Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Голод крысы

Голод крысы

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 23:43  04-02-2010 | я бля | Просмотров: 551]
Предыдущая часть тут: http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=33313

Первой реакцией Лизы на появление незнакомца с огнетушителем стало смущение. В помещении вместе с ней все-таки, как ни крути, мужчина. А она - без штанов. Висит на люстре.
То ли крысы насытились, то ли испугались белой вязкой пены, но они покинули помещение. Вернее, этому мужику удалось их выгнать.
Разжав онемевшие руки, Лиза спрыгнула на стол, с которого тут же разве что чудом не сверзилась оттуда. Удержаться стоило труда. Стол был испакощен, залит кровью, пеной и желчью в желудочном соке. Ее итальянские джинсы, которые Лиза когда-то (притом не задешево) купила в «Охотном ряду» валялись прямо в этой мерзости. Но деликатничать не приходилось.
- Лиза... - произнес незнакомец.
И тут-то она его узнала. А, узнав, вскрикнула и отшатнулась прочь, позабыв про так и не надетые штаны.
Этот человек не мог находиться здесь. Его просто не могло тут быть.
- Валерий Пе… - Она тяжело сглотнула. - … трович? Это вы?
«Это посмертные видения воспаленного разума, - метались в голове суматошные мысли. - Мне являются покойники. Хотя могут быть и другие объяснения. Например, апокалипсис вошел в следующую стадию, и ожили мертвецы. Я не удивлюсь…»
- Я, Лиза. Я…
- Но… - Лиза пятилась. - Всех же убили… ваших… Вы-то как спаслись?
Воскресший эмчеэсовец скользнул по ее телу взглядом, и Лиза почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Она лихорадочно принялась натягивать запачканные остывшей пакостью штаны.
Петрович усмехнулся.
- Вы спрятались, что ли? - застегнув штаны, Лиза почувствовала, как самообладание к ней возвращается.
- Да нет. Не прятался я, - покачал седой головой эмчеэсовец. - Я на разведку ходил.
- На разведку?
- Ну, да. Вниз. Все-таки женщины, дети под нашей опекой оказались. А снизу могли нагрянуть какие-нибудь архаровцы. Типа вот этих. Но с ними я решил разобраться в последнюю очередь. Подумал, что после той взбучки они еще не скоро решатся повторить набег. Зашел на семь или восемь этажей вниз.
- Да? - оживилась Лиза. - И кто там? Что за люди?
- Да люди как люди, - махнул рукой Валерий Петрович. - Самые разные. Ублюдков среди них, вроде, нет.
- Вы везучий, - покачала головой Лиза. - А мне так все больше уроды какие-то встречались. Расскажите, кто там?
- Думаю, Лиза, это может подождать. Мне гораздо важнее узнать, что случилось наверху.
Лиза вдруг ощутила невероятную слабость, затряслись руки, подкосились ноги. Она без сил опустилась на пол и затряслась в рыданиях.
Эмчеэсовец, слава Богу, догадался ее обнять. Однако никакой похоти в его объятии не было. Он действительно всего лишь успокаивал ее.
Сбивчиво, дрожа, она рассказала Валерию Петровичу все. Лиза уже давно не следила за временем. Должно быть, она опаздывала и проваливала условия своей миссии. Но сейчас ей было странным образом спокойнее. Рядом появился мужчина. Друг. Сильная рука.
***
- На, Лиза, выпей, - Эмчеэсовец протянул Лизе бутылку шотландского виски. - После покойников если не брезгуешь.
Лиза никогда не любила виски, считала его похожим на российский, не лучшего качества, самогон. Плюс и бывший муж, Димкин отец, виски как раз любил. Пытался Лизу к нему приучить. В итоге это только отвратило ее от этого напитка, раз и навсегда.
Однако сейчас виски пришелся очень кстати. Противного привкуса Лиза почему-то не почувствовала, однако по жилам пробежал огонь, да и усталость вдруг прошла. Приятно закружилась голова. Одновременно захотелось разреветься.
- Рассказывай, Лиза. Каждая деталь важна, - говорил Петрович.
Лиза успела уже раза три писать ему бандитов, все, что запомнила об их внешности, главаре, описать, как могла, оружие, которое видела у них. Она не знала, что еще нужно от нее эмчеэсовцу.
Сделав еще глоток, она вдруг увидела Димку. Сынишка сидел - такой трогательный, нахохлившийся. Какая-то сука целилась в него из авомата.
«Мама?» - раздался в голове голос.
Лиза подумала: «Правильно я сделала, что не рассказала Петровичу про этот бред. Он бы тут же от меня ушел…»
«Кто такой Петрович? - тут же прозвучало в голове. - Это вот тот дядька, который нас на крышу не пускал?»
- Димочка, не доставай, - вздохнула Лиза.
Она и сама не заметила, что произнесла эти слова вслух. Да хотя какая разница?
- С кем ты разговариваешь? - спросил Петрович.
- Не обращайте внимания, - ответила Лиза. - Я - всего лишь убитая горем женщина. У меня перед глазами Димка. Мне кажется, что он… ну, рядом…
- Странные какие-то слова ты ему говорила? Он тебя достал?
