Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Триста миллионов шагов (продолжение)

Триста миллионов шагов (продолжение)

Автор: krоt
   [ принято к публикации 00:15  26-03-2004 | Амиго | Просмотров: 401]
Глава 6

Неутомимый Найденов не терял времени даром и, в то время как все разбрелись по своим номерам переодеваться к ужину, он разузнал адрес ближайшей ашханы и с нетерпением дожидался в холле сбора назначенного на 7 вечера.

- Ну что же вы, Сергей Петрович, - с укоризной проговорил он когда без пяти минут семь в холле появился Волков –мы же уже опаздываем!

- Но позвольте, Кирилл Александрович – с недоумением проговорил Волков – сейчас же всего без пяти семь… - взгляд Найденова был полон такой укоризны, что полковник предпочел за лучшее забыть свои аргументы и смирится с тем, что сегодняшним вечером будет командовать востоковед. Когда в холле наконец собралась вся группа, Найденов объявил, что до уйгурского ресторана, или как более правильно ашханы они пойдут пешком, благо тут недалеко, а заодно он расскажет о уйгурской кухне и о том, что стоит обязательно попробовать. Однако его лекция затянулась не только на время дороги до ашханы но и продолжилась позже уже в самом заведении. Члены группы сидели и, вдыхая дразняще-вкусные ароматы, со смирением слушали рассказы о способах приготовления джунгарскими кочевниками лапши «лагман» а также вариаций подливки к ней, в зависимости от времен года, пока Коротков, видимо не в силах больше выдержать подобное издевательство не подозвал официанта в традиционном уйгурском халате и расшитой золотыми нитями тюбетейке.

- Эй, милейший! Вы не могли бы принести нам, гм , меню – последнее слово Коротков произнес уже менее уверенно, оглядывая взглядом внутреннюю обстановку помещения. Несмотря на расположение в вполне современном здании ашхана выглядела так, как видимо должна была выглядеть ее сестра где-нибудь на перегоне Краюлунг – Аксу : глинобитные стены, кошмы разложенные вместо сидений и низенькие столики сидеть за которыми на каком-нибудь аналоге цивилизованной мебели типа стула не представлялось возможным.

- Доктор Коротков видимо забыл, что он находится не на Елисейских полях или, скажем, ресторане «Арагви» - с ехидцей в голосе произнес Найденов. – никакого меню вам тут не принесут и подозвав жестом уйгура вступил с ним в довольно продолжительные переговоры активно помогая себе при этом жестикуляцией. Наконец, когда остальные вынужденные быть зрителями этой сцены решили, что дальнейшее повышения тона разговора неизбежно должно вылиться в потасовку, собеседники неожиданнно улыбнулись друг другу и залились довольным смехом.

- Я заказал нам во-первых, «суюк аш», потом, конечно же мы должны попробовать «Гуль-тавак» и конечно же лагман и манты.

- Произнесенные вами названия Кирилл Алесандрович, столь же загадочны для большинства как и заклинания вызывающие злых духов – проворчал Коротков – Уж пусть несут, мы сами попробуем.

... Когда процесс насыщения подходил к концу все тот же уйгур принес поднос с чайником кувшином молока, вазочкой сметаны и пиалами, после чего вынес блюдо с дымящимися пирожками.

- Этот вид чая очень популярен у народов Семиречья и называется «аткян чай». Его следует заправлять молоком и сметаной и заедать вот этими пирожками или же по-уйгурски «самсу».

- Я пожалуй, пас – произнес Волков обводя стоящее на столе осоловелым взглядом.

– А придется, Сергей Петрович поднапрячься. Ваше счастье, что вы не попали на обед к уйгурам где-нибудь в одном из оазисов Турфана, там обычно принято гостей из-за стола выносить, гость могущий уйти из-за стола на своих ногах тем самым показывает хозяину, что ему не понравилось предложенное угощение, так что ешьте, Сергей Петрович, ешьте. Считайте это небольшой тренировкой перед возможным экзаменом, хе хе хе…

Когда «тренировка» все же закончилась, и участники экспедиции вывалились шумной гурьбой на улицу, в городе было уже совсем темно. С неудовольствием для себя Волков отметил, что до завтрашнего отъезда остается совсем немного времени, а не дай бог еще кто-нибудь после обильного угощения начнет мучится животом, вот тогда точно хлопот не оберешься.

