на карачки, я как раз корову доила, и укусил. Хорошо, что я еще в джинсах была, а так бы до крови, - посетовала Люба, - так я его ведром по спине огрела, он заскулил, убежал в сарай и в сено зарылся. Ну, раньше придет, иногда побуянит немножко, и спать. Но чтоб такое – впервые. Ты знаешь, Гришка, страшно мне.
- Да мне и самому страшно, Люба, - покачал головой Курносов, - знаешь, сколько ко мне народа приезжает со своими бедами, со своим горем. Тебе и не представить. И не такие чудеса вытворяют. Всем помогаю, и тебе помогу. Значит так, фотографию Мишки оставь, и это, с тебя тысяча рублей.
- Сколько? Гришка, совесть имей, у меня только четыреста, - нахмурилась Люба, – мы же с детства друг друга знаем, откуда такие деньги?
- Прейскурант, Люба, - ответил Курносов, - ну ладно, давай четыреста по старой памяти, только никому не болтай, сколько я с тебя денег взял, а то помощь может и не сработать.
- Не волнуйся, никому, - ответила Люба, - спасибо тебе.
- Не за что. Следующий, - громко произнес Григорий и указал пациентке на дверь.
Чтоб тебя самого покусали, вымогатель, подумала Люба, выходя из кабинета. Ой, что это я, спохватилась она, нельзя такого желать. Гришка теперь другой, вдруг мои мысли прочтет, беру свои слова назад, сказала она сама себе и мысленно пожелала Курносову добра.

К вечеру, когда прием всех посетителей был закончен, Курносов, задернул на окнах занавески, включил на столе настольную лампу, и принялся работать над Мишкиной фотографией. Он зажег свечу, быстро перекрестился на висящую в углу икону и включил компьютер. На «рабочем столе» он два раза щелкнул мышкой на папке «Заклинания», нашел в ней подходящий против пьянства заговор, и три раза обведя рукой по часовой стрелке вокруг улыбающейся Мишкиной физиономии, тихо озвучил его. Все, половина дела сделана, пить Мишка уже не будет. Теперь предстояло избавить клиента от кусачести. В папке «Заклинания» ничего подходящего не нашлось. Тогда Курносов полез в «Google», набрал в строке поиска «избавление от укусов» и стал просматривать ссылки на заданную тематику.

Проштудировав все темы, которые в основном объясняли методы лечения травм полученных от комаров и слепней, а также терапии против бешенства, и в итоге ничего не найдя, Курносов немного изменил параметры поиска. «Чё делать, если мужик кусается» написал он новую команду. «Google» мгновенно отправил Григория на сайт Пермского областного клуба служебного собаководства, затем на форум лаек породы Хаски, и далее на сайты приколов и анекдотов. Повозившись с поиском до глубокой ночи, и так ничего и не обнаружив, Курносов написал письмо с криком о помощи своему другу алтайскому экстрасенсу Евгению Тарантулову. С Евгением Григорий познакомился год назад, еще в самом начале своей карьеры, многому от него научился и иногда, когда перед ним стояла непосильная задача, обращался к своему наставнику за советом.
Хотя на горном Алтае стояла глубокая ночь, Евгений не спал. Курносову казалось, что Евгений вообще никогда не спит, что это даже не человек, а какая-то машина, постоянно находящаяся в сети и мгновенно реагирующая на контакт. Ответ не замедлил себя ждать: «300 у.е. веб мани на известный тебе счет и джейпег клиента», отписал Тарантулов.

Вот жмот, подумал, Григорий, но наверно случай серьезный, раз он такие деньги просит. Ну, ничего, я еще и сам наварюсь на этом заклинании, успокоил он сам себя. Курносов перечислил деньги, отсканировал Мишкину фотографию, поменял формат файла, уменьшил его размер в «фотошопе» и отослал на Алтай. За все нужно платить, думал экстрасенс, даже этому маленькому Вассерману, который быстро обучил Григория компьютерным премудростям, и то пришлось неслабо отстегнуть. Но тут уж ничего не попишешь, дело нужное, без знания компьютера сейчас даже грузчиком на работу не возьмут.
Через несколько минут пришел ответ от Евгения: «помочь ничем не могу. случай серьезный. будь осторожен».
«Верни деньги»: отписал назад Курносов.
«не могу. счет заблокировали»: было ответом.
- Вот, сука, - выругался Григорий. Писать эту фразу он не стал, захлопнул крышку ноутбука, и вышел на крыльцо покурить.

Прикурив сигарету, Курносов вышел за калитку, присел на скамеечку возле старой березы, прислонился к ее стволу лысой головой и стал думать. Надо будет с Мишкой поговорить, чего это с ним, какая собака его укусила? Ну, пить, это еще, куда ни шло, но кусаться это не дело. В этот самый миг, та самая собака, которая и покусала Мишку, пронеслась мимо Григория, слегка обдав его придорожной пылью и чувством тревожного озноба переходящего в леденящий холод. Жуткое лохматое чудовище с легкостью мелкого примата забралась на столб к Вассерманам где жили аисты, распугало птиц, соскочило вниз и с воем скрылось за поворотом.
- О Господи, помилуй меня грешного, - перекрестился Григорий. Он быстро вскочил с лавки, убежал в дом и заперся на все замки.

25
В бункере на Ванином участке проходило собрание.
- Итак, братцы, - спросил у своих подельников Ганс, - что будем с мотором делать? Какие есть предложения?
- Да все просто, - ответил Дитрих, - сейчас разместим в интернете объяву о продаже мотора. Он новый, так что стоимость узнать не проблема. Опустим ценник, уйдет моментом. Потом покупаем менее мощный мотор – нам на троих «десятилошадиный» выше крыши. На остальные деньги, берем лодку, экипировку, и сами в поход.
- Умный, да? - возразил Гена, - да тебя с этой объявой, в миг Вассерман попалит. Ты еще и телефон свой укажи, и домашний адрес… Не так нужно действовать.
- А как? - разом спросили Геншера друзья.
- Ну, я думаю, примерно, так, - объяснил Гена, - самим светиться нам никак нельзя. Просмотрим все объявления о покупке подобных моторов, найдем человека, который в нем заинтересован, и продадим ему за полцены. Эх, были бы на мотор документы, можно было бы дороже продать, а иначе не получиться. Подавать заявление в милицию о пропаже мотора Тимка не будет, потому что сам неизвестно где его взял, поэтому мы мало рискуем.
- Да, Геншер, ты не такой дурак, как кажешься, - заметил Дитрих, - слышишь Ваня, давай тащи сюда комп, сейчас сразу и начнем покупателя искать.
- Ага, - ответил Гена, - зато ты умный, хоть и выглядишь дураком, без бровей и ресниц. Шрек, гы, гы.
- Да я тебя, сейчас, - вскочил Дима со стула.
- Так, хальт, - скомандовал Ваня, - тихо. У нас и так неприятности. Родители велели закрасить на стенах нашего логова Гитлера и остальных фашистов. Только Мюллера отец разрешил оставить, говорит артист хороший. И то, знаете, сколько я его упрашивал? Иначе хана. Папа сказал, возьму кувалду, и весь ваш вражеский дот снесу к чертям собачьим. Он за свои слова отвечает, я его знаю. Так что если завтра к утру не закрасим, труба. Берите кисти и замазывайте, а я в дом за ноутом.

- Хочешь, я тебя потом вместо Гитлера увековечу, - спросил Геншер Диму, - нормального такого. С бровями. Ресницами. Ну, или могу такого как ты сейчас, дауна.
- Сам ты даун, - отмахнулся Дитрих, замазывая одноглазого Айсмана белой краской, - жаль, хорошо ты забомбил. И хорошо еще, что сфотографироваться рядом успели на память. История, блин.
- Да, согласился Геншер, - превращая основоположника нацизма с глазами Дуни в однородное серое полотно.

- Ну, что, я сейчас в интернет залезу, - сказал вернувшийся с ноутбуком Ваня, - а вы тут домазывайте пока. Потом поможете, если что.

К вечеру, после долгих поисков, ребята подыскали подходящий вариант. Какой-то дядька из Подольска согласился поменять «Хонду» на пятнадцатисильную «Ямаху» годичной давности, дав в придачу к ней небольшую дюралевую лодку на три персоны и десять тысяч рублей в придачу. Мало того, дядька пообещал привезти все это в Чикаго назавтра к полудню.
Чтобы удостовериться в правдивости сделки, скины пообщались по «Скайпу», продемонстрировав свой товар, на что продвинутый в интернет технологиях дядька, через пол часа по мобильнику отослал им видеофайл из своего гаража, где хранился уже его товар.
Все. Дело было почти сделано, хоть ребятам было немного и страшновато, а вдруг их в последний момент обманут. Отберут мотор и оставят ни с чем.
- Слушайте, - предложил Геншер, - а давайте Крота попросим подстраховать, - он вон какой. Как посмотрит, так от одного его взгляда душа в пятки. Мало, кто против него попрет.
- А где его сейчас отыскать, Крота, - спросил Ваня, - копает где-то в лесах. Все ноги собьешь, пока найдешь, да и позвонить ему никак. Номера не знаем.
- Да ладно, подумаешь, - предложил идею Гена, - мы с этим, Шреком, - он кивнул на Диму, - завтра утром раненько поднимемся, и в лес. Я примерно знаю, где он копает.
- Сейчас за Шрека кому-то в бубен прилетит, - отозвался Дитрих. На самом деле он абсолютно не злился на друга. Гена высказал прекрасную идею.
- Классно придумано, молодец, Геншер. Так и сделаем. Тогда, вы давайте по домам спать, а я тут в Интернете немного посижу, может, на этого дядьку найду, что-нибудь еще. Кто он, откуда. Осторожность в нашем деле не помешает. Все. Пока, будильники на мобилах включите, - попрощался с друзьями Ваня, - будете выходить, скажите родакам, что я здесь. Может, и ночевать останусь, пусть не волнуются.

26.

- Ну, что, - спросила Дуня у Габриэллы, - как думаешь, где наши мальчики?
- Спасибо за угощение, бабушка Марина, - поблагодарила Габи Дунину бабулю, - ты знаешь, - уже обращаясь к подруге, сказала Габи, - мне кажется, они где-то неподалеку от нашего дома. Наверное, у Коли.
- Мне тоже почему-то кажется, что они там, - согласилась Дуня, хотя за секунду до этого думала поскорей бежать к Тиму, туда, где обычно проходили все важные встречи. – Загрызу, ты поел? – подмигнула она коту, - пойдем тогда. Больше ничего не получишь.
И чего эта глупая малолетка позволяет себе такие фамильярности, подумал кот, или Габи ей уже немного «третий глазик» приоткрыла? Ладно, пусть думает, что и она для меня тоже VIP персона. Как бы там ни было, но поел я отменно. Эти куриные желтки, мисочка домашней сметаны… Жаль, конечно, сырой говядины не было, но дед Андрей обещал сегодня вечером привезти, иначе придется нагадить ему в кроссовки. Хоть это и не свойственно моей высшей сущности, но нефиг меня голодом морить, здесь я кот, и живу по местным понятиям.
Загрызу, в знак благодарности потерся боком по лодыжке бабушки Марины и первым вышел за калитку проверить обстановку. Все было чисто.

