Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Про Машеньку.

Про Машеньку.

Автор: Великодушный публицист
   [ принято к публикации 15:46  14-11-2009 | Х | Просмотров: 773]
Жила-была в одной деревне девочка. Звали её Машенькой, хотя по паспорту она была Матильдой. Родители шибко юморными в молодости слыли, вот и назвали так девчонку ради хохмы. Матильда Герасимовна Анучина. Отец её работал зоотехником в колхозе, пока случайно не попал под плуг. И раскатался тогда Герасим Пантелеевич в аккуратную мясную борозду на колхозной пашне. Сосед-тракторист угрелся, само собой, колхоз временно остался без зоотехника, а безутешная красавица-вдова крепко запила и пустилась во все тяжкие.

Машенька росла тихой и послушной девочкой. Училась неважно, зато по хозяйству помогала матери исправно. То блевотину подотрёт с пола, то в магазин сбегает, а то и просто на крылечке посидит, пока мамаша с ебарьком в доме кувыркаются. На огороде целыми днями кверху жопой пропадала, чтобы к осени харчей каких запасти. Или, бывало, пойдёт порыбачить на зорьке, обратно топает – грибы-ягоды собирает. Хозяйственная девка росла, домовитая. Но ебанутая. Людей шибко не любила, даже покусать могла с диким хохотом. Однажды колхозного сторожа Архипыча укусила, прям за голенище кирзового сапога.

Соседи жалели Машеньку. Издалека, правда, но искренне. Близко к ней старались не подходить, держались от греха подальше. А девочка-то стала уже в барышню превращаться, сиськами да жопкой обрастать начала. Стали на неё мужики совсем по-другому смотреть. И всякий мечтал присунуть Матильде, но чувство самосохранения каждый раз отрезвляло мужскую часть половозрелого населения. Страшно даже представить, что могла бы сотворить ебанашка с ухажёром. Вот в позапрошлом году чуть дачника вилами не угандошила. Благо, спортсменом парень оказался – так и убежал в лес, в чём был. Нашли его только через неделю. Поеден зверями дикими, мёртвый совсем, протухший и смердящий лежал он в овраге. С тех самых пор Матильду все начали стороной обходить, хоть и поддрачивали втихаря на её светлый образ.

А тут и мамка Машенькина приказала долго жить. В родном колхозе до гибели мужа она была отличной дояркой, но с годами спилась к хуям, превратившись в трясущуюся замухрыжку, и перестала вызывать к себе половой интерес даже у сторожа Архипыча. Так и мучилась до кончины своей. Тихо отошла, во сне. Фельдшер местный сказал тогда, что сердце она сивухой надорвала. А может и не сердце, а печень, или ещё какой орган. А может и не сивухой даже – кто теперь упомнит. Хоронили на колхозные деньги. Скромно всё было, но по-христиански. И осталась Машенька сироткой.

***

Долго ли, коротко ли, жизнь-то ведь не стоит на месте. И Машенька особо не засиживалась. Жила натуральным хозяйством – огород, охота да рыбалка. Ну и дары леса выручали, само собой. Нашла она как-то раз на полянке грибочки странные, необычные. И так эти грибы понравились девочке, что аж из реальности вынесли. Видения широкоэкранные появились, голоса космические стали ей из космоса слышаться. Со временем пристрастилась Матильда к этим грибам, в лес как на работу начала за ними бегать. И холодным оружием увлеклась ни с того ни с сего. До нынешних времён так никто и не узнал, где она это оружие холодное добывала.

Выйдет во двор, бывало, с шашкой казацкой или с мечом двуручным, да как начнёт этой железякой размахивать – только свист стоит в воздухе, сиськи трясутся от движений резких да зайцы солнечные разлетаются по округе. Чисто самурай! А иной раз дрова рубит каким-то мачете или ятаганом. Тоже страшное зрелище, доложу я вам – у мужиков прохожих от увиденного аж мошонка втягивалась, и крупные мурашки по хребту пробегали. Глянет, порою, случайный колхозник через забор Машенькин, лицом взбледнёт, ругнётся в кулак, да и припускает мелкой трусцою, голову в плечи втягивая, типа занят очень делами неотложными. Сам председатель колхоза товарищ Зябликов Артур Вениаминович и то старался с сироткой взглядом не встречаться в такие моменты.

