Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Триста миллионов шагов (продолжение)

Триста миллионов шагов (продолжение)

Автор: krоt
   [ принято к публикации 00:34  25-03-2004 | proso | Просмотров: 289]
Глава 3

- Разрешите, Алексей Семенович?

- Заходи, заходи, Сергей Петрович. – генерал стоял у окна и смотрел на пустынную в это позднее время площадь Дзержинского.

- Все готово. Мы выезжаем по линии Академии наук, якобы для изучения культурного наследия уйгуров, и поиска присутствия там памятников каракитайской культуры. – Волков ухмыльнулся – Послезавтра мы вылетаем рейсом Москва-Пекин, от туда внутренним транспортом до Урумчи и от него уже поедем на машинах до отрогов Тянь Шаня, там, по видимому наши ученые мужи и начнут свои поиски.

- Хорошо, вот, возьми – Молчанов не оборачиваясь показал на лежащую на столе папку. – Это список уйгурских сепаратистов, мы подкармливаем их на случай возможных осложнений с Китаем, они помогут тебе достать оружие для группы, да и вообще, среди них есть довольно полезные люди, хотя доверять им полностью я бы не стал, хрен знает, что творится в мозгах у этих азиатов, сегодня они кормятся с нашей руки, а завтра эту же руку и тяпнут. Ой, намучаемся мы еще с ними! Уставив взгляд на Штаты совершенно не замечаем восточного тигра вырастающего в нашем подбрюшье. – генерал покачал головой – Береги себя, Сережа! Ты у меня лучший, тебе как себе самому доверяю, потому и посылаю тебя, а не скажем, Краснова, хотя энергии у него побольше будет - Алексей Семенович усмехнулся. – Все, иди и помни: от успеха или провала этого мероприятия зависит гораздо большее нежели твоя или моя карьера, ступай!

***

Все восемь часов полета до Пекина Волков дремал у себя в кресле, прикидывая возможные варианты маршрута – всю последнюю неделю он провел изучая подробнейшую карту района предполагаемых поисков, фотографии, видеоматериалы и описания быта и особенностей местного населения до тех пор, пока ему не стало казаться, что он уже сам неоднократно бывал во всех этих богом забытых Карамаях Турфанах и Хами. Найденов в окружении двух своих аспирантов с увлечением спорил, бешено листая увесистый том , название которого, в силу огромной амплитуды колебаний его в руках ученого прочитать не представлялось возможным. Под стать руководителю были и аспиранты, Волков вообще глядел на всю троицу с большим сомнением, уже в Москве предполагая, что при горных переходах они станут несомненной обузой.

Зато порадовал Коротков. Василий Дмитриевич оказался завзятым альпинистом и вез в своем багаже целый ворох разного рода приспособлений, всю дорогу громко рассуждая с лаборантами о том, что если представится возможность, он обязательно осуществит восхождение на знаменитый Хан Тенгри, и обязательно попросит начальника группы (кивок в сторону Волкова) возвратится обратно в СССР через горную границу, дабы осуществить мечту всей своей жизни. Самым неожиданным сюрпризом для полковника стало присутствие в группе женщины. Полечка (или Полина Алексеевна Морозова, ассистент доктора Короткова, как она представилась), маленькое и воздушное создание, преданно смотрящая все время в рот своему шефу, сразу же понравилась Волкову и он вполне понимал парней из спецподразделения (а официально сотрудников отдела изучения древних культур Центральной Азии) всеми силами пытавшихся привлечь к себе ее внимание.

Только при посадке в пекинском аэропорту «Шоуду» Волков наконец таки открыл глаза и, обведя взглядом свою группу, позволил себе на время отвлечься от забот связанных с обеспечением безопасности, что бы посмотреть сверху на столицу Поднебесной.

Однако города им увидеть так и не удалось, сразу на вокзале их встретили и препроводили в миниавтобус с дипломатическими номерами, который отвез их прямо в посольство, где Волков и получил последние инструкции от невзрачного, но тем не менее решающего практически все вопросы в посольстве Олега Павловича Боброва, второго советника посольства и по совместительству резидента конторы. Находясь в обшитой звукоизоляцией и нашпигованной всевозможными глушилками комнате в самом центре посольства, они обсуждали последние детали.

