Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Особенности провинциального исцеления.

Особенности провинциального исцеления.

Автор: В ПОЛНЫХ АХУЯХ
   [ принято к публикации 23:55  06-04-2004 | Alex | Просмотров: 360]
Захарыч бодро потянулся, сидя за своим видавшим виды столом. Обведя свежим взглядом свой кабинет, он в который раз поразился его сходству с операционной какого-нибудь маньяка в белом халате из американских фильмов. И хотя предметы, наполнявшие его, были самые что ни на есть обыденные – скальпели, зажимы, зубные сверла, пинцеты и прочий хлам, почему то именно в кабинете Захарыча их блеск приобретал какой-то зловещий оттенок, подобно реквизиту фильмов ужасов.

Захарыч вряд ли смог бы доходчиво и внятно объяснить, почему он, относительно молодой – чуть около сорока, - со столичным образованием, врач, уже не первый год работает в этой богом забытой сельской больнице. До ближайшего райцентра было три часа езды по разбитой, изъезженной колее, в непогоду же добраться туда было и вовсе нереально.

Скорее всего, да он и сам так считал, его привлекали практически неограниченные возможности манипулировать психикой своих посетителей. Что там говорить, единственный врач небольшого поселка в Смоленской области, где половине населения он настоятельно рекомендовал принимать грязевые ванны, чтобы лучше привыкнуть к земле, был чем-то вроде шамана и спустившегося с небес полубожества одновременно. Вот и сейчас Захарыч был занят разработкой своего собственного, доселе неиспробованного рецепта.

Поскольку понятие рабочего дня в его работе практически отсутствовало – то есть его могли поднять и посреди ночи, благо жил он тут же, в больничной пристройке - Захарыч, не дожидаясь вечера, закрыл кабинет и, наскоро накинув поверх халата скромное потертое пальто, покинул больницу через запасной выход. Осторожно, пробираясь дворами, он вышел к покосившемуся домишке, почти на окраине села. Громко, но беззлобно тявкнула дворняга хозяина. На крыльце показался бородатый дед в видавшей виды телогрейке. В зубах его тлела самокрутка.
- Здорово, Михеич – уважительно поздоровался Захарыч.
- А-а-а, дохтур пожаловал... Ну заходи, родимый, гостем будешь.

Скинув в прихожей пальто, Захарыч прошел в избушку. На столе стояла початая бутыль первача и блюдо с грубо нарезанными кусками сала. Без лишних разговоров хозяин достал откуда то стакан, протерев его несвежим кухонным полотенцем, плеснул гостю «на два пальца», поставил перед Захарычем. Выпив, покурив хозяйского самосада и обсудив сельские нехитрые новости, доктор перешел, наконец, к цели своего визита.

-Михеич, ты вроде говорил, у тебя аптечки немецкие с войны оставались...
-Да вроде где то валялись...
-А как бы мне на них взглянуть?

Недовольно кряхтя, старик поднялся из-за стола и довольно долго копался в сенях. Наконец, подойдя к столу, он положил перед Захарычем военную походную сумку с выцветшими немецкими буквами по бокам. Открыв ее и высыпав содержимое на стол, Захарыч сосредоточенно начал копаться в ампулах, коробочках и банках с неясным наполнителем. Отобрав несколько ампул, он удовлетворенно кивнул.

-В общем, эти я вроде у тебя изымаю... На нужды отечественной медицины. А насчет твоего ревматизма не беспокойся, скоро из Питера должны мне мазь новую выслать, ты первый на очереди.

С этими словами, распрощавшись с радушным Михеичем, довольный доктор вышел на проселочную дорогу. Уже стемнело. Быстро добравшись до больницы, Захарыч заперся в своей лаборатории, как он ее называл. Это было небольшое помещение с многочисленными колбами, спиртовками, медицинскими весами и реактивами, аккуратно расставленными по полкам.

Первым делом Захарыч высыпал содержимое из немецких ампул на газету. Далее в ход пошли йод, дистилированная вода, медицинский спирт и марганец. Смешав все в жидкую кашицу, Захарыч поджег спиртовку и поставил все это на медленный огонь. Пока адская смесь доходила до готовности, он успел заварить крепкого чаю, выпить три чашки без сахара, выкурить пять сигарет и прочитать большую медицинскую статью на английском языке. Потушив спиртовку, Захарыч приоткрыл окошко, чтобы все проветрилось, и со спокойной совестью удалился спать.