***

Однажды заблудилась в лесу наша девица красная. Стемнело, а она всё никак дорогу домой найти не может. И грибов заветных уже поела, а толку никакого - ходит кругами, бедная, ищет места знакомые, но лес свой родной не узнаёт. И, что интересно, страха не чувствует. Даже наоборот. Бодряк обуял Машеньку, усталость как рукой сняло вдруг.

- Да что ж такое, блять! Экая напасть, растудыть её в голову, наххуй сука! – Вслух заволновалась девочка. Остановилась она, огляделась вокруг, постояла минутку, перекрестилась, да и запиздила куда глаза глядят.

В скором времени показалась в лесу избушка. Сруб охотничий, крепкий с виду. И решила Машенька к хозяевам сруба этого на ночлег попроситься, хоть и не любила людей. А куда деваться-то? Ночь уже. В дверь-то стукнула, а в ответ тишина. Стукнула сильнее – дверь скрипнула и отворилась. Запалив лампу паяльную, прихваченную с собой на всякий пожарный случай, девица бесстрашно шагнула в дом.

- Ебут тя мухи! – нараспев восхитилась Машенька. В доме было прибрано, на столе стоял чугунок с харчами, а вдоль стен расставлены аккуратно заправленные кровати. Рядом с печкой ровной горкой лежали дрова, на полке была керосиновая лампа и четверть первача, заткнутая высохшим кукурузным початком. Да, было чему удивляться. В глухом лесу не часто встретишь подобное жильё, разве что на Алтае, да и то не факт.

Сиротка по-хозяйски растопила печку, зажгла керосинку и накатила самогона прямо из горлышка пузатой бутылки. Звучно рыгнув, потушила паяльную лампу и села за стол. В чугунке оказалась гречневая каша с тушёнкой. Под хороший самогон, с голодухи и от усталости легко убралась половина. Машенька поняла, что именно здесь она сможет жить счастливо, в мире с природой и вдали от людей. С этой мыслью девушка и заснула на ближайшей кровати, правда ненадолго. Цветные сны вскоре прервались.

***

- Это чё за чучело тут дрыхнет на моих блять шёлковых простынях? – возмущённо пробасил чей-то голос с грузинским акцентом.

- Шени дэда! – лениво подумала по-грузински Машенька и поправила сиськи.

- Мама, папа, это чудовище лишило нас хавки и шнапса! – продолжал противно бубнить неведомый грузин.

Машенька рывком вскочила с кровати, привычным жестом выхватывая из ножен катану. В избе стояли на задних лапах три отвратительных сказочных медведя, удивлённо глядя на девочку. Самый маленький и борзый схватил со стола кукурузный початок, служивший пробкой для бутыли с самогоном, и ловко метнул его Машеньке в голову. Реакция никогда не подводила сиротку – початок был изрублен в крошку прямо в полёте. Вжик-вжик – рассекла воздух катана. Медведи синхронно вздрогнули.

- Ты кто? – спросил мелкий.

- Кто-кто – хуй в пальто! Я Маша Медведева, – зачем-то соврала Матильда и громко испортила воздух, улыбаясь глумливо.

- Ты съела нашу кашу, выпила наш самогон и спала на моей кровати! – обиженно буркнул медвежонок.

- И хули? Теперь это мой дом, мои кровати, моя каша и мой самогон. Поняли, твари мохнорылые?!! Привет вам из зоопарка! – выкрикнула Матильда и, бешено хохоча, бросилась в атаку, вращая глазами.

Несказочно прихуевшие от такой наглости медведи с криками ломанулись к дверям, спотыкаясь и мешая друг другу. Сиротка воспользовалась моментом, и уже через минуту стояла по колено в фарше. Медвежьи головы откатились к печке, отбрасывая смешные тени. Отрубленная лапа судорожно скребла когтями по наборному паркету. С портрета над входом хитро прищурившись, поглядывал Ильич. Пульс был нормальным, дыхание ровным. Внутренне улыбнувшись, Машенька вернула меч в ножны, слизнула капельку горячей крови, попавшей на руку, и, насвистывая Интернационал, занялась уборкой. Душа её пела, как никогда в жизни – мяса теперь должно хватить на целый год.