- Вы вылетаете завтра?

- Да, пожалуй мешкать совершенно не стоит, к тому же следующий рейс на Урумчи будет только через три дня, а я бы не хотел ежесекундно беспокоится за членов группы, что с ними чего то случится, а держать их 3 дня взаперти, это уж, увольте, тирания какая то… - Бобров улыбнулся

- Не сказал бы я , Сергей Петрович, что Пекин особо богат соблазнами, здесь знаете ли сейчас больше в моде минимализм, но в чем то вы правы. Чем быстрее вы выедет на место ВАШИХ РАБОТ – последние слова Бобров очень явно выделил – тем лучше будет для всех, в том числе и для меня. Вы не представляете какая суета поднялась из-за вашего приезда. Признайтесь, вы же геодезисты из Генерального штаба и едете в приграничный район, для того чтобы нанести наиболее удобные для наших танков места переправки через отроги Тянь Шаня? – Бобров громко захохотал собственной шутке. – Шучу, шучу, не обижайтесь, Сергей Петрович, уж кадрового чекиста от сапога я все же отличить смогу как-нибудь… Ладно, теперь к делу. Люди, перечисленные в вашем списке мне знакомы. Не стал бы им доверять как например вам, но во всем, что касается китайцев, а особенно в плане насолить им в чем то вы на них можете положится, это своего рода фанатики, мало того, что они совершенно непохожи на наших узкоглазых братьев внешне, будучи отнесенными к европеоидам, они еще и в большинстве своем правоверные мусульмане, а это, как вы понимаете, в Народной республике не приветствуется. В общем вот этот, Анар Жиба мне довольно хорошо известен… в плане покупки оружия для вашей группы и использования его в качестве проводника он вполне сгодится. Ну а если вы ему еще при этом намекнете , что вы геодезисты Генерального штаба… ха ха ха! Простите, право Сергей Петрович, великодушно! Не сдержался. В общем он вам поможет. Вы вообще об уйгурах то много знаете?

- Приходилось немного читать когда подготавливал экспедицию

- А зря, зря… Довольно занятное племя… Одно из древнейших в Восточном Туркестане, есть легенды, что даже великий Один приведший скандинавов на место их нынешнего обитания был уйгуром… Ну что ж, вам завтра рано вставать, не смею больше задерживать .- Бобров встал и протянул собеседнику руку – Смею вас заверить, наши люди будут следить за вами всю вашу дорогу до Урумчи, но далее начинается, скажем так, дикая территория и вам придется полагаться только на себя. – Волков пожал протянутую руку и не смог отказаться от ответной издевки

- Скажите, Олег Павлович, а как ваши люди собираются следить за нами до Урумчи, если мы летим на самолете? Они, что следом за самолетом побегут? – второй советник посольства озадаченно посмотрел на Волкова

- Если надо будет, то побегут, Сергей Петрович, вы уж не сомневайтесь…

Глава 4

Столица Синьцзян-Уйгурского автономного района, Урумчи встретил экспедицию ненастной погодой и грязноватыми улочками, которые начинались сразу за аэропортом, которым китайские власти пытались еще больше привязать враждебно настроенный район к метрополии.

Исполнявший кроме всего прочего и обязанности казначея группы Волков в течении минут пятнадцати договаривался через Найденова с предприимчивыми местными таксистами о цене за проезд до гостиницы. Сошлись на 200 юаней за четыре машины (как выяснилось позже, примерно в 3 раза выше обычной цены), которые и доставили через всеми силами старающийся европеизироваться двухсоттысячный город к гостинице в которой предупредительный Бобров еще накануне забронировал номера.