- Ну… это сложно объяснить, - сказала Лиза. - Он вроде как со мной разговаривает…
Петрович тут же посмотрел на нее очень странным взглядом, в котором читалась неприкрытая ирония.
С раннего детства Лиза не любила, когда над ней насмехались, относилась к насмешкам и подколкам очень болезненно. Тут же захотелось объясниться.
- Это, конечно, бред собачий, - поспешно сказала Лиза. - Но перед тем, как мы с Димкой… расстались, у него обнаружились кое-какие способности.
- Какие еще способности? - в чем было не отказать седому эмчеэсовцу, так это в цепкости. - А ну, рассказывай…
- Будущее он предвидел, - вздохнула Лиза. - Опасность чувствовал. Когда террористы напали… ну, незадолго до того, он заставил меня спрятаться… представляете?
- Подожди… А от чего у него вдруг такое?
- Да херня это все… Извините, Валерий Петрович, за выражение. Совпадение. Не больше.
- Нет-нет, - наседал эмчеэсовец. - То, что ты говоришь, может оказаться исключительно важным.
- Он гриппом переболел в прошлом году. Ну, тем самым, крысиным. И с тех пор… Девочка вот у них в классе под машину попала. А Димка знал, оказывается, что это с ней произойдет. И предупреждал, если не врет…
- Интересно-интересно…
- Да вот и все, в общем-то…
- И ты с ним сейчас общаешься?
Лиза закрыла ладонью глаза. Учись она в школе, ее бы давно уже прозвали плаксой.
- Да нет, конечно. Мне кажется, что общаюсь. Но я сама в это не верю. Не знаю, как еще объяснить…
- Стоп! - Эмчеэсовец, до того сидевший на корточках, вдруг вскочил на ноги. - Он описывал тебе, где находится?
- Ну… да.
- Опиши мне это помещение, быстро!
Лиза повторила описание Димки, упомянув о женщине-террористке, печенюшках, роженице на диване…
«Она уже родила, - неожиданно поправил Димка. - Мальчик у нее…»
- Ну, вот, снова-здорово, - сказала вслух Лиза. - Опять мне кажется, что Димка на связь вышел. Говорит, что женщина родила. Мальчик у нее…
Эмчеэсовец вдруг присвистнул.
- Да не обращайте внимания, - произнесла Лиза. - Все это, на самом деле, бред убитой горем женщины…
- Так, Лиза, чтобы про это я больше не слышал, - вдруг решительно сказал Валерий Петрович. - Надо сделать что-то, чтобы убедиться, что это не бред…
- А что мы можем сделать? - удивилась Лиза.
- Мы можем задать ему вопрос, на который может ответить только он.
- Я не знаю такого вопроса…
- Вопрос, ответа на который ты знать не можешь. Зато…
- …может знать он…
- Да, - согласился эмчеэсовец. - И в то же время нам нужно, чтобы этот ответ можно было немедленно проверить.
Лиза пожала плечами.
- Он у тебя еще… ну, на связи?
«Димочка, ты здесь?»
«Да здесь, конечно, мамуль. Забери меня отсюда поскорее…Не могу больше ждать… Время идет так медленно…»
- Жалуется, - горько усмехнулась Лиза. - Время ему идет медленно.
- Стоп! - возбужденно вскрикнул эмчеэсовец. - Точно! Спроси его, есть ли в помещении, где он находится, часы?
«Димочка! Там, где ты находишься, есть часы?» - спросила Лиза у воображаемого сына, чувствуя себя совершенной идиоткой.
«Электронные, прямо над выходом висят».
- Говорит, есть…
- Спроси у него, который час?
«Сколько они показывают?»
«Четырнадцать пятьдесят два», - ответил Димка.
Лиза повторила вслух.
Эмчеэсовец тут же задрал левый рукав камуфляжной куртки и показал Лизе циферблат своих часов.
- И что ты на это скажешь? - спросил он.
Стрелки часов образовывали прямой угол. Как будто улыбался усач, склонивший голову набок. Конечно, угол этот был не совсем прямым. Маленькая стрелка приближалась к тройке, большая - к одиннадцати.
- Ты действительно с ним разговариваешь, - сказал эмчеэсовец.
Лизе на миг показалось, что он потрясен.
- Да не может этого быть! - захныкала Лиза.
- Может, - заявил Петрович. - Димка тебе только что это доказал. Что ж, это меняет дело.
Эмчеэсовец неожиданно отобрал у нее бутылку, сделал мощный глоток.
- Не время рассиживаться. Надо действовать. Кажется, у меня есть план…
***
Лиза горько усмехнулась:
- План может быть только один. Вы должны помочь мне провести переговоры. Вдвоем мы, может быть, и успеем!
Валерий Петрович покачал головой:
- Во-первых, прекращай обращаться ко мне на «вы». Не в школе.
- Хорошо, - сказала Лиза.
- А во-вторых, неужели ты не понимаешь, что даже если ты и выполнишь их требования, даже если представители сорока этажей и поднимутся к вам, бандиты не выполнят обещанного.
- Как так? - отшатнулась Лиза.
- Да очень просто. Эти твари понимают только грубую силу. Силу оружия. А ты к ним придешь: я, мол, все выполнила. Отпустите Димку! Отпустите заложников! Чем это кончится?
- Отпустят, наверное, - сказала Лиза.
- Глупая ты, хоть и большая совсем. В сказки веришь. Ладно, некогда нам рассиживаться. Надо обыскать помещение. Тут может найтись кое-что полезное.