- Ты знаешь, Габи, мне кажется, что ты совсем не простая девочка, - чуть забежав вперед, и заглянув подруге в глаза, сказала ей Дуня.
- Это почему ты так решила? – удивилась Габи.
- Ты знаешь, когда ты танцевала, да и вообще, когда я рядом с тобой, у меня на душе, - Дуня задумалась, - ну, как бы птички поют.
- Интересно, - ответила Габи, - в этом нет моей заслуги. Кстати, Дуня, а что это за птички? -Габриэлла указала на гнездо аистов у дома Васси.
- Ну, это типа аисты, - ответила Дуня, - считается, что они приносят счастье, если свили у твоего дома гнездо. А еще они детей приносят.
- Кому детей приносят? – удивилась Габи.
- Родителям, естественно,- уточнила Дуня, - на самом деле все не так, но родители своим детям так говорят. Что их аисты принесли. Типа отмазка такая.
- Отмазка, это типа отговорка? – переспросила Габи, начиная понимать современный язык русских детей.
- Ага, - ответила Дуня, - врубилась?
- Стопудово, - улыбнулась ей в ответ Габи.
- Ой, ты знаешь, Габи, ой, а можно я буду называть тебя Ганька? – затараторила Дуня, - я вот, что про аистов знаю. Не такие они и хорошие на самом деле…
- Да называй, как тебе удобно, - согласилась Габриэлла, - давай рассказывай дальше мне интересно.
- Так вот, - продолжила Дуня, - аисты, они, между прочим, с волками связаны.
- Да ты гонишь, подруга, - просто, желая подшутить над Дуней, сказала Габриэлла. Ок, отметила она про себя, языковой барьер преодолен, я разговариваю с местными детьми на их же языке.
- Ни грамма не гоню, - ответила Дуня, - так вот. Волки, они типа людей, но их черт создал. Он подумал, почему, типа, Богу можно все, что угодно создавать, а мне нет. Взял, да и выстругал из дерева волка. А оживить его, типа душу в него вселить, не смог. Это только Бог умеет. Бог посмотрел на это и оживил волка, душу вселил. Волк смотрит рядом черт и давай его загрызать.

Загрызу, который шел чуть поодаль, наблюдал за обстановкой и думал о своем, услышал отголоски своего имени. Он навострил уши и чуть присел в боевую позу. Все-таки, ты Дуня, не очень умная, чуть успокоившись, подумал кот, ага, давай гони дальше.

- А черт, давай от волка убегать, - продолжила Дуня и запнулась, вспоминая легенду дальше.
- Ну, и? – переборов накативший смех, со слезами на глазах спросила Габи.
- Ой, Ганька, ты чего, плачешь? – встревожилась Дуня и схватила подругу за плечи? – Страшно?
- Нет, - ответила Габи, - все в порядке, мошка в глаз попала, я тебя внимательно слушаю.
- Короче, черт прыг на дерево, а это была ольха, а волк его за пятку цапнул. Кровь полилась. С тех пор ольха красная от чертовой крови, а черт хромает. Вот. – Дуня почесала себе лоб, пытаясь вспомнить, о чем же она еще не рассказала, - так, и к чему это я все?
- Ты про аистов хотела рассказать, - напомнила Габи, что они как-то с волками связаны.
- Точно, - слушай дальше, вспомнила Дуня, - щепки, что остались после того, как черт волка вырубал, Бог велел утилизировать. Он дал задание человеку, типа собери щепки в мешок, отнеси их в речку и утопи. А чел, подумал, дай-ка я посмотрю, чего там? Открыл, а там щепки, ничего особенного, а Бог, взял и превратил человека в аиста. А щепки в лягушек и змей. Вот с той поры аисты и прилетают ближе к людям, и клюют наших лягушек, вроде как, подбирают за собой. Такие дела. Если совьют гнездо у дома, то это на счастье считается.
- Вот, как у вас круто бывает, - сказала Габи, похитрей чем в Индии, - там тоже всяких легенд много. Выходит, что аисты, это те же люди?
- Выходит так, - согласилась Дуня, но все не так просто. Оказывается, что волк, перебежавший дорогу, считается хорошей приметой. Особенно на свадьбу.Тогда у жениха с невестой все будет хорошо.
- А если не перебежал? – спросила Габриэлла.
- Тогда кранты, Ганька, - ответила Дуня, - тогда нет в жизни счастья. Ой, смотри, это не волк, там, на пригорке в лес шмыгнул, - указала она в сторону мелькнувшей вдали тени.
- Да нет, - успокоила ее Габи, - показалось, наверное.
Загрызу, хоть и не подал виду, но, слегка встряхнувшись, вышел из состояния «спокойного тотального наблюдения». Он привел хвост в вертикальное положение и вошел в состояние «полной боевой готовности». Работа есть работа.

27
Тим, Коля и Фил сидели на небольшом, аккуратно подстриженном газоне во дворе Колиного дома и тихо грустили. На коленях Фила был компьютер, в который он обреченно тыкал пальцами, Коля смотрел куда-то в сторону и тихо насвистывал себе под нос что-то из классики, Тим, в глазах которого еще просматривался хоть какой-то мыслительный процесс, жевал травинку и фокусировал взгляд на «яблочко» компьютера Фила.
- Ну, как вы тут, – спросила друзей Дуня, - есть какие-нибудь результаты?
- Пока глухо, - ответил Тим, - Вассерман у себя дома по Интернету лазит, думает, может, кто объявление о продаже мотора разместит. Звонили ему только что – ноль. Фил, вот тоже пытается ему помогать. Наверно, какие-то местные алкаши сперли.
- А если все-таки в милицию обратиться? - предложил Коля.
- Время только потеряем, да и не найдет Морозко. А потом еще и вопросами замучает, откуда мотор, откуда деньги. Остается ждать, я думаю, пропажа скоро должна всплыть.
- Может, деду Андрею расскажем? - опять предложил Коля.
- Тоже отпадает, - грустно пошутил Тим, - дед Андрей вызовет сюда группу «Каскад» с автоматами, они быстро «зачистят» весь Чикаго и найдут пропажу. Думай, что говоришь.
- Ребята, - наконец сказала свое слово Габриэлла, - я считаю, что между друзьями не должно быть секретов так, что послушаете меня. Габи присела рядом со всеми на лужайку. Загрызу, который почему-то решил зайти в гости по забору, спрыгнул с него, подошел к месту общего собрания и, поджав под себя лапы, устроился в позе сфинкса и задремал.
- Я вам скажу, где мотор, - только вы пока не спрашивайте, откуда я это знаю.Постепенно я вам расскажу больше. Мотор находится здесь не далеко, в сарае, разрисованном какими-то персонажами из фильма про войну, а украли его трое лысых ребят, чуть постарше вас.
- Скины,! - воскликнул Тим, - я про них тоже подумал, но не верилось как-то, что они могут это сделать. Габриэлла, ты что, ясновидящая? Откуда знаешь? Чем докажешь?
- Давайте так, вы сейчас тихо посидите, прикройте глаза и помолчите, минуты три, ну я вам, как бы это правильно сказать, немного приоткрою вам планку восприятия. Фил, ты хоть немного и продвинутый, но тебе тоже не помешает. Захлопни, пожалуйста, свой комп.
Габриэлла прикрыла глаза, глубоко вздохнула, надолго задержала дыхание, а потом медленно через нос выдохнула. Потом она начала дышать ровно и спокойно, на лице ее появилась легкая отреченная улыбка, которая и осталась на нем, когда девочка открыла глаза и разрешила друзьям сделать тоже самое.
- Вот и все, - сказала она, - готово. Ну, как ощущения?
- Меня, - сказал Коля, - будто каким-то золотым дождем облило.
- А меня, - сказала Дуня, - тоже чем-то приятным обдало, и вообще, мне кажется, Габи, что от тебя исходит какое-то сияние. Как от иконы бабушкиной, когда на нее солнце попадает.
- Да, странное, ощущение, - высказал свое мнение Тим, - вроде все как раньше, но видишь природу вокруг себя немного по-другому. Типа чувствуешь ее, что ли полностью, вот сейчас вроде и день солнечный, - Тим посмотрел на небо, - но мне кажется, что вокруг собираются какие то тучи. Но там где мы, их нет. А ты Габи, даже светишься немного, тут я согласен с Дуней.
- Добро пожаловать в мир новых ощущений, - улыбнулась Габи, - я думаю, что теперь вы верите про мотор. Как думаешь, Загрызу, - погладила кота девочка, демонстрируя друзьям еще один фокус, - они мне верят?
- А, что им остатся, - потеребив у себя под носом лапой травку тимофеевку, ответил кот и зевнул, - Габи, а не слишком ли ты их для первого раза загрузила, - спросил он, - этот, например, - Загрызу кивнул на Тима, - уже дождик чувствует.
- Не волнуйся, самый раз, - ответила коту Габи.

Тим, Дуня и Коля раскрыли рты и надолго замолчали.
Когда друзья вышли из ступора они наперебой стали засыпать Габи интересующими их вопросами, но та попросила оставить их на потом, объяснив, что сейчас требовалось решить вопрос с мотором, ведь завтра, по ее мнению, может быть уже поздно.
- Ладно, мальчики, теперь вы вопросы с мотором сами решите, а мы с Дуней к нам домой пойдем. Деду Андрею чего-нибудь на ужин приготовим, а ты Дуня потом мне покажешь, как танцевать латиноамериканские танцы.
- А музыка у тебя есть подходящая? - спросила Дуня.
- Нет, но, в случае чего, качнем, - ответила Габи, - Дидо нам вчера Интернет провел. – Фил, - обратилась она к брату, - дай, пожалуйста, ноут.
- Вот, пожалуйста, - протянул Фил ноутбук, - только он тормозит сильно, надо будет Вассермана попросить, чтоб посмотрел, что с ним.
- Не нужен Вассерман, - ответил Загрызу, - открой его, и поставь передо мной. Сам гляну.
Фил выполнил просьбу. Загрызу, с недовольным видом глянул на экран, потом быстро побегал лапами по клавиатуре и велел Филу перезагрузиться:
- Понаставил игрушек всяких дурацких. Я тебе удалил все лишнее и реестр почистил. И еще, на фига тебе этот «Касперский»? Есть антивирусники и лучше. Потом поставим.

Габи с Дуней забрали ноутбук, и ушли, оставив ребят в полной прострации.
- Ничего, подруга, отойдут, - Габриэлла помахала рукой у Дуни перед глазами, – эй, Дуня, ау, очнись.

