Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - Нервы военного (прдолжение)

Нервы военного (прдолжение)

Автор: Ebuben
   [ принято к публикации 15:40  29-12-2009 | бырь | Просмотров: 284]
Начало: http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=32733

Марина дожидалась мужа до ночи, но к утру ее разморило, и она так и заснула, сидя на красном Славином кресле.
Ее разбудил сильный хлопок. Слегка прядя в себя, Марина поняла, что это закрылась дверь. Значит, пришел Слава. Она вышла в коридор, встретить его. На пороге стоял муж. Измятые старые брюки, в которых он никогда раньше не появлялся на людях, грязное расстегнутое пальто и совершенно безумный взгляд. Акимов стоял, прислонившись к стенке, чуть наклонив голову. Он смотрел на жену исподлобья. Рот его был слегка приоткрыт, а нижняя челюсть немного выдвинута вперед.
-Допился… - еле слышно прошептала Марина. Слава подошел к ней, ухмыляясь, и обнял ее за талию. Марина попыталась освободиться, не в силах выдержать весь букет запахов, где присутствовал и аромат рыбы, и курева, и алкоголя, но Слава вцепился в нее мертвой хваткой.
-Слушай – проворковал муж ей в лицо, - мне кажется… - он запнулся, - мне кажется, что… в последнее время… ты стала слишком много диктовать мне, что и как делать. Диктовать, - он как бы пробовал это слово на вкус, - диктовать…
-Слава, отпусти – слегка подняв голос, сказала Марина. В ответ на это Слава еще сильней сжал ее бедра.
-Ты меня будешь слушать. Потому что я воспитывал и учил долбоебов, а сам не могу справиться с собственной женой. – Слава убрал одну руку в карман, а другой продолжал держать жену. – Значит так. Слушай, сюда. Теперь я буду главным, поняла или как? – она кивнула, - хули ты киваешь мне тут? «Да, поняла» - говори, твой муж военный, сука.
-Мы не в армии – ляпнула Марина. Мгновенно кулак из кармана ударил в ухо. Марину почувствовала, словно из уха выходит воздух, с громким шипением. Потом появился звон. И только потом она осознала, что муж ударил ее КУЛАКОМ. Такого еще не было. – Отпусти! Отпусти, меня, пошел вон, урод! – еще удар. И еще. Она уже начал падать на пол, когда Слава подхватил ее и сжал со всей силы. Вена на его виске отвратительно пульсировала, словно червь пытался выбраться наружу.
-Мы в армии – процедил Слава, - Мы, сука, в армии – ударом в область челюсти он отправил жену на ковер.
Потом он зашел в свою комнату и лег спать.
Удар показался Марине даже, как бы это глупо не звучало, приятным. Она словно на время отделилась от своего тела, ничего не чувствуя. Марина увидела сгорбленную спину мужа и приподнялась на локтях. Когда Слава скрылся из виду, она встала, быстро ушла в ванну и там закрылась. Марина еще с трудом отдавала себе отчет в происходящем. Все как-будто сошло со страниц дешевой газеты или телепередачи. Муж пьяный приходит домой и избивает жену. Да, часто она это слышала, но никогда не испытывала на себе. А чувство было странным. Ей было страшно и… стыдно. Стыдно за то, что такое вообще произошло. Марина пошевелила челюстью и наклонила лицо под холодную воду. Следы побоев будут отчетливо видны завтра – сейчас в зеркале отражалось ее лицо, с небольшой краснотой возле глаза. Она открыла шкафчик, помазала место удара кремом и села на край ванны, сложив руки на коленях. Ее не покидало желание что-нибудь сделать, как-то помочь мужу. Ведь трезвый он никогда не трогал ее, голос повышал только в исключительных ситуациях. Марина выключила воду и вышла из ванны. Ничего в квартире не говорило о том, что пять минут назад здесь был серьезный скандал – разве что ковер лежал криво.
В их доме были две комнаты – одна, можно сказать личный кабинет, Славина, а другая, их общая, спальня. После того как муж ушел со службы, у него редко было хорошее расположение духа. Не выпивая, он был малообщительным и тоскливым, а стоило ему приговорить хоть бутылочки пива, его разбирало на нравоучительные разговоры. И в последнее время он стал все чаще оставаться в своей комнате один.
Марина стояла напротив закрытой двери и боялась войти внутрь. Ручка когтем торчала из коричневой двери. Марина положила руку на коготь-ручку и резким движением открыла комнату. Свет там не горел. Марина вошла во мрак обители мужа. Многие предметы, которые она видела при свете, казались ей сейчас совсем другими, чужими. Марина, почти ничего не видя, подошла к дивану мужа, где он иногда спал, а чаще просто лежал, отдыхая просто обеда и, рассчитывая положить ему руку на плечо, уперлась в мягкую поверхность диванчика. Из угла комнаты послышался каркающий шепот.
-Ты хотела убить меня, - долгая пауза – ты шла сюда с ножом. Слава сидел на своем кресле, положив руки на подлокотники и откинув голову назад. Даже глаза, кажется, были у него закрыты.
-Да, что несешь… - запнулась Марина и стала плакать, сев на диван.
-Блядь. – отчетливо произнес Слава, – ты еблась с кем попало во время моего отсутствия. – Он причмокнул, гадко хихикнул и резюмировал, - со всеми. Только рыдания были слышны в темной комнате. Когда Марина попыталась говорить, Слава оборвал ее.
-Заткнись. Ты провинилась и будешь наказана. – Он замолчал и поднес ко рту бутылку. Отпил.
-Я?? Вот, оказывается как? – осмелела Марина и встала с дивана. А через секунду, бледнея, опустилась обратно.