Лиза покосилась на объеденные крысами трупы насильников, ощутила, как к ее горлу вновь подступает одуряющая волна тошноты.
Впрочем, работу по обыску их тел взял на себя Петрович. Он деловито обшаривал карманы. Достал из кармана джинсов узколицего магнитную карточку.
- Полезная вещь, - сказал он. - Отпирает этот этаж. Расстраиваться не надо, Лизавета. Один этаж мы уже захватили. Обыщи пока помещения.
- Но что нам нужно?
- Оружие. Стволы тут вряд ли есть. Но можно найти что-нибудь, пригодное в качестве холодного оружия. Кроме того ищи пищу. И скотч.
- Скотч? - удивилась Лиза. - Лента липкая? Или виски?
- Лента. Очень полезная в хозяйстве вещь. Движемся по коридору. Твои кабинеты - по правую сторону. Мои - по левую. Да, кстати, дверь надо бы закрыть.
Эмчеэсовец с карточкой направился к лестнице. Лиза некоторое время порефлексировала на тему: правильно ли она делает, что идет на поводу у этого человека? С одной стороны, он был прав. Надеяться на милосердие террористов не стоило. Однако Лиза ощущала себя дрянью - надо спасать Димку, а она - и не шевелится.
- Даже не думай выполнять их условия, - заявил Петрович, вернувшись. Он словно бы знал, о чем она думает. - На то, чтобы договориться с людьми, уйдет не один день. Тебе это не под силу. Даже не думай…
- А, может, все-таки попробовать?
- А ты уже попробовала…
Возразить было нечего.
Она приступила к обыску. Занятие оказалось достаточно скучным. Она ходила по пустым кабинетам, открывала шкафы и ящики столов. Ничего путного не попадалось.
Впрочем, несколько рулонов скотча она нашла. Обойдя несколько кабинетов, Лиза вдруг набрела на маленькую кухоньку. У стены располагался холодильник. Лиза раскрыла его. И, вспыхнувшая было, надежда сменилась разочарованием. Из пищи нашлись разве три бутерброда с заветрившейся ветчиной. Плюс салат оливье в маленькой пластиковой коробочке. Плюс початая бутыль минералки на полтора литра. Не густо.
«Надо сообщить Петровичу», - подумала Лиза. Найденные рулоны скотча она сгрузила на кухонный стол. Обыскав его ящики, она обнаружила большой кухонный нож. Лиза не знала, можно ли было его назвать холодным оружием, но, в принципе, он мог представлять кое-какую угрозу.
- Лиза! - вдруг услышала она голос эмчеэсовца. - Бегом сюда! Я тут кое-что нашел!
Петрович находился в ответвлении коридора неподалеку от кухни. Аппендикс с пластиковыми стенами заканчивался металлической дверью.
- Что это? - спросила Лиза.
- Если не ошибаюсь, еще одна лестница, - сказал Валерий Петрович, кивая на петроглиф с бегущим человечком, расположенный на стене.
- И мы сможем попасть… ну… наверх?
- Мы можем попробовать это сделать, - ответил эмчеэсовец и открыл дверь, нажав на красную кнопку на замке.
За нею действительно располагалась лестница. Вид она имела достаточно запущенный.
- Черная лестница, - тихо сказал Петрович. - Конечно, она должна была тут быть. По правилам пожарной безопасности хотя бы…
- И что теперь? - так же, шепотом, спросила Лиза.
- Надо посмотреть, что там, наверху. Только тихо. Ни слова…
- Ага! - кивнула Лиза.
Они двинулись по ступеням вверх.
***
Впрочем, поход сулил разочарование. Ничего, кроме запертых дверей, Лиза не увидела. Наглухо, мигая, в знак своей неприступности, красными огоньками, были закрыты двери двух этажей выше. От похода на последний этаж Лиза тоже не ожидала ничего сверхъестественного.
На предпоследней площадке Петрович вдруг положил Лизе руку на плечо.
- Стой! - прошептал он. - Прижмись к стене.
Сам же направился вперед, согнувшись, бросил беглый взгляд на дверь, мигающую таким же, совершенно безнадежным, красным огоньком. Так же, согнувшись, вернулся обратно.
- Ну, и? - спросила Лиза, когда они вернулись в офис. - Что мы узнали?
- Две очень важных вещи, - сказал Валерий Петрович, как ни странно, очень довольный собой. - Даже три. Первая - дверь закрыта.
Лизе захотелось фыркнуть. Тоже мне Шерлок Холмс.
- Вторая, - невозмутимо продолжал эмчеэсовец. - Мы видели четыре двери. Все они - однотипные. Во всяком случае, выглядят одинаково. Из этого следует вывод: их конструкция одна и та же. Снаружи их открывает магнитная карточка. А изнутри - механический замок, доступный любому желающему.
- И что с того?
- Это - путь оттуда, - сказал эмчеэсовец. - Не туда. Именно оттуда. Выйти можно без карточки
- Ну, хорошо, - сказала Лиза. - А что еще?
Как ни терзало ее душу отчаяние, где-то глубоко внутри зажглась, замерцала искорка сумасшедшей и абсолютно иррациональной надежды.
- Путь на крышу перекрыт, - сообщил Валерий Петрович. - Есть лестница, но там приварена решетка из арматуры. Пройти невозможно.
- Очень обнадеживающе, - горько усмехнулась Лиза.
- А что ты хотела? Открытую дверь? Заходи, кто хочешь? Таких легких путей в подобных ситуациях не бывает, сразу говорю.