Воспользовавшись положением начальника группы Волков занял единственный одноместный номер, даже и не подумав, что для соблюдения приличий его стоило бы отдать Полечке и с наслаждением простояв минут 10 под душем, лег спать - завтра предстоял тяжелый день…

Однако сон не принес желанного отдыха – калейдоскопически сменяющиеся картины родной Москвы неожиданно затмило какое-то горное плато по которому брела одинокая фигура в длинном желтом одеянии. Ощущая стоящим себя на краю пропасти Волков со страхом ожидал когда фигура подойдет совсем близко. Когда стали различимы мелкие детали приближающегося человека, он попытался взглянуть в глаза идущего, но с удивлением отметил, что не может сконцентрировать внимание на его лице, постоянно соскальзывая взглядом на второстепенные детали. Человек подошел вплотную и протянул Волкову руку, однако вместо того, чтобы протянуть свою в ответ, полковник сделал шаг назад и, потеряв опору под ногами, начал падать в бездну, не теряя ощущения, что его недавний визави наблюдает за его полетом с вершины.

Обливаясь холодным потом, Волков проснулся. За окном занималась заря и он автоматически посмотрел на часы – пол шестого. До подъема было еще полтора часа, но спать не хотелось. Открыв окно Сергей Петрович закурил сигарету смотря на еще пустынные улицы самого удаленного от океана города мира. Древний Урумчи лежал перед ним не скрывая своих недостатков подобно Парижу и Риму, двух иностранных городов в которых довелось бывать Волкову за годы службы. Он не был похож на этих увядающих европейских красоток, пытающихся скрыть за фасадами фешенебельных отелей и офисов свое гнилое, разлагающееся нутро. Столица древней Джунгарии спешно по воле пекинских властей принимающая европеизированный облик, тем не менее больше чем на половину состояла из кварталов глинобитных трущоб, в которых и жили нынешние потомки саков и гуннов, перед которыми в свое время дрожала Европа и Азия. Выкинув окурок, Волков сел в кресло и открыв свой блокнот, еще раз проверил маршрут: Урумчи – Токсун – Ушкатал - Хотон-Сумбул, составленный вместе с Найденовым еще в Москве. Можно конечно было добираться в Тянь-Шань напрямую, но востоковед настоял именно на таком маршруте, во-первых, потому что столь прямой марш-бросок экспедиции в отдаленные и малонаселенные горные районы мог вызвать подозрение властей, а во-вторых, (и с этим Волков был абсолютно согласен) в экспедиции было слишком мало людей с опытом горных переходов, чтобы в открытую штурмовать отроги Тянь-Шаня.

Сегодня же предстояла встреча с уйгурским сепаратистом Анаром Жиба, который должен был обеспечить группу оружием и проводником, Волков, прекрасно понимая, что данный субъект вполне мог находится под пристальным наблюдением его китайских коллег, стал прикидывать, как бы ему не засветится в их поле зрения. Достав купленную в аэропорту карту Урумчи он сверился с адресом Жиба и обнаружил, что дом поборника уйгурской независимости находится практически рядом с Провинциальным музеем, что значительно упрощало дело. Решив, что далее он разберется на месте, прихватив с собой для надежности Найденова в качестве переводчика и гида, Волков отложил карту в сторону и уставившись на репродукцию картины с изображением Великого кормчего закурил следующую сигарету, убивая время до звонка будильника.

- Ну что, Кирилл Александрович, выспались?

- Ночь проведенная на земле Джунгарии определенно лучше нежели любая из тех которые я провел в душной и тесной Москве! – ученый явно преобразился попав в столь любимый им район планеты.

- Ну что ж, замечательно, тогда у меня к вам будет небольшое дело. Приводите себя в порядок и прошу ко мне в номер. – Волков развернулся и пошел обратно по коридору, внутренне отмечая для себя, что ночь которую провел Коротков в одном номере со своей милой ассистенткой, наверняка была не в пример содержательней и интересней, нежели чем у Найденова. Полковник сделал себе заметку о том, что с физиком обязательно надо провести беседу на тему морального облика советского ученого, причем сами вопросы морали его интересовали меньше всего, гораздо важнее, чтобы в будущем, когда экспедиция окажется в отдаление от обжитых мест, в коллективе не появилось яблоко раздора в лице Полечки. Вспоминая свои недавние приключения в джунглях Вьетнама, Волков невольно усмехнулся припомнив Хо Го Ши, с ее горящим взором и пятнадцатью зарубками на прикладе снайперской винтовке – по числу убитых американцев, в которой он даже и не замечал женщины до тех пор, пока одной ночью в палатку «товарисча Сергея» не проскользнуло ужом маленькое, но такое страстное и жадное до ласок тело…