-Вот так, потаскуха – довольно произнес Слава, держа жену на прицеле «Макарова». – Вот так.
-Да ты что… - просипела Марина. На нее наставил пистолет собственный муж. Она знала, что оружие у него есть, и хранит его Слава где-то дома, но как сам он говорил, это был просто сувенир, патронов к нему все равно нет. Теперь она сомневалась в последнем.
-Только попробуй меня сейчас прервать – предупредил Слава, повернув к ней лицо. Глаза нездорово блестели. Он нащупал бутыль и надолго присосался к ней. Потом обтер губы рукой, в которой держал пистолет
«Я могла успеть сбежать» - подумала Марина
и продолжил, - я наблюдал за тобой. И у меня есть неопрора… неопро… неопро – вержимые доказательства, что ты мне изменяла.
Марина понимала, что это его пьяный бред, который, однако, был подкреплен дулом пистолета, но даже доли правды в нем не было – за время их замужества никаких измен не было.
-Поэтому я должен наказать тебя. Сильно. – Слава вновь выпил.
-Давай завтра все обсудим – хлопок, и с потолка на Марину посыпалась пыль. «Выстрелил» - отчаянно подумала она.
-Предупредительный выстрел, шлюха. – Слава поудобнее устроился в своем кресле и уже двумя руками обхватил пистолет, – не перебивай. Я хотел выгнать тебя из дома, но… но, ты ведь сама понимаешь, твой проступок слишком серьезен. Слишком! – все мгновенно переменилось – темнота комнаты для Марины, сменилась на фиолетовое мерцание. Слава бил ее второй раз. Он чувствовала, как пистолет рвет ей кожу щек, как опускается на череп, как крошит зубы. Кровь стала заполнять рот, когда прозвучал второй выстрел за одну ночь. «Попал?» - спросила Марина у своего тела. Вроде бы нет. «Интересно, предпримут ли что-нибудь соседи? Наверняка их разбудил звук выстрела». Марина осознала, что муж тащит ее куда-то за ногу. Она не пыталась уцепиться за что-нибудь. Сознание не покидало ее, хотя Марина уже желала этого, опасаясь встретить новые фокусы мужа в своем уме. Он притащил жену на кухню. Взял с магнитной доски нож. Наступил Марине на плечо и покрутил ножом перед лицом.
-Сука, ты не отмыла его! – действительно, на самом лезвии остались какие-то грязные капли.
-Что ты делаешь, – выдохнула Марина. Ей было очень больно. Дымка застилала глаза. Кричать не получалось, наверное, от шока. Марина успела заметить, что пистолет торчит прямо из кармана, ей нужно было только протянуть руку. Могла ли она?
Холодная сталь коснулась ее пальца. Секунда – и палец отделился от кисти, а нож финально щелкнул по полу. Теплая кровь полилась на пол.
-Так то, сука – сказал ей муж, продемонстрировав еще недавно ее палец. Она даже подумала на секунду, что палец зашевелится у него в руках, как только она захочет. Увы. Слава метко отправил кусок тела своей жены в мусорку и убрал ногу с Марининого плеча. Только тогда она заорала, громко и отчаянно.
-Больно, - ласково прошептал Слава, - но скоро все пройдет. Он взял со стола тряпку и перевязал ей обрубок указательного пальца, – не ори. – Чудо, но Марина замолчала. Она попыталась не видеть, не ощущать всего того, что с ней происходит, – и еще пальчик, сладкая – проворковал Слава. Марина заорала, но он запихнул ей в рот ключи, в кожаном чехольчике. Марина сжала их и стала ждать боли.
Слава одной рукой прижал к полу ее запястье, а другую занес для удара. Стальное лезвие ножа опустилось на пол, не причинив вреда Марине. В этот момент, она, собрав всю свою ловкость и смелость, вытащила у Славы пистолет и пальнула в ногу, когда дуло еще даже не показалось из кармана. Марина нажимала на курок средним пальцем. Она удержала пистолет, а муж, завыв от неожиданной боли, повалился назад, выпустив нож из рук. Дальше медлить было нельзя – Марина вскочила и понеслась к двери. Она попыталась открыть дверь, но Слава закрыл ее и на второй замок, ключи для которого валялись на кухне и где-то (совершенно неизвестно где) в комнате. Тихо стоная, Марина бросилась в комнату, но ничего там не нашла. Время был потеряно – шаркающие шаги мужа уже были отчетливо слышны. Марина закрыла дверь, поставила около нее кресло, сдвинула диван, доставив ужасную боль всему телу, а потом села на пол, сжимая в руке пистолет.
-Сука – ревело чудовище, бывшее когда–то ее мужем, по ту сторону двери. Первый удар в дверь, отодвинул и кресло и диван, на пару сантиметров, - открой! Ебаная блядь, открой – орал муж, колошматя в дверь чем–то вроде полена.
Марина встала, нацелив пистолет, предположительно, в голову Славе. Никаких мыслей по поводу убивать – не убивать у нее не было. Дверь открылась уже ровно настолько, чтобы в нее мог протиснуться ребенок. Еще пару ударов, и Слава будет в комнате.
За окном по-прежнему было темно, а соседи, видимо не обращали внимания на шум и крики, считая это обычным скандалом. Сильнейший удар отбросил защиту двери на достаточное расстояние, и Слава появился в комнате. Его вид утратил человеческие черты. Проступило что-то животное, обезьянье. Лицо Славы было уже совершенно немыслимо багровым, руки сжимали массивную разделочную доску, (в толщину сантиметров пять) а по штанине текла темная кровь.
Марина вгляделась в лицо своего мужа и ее руки дрогнули. Она почти опустила пистолет, но, вновь взглянув на Славу, зажмурилась и выстрелила.
Сухой щелчок приговорил ее к смерти.
-Осечка – безумно хохотнул Слава и забил жену до смерти разделочной доской. Все произошло довольно тихо.