- А почему мы передвигались, согнувшись в три погибели? - спросила Лиза. - Что это была за конспирация?
- Видеонаблюдение. Не исключаю, что оно у террористов работает.
- Но ведь электричества нет?
- Те, кто возводил это здание, наверняка учли возможность обесточивания. Эти системы могут работать и в автономном режиме. Энергию в минимальных объемах могут поставлять дизель-генераторы. Знать бы еще, где они расположены.
Первым делом, оказавшись в офисе, эмчеэсовец велел Лизе помочь ему оттащить трупы к выходу.
Тела оказались холодными и тяжелыми. Таскать их Лизе было противно.
- Зачем это? - спросила она. - Не легче ли будет как-нибудь избавиться от них?
- Отучайся задавать вопросы, - буркнул Петрович. - Мы выполняем спецоперацию, командую которой я. А ты, Лизавета, солдат. А солдаты вопросов не задают…
Оказывается, душка-эмчеэсовец мог быть и жестким человеком. Сейчас он Лизе вовсе не нравился.
- Что ты задумал? - немедленно проигнорировала она запрет.
- Увидишь…
- А ты в каком звании? - спросила Лиза.
- Подполковник…
Во взгляде Валерия Петровича все-таки промелькнула вдруг какая-то искорка.
- Ты хочешь сказать, что мы будем освобождать… заложников?
- Конечно. Но все вопросы желательно задавать потом.
- Самый последний, - нейтрализующе улыбнулась Лиза. - Неужели у нас может что-то получиться?
- Конечно. Я понимаю, что тебе хочется поболтать…
- И вовсе нет, - возразила Лиза.
- …Но этим мы займемся, когда освободим детей и женщин. И твоего Димку.
- Но это же невозможно, - вздохнула Лиза. - У нас нет оружия. Нас мало. Как мы можем противостоять вооруженным до зубов бандитам? А тем более нападать на них?
- Есть такая субстанция, как удача, - сказал подполковник. - А еще иногда случаются чудеса. Почему бы не в этот раз.
- Вы издеваетесь? - спросила Лиза, снова перейдя на «вы». - Какая может быть удача, какое чудо, когда мы по уши в… дерьме?
- Как раз тогда удача и приходит, - пожал плечами эмчеэсовец. - Когда человек по уши в дерьме. А что до чудес, неужели они с тобой ни разу не случались? Чудо само по себе то, что именно твой сперматозоид первым из миллионов добежал до матушкиной яйцеклетки. А ты говоришь…
Лиза не нашлась с возражениями. Тем более, что как минимум одно чудо в ее жизни все-таки произошло.
***
Три года назад ей улыбнулась удача. Или, может быть, произошло чудо. Или и то, и другое.
Тогда, в 2013 году, Лиза как раз развелась с Сашкой, Димкиным отцом. Развод был неприятным и болезненным. Масла в огонь семейных страстей подливали набежавшие с обеих сторон мамочки - Лизина и Сашкина. Ну, да не об этом речь.
Лиза тогда пребывала в депрессии. Ее жизнь будто бы накрыла одна сплошная темная пелена, без малейших проблесков и лучиков света.
Впрочем, одна радость неожиданно появилась. До России, наконец, добрались «Radiohead». Выступление планировалось в «Олимпийском». Лиза решила сходить. Однако билеты оказались по двадцать тысяч на места у сцены. Таких трат Лиза не могла себе позволить. В итоге купила за три тысячи билет на боковой балкончик. На концерт Лиза решила взять старый бабушкин театральный бинокль. Может, и удастся что разглядеть.
За два дня до выступления, пасмурным февральским утром, Лиза готовила на кухне кашу для Димки. О чем-то побулькивал музыкальный канал. Клипы сменились новостями. Лиза терпеть не могла вульгарную ведущую, хотела вообще переключить на фиг на что-нибудь другое. Однако вдруг поставили старый, почти двадцатилетней давности, черно-белый еще клип «Radiohead», и Лиза прибавила звук.
- Небывалая акция нашего канала! - с деланным пафосом провозглашала ведущая. - «Обед с «Radiohead». Обладатель билета с номером, который мы определим прямо сейчас, прямо завтра может пообедать с Томом Йорком в одном из лучших ресторанов столицы. Итак, мы включаем наш генератор случайных чисел…
Под ладонью вульгарной ви-джейши замелькали цифры.
«Фигня это все, - подумала Лиза. - Генератор у них, как же, поверила… Свои выиграют, халявщики какие-нибудь…»
- Итак, победил номер 2367-865-9740-112, - оповестила ви-джейша. - Обладателя счастливого билета просим дозвониться нам по телефону, который вы видите в правом углу экрана. Если не дозвонитесь, Том Йорк будет обедать в гордом одиночестве. Ну, а я прощаюсь с вами…
Лиза сама не знала, зачем записала номер счастливого билета. И тут же об этом забыла.
Вспомнила только вечером, когда увидела в блокноте непонятную последовательность чисел.
«Ах да!» - спохватилась она.
Билет лежал в кошельке. Лиза достала его, и первое время не верила своим глазам…
…Казалось, следовало бы радоваться, но счастливица Лиза разнервничалась еще больше. Поскандалила с мамой.