- В общем так, коллеги, - обратился к мальчикам Загрызу, - от вас требуется быть здесь в полночь на гужевом транспорте.
- А как мы будем действовать? – поинтересовался Коля, - какие планы?
- Все планы строятся для того, чтобы никогда не быть осуществленными, - с важным видом заметил Загрызу, - хочешь насмешить Бога, поделись с ним своими планами. Слышали такую фразу? Вот и мы постараемся никого смешить до поры до времени. Все. Все свободны. Да, вот еще что, кусачки с собой возьмите.
- Больше ничего не надо? – спросил Тим.
- Этого достаточно. Можете еще куртки с собой взять, чтобы не промокнуть, будет дождь, - ответил кот, и нервно почесал свой загривок, - задрали, паразиты. Нужно сказать деду Андрею, чтобы купил мне противоблошиный ошейник. До встречи, господа…

- Ну, ни фига себе, - сказал друзьям Тим, - дела. Ладно, я домой. Приду в себя немного. Кузю надо к делу приготовить. Инструмент возьму, может кроме кусачек еще, что-нибудь понадобится. Пока.
- Пока, - сказал Коля, - и я к себе. Куртку поищу мамину водонепроницаемую, специальную, для гор.
Фил и Загрызу тоже пошли к себе домой.

28
Когда ждешь чего-то важного или ответственного, время всегда тянется медленно. Девочки занимались своими делами наверху, слегка сотрясая дом ударами босых пяток по дощатому полу под ритмы латиноамериканской музыки, Фил с Загрызу лежали на веранде и беседовали. Фил очень волновался, ему впервые в жизни предстояло участвовать в сложной и ответственной операции, детали которой он не знал. А чего больше всего пугает людей? Конечно же, неизвестность.
- Загрызу, ну ты бы мне хоть что-нибудь рассказал, как мы будем действовать? - попросил кота Фил, - и вот еще, что, - Габи сказала, что ты пойдешь с нами. Так вот мне не понятно, если ты должен постоянно находиться возле нее, то, как же ты ее оставишь на это время?
- Фил, ты на счет того, что мы мотор вернем, даже не волнуйся, это первое, - заметил Загрызу, - я как раз думаю, над тем, как бы похитрей все это провернуть. От тебя потребуется лишь грубая мужская работа – взять мотор и отнести его в телегу к Кузе. Просто я люблю вносить в свою работу некую изюминку, шик, что ли, чтобы потом, когда я буду старенький, мог бы рассказать о своих подвигах внукам. Ну, или даже книгу написать о своих приключениях на вашей планете. Да и на других тоже. В общем, как бы поставить спектакль и сыграть в нем главную роль. Так что, не обижайся, все потом узнаешь. А на счет сестры тоже не переживай. Тут дело так обстоит…

- Здравствуйте, мои хорошие, - послышался из-за кустов голос и шаги тети Любы, - я вот, как и обещала, молока вам принесла, прямо, как коза говорю, из сказки про семеро козлят, - улыбнулась соседка. Тут такое дело, дед Андрей мне звонил, просил за вами присмотреть. Чтоб голодные не были, ну и вообще. У него дела срочные в Москве, так что я с вами побуду. Он Габриэлле тоже, только что позвонил, она в курсе… Да, вы знаете, оно и к лучшему. Мне даже самой как-то боязно дома одной оставаться. Мишка совсем одурел… Бабе Марине, Дуниной я уже позвонила, сказала, что Дуня у вас здесь останется, под моим присмотром. Вы пейте молоко, ага, свежее, а я к девчонкам наверх. Дед Андрей сказал, что комната наверху в моем распоряжении, да? Ну, я пойду. Музыка у них классная…

- Вроде взрослая женщина, - сказал Загрызу, когда тетя Люба ушла, - а по сути, такая же девчонка, как и Габи с Дунькой. Так, на чем я остановился? Да…
- Как бы тебе это лучше объяснить, - задумался кот, - Габи, самая, что ни на есть, обычная девочка. Но не совсем. Вернее, совсем не обычная, но приходится обычной прикидываться. Во сказанул, - сам удивился своим словам Загрызу, - одним словом, ей нельзя постоянно носить в себе в себе высший потенциал. Это когда, например, ты распространяешь вокруг себя столько радости и света, что находящимся вокруг тебя живым существам хочется прыгать от счастья, а всякой нечисти бежать куда подальше, поджав хвост. Именно в таком состоянии вы все и побывали пару часов назад, а пространство вокруг Габи, еще долго будет хранить вокруг нее этот свет, и не позволит приблизиться всякой бяке, способной ей навредить. Я понятно выражаюсь? – поинтересовался Загрызу.
- Яснее некуда, – ответил Фил, - хотя ему и не очень были понятны слова «высший потенциал».
- Ладно, - продолжил кот, - короче, все пока складывается неплохо. Хотя, - Загрызу немного призадумался, - Ах вот оно, что, - улыбнулся он, - ох уж эти коварные женщины. Не волнуйтесь, сударыня, вы еще оцените мою работу…

- Габи, ну зачем ты так с ним, - хихикала в этот самый миг Дуня от прошептанных ей в этот миг слов, - ведь нормальный же котяра. Да ну тебя.
- Да ладно, Дуня, - надо же проверить на чувство юмора своего нового телохранителя. А то он только ходит с важным видом, и есть, все время просит. Говядину ему подавай, гурман этакий…
- Девочки, можно к вам? – постучала и приоткрыла дверь тетя Люба.
- Милости просим, - засмеялись девочки.

… - В общем, будем экзамены сегодня сдавать, - сказал Филу Загрызу, - плесни мне пожалуйста из банки, что эта тетка принесла. Как ее там… Люба, ага. Нужно подкрепиться перед делом, - почесался кот. Фил, вот прямо сейчас возьми и позвони Дидо. Пусть ошейник купит. Ё, да что ж это за твари такие мерзкие вашу планету населяют… Эй. Фил, ау, спишь уже, ну ладно. … Хорошо, хоть молока успел налить…

- Эй, солдат, хватит спать, нас ждут великие дела, - Фил проснулся в гамаке от холодных прикосновений. На его груди стоял Загрызу и тыкал холодным носом в закрытые глаза.
- Что? Да я и не сплю. С чего это ты взял? – падая на пол с гамака, ответил Фил.
- Иииии го гоу. – послышался из-за калитки Кузин клич.
- Да, тихо ты, Кузя, не борзей, весь Чикаго разбудишь, - донеслись оттуда же слова Тима.
- По коням, - скомандовал Загрызу.
- По коням, - принял команду Фил, схватил куртку и вслед за котом выскочил за калитку.
- Внимание! На старт! – громко сказал Загрызу, и тихонечко добавил, - пошли.
- А Вассермана не будет? – тихо спросил Фил.
- Вассермана родаки наглухо закрыли, - ответил Коля, - гляди, чтоб к первому сентября откинули.
- Коля, - откуда этот воровской жаргон? - шепотом спросил Тим, - то Васся тупил со своими еврейскими заморочками, то ты теперь. Будто в «Матросской тишине» родился, и всю жизнь по зонам скитался…
- Хорошо, не буду, - извинился Коля, - просто я на ночь Шаламова начитался – отца любимый писатель.

С неба начало слегка накрапывать. Потом сильней. А когда ребята приехали к месту операции, громыхнул гром, и полило, как из ведра.
- Ждите тут, - скомандовал кот, - когда вернусь, делайте в сетке проход и забирайте свой мотор. А, в принципе, можете и сейчас начинать проволоку кусать. Загрызу спрыгнул с телеги и исчез в кустах крыжовника по ту сторону проволочного ограждения.

В ту же секунду в небе громыхнуло, где-то рядом ударила молния, Кузя встрепенулся и оттащил телегу с ребятами чуть вперед. Он пригнул уши и спрятался от дождя под листьями большого каштана неподалеку от места остановки.
- Гляди, - заметил Коля, надевая куртку, - конь, а умный.
Ага, подумал про себя Кузя, уж не глупее тебя. Он обернулся, и немного попятился назад, подставляя под дождь заднюю часть телеги, где устроился Коля.

Ганс сидел в бункере, и играл на компьютере в военную игру. Как только он расстрелял из «фаустпатрона» вражеский английский танк, начался дождь и в дверь тихо постучали. Наверно почудилось, подумал Ваня, продолжая игру. В дверь постучали еще раз.
- Кто там? – спросил Ганс и поставил игру на паузу.
- Свои, - послышался из-за двери мужской голос, с небольшим иностранным акцентом.
- Кто, свои? – переспросил Ганс, - свои все дома.
- Да открывай не бойся, промокну ведь, - опять донеслось снаружи.
Ваня подошел к входу, провернул в замке ключ и отворил дверь. На пороге стоял Гитлер.
- Хайль, Гитлер, - вскинув в приветствии руку, поздоровался гость, пригладил себе промокшую челку и без приглашения вошел в бункер, - вот так значит, вы дорогих принимаете? Нехорошо.
Ваня в страхе забился в угол, схватил оказавшуюся под рукой гранату и от удивления раскрыл рот.
Одет Гитлер был традиционно: в своем кожаном плаще, сапогах, сером кителе с ленточкой и партийным значком на груди. Фуражки на фюрере не было, поэтому сильно вымокшая челка постоянно лезла ему в глаза, и ее приходилось поправлять пальцем, постоянно закидывая за левое ухо. Гость снял плащ, повесил его на вбитый рядом с дверью гвоздь, немного походил по комнате и, расположившись за столом у компьютера, ткнул пальцем в клавишу «пробел». Из динамиков зазвучали выстрелы, по экрану пошли кадры сражения.
- Чертовы англичане, с этим своим вторым фронтом, - выругался Гитлер, - если бы не они, быть может, мы бы и одолели русских в этой проклятой войне. Разве не так? Разве не так, солдат Ганс? – обратился Гитлер к дрожащему в углу Ване и стукнул кулаком по столу, - ведь ты этого не хотел? Да?

Гитлер встал и подошел к мотору. - Хороший мотор, японский. Союзники наши делают. Жаль в войну нам такие не поставляли, а то бы мы задали этим англичанам в Ла-Манше и Па-де-Кале, да и на Балтике до кучи. А все этот дурак, адмирал Канарис…
- Нннет, - заикаясь, ответил Ваня, - и на Балтике, да… - На самом деле Ваня был очень даже рад, что русские солдаты победили, просто, все это скин-движение, лишь дань моде. Кто-то становится готом, или рэпером, а он, например, стал скинхедом. Ну и что здесь такого? Просто игра такая.
- Думаешь это все игра? – будто читая Ванины мысли, сказал Гитлер. – Вот взять, к примеру, тебя, Ганс, я вижу, что ты правильный фашист. Вижу, что ты готов стать бессмертным и сомкнуть наши ряды под знаменами Рейха, чтобы продолжить борьбу! Вижу, что хочешь. Как я. Я бессмертный, веришь?
- Да, да, - затрясся в углу Ваня.
- Нет, ты не веришь, - закричал Гитлер, - смотри. Он достал из кармана пистолет, приставил ствол себе к голове и выстрелил. В ту же секунду Гитлер упал со стула и распластался на полу. Потом он, как ни в чем, ни бывало, поднялся, откинул челку за ухо, взял висящую на стене гитару, провел мизинцем по струнам и запел:
-Wenn die Soldaten
Durch die Stadt marschieren,
Offnen die Madchen
Die Fenster und die Turen…

- Ааааааааа! – закричал Ваня и бросил в Гитлера гранату. Гитлер схватил ее налету, выдернул из ручки шнур и вставил гранату себе в рот. Он явно хотел доказать Ване, что такого, как он и гранатой не возьмешь. Выносить весь этот ужас дальше было нельзя. – Ааааааааа, - опять закричал Ганс и пулей вылетел за дверь бункера. Продолжая кричать, не разбирая дороги, он продрался сквозь заросли крыжовника, перемахнул через забор и сломя голову побежал по улице неведомо куда, лишь бы поскорей и подальше убраться от всей этой чертовщины.