Окончание следует.


Теги:





-1


Комментарии

#0 23:27  30-12-2009Лев Рыжков    
Блин, последней фразой афтырь все надежды на хэппи-энд разрушил. А ведь знатный триллер получался. Даже "Сияние" в какой-то момент вспомнилось (по Стивен Кингу) с Джеком Николсоном. Ей-ей, не хуже выходило. И такой облом всего в одном предложении. Ай-ай-ай!
#1 09:13  31-12-2009Ebuben    
За сравнение спасибо. Хэппи-энд будет, но немного иной и уже не для жены гг.
#2 12:50  31-12-2009Чхеидзе Заза    
И живот ножом вспоров после пил её он кровь.

Веселясь и хохоча, кожу срезал он плеча

И в затылочную кость он забил огромный гвоздь.

Вот, издав победный крик, жертве вырвал он кадык

И в трахею, наконец, лил расплавленный свинец.

Со свечей стекает воск, на стене белеет мозг.

В темноте, средь ржавых труб, черви поедали труп.


Ну даёшь парень...хэппи энд-что до генерала что ли дослужиться?


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:04  08-12-2016
: [0] [Про скот]
Ты читала мне свои стихи,
В момент общей прекрасной поездки,
В доверху набитой маршрутке,
Я смотрел в запотевшие окна,
Пытаясь спрятать уши в собственной куртке.

Блядь, как ты орала!!!!

Про чулки, вино, котов, огромные шляпы и Францию....
12:03  08-12-2016
: [0] [Про скот]
Александр Александрович Боев
Спал в метро, как потухший вулкан
Превосходно так спал, только стоя
Обнаживши свой жёлтый оскал

Ему снилось, в таинственной зыбке,
Средь причудливо - райских ветвей
Сквозь пальто, свитерочек сквозь хлипкий -
Ощущение женских грудей

Как упругие эти там груди
Прикасались к евойным мудям
Как скользили, как будто на блюде
Как сползали по ляшкам к ступням

Только зло, очень резко, и дико
Был разбужен он в восемь ноль семь ...
11:50  08-12-2016
: [0] [Про скот]
В ночь, когда будут язва луны
Небо мучить и звездная сыпь
На болоте у старой сосны
Прокричит пизданутая выпь.

Там к коре прижимая желвак,
Сочным смехом наполнив свой рот
По сосне, как последний мудак,
Лезет вверх пизданутый же крот....
09:16  06-12-2016
: [35] [Про скот]
Я лежу на камне.
На широком камне.
Нипочем века мне.
Триста лет лежу.

Неподвижно тело.
Чешуя вспотела.
Вам какое дело?
Может я рожу.

У кого-то крылья,
у кого-то лапы,
у меня от папы
неказистый вид.

Я такой ползучий,
я такой шипучий,
я такой гадючий -
самого тошнит....

Я пьяный щас.. решил покаяться.. хотя и каяться особо нехуя.
Короче, была обычная поездка за мясом в деревню Агашкино, Мы просто везли мясо..
Ща, пива выпью, расскажу.. короче.. в стране нехуй жрать. Подходит ко мне Петя Шнякин из ВОХРЫ - ну что, подкормиться хочешь?...