- Послушай, Лиза, я и так забираю Димку на вечер, а тут, выясняется, ты мне его на весь день решила сбагрить?
- Мамуль, но я ведь обедаю с Йорком!
- Так всегда, - ворчала мама. - Дома, поди, жрать нечего, а у этой все Йорики какие-то на уме. Ты мне лучше скажи: он тебя замуж возьмет?
- Думаю, нет, - признала Лиза.
- Ну, а зачем он тогда тебе нужен?
Кое-как маму все-таки удалось уговорить.
Потом возникла проблема дозвониться до телевидения. Пришлось зайти на их сайт, потом обзвонить кучу каких-то «левых» телефонов. И вот, наконец, Лизу соединили с теми, кто заведовал обедом.
- Значит, так, - сказал ответственный (судя по голосу, молодой парень). - Завтра в 12.00 подъезжайте к «Мариотту», идите в Белый зал. Билет обязательно с собой имейте. Если его у вас не будет, то уж не обессудьте…
- Ну, что вы! Будет, конечно!
- Охотно верю, - сказал телевизионщик.
Потом возникла проблема посерьезней. Что надеть… И вот тут-то Лиза чуть не рехнулась.
…В назначенный час она была у «Мариотта», волнуясь, как школьница. А вовсе не как без десяти минут тридцатилетняя тетка, мать семейства. Пускай и распавшегося.
Лиза была решительно недовольна своим видом. Дернул же черт надеть джинсы! Тревога усугубилась, когда, ровно в двенадцать, она вошла в огромный, потрясавший роскошью и благолепием холл.
Белый зал она нашла без труда. Тот был наводнен телевизионщиками, гламурными телками в ультракоротких юбках, пацанами, явными пидорами, с какими-то совершенно несусветными прическами.
Лиза подошла к одному из них и, робея, протянула билет:
- Вот, я победительница.
Пидор облил Лизу (а особенно ее наряд) презрительным взглядом, притворно и слащаво улыбнулся и закричал с интонациями, не оставлявшими совершенно никаких вопросов:
- Народ! У нас победительница! Ну-ка, девушка, давайте проверим ваш билет!
Тревога Лизы зашкалила за самый предельный уровень. «Ну, и дура же я! - думала она. - Оделась, как страхопиздище! Надо было юбку надевать, да покороче!»
Она наблюдала за феноменальной мимикой гомосексуалиста. Тот исхитрялся одновременно якобы приветливо улыбаться, но, в то же время, и выказывать Лизе самое утонченное презрение.
- Проходите! - приторно-кисло разрешил он.
В расфуфыренной толпе Лиза не сразу вычислила собственно Йорка. Тот, к вящему Лизиному облегчению, тоже был одет не бог весть как: джинсы, черная куртка, совсем уж за гранью притязательности кроссовки. Маленький, щуплый, взъерошенный, он оглядывал пафосную московскую толпу со своим фирменным одноглазым прищуром, но в то же время и не без некоторого (как показалось Лизе) испуга. Впрочем, Лизе он улыбнулся хорошо так, без фальши.
Лиза неожиданно поняла, что Йорк похож на Ленина. Так же щурится. Да и борода… Только кепочки не хватало.
Происходящее Тому явно не нравилось. Лиза вздохнула с облегчением.
- Хай, - сказала она, ощутимо робея.
- Хай, - ответил Йорк.
Пидоры вокруг шумели.
- Ну, что, к столу? - кричал один.
- Да какой к столу! Камеры еще не прибыли.
- А когда они прибудут? Давай, звони дуракам этим.
- Да звонил уже!
- What a fucking shit, - неожиданно сказал лидер «Radiohead».
К нему тут же подскочил какой-то дядька, что-то бойко и гундосо залопотал по-английски. Йорк скривился, неожиданно взял Лизу за руку и громко объявил, что хочет сделать этой девушке подарок.
Кто-то зааплодировал.
«Дура я, - в очередной раз мысленно укусила себя Лиза. - Надо было резинки брать!»
Он вывел Лизу в холл, подвел к лифтам.
- Oh no! - отшил он папарацци с откровенно порочной рожей.
В лифте он вдруг подмигнул Лизе неприщуренным глазом. Душа у Лизы немедленно ушла в пятки.
Йорк же тем временем действовал. На третьем этаже он нажал кнопку «Stop», вложив в ладонь лифтера купюру непонятно во сколько фунтов стерлингов.
Дальше он потащил Лизу по коридору. Зачем-то, насколько понимала Лиза, велел поторапливаться.
Зачем-то они остановились у лестницы. Йорк принялся тыкать пальцем в пол и сообщил, что ненавидит все это дерьмо. Лиза поняла, что он имел в виду тусовку расфуфыренных гламурщиков.
- Пошли поработаем? - вдруг предложил он.
Лиза оторопела. А Йорк уже тащил ее к лестнице.
Довольно быстро Лиза сообразила, что Том имел в виду все-таки прогулку, а не что-нибудь еще. Ведь «walk» (прогулка) и «work» (работа) - по-английски звучат одинаково.
На лестнице Йорк надел на голову шапочку со смешным, круглым помпоном, надвинул на глаза темные очки.
Наверное, у него был опыт в подобных побегах, но из «Мариотта» им удалось уйти незаметно. Окрестности Белого зала были наводнены галдящей толпой. Привезли камеры. Деловито протискивались телевизионщики. На героя вечера, который крался к выходу, никто не обращал внимания.
Уже на улице Лиза захихикала.
- Быстрей! - заговорщически зашептал Йорк.