Отогнав от себя вредные мысли, Волков зашел к себе в номер и уселся в ожидании ученого. Тот не преминул появится через 3 минуты.

- Итак, Сергей Петрович, что вы хотели?

- Дело в том, что мне надо здесь, в Урумчи, встретится с одним человеком. Скажем так, он нам должен помочь в материальном оснащении нашей группы, однако во-первых, я не знаю китайского, а во-вторых, и это гораздо важнее, я предполагаю, что за ним могут следить мои местные, гм, коллеги. Вы понимаете меня, Кирилл Александрович? – Найденов покивал головой

- Да, вполне. Что вы хотите от меня?

- Я знаю его адрес и также выяснил, что его дом находится рядом с местным Провинциальным музеем, что должно нам, этнографам значительно упростить дело. Откровенно говоря, я совершенно не в курсе нашего дальнейшего плана действий, как говорил Наполеон «Надо ввязаться в бой, а там видно будет», но ориентировочно я предполагаю зайдя в музей незаметно покинуть его через какой-нибудь черный ход и посетить нужного нам человека. На вас ложится ответственность за переговоры со всеми аборигенами, которые нам могут повстречаться, при чем попытайтесь сделать это так, чтобы не вызвать ни у кого подозрений. Вы поняли меня?

- Да, да, конечно… Когда мы идем?

- А прямо сейчас. Надеюсь вы не возражаете?

- Ничуть, наоборот, чем быстрее я смогу увидеть Урумчи воочию тем лучше. У меня к вам тоже будет просьба, Сергей Петрович…

- Слушаю вас.

- После встречи с этим вашим сотрудником…

- Добровольным помощником

- Ну хорошо, пусть так… Если вы не возражаете я бы хотел детально осмотреть сам музей. Дело в том, что недавно в окрестностях города был найден древний могильник с совершенно нетипичными и даже странными для этого края мумифицированными телами белокожих и светловолосых людей. К сожалению китайские власти не позволяют вывезти хотя бы одну из них в какой-нибудь крупный научный центр для детального исследования, я хотел бы хотя бы посмотреть на них.

- Вне сомнения, Кирилл Александрович! Я же не забываю о том, что у нас этнографическая экспедиция. Вы готовы? Тогда пойдемте.

Глава 5

В холле гостинице Найденов развил кипучую деятельность. После бурных переговоров с портье он выяснил, что Провинциальный музей находится всего в трех кварталах от гостиницы и до него можно доехать на новомодном в Урумчи трамвае всего за десять минут («и мы сэкономим на этом 50 юаней, Сергей Петрович, вы понимаете?»). Волков, всегда старавшийся не душить инициативу подчиненных, сразу же согласился. Вопрос денег его волновал менее всего, конечно фраза генерала Молчанова о том, что «В плане денег, если нужно, не ограничивай себя, сколько надо, столько и получишь», в результате, по выяснению с главбухом пекинского посольства все же ограничилась суммой в 600 тысяч юаней, но все равно составляло для этой местности астрономическую сумму.

Выйдя на остановке, Волков осмотрелся и с помощью Найденова определил нужный дом. Современного вида пятиэтажное здание стояло буквально в тридцати метрах от музея, немного вглубь улицы за тополями, что значительно упрощало дело.

- Вы знаете, Кирилл Александрович, у меня появилась идея. Видите вон того мальчишку? Сейчас я напишу записку, перевидите ее на китайский и отдайте ему, пусть отнесет ее нашему визави и мы встретимся с ним в здании музея прямо у ваших мумий особо не привлекая внимания, как думаете, сможете?