Взрыва не последовало, хотя в ту минуту Ваня и забыл, что граната не рабочая, а может все-таки сзади и рвануло, но из-за раскатов грома ничего не было не разобрать. В тот миг вообще мало, о чем думалось. Так быстро Ганс не бегал еще никогда, поэтому он мало удивился, когда поравнялся со странным, похожим на гиену лохматым зверем, а чуть позже даже и обогнал его.

Было, похоже, что бегущий рядом с Ваней зверь, весьма удивился тому, что кто-то может бегать быстрей его. Он посмотрел на Ваню розовыми глазами, зарычал и клацнул зубами. По сравнению с испытанными в бункере страхами, в тот миг, оскал зверя показался Ване наивной детской шалостью, поэтому он, не долго думая, со всего размаха ударил своим мобильником зверюге по голове и в ловком прыжке умудрился еще заехать тяжелым берцем ей под дых. Телефон разлетелся на куски. Странное животное потеряло ориентацию, врезалось головой в придорожную липку, покружилось на месте и побежало в противоположную сторону с удвоенной скоростью. Гром громыхнул в последний раз и дождь постепенно закончился. Два существа неслись по Чикаго в разных направлениях, невзирая на усталость и боль, каждый как мог, спасаясь от своих страхов.

Ваня и не успел сообразить, как он оказался у дома участкового инспектора Морозко.
- Дядя Витя, - заколотил Ганс в дверь, - дядя Витя, открой. Открой скорей, ну, что вы там спите, что ли все?...

Милиционер Виктор Морозко действительно спал. Все нормальные люди в это время спят, и очень возмущаются, когда тебя ночью будят, не давая досмотреть, пусть может быть и неприятные, но все же свои собственные сны, прерывая их, как обычно, в самых важных местах. Даже Морозко, привыкший к тому, что его могут оторвать от домашних дел даже ночью и поднять на ноги по неотложным делам, с недовольством проснулся и пошел открывать дверь. Опять, наверное, местные мужики чего-то не поделили, подумал он. Без меня, что ли разобраться не могут? И чего им дома не сидится в такую погоду?

- Закрывай скорей, - сказал ввалившийся в дверь племянник, - и, не долго, думая, захлопнул за собой дверь и запер ее на замок. – Дядя Вить, у тебя пистолет с собой, или на работе в сейфе? – быстро затараторил Ваня, - там Гитлер. В голову себе стреляется! И песни поет! Пойдем, убьешь его! Патроны тоже дома есть? Или на работе, в сейфе? Две обоймы нужны! Нет, лучше четыре. И шаву убъем! Нет! Шаву я сам! Я ей ногой! Ганс запрыгнул к Морозко на шею, крепко обхватил его и задрожал.

- Витька, - чего там случилось, - вышла из комнаты тетя Люда, жена участкового, - а, это ты Ванюша. Вить, чего это с ним? Ночь на дворе. Чего это он такой испуганный?
- Ты, это, пойди, поройся у себя в таблетках, дай парню чего-нибудь успокоительного, - ответил милиционер, - видишь, как его колбасит. Эх, говорил я тебе, брат, что наркотики до добра не доводят. Ничего, может, в следующий раз умнее будешь, - погладил Морозко Ваню по голове и отнес его в комнату.
- Дядь Витя, а можно я тут, с вами посплю, - спросил Ганс, и, скинув обувь, залез в теплую постель, нагретую своими, хоть и идейно далекими, но все-таки близкими родственниками.
- На вот, Ванюша. Прими пару таблеточек, - сказала тетя Люда, выдавливая из фольги лекарство, - ага, молодец. Теперь запей, - протянула тетя Люда сок, и прижала Ганса к своей к теплой объемной груди, - ничего, Ванюша. Все хорошо. Иди ко мне, мой хороший, я тебя обниму. Спят усталые игрушки, книжки спят….

- Люд, чего это с ним? – спросил Морозко жену, - может Вовке позвонить, брату, узнать что случилось?
- Да не стоит, наверно, их будить, - ответила тетя Люда, - Вовка ангел, по сравнению с тобой, ненормальным. Не думаю, что в семье у них, что плохое случилось. Не в родителях дело. Испугался мальчишка чего-то. Может быть, с друзьями не поладил. Сам, что ли таким не был? И никакие это не наркотики. Успокойся. Пульс нормальный, зрачки тоже. Пусть поспит, а завтра разберемся, в чем дело. Ложись, давай.
- Ну, и, слава Богу, - прилег с другой стороны от Вани Морозко. Своей жене он верил. Люда работала врачом в районной больнице и крайне редко ошибалась в диагнозах.

29
- Ну что, готовы? – спросил Загрызу своих друзей, запрыгивая в телегу, - вот, черт, челка проклятая, все время в глаза лезет, - добавил он, поглаживая себя лапой по лбу.
- Давно готовы, Загрызу, - отрапортовал Коля, - какая челка? У котов же не бывает челок, - удивился он.
- В принципе да. Не бывает, - согласился Загрызу, - но иногда случаются. Ладно, не будем заострять внимание на мелочах, - попросил кот, - короче так. Ваша задача: пойти, быстро и тихо забрать мотор вон оттуда, где горит свет, погрузить его в телегу, и потом мы все быстро сматываемся домой. Кстати да, сетку можно не кусать. Там впереди есть вполне приличная дырка в ограждении. В общем, жду вас здесь. Удачи.

- Вот он наш мотор, - сказал Тим, входя в бункер, - так, берем его быстро и понесли.
- Вот, как нацики устроились, значит, - сказал Коля, оглядывая помещение, - плакаты фашистские, гранаты, каска… Давайте и им какую-нибудь подлянку сделаем, чтобы знали с кем связались, и следующий раз моторы не крали. Нужно после себя след оставить, чтобы знали, с кем связались.
- Коля, - прервал его Тим, - не дури головы. Хватайся быстро, и потащили. Времени нет. Потом план мести обдумаешь, а сейчас у нас на это нет времени. Давай, впрягайся.
Друзья, стараясь не шуметь, аккуратно вынесли мотор наружу. Ни разу не отдохнув, дотащили его до забора, где осторожно протащили сквозь дырку в заборе, погрузили в телегу и накрыли брезентом.
- Кузя, - тихо скомандовал Фил, - пошли.
- Так, - сказал по дороге Тим, - я думаю, что спрятать мотор будет лучше всего у Фила. Он человек новый, и искать его там, вряд ли придет скинам в голову. Ты как думаешь, Загрызу? Тим приоткрыл брезент, где рядом с мотором лежал кот, прячась от редких капель уже почти закончившегося дождя.
- Да не трогай ты его, - толкнул в бок Тима Коля, - не видишь, устал человек. Вернее, кот, а не человек. Не знаю, что там было, в этом бункере, но Загрызу сделал свое дело. Вернее, мы его вместе сделали. – Коля слегка призадумался и внес в свою речь дополнительные уточнения - вернее, мы сделали только малую часть дела, а Загрызу основную. Вот так будет вернее.
- Правильно думаешь, сынок, - пробормотал себе под нос уставший кот. Надеюсь, завтра Габи не будет напрягать меня экскурсиями к Шаломе, подумал он. Да и вообще любыми другими делами напрягать не будут. Ходи за ними, гляди, хвост поднимай… Экзамен на профессиональную принадлежность, я сдал. Мотор на месте. С чувством юмора, быть может, я немного переборщил, но уж извините. Мог бы и покруче, чего замутить, но кардиограммой и историей болезни пациента, меня никто не обеспечил. Не хватало еще, чтобы его скорая помощь отсюда увезла с сердечным приступом. Так, что я сильно и не усердствовал. И так, хватает, кому детскую психику травмировать. А в целом, устал я немного. И еще эта проклятая фантомная челка… Да, перевоплощения – довольно таки болезненная штука, и почему с ними здесь на Земле так сложно? – зевнул Загрызу и уснул.

30
«Связь с данным номером отсутствует, перезвоните, пожалуйста, позже»: прозвучало в телефонной трубке. Дитрих нажал на «отбой» и положил трубку в карман.
- Левее бери, - прокричал он на ухо Гене, - ты, что ям не видишь? Все. Назад я за рулем поеду. Тебе, что, трудно по полю проехать? Ты же видишь, что даже трактористы колхозные по ямам не прыгают, - возмущался Дима, сидя сзади за Геншером на мотоцикле, - следы видишь? Вот и бери, по полю! Ты что, в семье «гринписовцев» родился?
- Да сиди ты там, - Гена ткнул друга под ребро локтем, - скоро приедем. Все, дальше пешком, - глуша мотоцикл и вешая шлем на руль, сказал Гена. Лес. Там ямы еще больше, а после дождей а них вообще воды по горло. Тут как-то мужики одни в лес поехали на охоту на лося. На «Хаммере». В лужу засели и заглохли.
- Да ну, - удивился Дима, - на «Хаммере» точно не застрянешь.
- Точно тебе говорю, - продолжал утверждать Гена, - их даже Морозко брать помогал. Спецназ пришлось вызывать даже. Они тогда подумали, что на охоту уже приехали. Выпили всю водку из багажника и заняли круговую оборону, думали, что лоси на них наступают.
- Ну и как, взяли? – поинтересовался Дитрих.
- Да, - успокоил его Гена, - через два дня. Когда у них патроны и водка кончились. Тут, говорят, конкретная стрельба стояла.
- И че? – попросил продолжения Дитрих.
- Да ни че, отпустили потом. Один героем России оказался, а второй Советского Союза – это тоже круто, - пояснил Гена. – Силы у них кончились. Их собственноручно Морозко потом от берез наручниками отстегивал. Герои говорили, что с ними еще двое были, но тех взять не удалось. Они «Хаммер» тогда свой взорвали, чтоб врагу не достался, и болотами ушли.
- Не, не верю, - сказал Дима, - они, что дураки машину свою взрывать? Хотя, всякое бывает, к тому же они герои.
- Даже наверно дважды герои, раз Морозко взять не смог, - сказал Гена, - ведь дядя Витя эти места очень хорошо знает. Он тогда сам удивлялся, говорят, до болота выследили, а дальше не смогли. Подготовка.
- Да ты гонишь, - сказал для порядка Дима, продолжая сомневаться.
- Не гоню, так все и было, - ответил Гена, которому тоже хотелось верить в деревенскую сказку, - точно тебе говорю, взорвали. Вон, - указал он на, валяющийся рядом с дорогой глушитель, - от «Хаммера» осталось, видишь? Сам посмотри, если сомневаешься.
- Точно, - ковыряя носком кроссовка, и забрасывая мхом, ржавый кусок железа, согласился Дима, - тут еще и клеймо стоит, соврал он.
- Ну вот. Теперь веришь? – спросил друг.
- Стопудово, - ответил Дима, лишь бы больше его не доставали.
- Ну, что там Ганс, - спросил Гена, - не отвечает?
- Не доступен. Странно. Может батарея села? – ответил Дима, - ладно, пошли Крота искать. Нам еще километра три по лесу топать, торопиться надо. Вот, возьми, - Дима порылся в коляске мотоцикла, и протянул другу отвертку.
- Зачем она мне? – спросил Гена.
- Да так, на всякий случай. Не помешает, - ответил Дима, - ты же знаешь, что в Чикаго мутант какой-то с недавних пор бегает, типа волка. Я и сам слышал, как он воет. А многие его даже и видели. Если что, мы ему насуем в почки отверток. У меня тоже есть, - Дитрих показал Гене точно такой же слесарный инструмент.
- Ну, давай, - грустно согласился Гена, пряча отвертку в карман, - я думаю, если ты его увидишь, так быстро на дерево от страха заберешься. Да и я тоже, - немного подумав, добавил он.
- Да не очкуй ты так, - успокоил его Дима, - я еще и топор с собой прихватил на всякий случай. Дима достал из коляски маленький топорик и взял его с собой. – Вот. Пригодится. Давай я его тебе в рюкзак засуну. Гена повернулся спиной, подставляя другу рюкзак, в котором уже лежали некоторые вещи, которые никогда не помешают в походе; пару бутербродов, вода, спички, моток скотча, фонарик и даже леска с поплавками и рыбацкими крючками.