И они побежали к ближайшей станции метро. Лиза провела Йорка по своей карточке.
Уже на эскалаторе Йорк выставил перед собой ладонь, и Лиза догадалась хлопнуть по ней.
Внимания на них не обращали. Пассажиры читали книги и газеты, играли во что-то на мобильных телефонах.
- Куда поедем? - спросила Лиза.
- Куда тебе нравится. Главное, чтобы недалеко и красиво.
- Ну… Давай тогда в Парк Горького, - решила Лиза.
В переходе на «Октябрьской» Йорка чуть не повязали. Он замер около неопрятной цыганки, продававшей люминисцентные шарики на резинках. Своими силами незадачливый англичанин стал пытаться выяснить, сколько они стоят. Потом принялся совать цыганке фунты стерлингов. Цыганка отмахивалась. На Йорка уже косились менты. Лиза быстро сунула цыганке полтинник, подхватила Йорка и помчалась вместе с ним дальше. Менты их не преследовали.
Несмотря на то, что был февраль, погода стояла теплая. Лиза остановилась около палатки и спросила: хочет ли Том пива?
- Мне нельзя пить, - ответил Том. - У меня вечером концерт. Я бы лучше…
Тут Лиза перестала понимать.
- Что ты хочешь? - нахмурилась она.
- Joint, -сказал лидер «Radiohead».
«А-а! Дунуть», - сообразила Лиза. Сама она марихуану не любила. Однако знала телефон бывшего однокурсника, который, по идее, знал, где взять.
- Слушай, Тох, мне срочно надо… ну… сам понимаешь, - заговорщически зашептала она в трубку.
- С чего бы вдруг, Лизок?
- Позарез, Тошенька!
- Блин, как невовремя. А где ты?
В конце концов договорились, что Тоша подъедет ко входу в парк через полчаса.
А Лиза с Йорком отправились кататься на колесе обозрения.
- Тебя не ищут? - спросила Лиза, когда они приблизились к самому верху.
- Срать на них, - сказал Том. - Достали. В каждом городе одно и то же. Одни и те же рожи. А я просто Москву хочу посмотреть. Ни разу в вашем городе не был.
- А, - только и ответила Лиза. Потом, подумав, поинтересовалась: - А вдруг тебя милиция ищет?
- Наплюй, - ответил Том.
Когда они откатались на колесе обозрения, настало время идти за марихуаной. Действительно, Тошка стоял у входа.
- Как поживаешь? - спросил он у Лизы. - Что это за хрен с тобой? Ты же развелась вроде?
- Ага, - сказала Лиза, передавая ему деньги. - Развелась.
- Ну, ладно, - заторопился Тошка. - Мне пора.
Курить отправились в парк скульптур у ЦДХ. По пути через дорогу Лиза поняла, что прогулки с рок-звездой обходятся ей дороговато. В кошельке оставалось не больше ста рублей. Поэтому при входе в парк она решила сэкономить.
- Мы студенты, - заявила она тетке в билетной кассе.
- Ты-то ладно, - ответила тетка. - Но вот прищуренный - студент разве?
- Ага.
- А студенческий у него есть?
- Не-а. Он дома забыл.
- Ладно, проходите…
Дунуть решили в кустах, ближе к Москве-реке. Лиза было встревожилась из-за того, что сигарет-то у нее и нет. Но Том сам, вполне профессионально свернул самокрутку при помощи папиросной бумаги и какого-то интересного станочка, что лежал в кармане его куртки.
Зажигалка, по счастью, у Лизы имелась. И даже работающая. После нескольких затяжек мир вокруг подернулся рябью и стал выглядеть немного по-другому.
Потом они принялись бродить по парку. Около фигуры голого Высоцкого, которую укрыли от любопытных глаз глубоко в кустах, Йорк впал в ступор.
- Кто это? - спросил он.
- Это Высоцкий, - пояснила Лиза (английский почему-то стал даваться легче). - Наш singer-songwriter.
- Он голым выступал? Как RHCP? - спрашивал Йорк.
- Ну, нет.
- А почему его так изобразили? Такое больше бы нашему Элтону Джону подошло. Ваш songwriter был геем?
- Вот уж им-то он точно не был.
Вдруг Лиза принялась тупо смеяться. Заржал и Йорк.
После этого они вдруг сблизились. Когда они шли набережной Москвы-реки и оказались напротив исполинского Петра I, Йорк положил ей руку на плечо. Лиза не возражала.
По пути болтали о всякой фигне, которую Лиза понимала с пятого на десятое. Лиза то и дело хихикала, чувствуя себя совершенно счастливой юной дурочкой.
Завершилась экскурсия на Красной площади. Том посмотрел на куранты Спасской башни и сказал:
- Oh, shit, у меня концерт скоро. Спасибо за прогулку, Лиз.
- Пустяки, - смутилась Лиза и вдруг решилась. - Можно я тебя поцелую?
- Ну, давай, - засмеялся Йорк.
Лиза приложилась губами к щеке, поросшей жестким волосом.
До «Мариотта» было рукой подать.
- Ну, дальше я сам, - сказал Йорк.
Лиза некоторое время махала ему вслед рукой.
…А концерт оказался так себе. Нет, выступали все хорошо. Просто ни фига не видно было. Даже в бинокль.
Балкон, на котором сидела Лиза, был полон малолеток. Наверняка, каждая из этих девчонок мечтала заняться с Йорком сексом. Если бы Лиза сказала им, что у нее сегодня была такая возможность, никто из них не поверил бы. Впрочем, Лиза ни о чем не жалела.