- Отчего же нет? Что надо написать? – Волков достал блокнот и написав пару строк отдал листок Найденову.

- Вот это.

- Хм, довольно интересно… Но, в конце концов это не мое дело. Позвольте бумагу и ручку. – Набросав на листке с десяток иероглифов, востоковед подозвал мальчишку и, предварительно взяв у Волкова пять юаней наскоро объяснил ему суть дела с важным видом помахав банкнотой перед его лицом и сунул ее в карман рубашки мальчика. Тот схватив бумажку с адресом со всех ног бросился к дому, в то время как «этнографы» зашли в музей.

Внутри был полумрак и прохлада, заплатив мелочь благообразному старичку у входа, мужчины прошли в музей. Пройдя несколько залов увешанных картинами с изображениями Мао и графиками неуклонного роста благосостояния района при победившем социализме, они оказались в небольшом зале, где под стеклянными колпаками лежали несколько на удивление хорошо сохранившихся мумий в ярких и не потерявших красок нарядах, рот которых был открыт в пронзительном крике, кроме единственной фигуры каштанововолосого гиганта, с олимпийским спокойствием созерцающего пустыми глазницами потолок зала.

- У него подвязана челюсть, именно поэтому у него такой вид, у мумий женщин подвязки ослабли поэтому они приобрели кричащий, или как более поэтично говорят археологи «поющий» вид. – Поймав недоумевающий взгляд Волкова Найденов счел своим долгом разъяснить ему ситуацию.

- Посмотрите лучше на нее. Это наша «спящая красавица» - неожиданно прозвучавшая на практически чистом русском языке фраза заставила мужчин обернутся. Перед ними стоял человек в хорошо сидящем костюме, который скорее напоминал киргиза и узбека, нежели китайца.

- Посмотрите, посмотрите. Это праматерь уйгуров! – Волков и Найденов как по команде взглянули в указанную сторону.

- Ее нашли под Лоуланью, даже за почти четыре тысячи лет она не потеряла своей красоты. – Мумия действительно была прекрасна. Девушка лет 20-25 выглядела так, как будто она просто уснула, лишь пустые глазницы с лежащими на них синими камнями говорили о том, что это не живой человек. Волков, помнивший фотографии египетскими фараонов, поразился насколько отличалась лежавшая перед ним фигура от высохших и скелетообразных фигур древних владык Египта.

- Как ей удалось так хорошо сохранится, черт, возьми?!

- Их тела сохранились лучше, чем мумии египетских фараонов – произнес Найденов - благодаря исключительно сухому воздуху, а также тому обстоятельству, что могилы были вырыты в соляной почве, которая ускоряет процесс высушивания и убивает микроорганизмы. Те тела, которые хоронили в песчаной пустыне в зимнее время, замерзали, а затем высушивались до того, как начинали разлагаться. Умерших помещали в гробы без днища и крышки, и благодаря свободной циркуляции воздуха останки избежали тлена. Трупы же, преданные земле в жаркое время года, превратились в скелеты. – Потребовалось не менее минуты прежде чем магия древних мумий слетела с Волкова и он смог опять мыслить рационально.

- Кстати, вы замечательно говорите по-русски, для китайца – осторожно бросил пробный камень Волков

- Я не китаец, я уйгур, Анар Жиба, к вашим услугам. Ведь это же вы прислали мне мальчишку с запиской? А русскому я выучился еще когда существовала республика Восточного Туркестана у одного эмигранта.

Вы хотели поговорить, слушаю вас.

- Кирилл Александрович, как я смотрю ваша помощь в качестве переводчика нам не понадобится…- Волков посмотрел в сторону ученого

- Я все понял, пойду-ка я в следующий зал, там должны быть замечательные вазы с тангутскими орнаментами, потом как поговорите можете меня найти там, если я понадоблюсь.