Дорога к месту, где предположительно должен быть копать Крот, и где его видели в последний раз, предстояла долгая. Сначала нужно было пройти через лес, потом, минуя старый заброшенный пионерский лагерь, перейти через мостик небольшой ручей, затем пересечь поле, после которого, вдоль небольшого пролеска выйти к раскопкам.

- Вон видишь, - Гена показал другу на небольшую гору, - там пионеры физрука сожгли. Мне мать рассказывала. Она в этом лагере несколько раз отдыхала, когда еще девчонкой была.
- Физрука? А она, что сама в этом участвовала? – не поверил Дитрих.
- Да нет, сама не участвовала, это до нее было. А может, это и легенда такая пионерская была, типа страшилки, - объяснил Геншер. Раньше все родители пионерами были.
- Мои не были, наверно, - начал спорить Дима, он всегда все подвергал сомнению, - мои родаки помоложе твоих.
- Да я тебе говорю, лошара, ты фотографии старые посмотри, где родители в школе, или у своих деда с бабкой спроси, они врать не будут. Если галстук есть на шее, значит, были, - натаивал на своем Геншер.
- А кто такие пионеры? – поинтересовался Дима.
- Пионеры, ну это чуваки такие прикольные. Они раньше галстуки носили, а в войну даже подвиги совершали. Если бы ты в то время родился, тоже бы был пионером, - объяснил Гена. – Хочешь, давай в лагерь зайдем, я тебе там статую пионера покажу, - предложил он, - правда у него одной руки нет, и нога одна железная, как у терминатора, но галстук точно остался.
- Не, не пойдем, - отказался от предложения Дима. На самом деле ему было немного жутковато заходить в место, где раньше жили люди, способные сжечь физрука, - у нас другие дела есть. Как-нибудь в другой раз сходим, да?
- Ну, как хочешь, - согласился Гена, - мне и самому тут не по себе. Кажется, что в этом лагере живет какая-то нечисть; вампиры, зомбаки всякие, маньяки. Ты кого больше боишься, чем тебя в детстве пугали? – начал подкалывать он друга, - бабукой наверно? Меня бабка этим бабукой пугала, говорила, что он в колодце живет. Я его безумно очковал по детству. Однажды взял камень большой и прибил этого бабуку, а бабка меня веником по заднице, не понимала меня ни фига. Правда вместе с камнем и ведро утопло, но ведь сама мне про бабуку все уши прожужжала. С тех пор больше не пугали…
- Я нет. Я больше Фредди Крюгера боялся, а про бабуку, мне одна история вспомнилась про деда, который в темноте прикинулся бабукой и отхватил от внука нехилых звездюлей, а при включении света, оказался дедушкой, правда уже не с тем здоровьем, как до столкновения с внуком. Так что пугать нужно осторожно.
- А сейчас чего боишься? – спросил Гена.
- Ну, как и все; старшеклассников боюсь, родителей иногда, ну и зомбаков всяких. Один раз кино про них смотрел, так думал, что они из телевизора выходят, даже зеркало притащил, чтоб при помощи него их обратно загонять, - честно ответил Дима.
- Да, - согласился Гена, - зомбаков все боятся. Тут в этих местах, говорят, тот физрук, которого пионеры на костре сожгли, до сих пор ходит. Пошли быстрей это место пройдем, а то я уже и сам очковать начал.
- Ага, подожди только, - согласился Дима, - повернись, я у тебя из рюкзака топор на всякий случай достану. А, что там за история с физруком? – спросил он, доставая топорик.
- Слушай. Короче раньше у этих пионеров была такая традиция, после смены, а смена это целый месяц, устраивать прощальный костер, на котором они пели песни, водили пионерский хоровод, лупили друг друга, и даже объяснялись с девчонками в любви. Так вот с чего все началось. Жили в этих местах три брата пионера по фамилии Сикорский, как у конструктора вертолетов, ты все равно не знаешь, - махнул Ганс на друга рукой, - да, и были они тройняшки. Врубаешься? Бывают двойняшки, как две капли воды похожие друг на друга, а этих было трое. Это давно было, моя мама тогда даже в школу не ходила, не то, чтобы в пионерский лагерь ездить.
- А кто такой Сикорский? - переспросил Дима.
- Да наш русский конструктор. Он после революции в Америку уехал и сделал для американцев все вертолеты. До сих пор летают. А если бы не уехал, то у нас бы сделал, и все вертолеты носили бы его имя, - объяснил Гена, - так на чем я остановился?
- Типа, трое их было братьев, - напомнил Дитрих.
- Да, - продолжил Геншер, - отца у них не было, мать работала проводницей на поезде, детям внимания не уделяла, и братья потихоньку стали гопниками. Да и любой бы стал на их месте. Однажды она им взяла на работе путевки в пионерский лагерь, но только две. Третью взять не получилось. Но братья поехали в лагерь втроем, они никогда не разлучались. Они по очереди жили в корпусе. Один в лесу ночевал рядом с лагерем, двое в отряде, а потом менялись. Шалаш себе построили, еду носили туда. В общем, нормально пристроились. И все думали, что их двое, а не трое.
- Круто, - сказал Дима, - и что, так никто и не просек?
- Никто, вернее многие знали, что братьев Сикорских на самом деле трое, но те говорили, что один дома остался, - ответил Гена.
- Так, вот, - продолжил Гена, - эх, жаль в лагерь не зашли, я бы тебе на месте показал места событий, да и корпуса отрядом показал тоже, чтоб понятнее было.
- Да ладно, рассказывай и так пойму, - попросил Дима.
- На три отряда пионерам полагался один туалет. Большой и деревянный. На улице. Двери изнутри запирались на крючки. Так вот, один раз кто-то пошутил. Если приподнять крючок вверх, а затем сильно хлопнуть снаружи дверцей, то крючок падал в кольцо и запирал дверь. Вот так все двери и закрыли. Приходят пионеры в туалет, а там все занято. Стучатся, и никто не открывает. Делать нечего, стали пионеры за клуб ходить, ведь надо же куда-то. А в клубе жил злой физрук, которого все боялись, даже Сикорские немножко. Утром он всех детей будил на зарядку, обливал холодной водой тех, кто идти не хотел, щелбаны пионерам больно бил. В общем, беспредельничал. И этот физрук, увидев, что пионеры гадят у него под окнами, сказал, что если кого поймает, тому вообще хана. Пионеры знаешь, как его боялись? Больше чем ты Фредди Крюгера.
- Вряд ли, - возразил Дима, - Фредди страшнее.
- Это сейчас страшнее, а в то время физруки знаешь, какие были? Крюгер твой отдыхает… – возразил Гена. – Слушай дальше. Однажды на рассвете Сикорские втроем возвращались с каких-то своих ночных похождений и увидели физрука, который сам спустив штаны сидел за клубом и читал газету «Пионерская правда».
- Ни фига себе, - удивился Дима, - у пионеров даже газета своя была? Я знаю газету «Комсомольская правда», а про пионерскую первый раз слышу.
- Да, была, - ответил Гена, - может и сейчас есть, я не знаю точно. Один из братьев успел спрятаться, а двух других физрук увидел и прикинулся, что он типа зарядку делает. Отбросил газету и начал приседать, типа зарядку делает, а у самого штаны на коленках. Братья засмеялись, а физрук обозлился, что его попалили, и давай Сикорским щелбаны в лоб бить. Тем больно, но терпят. А тот, который спрятался, из кустов смотрит, кулаки сжимает, и ничем помочь не может, а так бы они втроем этому физруку навешали. А потом этот физрук вообще подляну замутил, построил отряд и всем сказал, что это братья за клубом гадят. Ну, Сикорские то рассказали пионерам, как все было на самом деле, им- то больше поверили, ну а над физруком потом весь лагерь смеялся, он весь красный от стыда ходил.
- Да, неприятно ему, конечно, было, так облажаться, - заметил Дитрих, - ну и чего там дальше было?
- Дальше вообще круто было, - продолжил Геншер. – к тому времени братья Сикорские из гопников превратились в полных отморозков и решили этому физруку отомстить. К концу смены все пионеры начали готовиться к прощальному костру и собирать для него хворост. Костер сооружался очень высокий. В землю врывался большой столб, и вокруг него в виде звезды выкладывалась ветки. Типа, когда горит, чтобы из космоса звезда горящая была видна.
- Ну, ни фига себе, - удивился Дима, - пионеры они, что, типа сатанистов или готов были?
- Ну, ты лох, - ответил Гена, - готы, панки, всякие эмо и рядом с пионерами не стояли, у пионеров, знаешь, как все круто было организовано, как в мафии. Они даже в «Зарницу» играли, типа в войну, причем к ним даже солдаты приезжали с автоматами. Правда, патроны холостые у солдат были, так шум поднять только. Пионеры делились на два лагеря «красных» и «синих» и мочили друг друга.
- Насмерть, что ли? – удивился Дитрих.
- Нет, не насмерть, - успокоил его друг, - до первой крови только. Так вот, отыграли пионеры в свою «Зарницу», подсчитали потери, и давай к концу смены готовится. Натаскали веток, бревен, шпалы разобрали со старой ветки железной дороги, уложили все это дело в костер, подожгли, и давай песни петь про солнышко лесное.
- Про какое такое солнышко лесное? – переспросил Дима.
- Ну, это, типа песня такая, специальная. Костратная, - ответил Гена.
- Какая? – удивился Дитрих.
- Возле костров, которую поют, - объяснил Геншер и напел, - милая моя, солнышко лесное… Родаки, когда были пионерами, обнимались, качались в разные стороны, и пели эту песню. И никто так и не заметил, что в костре был физрук. Братья его втроем скрутили, всунули в рот кляп, чтобы не орал, и незаметно привязали к центральному столбу. Так и сгорел. С тех пор его дух бродит где-то в этих местах.
- Круто, - сказал Дима, и немного подумав, добавил, - а вообще-то правильно, нечего было выёживаться, сам виноват. А что с Сикорскими этими стало?
- Да никто не знает, - ответил Гена, - их потом вроде всех в тюрьму посадили, а потом и след простыл.
- Жуткая конечно история, да и неправда наверно это все, - сказал Дима.
- Кто его знает, как там на самом деле было, - согласился Гена, - я тебе, Дитрих, вот, что скажу, ты только пока не кому не говори. Я по этой истории сейчас комикс рисую. Есть сайт один, так там конкурсы проводят. Если займу призовое место, то денег дадут, да и потом можно будет классную работу найти. Художники, которые всякие мультики и компьютерные игры рисуют, знаешь, сколько они денег зарабатывают.