У себя в номере он усилием воли заставил себя заснуть, понимая, что перед завтрашним днем ему требуется выспаться, а самоедством делу уже не поможешь.

Как только Волков закрыл глаза, как тут же оказался на все том же горном плато, которое снилось ему вчера. Фигура в желтом одеянии теперь сидела на краю обрыва, наблюдая за закатом солнца. Помня чем закончилась для него вчерашняя встреча, полковник бесшумно заскользил между камней к сидящему человеку, все также непонятное желание заглянуть в глаза незнакомца не оставляло его. Оказавшись в нескольких метрах от фигуры Волков спрятался за валуном и подобрав лежащий рядом камешек бросил в сторону от себя, надеясь привлечь внимание. Однако человек даже не пошевельнулся. Время уходило и солнце уже скрывалось за горизонтом. Волков чертыхнулся про себя, понимая, что только зря теряет время. Решив действовать решительно он вышел из своего укрытия и подойдя к незнакомцу, положил ему руку на плечо, намереваясь развернуть в свою сторону. Фигура встала с места и сделала щаг вперед, прямо в пропасть, однако не упала как ожидал Волков, а пошла дальше, как будто под ее ногами была какая то невидимая, но твердая поверхность. Пройдя с десяток метров фигура обернулась, слепящее, багровое солнце било прямо в глаза Волкову и в его лучах был виден только силуэт, черный, на фоне светила. Человек протянул руку и жестом предложил Волкову подойти к нему. Понимая, что делает совершенную глупость, полковник сделал шаг навстречу, не понимая, почему он не в силах сопротивляться желаниям этого незнакомца, однако его нога не нашла за обрывом никакой опоры и с диким криком Волков начал падать в пропасть вниз головой….

Глава 7

Утром задумчивый более обычного Волков в компании Найденова, Бортко и трех его подчиненных направились в прокат автомобилей, где после бурных переговоров с начальством арендовали на 2 месяца четыре УАЗа, причем видимо будучи не особо уверенными в последующей сохранности автомобилей, директор заставил Волкова выплатить полную стоимость машин, обещая по возвращении отдать залог обратно. В отличии от прижимистого директора автопроката у самого Волкова никаких сомнений по поводу своего возвращения не было и он с легким сердцем заплатил требуемую сумму.

Подогнав машины к гостинице, начальник экспедиции стал размещать в машинах людей из расчета по четыре в каждую, причем обязательным условием было наличие в каждой машине двух человек из состава охраны: один за рулем и другой сидящий с ним рядом.

Лаборанты Короткова заносили в багажник тяжеленный металлический ящик с какой то, по видимому необходимой физику аппаратурой, в то время как их шеф стоя на крыльце покуривал сигару и любезничал с Полечкой. Чисто из чувства мстительного злорадства Волков определил Полечку в одну машину с найденовским аспирантом, лишив тем самым Короткова возможности с ней общатся хотя бы во время дороги.

- А теперь слушай меня внимательно, Алексей Игоревич – обратился Волков к майору Бортко сидящему с ним в одной машине когда они выехали за черту города - на двадцатом километре ты увидишь справа съезд с дороги, вот там нам съехать надо будет и забрать игрушки для твоих парней, уловил? – майор кивнул головой.

Найденов, посаженный в командирскую машину в качестве штатного переводчика и , если потребуется, парламентера на переговорах с местным населением, усевшись сзади моментально уставился на дорогу, видимо собираясь обозревать окрестности до самого Токсуна, в который они планировали прибыть к вечеру.

По прошествии минут пятнадцати они увидели съезд с дороги и стоящую немного в отдалении мазанку.

- По-видимому, тут – сказал Волков. Машины съехали с дороги и остановились возле дома. Волков, в сопровождении Бортко и трех спецназовцев, подошел к двери дома и постучал.

- О, а вот и наши этнографы пожаловали! – На пороге стоял улыбающийся Анар Жиба.

- Добрый день, Анар. Мы пришли за тем, о чем я просил вас. Вот, держите. – Волков протянул уйгуру завернутую в газету пачку денег.