- Итак, какими судьбами сотрудников советской госбезопасности занесло в наше захолустье? – Дожавшись ухода Найденова Анар Жиба прислонившись к стене и сложив руки на груди с ехидцей смотрел на Волкова. – Только не говорите мне, что для поднятия национально-освободительного движения среди уйгуров, все равно не поверю. Во-первых, большинство моих соплеменников слишком забито и невежественно, чтобы противостоять китайцам, а во-вторых, я не верю в бескорыстие Советского Союза. Мы еще не забыли, как вы поступили с руководством Восточного Туркестана, пригласив их в Алма-Ату. Или вы сейчас скажете, что та авиакатастрофа была чистой случайностью? Для вас русских мы, уйгуры, всегда были лишь разменной картой в ваших отношениях с Китаем!

- Ну во-первых, - медленно произнес Волков подстраиваясь под тон собеседника - Мы простая этнографическая экспедиция от советской Академии наук, а СССР, как известно, борется с угнетением народов по всему миру и судьба каждого из них, в том числе и уйгурского, столь родственного народам из советской Средней Азии, во-вторых, я совершенно не понимаю о каких именно событиях под Алма-Атой вы говорите, а в-третьих, дело к вам у меня совершенно другого, деликатного свойства. – Жиба вопросительно поднял бровь. Волков достал из внутреннего кармана пиджака бумажку и протянул ее собеседнику.

- Если бы я знал, что вы так хорошо знаете русский, то не стал бы вмешивать в это Кирилла Александровича, но тут уже написано им и по-китайски, то, что нам необходимо. – Уйгур развернул бумажку и пробежал глазами столбик иероглифов

- Хм, вы, что собираетесь начать в Джунгарии маленькую войну?

- Я лишь хочу обеспечить безопасность своей группы. Какова ваша цена?

- Я думаю мы сойдемся на пяти тысячах. Американских долларов, разумеется.

- Согласен. – Немедленно отреагировал Волков, внутренне недоумевая где Жиба собирается в этой глуши эти самые доллары тратить. – и еще, мне нужен проводник от Хотон-Сумбула внутрь Тянь Шаня, я бы мог конечно нанять его уже на месте, но если вы могли бы кого то порекомендовать, из числа тех, кому можно было доверять, я бы был вам очень благодарен. – Уйгур испытывающе посмотрел на Волкова

- А как глубоко вы планируете забраться в Небесные горы?

- Пока не знаю, это будет зависеть от того, насколько быстро мы достигнем нашей цели.

- Понимаю. Когда вы планируете выступать?

- Завтра в девять утра мы выезжаем на автотранспорте в Токсун, если возможно пришлите вашего проводника в Центральную гостиницу к восьми.

- Хорошо, договорились. Он будет ждать вас в холле. На двадцатом километре дороги в Токсун вы увидите справа съезд с дороги, через 500 метров там будет стоять дом, там вы сможете забрать необходимые вам вещи. До скорой встречи! – Жиба коротко поклонился Волкову и стремительно вышел из зала.

Обратно в гостиницу возвращались молча и уже на такси. Волкову не давали покоя увиденные в музеи мумии, почему-то он был уверен, что они прямо связанны с человеком из его сегодняшнего сна, хотя на чем была основана такая иррациональная уверенность, он объяснить не мог. В задумчивости он прошел к себе в номер, предварительно попросив Найденова собрать всех у себя в номере, который он делил со своими аспирантами, через 15 минут.

Полковник сел в кресло и закурив, посмотрел перед собой. Председатель Мао сочувственно улыбался ему со стены, как бы показывая своим видом, что он в курсе всех проблем Волкова, однако в истинно китайском стиле предлагает ему разобраться с ними самому, без его, Мао, в них участия.

Вздохнув, Сергей Петрович поднялся из кресла и затушив сигарету пошел в номер Найденова, ставший сразу маленьким и тесным, после того, как в него набилось шестнадцать человек.

- Итак, товарищи, прошу слушать внимательно. Завтра мы выезжаем на арендованных автомобилях в сторону города Токсун, откуда огибая южные отроги Тянь Шаня двинемся на запад через Ушактал и Тавилгу к городу Хотон-Сумбул. Насколько я понимаю именно там вы. Кирилл Александрович, хотите начать свои поиски? – Найденов энергично закивал головой.