Друзья быстрым шагом прошли мимо места предполагаемой трагедии. Хотя рассказ Гены действительно напоминал комикс, но все-таки им обоим было немного страшновато.
- Дима, попробуй еще раз Ганса набрать, - попросил Гена, - чего-то там случилось, раз он на связь не выходит. Да и сам давно бы уже позвонить мог.
- Может, и звонил уже, не знаю, - ответил Дима, разглядывая экран своего телефона - мы сами уже без связи, ни одной «антенны». Ну, вот и пришли, похоже. Вдали виднелась палатка Крота.

Чем ближе Геншер с Дитрихом приближались к месту раскопок, тем больше они убеждались, что что-то не так. От палатки остался лишь голый каркас, по бокам которого свисали куски порванного материала, вокруг были разбросаны личные вещи следопыта вперемешку с добытыми экспонатами времен войны, рядом виднелись следы, оставленные каким-то крупным хищником.
- Слушай, Дима, надо отсюда убираться поскорей. Похоже, что Крота медведи задрали. Следы видел? – Дима указал Гене опечаток лапы в сырой земле возле кострища.
- Это не медведь, это какой-то другой зверь. У медведя отпечатки больше, и когти длиной в твои пальцы, я в зоопарке видел. А валить отсюда надо поскорей, тут ты прав, - согласился Гена, - значит так, быстро собираем все, что откопал Крот; ножи, знаки, мундир. Вещи самого Крота не трогай, пусть тут валяются, и не следи сильно. Вернемся в Чикаго, расскажем все Морозко, пусть сюда едет и разбирается, что к чему. Похоже, Крота убили, и палатку зачем-то порвали. Может, дрались сильно, хотя крови нигде не видно. В общем, не наше дело, пусть милиция разбирается. Давай, складывай все в рюкзак и бегом отсюда, пока нас самих тут не задрали.
Друзья быстро собрали вещи, Дима скотчем примотал штык к найденной рядом крепкой ореховой палке, сделав из нее копье, и со словами: «Иди вперед, а я тебя сзади прикрою», чуть приседая и оглядываясь по сторонам, поспешил за Геншером.

Уже мало, что тянуло Крота в эти места. Вот и сейчас, лежа в кустах на опушке леса и наблюдая за мальчишками, он слабо понимал, зачем вернулся к палатке, зачем ему были нужны все эти вырытые из земли ржавые железяки, да и вообще, вся та суета мешавшая его истинной животной свободе. Как приятно быть зверем, бегать на четырех ногах, достигать и рвать на части добычу, распознавать по запаху жертву, чуять опасность и выслеживать врага.
Непонятно, правда, почему его основным врагом стала эта маленькая чернявая девчонка, которую он мельком видел издалека один раз, но задумываться об этом не хотелось. Враг он и есть враг, к которому нужно приблизиться и для начала сильно испугать. А уж потом продолжить игру под названием война, правила которой, казалось, придумывает и воплощает в жизнь его собственный разум. А может и не собственный. Думать сейчас об этом было тяжело, потому что голова Крота сильно болела после ночного столкновения с глупым и наглым мальчишкой, который избил его ночью. А еще это неудачное столкновение с деревом, после которого из глаз посыпались искры, я вообще позабыл, куда и зачем бежал, размышлял Крот.

Эти двое заморышей мне мало интересны, думал зверь, разглядывая, копошащихся вокруг палатки, Гену и Диму, да и что-то подсказывает мне, что они союзники. Пусть хоть и мало, но все-таки они настроены против этой девчонки и ее компании. Так что пусть забирают, что хотят и убегают, им тут нечего делать. Да и мне самому пора искать себе новое место лежки. Носом чую, что скоро сюда придут вооруженные люди, а привлекать внимание к своей персоне, пока не стоит, хотя я уже и засветился. Приходится выть, бегать по этому дурацкому поселку, такова моя еще не совершенная природа, подчинить которую разуму пока очень сложно. Ладно, подумал Крот, сейчас спать, а потом пора отсюда уходить. Он закрыл глаза. Боль в голове постепенно затихала. Но все равно равно, когда встречу этого мальчишку, который огрел меня по голове телефоном, надо будет нагнать на него страху, чтоб не думал, что он самый сильный и умный, подумал Крот и уснул.

- Ты, знаешь, Дитрих, что-то я здорово в лесу перепугался, - сказал Гена другу, когда они вышли из леса и подошли к мотоциклу, - даже вот не стесняюсь тебе об этом сказать. Там, как-то держался, виду не показывал, хотя даже холодный пот по спине карал, вот только сейчас отпустило.
- Да ты не один такой, я тоже сильно струхнул, - ответил Дима, заводя мотоцикл, - назад я поведу. Гена не возражал, он уселся на заднее сиденье и крепко схватился за ручку на седле. Перед этим еще раз набрал номер Ганса, абонент все также был недоступен.
- Короче так, едем прямо к Морозко, думаю, что дома его застанем, - скомандовал Гена, - расскажем ему все, что видели и слышали; про следы, про вой в лесу. Про ножи, штык и мундир молчим, ну и про мотор тоже. Спросит, чего в лес так далеко ходили – ответим, по грибы. Давай газуй.

31
- Але, привет старик, как жизнь, как здоровье? - говорил по телефону Морозко со своим родственником Денисом, приходящемуся тете Люде родным братом, а Гансу отцом, - как у вас все в порядке? Племянник мой, как там, не хулиганит?
- Привет, Витек, - отвечал ему Денис, - да все нормально. Вы как сами?
- Тоже нормально, - сказал Морозко, - думаю вот, живем рядом, а видимся редко. В гости бы зашли, как-нибудь. Ванька, как там, а то ты мне не ответил.
- Да спит у себя в сарае. Вчера сказал, что там останется. Так, озорничает потихоньку, сам, что ли таким не был? Он, правда, с друзьями весь свой сарай фашистами разрисовал, так я велел закрасить, сейчас пойду, проверю, - в трубке послышалось, как отец Ганса зевнул и куда-то пошел. – Вот, вижу, молодец, все закрасили, как и просил, внутри все как обычно, - ответил он, - а Вани самого нет. Наверно на рыбалку с утра пораньше пошел.
- Ну, значит все у вас хорошо? Молодцы. Ладно, привет жене, я на работу побежал. Даже в субботу не дают отдохнуть. Пока, - Морозко отключил телефон. Он решил раньше времени ничего не говорить родственнику, пока сам во всем не разберется.
Милиционер вышел на крыльцо и закурил. В этот самый момент у его дома за калиткой затормозил мотоцикл и во двор вбежали Геншер с Дитрихом.
- Здравствуйте, дядя Витя, - поздоровались друзья, - тут такое дело, - наперебой начали они свой рассказ.
- Привет, разбойники. Так, тихо, давайте, кто-нибудь один пусть говорит, а то ничего не разобрать, - попросил Морозко.
- В общем, так, дядя Витя, - начал Геншер, - похоже, что у нас тут какой-то монстр завелся. Или зомби. Мы его еще, правда, не видели, но зато слышали, как он выл. Он точно есть. Мы только что из леса. Грибы ходили собирать. Видели палатку Крота. Палатка вся разорвана, самого Крота нет, вокруг следы странные, на медвежьи похожи…
- Да и вообще казалось, что на нас из кустов кто-то смотрел, - дополнил Дитрих.
- Ну, про монстра вашего я уже слышал. О нем уже все Чикаго шушукается. Сам, правда, не видел еще, - ответил Морозко, - ладно, чуть позже проеду, гляну, что там с вашим археологом. Думал, хоть сегодня отдохну, но наверно не получится. Вы мне лучше вот, что скажите. Чего это с Ванькой случилось? Вы что вчера делали?
- Да ничего, - ответил Дима, - вечером в бункере у себя сидели. Потом мы домой пошли. Ваня остался там ночевать, на компьютере играл, когда мы уходили, а что случилось?
- Да, дядя Витя, что? А то мы ему целое утро дозвониться не можем, - спросил участкового Гена.
- Да прибежал к нам вчера ночью, как умалишенный. Нес какой-то бред про Гитлера, про бешеную собаку, колотился весь от страха. Мы ему таблеток дали успокоительных. Спит сейчас. Давайте честно рассказывайте, что случилось.
- Мы, правда, ничего не знаем, дядь Витя, - сказал Дитрих, - нам бы самим с ним поговорить.
- Ладно, - ответил участковый, - темните вы что-то. Идите, поднимайте его, хватит уже дрыхнуть. Где, вы говорите, Крот копает?
- Да за горой пионерской, через пролесок. Там на опушке сами увидите, - объяснил Гена.
- Ладно, - засобирался в дорогу милиционер, - вы тут разбирайтесь сами, а я сгоняю в лес. Посмотрю, что там и как. Морозко надел форму, взял с собой табельное оружие, завел милицейский уазик и уехал.