- Прошу! – Жиба посторонился и пропустил гостей в дом, на полу которого лежали деревянные ящики с советской заводской маркировкой. Волков вопросительно поднял бровь.

- Вы совершенно правы – хихикнул Жиба – это ваше оружие, даже нераспечатанное еще. Ирония судьбы, брать у русских автоматы для борьбы за независимость, чтобы русским же потом его и продать. – Волков махнул рукой и спецназовцы начали выносить ящики.

- Я просил вас еще и о проводнике от Хотон-Сумбула. Но я его не вижу. – Жиба испытывающе посмотрел на полковника

- Я родился и вырос в тех местах, если вы не возражаете, я сам мог бы быть вашим проводником. Не знаю, насколько далеко вы планируете углубится в Небесные горы и что именно там собираетесь искать, но я нутром чувствую, что китайцам от этого ничего хорошего не светит. К тому же, согласитесь, вам придется общатся с местными жителями, а они гораздо охотнее будут разговаривать с соплеменником, выросшим в этих местах. Да и вообще, откровенно говоря, никого другого кроме себя я и не собирался вам предлагать. – Волков на секунду задумался, взвешивая все «за» и «против» от появления в составе экспедиции столь загадочной и непонятной фигуры как Жиба, но все же, решил, что пользы от него будет больше, нежели вреда. Поэтому, внутренне пообещав себе не спускать с него глаз, кивнул головой.

- Хорошо, в конце концов, нам безразлично кто будет проводником. Лишь бы он хорошо знал местность и обычаи живущих там людей, это же первая задача нашей экспедиции, изучение местной культуры – Даже вполне понимая, что Жиба ни капли не верит в легенду о советских Этнографах, Волков все равно не собирался раскрывать перед ним свои карты.

- Вполне понимаю вас. – Улыбка на лице Жибы сказала гораздо больше нежели произнесенные им слова.

- Тогда прошу ко мне в машину. До вечера мы должны доехать до Токсуна.

- Успеем непременно. Дорога в хорошем состоянии, к тому же почти всегда пустынная в это время года, так что можно ехать на большой скорости совершенно ни за что не беспокоясь.

- А ваши соратники? Я слышал они иногда постреливают в едущие по пустынным дорогам автомобили? – Жиба еще раз широко улыбнулся.

- Не волнуйтесь, для нас будет свободная дорога до самого Хотон-Сумбула.

В Токсун приехали уже затемно. Маленький городишко даже не имел приличной гостиницы, а от местного постоялого двора брезгливый Коротков наотрез отказался, заявив, что скорее будет ночевать в машине, чем в «этом клоповнике». Его неожиданно поддержал Найденов, рассказав пару историй путешественников ночевавших в постоялых дворах Джунгарии. После этого акта саботажа, идти туда уже никто не хотел. Выручил экспедицию Жиба. Быстро переговорив с хозяином гостиницы, он за смешные, по мнению Волкова деньги договорился о ночевке в доме самого хозяина, стоящего чуть поодаль и выглядевшего несравненно лучше с точки зрения гигиены. Проводив путешественников к своему дому и подождав пока они загонят свои машины во двор, хозяин поклонился и пообещав через час прислать своего сына с ужином для гостей, удалился обратно в свое заведение.

Несмотря на все уверения Жибы о честности уйгуров и их отвращении к покушению на чужое имущество, Волков все же приказал Бортко выставить караул из двух человек на всякий случай, после чего, предварительно еще раз шепнув майору, чтобы караульные особо присматривали за уйгуром, отправился спать.


На сей раз плато заливал яркий солнечный свет, так, что Волкову даже вначале оно показалось пустынным, однако, присмотревшись внимательней он увидел бредущую ему навстречу желтую фигуру. Он внутренне напрягся, лихорадочно пытаясь сообразить, хочет ли он, чтобы фигура подошла к нему или нет. Та энергия которая исходила от нее, притягивала к себе как магнит, но в то же время голос рассудка говорил ему, что фигура опасна, какой то нервный центр оставшийся в мозгу еще от первобытных предков, посылал сигналы непередаваемого страха и животного ужаса от возможной встречей с владельцем желтого одеяния. И все же, несмотря на это, Волков твердо стоял на месте, решив, что на этот раз он обязательно взглянет в глаза этого человека.