- Да, недалеко от города в горах расположен монастырь Балгантай-шара-суме, описываемый еще в записках Рериха, там мы можем получить какие то сведения о монахах-отшельниках живущих в отдаленных горных районах.

- Вот и замечательно. Прошу сегодня никуда из гостиницы не выходить. Алексей Игоревич, - обратился Волков к начальнику спецназовцев майору Бортко – прошу вас как человека ответственного за безопасность группы лично проследить за этим. – Бортко утвердительно кивнул.

- Позвольте! – вмешался Коротков – я не понимаю, это что же получается? Над нами пытаются установить контроль? Я категорически против! От того, что мы вечером прогуляемся по городу ничего плохого не будет! К тому же я уже обещал Полечке, Полине Алексеевне, то есть… что мы сходим сегодня в местный ресторан, чтобы попробовать джунгарской кухни…

- Уважаемый Василий Дмитриевич, - медленно произнес Волков – до тех пор, пока я являюсь начальником экспедиции, вы будете делать только то, что я вам скажу, во всем что касается безопасности. А в случае несогласия со мной, я могу заставить вас выполнять мои приказания в ПРИНУДИТЕЛЬНОМ порядке. Вам все ясно? – Коротков моментально сдулся и под ошарашенном взглядом Полечки, которая видимо и не могла себе представить, что с ее шефом кто то может разговаривать в подобном тоне, начал лебезить:

- Конечно, конечно, Сергей Петрович… Я и не претендовало на обсуждение ваших приказов… Просто мне казалось, что если мы посетим местный ресторан, в этом не будет ничего дурного… - Подавив мятеж в зародыше, Волков позволил себе немного великодушия.

- Что ж, в ваших словах есть доля истины. Я думаю от того, что мы ВСЕЙ группой сходим отведать местной кухни ничего плохого не будет, естественно без употребления алкоголя. А Кирилл Александрович, как специалист по этому региону порекомендует нам лучшие блюда, не так ли? – Найденов важно надулся.

- Вне всякого сомнения, Сергей Петрович, вне всякого сомнения. Джунгарская кухня весьма разнообразна: «Гуль тавак», «калигач тили», «лагман»…

- Хорошо, хорошо. Думаю эти названия все равно мало что кому скажут, лучше мы их попробуем.


Теги:





-2


Комментарии

#0 03:42  25-03-2004костян    
Продолжение будет? Тогда хорошо!
#1 07:54  25-03-2004Stan    
krot, а можно сразу получить всю книжку?
#2 09:37  25-03-2004пашол блювать    
интересно весьма.
#3 10:03  25-03-2004свасти    
не томи, давай всё..
#4 10:39  25-03-2004oizo    
оригинальная концовка
#5 12:45  25-03-2004Stockman    
хорошо. Приятно, что автор знаком с темной..

у меня кстати есть знакомый уйгур в Алма-Ате. Я его спрашиваю "ты казах ?", он "нет", так гордо "я уйгур" Парни, а кто в Китае был ? Мне довелось побывать только на казахско-китайской границе...не помню точно как место называлось, но там челноки активно переправлялись через границу. Автобусы с челноками, лекговые машины...все бухают, народу дохрена..атмосфера такая специфическая...а я стою и смотрю в направлении города-героя Урумчи и думаю, блять, сколько ж там народу живет, и все голодные :-))

еще в Или купался, там течение пиздец какое сильное...

Алма-Ата, вообще ахуенный город, Медео, Чимбулак там, и все такое...прям ностальгия напала.

короче автор - хуйачь продолжение!

#6 12:59  25-03-2004кот    
увлекательно
#7 14:41  25-03-2004krоt    
Ойзо, пока это только начало
#8 15:10  25-03-2004oizo    
Крот, так давай быстрее продолжение хуярь

увлекательно

#9 15:15  25-03-2004krоt    
oizo, я по 3 главы в день выкладываю, иначе "ниасилят" (С) Пелоткин

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....