Наутро он, как ни в чем ни бывало, сидел у себя в кабинете и ждал посетителей. В тот день он принял всех – полуслепую Никитичну, похмельного тракториста Петьку, завхоза Иван Иваныча с фурункулом на мягком месте, ебливую Зинку, мучавшуюся, несмотря на темперамент, фригидностью. Да долго еще перечислять, кого принял в тот день доблестный, безотказный и оттого любимый всеми врач Захарыч. Была лишь одна особенность. Все больные в тот день получили строгое указание напрочь позабыть все мази, порошки и таблетки, выписанные им до этого. Вместо них каждый получил по небольшой баночке с сероватым порошком без запаха. Только использовать содержимое было всем наказано по разному, в зависимости от характера болезни.

Никитичне было сказано разводить с водой и закапывать в глаза. Трактористу Петьке – насыпать в дорожки и нюхать через трубочку. Иван Иванычу – делать примочки. Ебливой Зинке – перед еблей сыпать порошок аккуратной горсткой на залупу очередного ебаря. Зинка было попыталась совратить по старой привычке и Захарыча, но как всегда получила вежливый отказ.

Так прошло несколько дней. Жизнь в поселке преобразилась. Бытовой алкоголизм постепенно сходил на нет. Зинка своими предоргазменными стонами будила по нескольку раз за ночь пол поселка. Никитична прозрела и теперь не могла найти свои очки, хотя раньше ни могла и шагу без них ступить. Петька перебрал движок своего трактора, зарядив туда турбонаддув. По утрам в кабинет Захарыча выстраивалась огромная очередь, но несмотря на то, что люди по полдня проводили в сельской больнице, все работы в селе выполнялись отныне качественно и в срок. Люди перестали друг другу хамить, и даже известный дебошир и хулиган Матрешкин смирно ходил по главной улице, улыбчиво заглядываясь на встречных расширенными зрачками.

Захарыч ликовал. Нет, работы у него не уменьшилось, даже наоборот. Но она приобрела более предсказуемый характер. Все больные, вне зависимости от диагноза, получали одно и то же лекарство. «Все таки я гений» – самодовольно размышлял Захарыч, в свободные от посетителей минуты подкидывая на широкой задубевшей ладони небольшую ампулу темного стекла. Надпись, нанесенная на ней готическим шрифтом, состояла всего из одного слова. «Ephedrini» – читал Захарыч, поражаясь прозорливости немецкой медицинской мысли.


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:53  07-04-2004fan-тэст    
Не очень. Читай Булгакова чаще, автор. И ещё, пиздец как меня порадовал оборот речи "чуть около сорока" , гыгыыы! Это как так, автор, просвети?
#1 09:56  07-04-2004fan-тэст    
и ещё - с нетерпением ожидаю каментов настоящих эскулапов - Двое В Одной и ПБ.
#2 09:58  07-04-2004DACHNICK    
А как это ебливая фригидность???

После того как он сврил зелье, я сразу понял чем кончица...

А в общем нормуль!

#3 10:30  07-04-2004Мозг    
понравилось, эликсир счастья
#4 11:48  07-04-2004В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
Чуть около сорока - это ну вот уже почти сорок, но не совсем, еще чуть чуть, а так в принципе под сороковник


Теперь, наверно, понятно объяснил

#5 12:25  07-04-2004В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
Дачник, а вот ебливая фригидность - есть такая поебень, типа телка кончать не может, но пытается решить эту хрень засчет количества ебарей


Была одно время такая подруга, орет как резаная, а сама - бревно бревном. Ну их таких нахуй. Бабки потом у подъезда косятся и глумятся. Лучше тихих но похотливых как кошары. Вот,весна, ща такая подружка очень кстати

#6 12:43  07-04-2004Re-All*    
Набрал, сварил, отжал, припил, подождал и ..песдец..
#7 13:43  07-04-2004В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
и под знаками кастовского флага

зарифмовываем всю жизнь - ВОТ НАША САГА!

#8 14:15  07-04-2004Кошмарик    
Заебца, поперло всю диревню не на шутку нах!

Бгыгыгыгы

#9 15:54  07-04-2004aztek    
деревня "Винты", так сказать... лучче б он кислоты сварганил, итог был бы гораздо интересней...
#10 21:25  07-04-2004пашол блювать    
возможности эфедрина пиздец как преувеличены. Кстати, во вторую мировую немцы уже синтезировали первые амфетамины, но, конешно, у пехтуры в аптечке таково не было, а было у летчиков дальней авиации.

еще поправочка по факту. "ебливая фригидность" - это все равно што "дрестливый запор". фригидность - это отсутствие полового влечения, когда баба вообще нихуя не хочет. А когда хочет, но не кончает - это аноргазмия.

а сюжет рассказа пездатый, кстати.

#11 22:43  07-04-2004Зепп    
хотел сказать автору что то хорошее, но потом понял, что творении дочетал в полглаза без желания. а врать не хорошо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [42] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....