Фигура подошла и коснулась его руки. Он поднял глаза, однако слепящее солнце делало из лица темное пятно.

«Кто ты?» вопрос вырвавшийся из груди Волкова, казалось испугал фигуру. Сразу же отдалившись от него, она начала таять в воздухе. «Неееет!» Чувствуя, что разгадка уходит от него и на этот раз, Волков рванулся к таящей желтой дымке и не заметив края обрыва, опять полетел в бездну…


Глава 8

Из Токсуна экспедиция двинулась дальше в направлении Карашара. Воодушевленный вчерашним легким переездом Волков планировал следующую ночь провести там, но Жиба только качал головой.

- На пути у нас горный перевал через Чёльтаг, я думаю ночевать нам придется в Кюмюше, слишком плохая дорога… - Волков пожал плечами и вопросительно посмотрел на Найденова.

- Думаю наш уйгурский друг в чем то прав, я не знаю, конечно современного состояния дороги, но по описаниям путешественников прошлых лет, перегон Токсун – Карашар занимал у них не менее трех дней, хотя…

- Хорошо, если не будет получаться по времени, значит придется ночевать в Кюмюше, но – обратился он к Бортко –я бы попросил вас, Алексей Игоревич, сделать все возможное, чтобы мы все же завтра продолжили наш путь уже из Карашара. – Немногословный майор кивнул головой и завел машину выруливая ее со двора, через почтительно открытые хозяином дома ворота. Неизвестно, чего такого сказал ему Жиба, что старик проникся таким почтением к экспедиции, но Волков внутренне даже немного пожалел, что они заплатили ему так мало за постой.

Дорога после Токсуна через Турфанскую впадину действительно со временем становилась все хуже и когда горы Чёльтага выросли из цепочки холмов на горизонте до своих настоящих размеров, стала и вовсе почти символической. Проложеная на месте древней караванной дороги, автомобильная трасса взбираясь вверх, к горным вершинам, петляла и изгибалась самыми разнообразными способами, так что автомобили еле плелись, аккуратно следуя в хвосте командирской машины, из-за руля которой Бортко внимательно разглядывал окрестности поминутно справляясь у Жибы о вероятности обвалов в этом районе и прочих неприятностях которые могли ожидать путешественников. Только когда они перевалили на другую сторону хребта и перед их взором открылась равнина с видневшимся далеко впереди озером Баграшкёль, он позволил себе немного расслабится и чуть чуть прибавить в скорости. Однако Жиба был прав. К тому времени как они спустились к подножию хребта уже темнело, поэтому Волков, скрепя сердце, принял решения остановится в расположенном прямо отрогов хребта Кюмюше, городке еще более маленьком чем Токсун. Жиба и тут смог договорится с кем то из местных о ночлеге, поэтому нынешняя ночь походила как две капли воды на предыдущую, с той разницей, что горный воздух Кюмюша был не в пример чище, нежели в расположенном в Турфанской впадине Токсуне.

Ложась на ночлег Волков сверился с картой. Вынужденная задержка раздражала его, поэтому отловив Жибу, собравшего вокруг себя Найденова и его аспирантов с целью рассказа уйгурских легенд и преданий, справился реально ли завтра доехать уже да самого Хотон-Сумбула не останавливаясь в Карашаре. Жиба кивнул головой.

- От Карашара до Хотон-Сумбула совсем недалеко, дорога неплохая, так что это вполне возможно. Кстати, надолго ли вы планируете остановится в Хотон-Сумбуле?

- Максимум день, чтобы дать людям отдохнуть после переездов и приготовится к горным переходам, а что?

- Недалеко от города находится знаменитый монастырь Балгантай-шара-суме, в котором очень хотел бы побывать уважаемый Кирилл Александрович. Я конечно не буддист, но хотел бы составить ему компанию в посещении монастыря. Это же история моей родины.

- Насколько я помню вы, Кирилл Александрович, хотели там узнать некоторые сведения касающиеся целей нашей экспедиции? – Найденов закивал головой.