***
Захват следующего этажа прошел на удивление быстро и легко.
Впрочем, за это следовало благодарить в первую очередь подполковника. Едва переступив порог конференц-зала, где мучили несчастного Григория Ивановича, эмчеэсовец с ноги двинул Вове, главному мучителю генерального директора, в челюсть. Тот рухнул. Валерий Петрович не дал ему опомниться, и так заломил ему руки, что Вова тоненько завыл и покрылся потом.
- Лиза, быстро скотч! - скомандовал эмчеэсовец.
На глазах оторопевшей блондинки и испуганного Хомякова подполковник технично и быстро примотал Вову к стулу.
- Что вы делаете? - пискнула блондинка Лида.
- Связываю, - лаконично ответил Валерий Петрович. - Ты, кстати, следующая…
- Только троньте!
Но разрешения у нее подполковник и не думал спрашивать.
- Меня только не надо! - умолял и лебезил Хомяков.
- На стул, быстро! А то больно сделаю, - сказал Валерий Петрович.
- Нет-нет, не надо больно, - Хомяков послушно вытянул руки по швам.
Лиза не могла поверить, что оккупацию этажа удалось провести так быстро.
Валерий Петрович обыскал карманы связанных, изъял магнитные карточки.
- Может, этого развяжем? - кивнула Лиза в сторону несчастного Григория Ивановича.
- Развязывать не будем, чтобы под ногами не мешался, - сказал эмчеэсовец. - А вот рот ему освободим.
Он вытащил изо рта у генерального директора фаллоимитатор, брезгливо отшвырнул в сторону.
- Врафя! - тут же захрипел генеральный, пуская кровавые пузыри. - Мне нужен врафь! У меня ни одного фелого вуба. Раввявыте меня.
- Потом. Врача сейчас нет, - равнодушно ответил эмчеэсовец.
- Я буду жаловаться!
- Да на здоровье, - заявил подполковник, заклеивая ему рот скотчем.
Продуктов на этаже нашлось прискорбно мало. Большую часть съестных припасов размазали по Григорию Ивановичу.
- Зачем мы их связали? - спросила Лиза уже на лестнице, после того, как Валерий Петрович замкнул двери.
- Увидишь, - буркнул эмчеэсовец. - Правда, тебе это может не понравиться…
- Развяжи их, - немедленно потребовала Лиза. - Ты хочешь скормить их крысам? Я ведь угадала?
- Почти, - равнодушно сказал подполковник. - Потому-то я и настаиваю на том, чтобы ты не задавала вопросов.
- А ты страшный человек, Валерий Петрович, - прищурилась Лиза.
- Послушай, девочка, - неожиданно Лиза поняла, что эмчеэсовец по-настоящему зол. Злость выдавало, например, подергивание крыльев носа. - Разберись в приоритетах. Кто тебе дороже - твой сын или…
- Или? - Лиза тоже была не намерена отступать.
- Или какое-то мурло, прости, господи…
- Послушай, товарищ подполковник… Но нельзя же живых людей…
- Ну, иди! - закричал эмчеэсовец. - Освобождай их. Примирись с тем, что бандиты на верхнем этаже положат семнадцать беззащитных женщин и детей. Уже восемнадцать, кстати. Зато твоя совесть будет спокойна. Добрая Лиза пожалела пару мразей. Они тебе, кстати, спасибо не скажут. При первом же удобном случае в спину ударят. Иди! Я умываю руки. Все.
Лиза села на ступеньку и уронила голову на руки.
- Валерий Петрович! Господи! Неужели нельзя иначе? Разве мало было крови? Зачем еще грех на душу брать? Живых людей-то зачем убивать? Нет. Я так не могу. Не-мо-гу!
Подполковник тяжело опустился рядом с ней. Достал из кармана пачку сигарет.
- На, Лизавета, угощайся. Давай покурим, успокоимся.
- Не убивай их…
Эмчеэсовец поднес к сигарете огонек зажигалки.
- Ты кури. Скоро бросать придется. Не будет больше в мире сигарет.
- Да и черт бы с ними, - сказала Лиза, закашлявшись. - Никогда особо не любила.
- Ладно, - сказал Валерий Петрович. - Постараемся обойтись без лишних жертв. Ты права, наверное. Давай, докуривай. Нам еще один этаж надо захватить. К тому же крысы в любой момент могут вернуться…
…Захват предпоследнего этажа тоже дался нетрудно.
Валерий Петрович прятался у стены, вне поля зрения камер наблюдения.
Лиза, старательно (и без особого притворства) изображала истерику, колотила в дверь.
Когда та открылась, Валерий Петрович обрушился на совсем уже пьяного Николая Олеговича, вырубил парой ударов.
А вот за замом Колей пришлось побегать. Тот забаррикадировался в кабинете и что-то вопил. Пришлось выламывать дверь. После этого дюжий Коля разом присмирел и почти без сопротивления позволил себя связать.
- Ну что, Лизавета, - сказал Валерий Петрович, глядя на зафиксированных в креслах обитателей офиса. - Мы почти императоры. В нашем распоряжении целых три этажа. Впрочем, может появиться еще кто-нибудь, у кого есть карточки, открывающие двери. Но тут уж ничего не попишешь… Будем надеяться на лучшее.
-Будем, - согласилась Лиза.
- А вот за следующий этаж нам придется повоевать, - констатировал подполковник.
- План, я так понимаю, у тебя есть, - сказала Лиза.
- Как не быть… Слушай внимательно…