- Ганс. Ганс, просыпайся, - потряс Дима друга за плечо, стягивая с него одеяло, - хватит спать. Или воды на тебя плеснуть?
- А, это вы, - открыл глаза Ваня, - тут такое вчера было. Ганс сел на кровать и пересказал друзьям все события прошедшей ночи.
- Полный пипец, - сказал Геншер, выслушав рассказ, - значит так. Давай собирайся быстро, и едем в бункер. Посмотрим на месте, что произошло. Ждем тебя на улице. Ганс встал с дивана, быстро оделся, вышел из дому и уселся в коляску мотоцикла. Через несколько минут ребята уже стояли у дверей бункера, не решаясь войти внутрь.
- Я не пойду, - заявил Ганс, - вдруг Гитлер еще там. Вы первые идите, а я здесь подожду. Вы знаете, что я думаю, наверно он обиделся, что мы его сначала нарисовали на стенке, а потом закрасили. Вот и пришел на разборки.
Гена, которому после разговора с конем Кузей тоже было страшновато, в нерешительности стоял у порога и поглядывал на Дитриха.
- Ладно, фиг с вами, я пойду, - решился Дима. Он достал из рюкзака штык, отворил дверь и вошел в бункер. – Заходите, чисто, - послышался изнутри его голос, - и даже очень чисто, - добавил Дитрих, когда друзья вошли, - мотора то нет!
- А зачем Гитлеру наш мотор понадобился? – удивился Ганс, - хотя он вроде что-то про морские сражения на Балтике рассказывал. Японцев хвалил за качество. Он и забрал. И как он один его дотащил? С виду, такой хилый…
- Ты, Ганс, совсем умом поехал, какой Гитлер? – ну разыграли тебя, как лоха. Тим в Гитлера переоделся, жути на тебя нагнал, и со своими друзьями мотор и утащил. Все просто. Вот увидишь, что мотор у них, я чувствую. Больше не кому. Не понятно, как только они нас вычислили.
- Ага, - ответил Ганс, - Тим и в голову себе срелять, и песни по-немецки петь умеет. Ладно, думайте, что хотите, но мне вся эта шняга не нравится. Вы как хотите, а я домой, меня до сих пор колотит. Пока…
Геншер с Дитрихом остались в бункере.
- Ну, что, - сказал Гена, - скоро этот должен приехать, из Подольска, с лодкой и мотором. Чего делать будем.
- Да ничего, - ответил Дима, - постоит, подождет, звонить начнет. Мы номер Ганса ему оставили, а тот свой телефон разломал и потерял. Неприятно, конечно, что человека подвели, но искать его и извиняться, мне что-то не хочется. Давай забудем о нем, и лучше посмотрим, чего мы там из лесу принесли. Дима взял рюкзак и вытряхнул на пол его содержимое.

32
Своего одноклассника Мишку Санеева экстрасенс Курносов нашел на берегу Шаломы. С некоторых пор Курносов часто любил прогуливаться вдоль реки, снимать накопившую усталость, дышать свежим воздухом, накапливать энергию, так нужную для его нелегкой работы. Как бы там ни было, но после удара аккумулятором по голове, у него действительно пробудились небольшие способности к тонкому восприятию окружающего мира. Вот и сейчас, он почувствовал, что своего товарища из далекого детства он найдет именно у речки.
Мишка сидел на корточках, опустив голову на колени, и грустно смотрел на воду.
- Привет, старик, - сказал подошедший сзади Курносов и положил ему руку на плечо, - как дела? Мишка дернулся, издал короткий рык и от легкого испуга слегка метнулся в сторону.
- А, это ты, Гриша, здорова, - протянул ему руку Санеев, - я вот сижу тут. Думаю.
- И о чем же ты думаешь, дурья твоя башка? – спросил Курносов, - где денег на бутылку взять?
- Да нет, - с грустью ответил Мишка, - пить я уже завязал, да и не хочется. Меня, Гриш, другое беспокоит, такое ощущение, что я в какого-то зверя превращаюсь. Будто в меня кто-то вселился. К ночи вообще выть хочется и на четвереньках бегать. Да что там бегать, даже кусаться хочется, будто я собака, какая то или волк. Любку вон свою укусил зазря, теперь она меня боится.
- И давно это с тобой, Миш? - спросил его Григорий.
- Да нет, - ответил Михаил, - недавно. С тех пор, как меня самого какая-то гиена за ногу цапнула. Я тогда выпивший был, домой шел, поздно уже было. Она выскочила из-за угла и за ногу. До крови разодрала. У меня тогда сразу весь хмель из головы вышел, и в самом какой-то хищник внутри проснулся. Домой пришел и Любку укусил, будто во сне все было. Теперь сам себя боюсь. И все, голос это внутри, будто подсказывает, иди, грызи, кусай. И все меня в сторону соседского дома так и тянет. К этим детям, которые к генералу приехали. Дети как дети, а все хожу вокруг их дома, как шальной… Думаю, может мне утопиться?
- Ты это брось, брат, утопиться, - упокоил друга Курносов, - утопиться всегда успеешь, тут разобраться надо. Дело серьезное. Ты к священнику нашему отцу Кириллу сходи, попробуй. Покайся, расскажи, что и как. Может он тебе малость пособит, а то я пока и не знаю, что с тобой и делать.
- Да пробовал я, - ответил Михаил, - я как к церкви приближаюсь, так меня знаешь, как ломать начинает, будто всего в большие тиски зажали, и дышать нечем. Такая беда. Ты знаешь, ты лучше иди от меня подальше, я один хочу побыть. Иди от греха, - сурово повторил Мишка и посмотрел на Григория, полными злости холодными глазами.
- Ладно, ты давай держись, не унывай, что-нибудь придумаем, - ответил Курносов и медленно пошел прочь. По дороге домой Курносов решил зайти в гости к отцу Кириллу, посоветоваться, как быть с Мишкой. Постоять у алтаря и поставить свечку за здравие своих близких и врагов Курносов не успел. Вечерняя служба уже закончилась и отец Кирилл пригласил Григория к себе в дом, расположенный впритык с Чикагской церквушкой, попить чаю и просто поболтать о насущном.
Если раньше, отец Кирилл, который знал Григория еще с пеленок, наставлял его на путь истинный в желании, чтобы тот бросил пить, то теперь упрекал его в другом не богоугодном деле - целительстве и экстрасенсорике.
- Мошенник ты, Гриша, так и есть мошенник, доведет тебя твой бизнес до греха. Тебе кто дал право людей лечить? Это только Господу нашему подвластно, а ты людей обманываешь, деньги у них берешь. Ты кого из себя возомнил? – спросил Курносова священник, разливая по кружкам чай из электрического самовара.
- Так я же, не только себе, - начал оправдываться Григорий, - я и на церковь жертвую. Ведь понимаю, что Боженька меня способностью одарил. Я о другом хотел поговорить. Короче, завелся у нас тут монстр какой-то, вы, наверняка знаете. Воет по ночам, людей кусает, да и сам я его видел. Весь такой лохматый, чуть на волка похож, но не волк точно. По деревьям лазить умеет… вы, как думаете, с чего это вдруг в наших краях чудище такое появилось?
- Сам не видел, - ответил отец Кирилл, - но люди рассказывали. Да, этой нечисти сейчас много на свет повылазило, только мы ее вокруг себя не сразу замечаем. Свет и тьма всегда рядом, Гришка, но свет, что самое удивительное, не сразу-то углядишь. Первой всегда бесовщину видать, ты уж не удивляйся, но я тебе дело говорю. Я думаю, некто чистый душой у нас появился, вот грязь вокруг него повылезала на свет Божий. Ты давай чай пей, не стесняйся.
Курносов сломал сушку, обмакнул ее в зеленое крыжовниковое варенье, отхлебнул из кружки чай, и пересказал отцу Кириллу разговор с одноклассником и его женой Любой.
- Да, Гриша, на все воля Господня, - ответил священник, - ты иди, а то поздно уже. А я помолюсь, и завтра попытаюсь во всем разобраться. К Андрюшке генералу схожу, потолкую, ему положено все знать, может чего и получится выведать. Ведь он мне тоже друг детства, как и Мишка тебе. Вместе служили. Правда, я потом, после отставки сан принял, а он на службе остался. Разошлись наши дорожки, но ничего, знать судьба такая.
Курносов поблагодарил отца Кирилла за угощение, и ушел домой. Священник убрал со стола, достал из кармана мобильный телефон, перекрестился и набрал номер:
- Храни тебя Господи, Андрюша, как ты там жив, здоров?

33
- Ой, девчонки, как я чудесно выспалась, и на душе то хорошо как, будто меня ангелочек в лоб поцеловал, - тетя Люба отбросила с себя одеяло, встала с кресла, в котором она вчера уснула под индийские танцы, которым у нее перед глазами Габи обучала свою подругу Дуню, - вы еще спите? Ну ладно, - тихо добавила она, - пойду, посмотрю, что у меня там дома. Ой, времени то уже сколько, - взглянула она на часы, - ой все, бегу, бегу.

На пороге тетя Люба столкнулась с Тимом, Колей и Вассерманом.
- Вы чего это в такую рань пожаловали? – спросила тетя Люба, - девчонки еще спят. Фил, - тетя Люба оглянулась по сторонам, будто пытаясь найти его, - тоже еще спит. И кот с ним, ага. В зале спят. Я сама им стелила. Вы на рыбалку в такую рань?
- Да, тетя Люба не волнуйтесь, - ответил Тим, - мы просто очень рано проснулись. И пришли раньше времени. На крыльце подождем. Фил сейчас выйдет, минут через пять, и мы вместе на рыбалку пойдем. Мы вчера все вместе будильники на телефонах на шесть тридцать утра выставили.
- Да, тетя Люба, - Васся встрял в разговор и вежливо взял тетю Любу под руку, - давайте я вас провожу. Там крапива высокая, я покажу, как лучше пройти, чтобы не обжечься.
- Ну, ты Васся, прямо джентльмен, - подставляя руку и изобразив из себя светскую даму, театрально выразилась тетя Люба, - киньте еще цветы к моим ногам, сударь. Коля, занятый своими мыслями, и желанием, чтобы тетя Люба быстрей ушла, быстро нарвал цветов на клумбе деда Андрея и кинул к ее ногам.
- Ребята, с вами все в порядке? – удивилась тетя Люба.
- Да, тетя Люба, все отлично, пойдем, - ответил Васся и увлек соседку по тропинке, рассказывая ей шепотом на ухо какую-то увлекательную историю из жизни французского двора.
- Будим? - спросил Тим Колю, когда Вассерман вернулся.
- Еще, как будим, - ответил Васся, - вы тут таких дел натворили, пока я в заточении был, что даже вам завидую. Хочется продолжения с моим участием. И мне так и не терпится поближе пообщаться с очаровательной дамой.
- Это с которой еще дамой? – насторожился Тим.
- Не волнуйтесь, сударь, - продолжая оставаться в роли придворной особы голубых кровей, ответил Вассерман, - Габи, естественно.
К тому времени девочки уже проснулись, и вышли на порог.
- Ну, как все прошло? – спросила ребят Габи.
- Просто замечательно, - ответил Тим, - вот, познакомься, это Вассерман.
- Очень приятно, - протянула ему руку Габи, - Габриэлла. Можно Габи, а можно и Ганька, как меня Дуня величает.
- Ой, это я тогда, по дурости брякнула, - спохватилась Дуня, - не подумавши. Ты меня извини.
- Ну, что, - перебил Коля, - к походу у нас все готово. Остались мелочи. Еда, посуда, воды с собой пресной нужно обязательно взять…
- Коля, ты что, по соленым морям в поход собрался? – поинтересовался Васся.
- Да нет, - объяснил Коля, - но, пока мы еще какой-нибудь родник найдем… А может и вообще не найдем, так что вода нужна, не пить же нам воду из Шаломы. Ты, Васся, не лезь, если не понимаешь. Твоя задача – тент на лодку сегодня сделать. Да и вообще, оставайся-ка ты лучше дома, тебя все равно в поход не отпустят.
- Это меня не отпустят? – разозлился Вассерман, - отпустят, не волнуйся. Подумаешь, поход. Вы не смотрите, что отец тогда меня запер. Просто он сам сильно испугался этого зомбака, который в Чикаго завелся. А мы пойдем туда, где всяких монстров нет, ведь не побегут они за нами вдоль берега. Да и зачем им детские души? Им другие нужны души, взрослые. Монстры к месту привязаны, у них, как и у львов, своя территория обитания.
- Ты по телевизору канала «Нейшнл Географик» насмотрелся? – спросил его Тим, - ладно, разбирайся со своим отцом сам. Ты умный, придумаешь, что-нибудь. У остальных проблем с родителями и бабушками не будет, я полагаю? – Тим обвел взглядом окружающих.
- Ни у кого не будет, - ответила Габи, - Васся, подойди ко мне, я тебе на ухо одну вещь скажу. Вассерман подошел. Габриэлла недолго шептала ему на ухо какие-то слова, Васся кивал головой и улыбался.
- Ух, ты, - радостно воскликнул он, когда Габи закончила шептаться, - а точно сработает?
- Будь уверен, - ответила Габи, - адресок запомнил?
- Запомнил, - еще хитрей улыбнулся Вассерман.