- Да да, а также обязательно поговорить с настоятелем об особенностях местного буддизма, вы ведь знаете, местные монахи недолюбливают тибетских лам и поэтому…

- Хорошо, хорошо, я думаю мы все пойдем с вами, думаю это будет интересно и познавательно. – и, развернувшись, пошел к своей постели.

На этот раз на плато было пасмурно и Волков впервые смог оглядеться по сторонам более внимательно – плоская терраса на верху скалы была усеяна россыпью валунов, многие из которых напоминали сидящие фигуры застывшие в задумчивом ожидании чего-то. Фигуры нигде не было видно и Волкова посетило двойственное чувство: С одной стороны это принесло облегчение – наконец то кошмары прошлых ночей оставили его, с другой стороны в душе росло чувство разочарования профессионала, не доведшего до конца расследование и вынужденного остаться наедине с целым ворохом нерешенных загадок. Подойдя к обрыву полковник сел на краю скрестив ноги и осмотрел открывавшуюся перед ним картину: Высокие пики облаченные в снежные шапки окружали его со всех сторон, глядя на них Волков начал испытывать чувство беззащитности и даже какой то никчемности своего существования перед этими молчаливыми гигантами, стоявших тут за миллионы лет до его рождения и будущих стоять столько же после его смерти. Особо поражала воображение вершина вдалеке, устремившая свой конус вверх подобной чудовищной величины пирамиды какого-то страдающего гигантоманией фараона, про себя Волков отметил, что ни одному смертному властителю подобное сооружение было бы не по рангу, только богам позволено строить себе памятники такого размера.

Налетевший с севера ветерок принес с собой звук похожий на скорбный вздох, прервавший молчаливое созерцание. Тряхнув головой, он огляделся - уже стемнело и ветер разогнал тучи, на небе сияла полная луна, освещая своим серебристым светом горы. Удивляясь как он мог просидеть столько времени не двигаясь и смотря на горные пейзажи, Волков повернулся в сторону услышанного звука и обомлел. Прямо по воздуху куда то ввысь поднимался чей- то темный силуэт. Ни секунды не сомневаясь кто это, Волков вскочил на ноги и подбежал к краю плато, бывшему ближе всего к фигуре. Не спеша, будто поднимаясь по некой невидимой лестнице человек поднимался ввысь, задрав голову к небесам. Ощущая всю нереальность происходящего Волков присмотрелся к нему повнимательней, и с удивлением отметил для себя, что видит некую полупрозрачную световую нить, исходящую от человека прямо вверх. От этого неожиданного открытия Волков сдавленно вскрикнул и фигура обернулась к нему. Он не различал лица, но тем не менее был уверен, что лицо поднимавшегося вверх расплылось в улыбке. Протянув к нему руку, фигура сделала приглашающий жест и застыла в ожидании. Волков, сам недоумевая зачем он это делает, поднял ногу вверх и сделал первый шаг, с удивлением ощутив, что не падает, а держится вполне уверенно. Воодушевленный этим успехом, он сделал второй и, почувствовав как опора уходит из-под ног, рухнул в пропасть, в последний момент успев заметить, что то, что он считал за первую ступеньку невидимой лестницы на самом деле оказалось лежащим на самом краю обрыва камнем…


Теги:





1


Комментарии

#0 03:27  26-03-2004костян    
Давай продолжай! Отлично.


П.С. Откуда такие подробности? Ты географ?

#1 09:55  26-03-2004кот    
увлекательно.

выкладывай все, не томи душу

#2 10:09  26-03-2004Полпот    
Познавательно, конечно.

Но не могу не отметить, что сюжет с полетами до боли что-то напоминает. Когда читал, была навязчивая мысль, что пресловутая фигура в жёлтом одеянии с черным (!) лицом сейчас скажет "добро пожаловать в реальный мир". И с чего бы это......

#3 10:11  26-03-2004Сэмо    
отлично. увлекательно. очень вкусные детали.

респект

#4 10:34  26-03-2004oizo    
не разочаровал

давай исче!

#5 11:54  26-03-2004krоt    
Продолжение тут если что

http://litprom.ru/text.phtml?storycode=3308


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....