Теги:





1


Комментарии

#0 00:00  15-11-2009VETERATOR    
А как у Анатолеча дочу зовут?

Не т

#1 00:01  15-11-2009VETERATOR    
ёзка ли..
#2 00:08  15-11-2009Великодушный публицист    
О бля! Новая рубрека! Спасибочки!
#3 00:23  15-11-2009gnida    
Прихуел от такой сказочки. Но было смешно, на ночь хлядя.
#4 00:57  15-11-2009Великодушный публицист    
А чо? Сказка как сказка.
#5 01:27  15-11-2009NIHKIDERB    
Позитифчег.
#6 01:44  15-11-2009Сигару убереш сцуко    
А чо? Сказка как сказка.

а МОЖЕТ .,Ъ сука инверсия

Блю кака проворна Машко эта пиздец

#7 01:51  15-11-2009белорусский жидофашист    
нармальна
#8 08:45  15-11-2009Великодушный публицист    
Это про эызнь ваще было
#9 08:47  15-11-2009Великодушный публицист    
Про жызнь тоисть
#10 08:52  15-11-2009Мистер Блэк    
панравилось.
#11 10:16  15-11-2009soul    
оч даже! рассмеял рассказик.
#12 12:08  15-11-2009Colonel    
Чёрная мамба
#13 12:14  16-11-2009Великодушный публицист    
Всем спасибо.
#14 12:25  11-01-2013Великодушный публицист    
Ева, вот тебе сказочка про деток и бла-бла-бла
#15 13:08  11-01-2013Ева    
Читала уже)
#16 14:58  26-07-2014Великодушный публицист    
Надо бы переписать. Пусть вместо животных будут хохлы майданутые

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:15  21-04-2017
: [6] [Децкий сад]
Я хорошо помню, как мой младший брат Сашка выдумал эту историю. Он долго готовился. Рассказывал мне её перед сном, учил наизусть детали, добавлял подробности.
- Никто не поверит – издевался я над братом.
- Почему? В Сожри-печень верят, Вырви-глаз, а в Чёрную Собаку Смерти не поверят?...
22:07  18-04-2017
: [4] [Децкий сад]
"...Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру."
И.Бродский. "Натюрморт"

"...Булки фонарей, и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях нелюдимый дым."
Б. Пастернак "Зимняя ночь"

"....
22:04  18-04-2017
: [10] [Децкий сад]

Красавица зеленая – размашистая елка
Заснеженный овраг прикрыла с грустью
Печаль тоскливая вонзилась, как иголка
Конца и края нет лесному захолустью

Ярила на коне. Весна опушки обнажила
И белые цветы, так робко, гнутся на ветру
Не первый раз сугробы елка сторожила
Храня за снегом юности незримую черту

Но люди за природой наблюдают вечно
Вот опергруппа за город летит беспечно
В овраге стаял снег, а там «подснежник»
Корявый с медом запах, цвет «мятежник»

...
Кисловодск- город моего детства. В последний раз я был там в 93м. Моя прабабушка Лидия Алексеевна жила в самом центре города на Курортном бульваре дом номер 1. Когда этот дом принадлежал какому-то купцу. Но потом советская власть нарезала его огромные комнаты на крохотные коммунальные клетушки и заселила новых жильцов, попроще да победнее....
Уж и зима, разнюнившись,
Ушла на крайний север,
И пароходик юности
Прощальный дал гудок,
А я всё, как дурак, ищу
Четырёхлистный клевер,
Повесив, будто бы ярмо,
На шею поводок.

Собачья воля- вечный раб
Пружинки карабина,
Собачий кайф- поймать за хвост
Какой-нибудь мираж,
Но если я сошёл с ума,
То лишь наполовину,
И больше не ловлю любовь,
Хотя имею стаж....