Теги:





0


Комментарии

#0 07:43  05-02-2010Ebuben    
приступлю к чтению
#1 07:45  05-02-2010Александр Гутин    
Гарри Гаррисон уже подал на аффтора в суд за плогеат. МВАХАХАХА!!!
#2 08:24  05-02-2010Ebuben    
как всегда отлично.
#3 14:59  05-02-2010Rust    
Сегодня вечером обязательно зачитаю.
#4 16:46  05-02-2010Григорий Залупа    
Заебись. Но тема ебли не раскрыта!
#5 17:36  05-02-2010ананичев    
Чем дальше в лес тем больше дров.

Как всегда.

#6 17:43  05-02-2010Ted    
Захватывающе интересно!
#7 18:04  05-02-2010Лев Рыжков    
Спасибо, дорогие осилившие. В очередной раз потрясен тем, что вы смогли осилить все это безобразие.

Кубинский танкист Моралес

Не только Гарри Гаррисон пусть подает. Но ещо и Оскар Уайльд, и Пьер Сувестр м Марселем Алленом, и Шарль Азнавур, и Стивен Спилберг, и Йэн Макьюэн, и Айзек Азимов, и Янка Дягилева, и Алехандро Аменабар, и Владимир Маяковский, и Мишель Монтень, и Антон Палыч Чехов, и Михаил Бахтин, и Дэвид Финчер, и Квентин Тарантино с Тони Скоттом. Афтырь, использовавший названия их произведений будет только рад. Но все это - классики. Названия их произведений на слуху, известны всем, и при использовании порождают в читателе какие-никакие ассоциации, не говоря об аллюзиях. Но если одно очень малоизвестное сетевое хуйло крадет у другого, такого же, творческую находку и выдает за свою, то это - совсем другое, очень непочотное дело. Разве не так?

Григорий Залупа

А это специально. Для пущего правдоподобия. В следующих высерах будет очень даже раскрыта.

ананичев

Следующая часть - уже окончание. Так шта разгребем дровишки.

#8 20:07  05-02-2010Александр Гутин    
ловрайтер,да не пузырься ты так. Я уже тебе говорил, что я не в курсе твоих находок, ибо тебя ничитаю. Прими и поверь. Хоть тебе, как "сетевому хуйлу"(с)(бля буду, не я это

сказал), может это и обидно.

Так сказать, совпадение названий, но не более того.

#9 20:43  05-02-2010prefizid    
У меня так тоже было, с названием. Но, чесслово, не нарочно.
#10 03:06  08-02-2010ВеТьма    
в пролой части пасмеялась, местами ошибки смущают, в целом нормально. только вот нет такого напрежения как в начале, картинка плавно смываеться, в этой части ни то что без интиреса, ну уже нето, жду концовку с тем исходом что всех сожрут крысы наконей ну можно оставить одного в живых Димку типа крысы его признали своим после гриппа та его.... ггг Жду продолжение! спасибо.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....