- Похоже, что за нами наблюдают, - обратился к друзьям Фил, кивая на камеры наблюдения, расположенные по углам соседнего каменного забора. Если с другими соседями он уже успел познакомиться, то об этих Фил пока еще ничего не знал. – Коля, ты не знаешь, кто там живет?
- Толком не знаю, - ответил Коля, - строил какой-то дядька. Потом он этот дом продал. Приезжали какие-то люди одно время, чего-то там доделывали, а сейчас вроде иностранцы его купили. Бабушка рассказывала, что отец Кирилл сильно на них сердит. Вроде сектанты, свидетели Егова называются.
- Свидетели Иеговы, - поправил Колю Вассерман.
- Точно, - согласился Коля, - отец Кирилл их еще называл мракобесами и слугами антихриста. Они ходят по домам и раздают комиксы. У меня один такой есть, я пробовал прочесть, но мне страшно стало. Ходил потом, думал, и на фига я это прочитал? Лучше бы этого не делал. В общем – странные люди, вроде и улыбаются, а глаза у них холодные какие-то. Я вот только сейчас понял, что мне в них не понравилось. Вот, например, когда Тим смеется, или Дуня, или какой другой человек улыбается, то глаза у него тоже вроде как смеются. Бывает смотришь на человека, а у него вся физиономия, так и сияет. А эти, вроде и добродушные, но с глазами у них не все в порядке, вы так не считаете? К вам не приходили?
- К бабушке моей приходили, - воскликнула Дуня, к себе зазывали. Книжки тоже оставили, я, правда их еще не читала, но бабушка прочла. Она потом долго крестилась, и приговаривала, неужели все так и будет? Я толком ничего не поняла, не до этого мне. Да ну их, Коля, давай лучше о главных делах поговорим.
- И то, правда, - согласился Тим, - значит так. У нас, у каждого есть целый день, чтобы утрясти с родителями свои проблемы по поводу похода. Ждать не будем, завтра в девять утра отчаливаем. Только давайте честно, чтобы потом за нами погоню не устроили, мол, где мой ребенок? Ах, куда же он пропал?.. и так далее. Не отпускают – так и скажи. Бабулям за нас тоже неохота отвечать. Да и любят они нас больше, чем родители. Вот с ними и нужно работать в первую очередь. Уговорил дедушку с бабушкой – считай и с родаками все окей. Одним словом, вы поняли план действий. Я вам еще одну штуку скажу. Правда, я сам ее не до конца понимаю. Мне бабушка как-то сказала, что они любят внуков за то, что те вырастут и обязательно отомстят ее детям. Не знаю, как у вас, я с моим родителям вроде в ладу, мстить не за что, хотя бабкам эта тема, наверно, виднее. Короче, вы меня поняли. Бабули, они как бы тобой и не распоряжаются юридически, но твоя судьба все равно в их руках.
- За меня можно не переживать, - воскликнула Дуня, - бабуля у меня понятливая и современная. Я с ней уже давно на тему похода переговорила. Еще когда у вас и мотора в помине не была. Она меня тогда спросила, с кем в поход? С этим Тимкой? Сыном Федькиным? В принципе, неплохой мужик. В начальство выбился, молодец, хотя в детстве дурень дурнем был, а как из армии вернулся – не узнать. Я, говорила бабуля, и не прочь была, чтоб мамка твоя за него пошла, да куда уж там, все Москва, Москва у нее в голове…Ой, что это я разболталась? Ты, Тимка не обижайся, я тебе всю правду. Все, как бабушка говорила. В общем, она вашу семью очень уважает, и с тобой меня хоть на Северный полюс отпустит в одиночку, как Конюхова с этой самой, как его…
- С Жанной Фриске, - закончил вместо Дуни Вассерман.
- Дурак, - ответила Дуня.
- Ты иди лучше макароны по-флотски учись готовить, а то мы тебя в первом же порту на канистру бензина обменяем, - съязвил Васся.
- Ой, как я боюсь, - не замедлила с ответом Дуня. Она уже чувствовала над собой покровительство Габи, которую, и так все уже считали, не то, чтобы объектом поклонения, но, без всякого сомнения, авторитетным лидером. А тут еще и Тимка оказался под боком, – Вам бы, хлипкий юноша, как бы самому дома не остаться, - ответила Дуня Вассерману, взяла Тима под руку, а свободной рукой изобразила кокетливый жест - привстала на цыпочки и, закатив глаза, улыбнулась в камеру слежения установленную на заборе свидетелей Иеговы.

- Ладно, ну вас, я домой. С отцом переговорю, если что – звоните, – ответил на эту пантомиму Вассерман и ушел.
- Я тоже домой. Собираться, - сказал Тим, - Дуня, могу тебя подвести, если хочешь. Дуня не возражала. Следом за ними ушел и Коля.
- Габи, чего ты там Вассе на ухо нашептала? – спросил у сестры Фил.
- Да так, хитрость одну придумала, чтобы его родители на неделю из Чикаго уехали, а Вассерману велела им сказать, что он у нас поживет, под присмотром деда Андрея и тети Любы. Да, кстати, нужно Дидо позвонить и самим в поход отпроситься, а то, видишь ли, сами мы какие герои - о других беспокоимся, а свои дела пока и не урегулировали. Ты позвонишь, или мне договориться? – спросила брата Габи.
- Давай уж лучше ты, - ответил Фил, - девочкам всегда легче с предками договариваться. Да и я, может, чего лишнего скажу, отчего дед забеспокоится.
Габи вытащила из кармана телефон, набрала номер деда Андрея, и начала что-то быстро говорить, время от времени кивая головой, улыбаясь и утвердительно жестикулируя, от чего Филу стало понятно, что поход с их участием непременно состоится.
В это время недалеко послышался короткий кошачий визг. Подобные звуки можно часто слышать ранней весной, когда коты просыпаются от зимней спячки и выходят на улицу выяснять друг с другом отношения. Они совсем не похожи на добродушное мяукание, их скорее можно назвать боевым кличем вселяющим панику в стан врага. Почти как крик «банзай» у японских самураев, подумал Фил. В тот же миг из-за кустов смородины появился Загрызу.
- Ну как ты, Загрызу, готов в поход идти? Это ты, только что орал? – погладил кота Фил.
- Мне без разницы, - ответил Загрызу, - что дома сидеть, что путешествовать. Лишь бы хорошо кормили. Кстати, как я и предполагал, враги не дремлют, и уже потихоньку подбираются к нам все ближе. Вы тут пока беседовали, я одного такого наблюдателя шуганул. Он на участке тети Любы сидел в кустах. Высматривал все что-то, принюхивался. Рычал тихонько. Странный такой мужик. Я с дерева ему на спину прыгнул, и мявнул в ухо. Испугал его немножко. Короче, убежал он. Но это так, мелочь, тут рядом и посерьезней, враги есть. Они пока не объявлялись, но скоро мне предстоит нешуточная битва. Там уже простыми фокусами не отделаешься.
- Да, несладко Габи приходится, да и тебе тоже, - вздохнул Фил, - девочка, как девочка, и чего они к ней прицепились? Вот что, Загрызу, если помощь понадобится, ты ко мне обращайся, я тебе обязательно помогу. Я у деда Андрея среди рыбацких принадлежностей нашел ружье для подводной охоты и уже опробовал его. Если что, могу в этого маньяка пальнуть.
- Обалдеть, как ты крут, - ответил Загрызу, - на русалок с этим ружьем будешь охотится в походе. Или водяных. Но за предложение, все равно спасибо. Надеюсь, что я сам справлюсь, и твоя помощь мне не понадобится.
- Слушай, Загрызу, - спросил Фил, - ты как думаешь, русалки и водяные, на самом деле существуют?
- Ты только сильно не удивляйся, я тебе так скажу. Существует все, что ты только можешь себе вообразить, но сейчас тебе не стоит забивать голову лишней информацией, со временем ты сам убедишься в искренности моих слов, - напустил тумана кот.
- Хорошо, допустим, - согласился Фил, - а вот эти, которые в воде живут, водяные силы, они хорошие, или плохие? Они, на чьей стороне? На нашей?
- В основном им по фигу, - ответил Загрызу, - все зависит от того, чтобы правильно их к себе расположить, тогда им до тебя не будет никакого дела.
- А для чего тогда ты мне предлагаешь стрелять в этих русалок? – удивился Фил.
- Да не парься ты, Фил, это я так пошутил. Пора бы уже научиться различать в моих словах правду от иронии. Да и шучу я тоже неспроста, просто намекаю на то, чтобы ты был готов к трудностям в любую минуту, пусть это будет даже такая нелепость, как стрельба по русалкам из подводного ружья. Ладно, не смею больше тебя отвлекать от сборов. Да и у меня самого еще дел полно. Не забудь взять для меня в дорогу молока, да и сметана тоже не помешает, - изложил свою позицию Загрызу, и ловко вскарабкался по лестнице на крышу дома, давая понять, что разговор окончен.

(окончание следует)


Теги:





0


Комментарии

#0 13:07  13-11-2009Pusha    
хехехе. чотко чотко. Думаю детям самое оно, ггггг
#1 13:11  13-11-2009Дымыч    
распечатал на изнанке первой части.
#2 14:10  13-11-2009elkart    
хочу похвалить (с)
#3 20:47  13-11-2009Арлекин    
дымыч, а где третью печатать будеш? между строк обеих??
#4 22:00  13-11-2009Дымыч    
вторая короче первой. третью на оставшейся изнанке, а чо не влезет - добавлю листочков. а чо?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....