Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Восточные семнадцать

Восточные семнадцать

Автор: Kaizer_84
   [ принято к публикации 12:38  22-04-2010 | Pusha | Просмотров: 451]
1.

Борис Сергеевич был когда-то местами знаменит, но времена те давно прошли и даже эха после себя не оставили.

Лет двадцать назад он поставил оказавшийся впоследствии крайне скандальным и обсуждаемым спектакль «Розовые грозы», который довольно долго еще потом гремел и погромыхивал.

Несколько бодрых перьев углядели в его психических турбуленциях огромный социально-политический подтекст (тогда это еще было несомненным плюсом), и даже сравнили спектакль с лучшими образцами творчества английских «рассерженных молодых людей», хотя на самом деле Борис Сергеевич в те годы ни на кого особенно не сердился, а вполне благодушно желал славы и денег.

Борис Сергеевич на фоне того успеха быстро женился на первой подвернувшейся блондинке, развелся, потом снова женился уже на брюнетке и чуть надольше чем в первый раз — в этом браке успел родился сын Алик, и, само собой, продолжал работать в театре. Что-то получалось лучше, что-то хуже, но «Розовые грозы» так и остались главным достижением Бориса Сергеевича. Когда ему деликатно или не очень намекали на это посторонние, он обычно ворчал в ответ, что гении сейчас никому не нужны, а режиссеру для успеха достаточно иметь начальную ремесленную подготовку и побольше дури в голове. Если при разговоре присутствовал Алик, то он, зевая, обязательно добавлял, что важно еще уметь находить спонсоров и прогибаться. Не обязательно под изменчивый мир, но хотя бы под нужных людей.

Если Борису Сергеевичу приводили в пример кого-то из тех его коллег-ровесников, кто каким-то образом умел адаптироваться под любые реалии, то он всегда приводил убедительные аргументы в пользу того, что придворно-номенклатурные конъюнктурщики к настоящему искусству с большой буквы «И» отношения не имеют никакого.

- Я хочу в придворные! — кричал с дивана Алик, — ну почему меня не берут?


2.

Алик в настоящий момент вяло учился в театральном. Не то, чтобы он хотел продолжать режиссерскую династию, просто больше никуда не взяли, а остаточные папины связи все же сыграли свою роль.

Кроме учебы Алик иногда подрабатывал ночным курьером на старой раздолбанной семерке, которая с трудом заводилась, но пока еще худо-бедно ездила. Ему нравилось гонять по пустому ночному городу, слушать трескотню радио-диджеев и подпевать, когда играет музыка.

С симпатичной татаркой Динарой он познакомился как раз во время одной из таких смен.

Поскольку, по правилам, перед тем как завезти клиенту товар, курьер обязательно созванивался с ним по мобильному, у Алика не возникло никаких трудностей с тем, чтобы увидеть Динару снова. Он просто набрал оставшийся в памяти телефона номер и пригласил ее в кино на легкий мелодраматический артхаус. Подобные фильмы Алик обычно характеризовал фразой «никто не умер, но все сильно обломались».

После сеанса они еще долго катались на машине, целовались и слушали полузабытых «East 17». Динара смешно называла эту группу «Восточные семнадцать».


3.

Борис Сергеевич впервые заметил Динару когда она появилась в его квартире вместе с Аликом в третий раз.

Поднял левую бровь и сказал «Привет».

Алик не то чтобы особенно в нее влюбился, скорее, слегка увлекся, а вот Динара втрескалась по уши, правда, совсем не в Алика. Ей почему-то ужасно понравился Борис Сергеевич, который как назло не воспринимал ее никак.

Динаре такая ситуация была в новинку. Обычно у нее не случалось проблем с тем, чтобы заполучить любого, кто ей чем-то глянулся.

Динара даже попыталась как-то раз Бориса Сергеевича подпоить, когда Алик уже лежал на диване в полной отключке.

Тот пил охотно, но ничего ему от спиртного не делалось. Борис Сергеевич по-прежнему нес околесицу и смотрел куда-то мимо.

Динара впала в депрессию.


4.

Психотерапевт Динары был высоким, скучным и с ранней сединой. Он обычно или молча слушал, или занудно говорил, что ей надо более открыто выражать свои чувства, доверять людям и еще иметь побольше терпения.

Динаре же казалось, что вся ее повседневность — это и так одно сплошное терпение.

Разве же такой она представляла себе свою жизнь? Конечно, нет.

Психотерапевт не к месту ойкнул и сказал, что случайно сломал ноготь.

Динара мысленно попробовала представить психотерапевта женщиной.

И решила, что, пожалуй, быть женщиной ему бы более пошло.


5.

Алик между тем не понимал, куда вдруг исчезла Динара (она не отвечала на звонки и смс). Из-за накатившего расстройства он даже попал в крайне неприятную историю.
Выпил четыре бутылки пива в процессе развоза товара и естественно попал под ментовскую проверку. Плюс к тому наговорил им нехорошего.

Короче говоря, Алика надо было как-то через кого-то отмазывать, чем и занимался безуспешно Борис Сергеевич, когда на пороге его квартиры вдруг неожиданно появилась не вполне одетая и не вполне трезвая Динара.

Борис Сергеевич сбивчиво объяснил ей, что Алика нет.

- Алик? — спросила она, дымя сигаретой, и словно не понимая, о ком речь, — да я не к нему… Хотя, на тему ментов есть некоторые завязочки. Могу помочь...

6.

Вернулся Алик через пару дней притихшим и каким-то полустертым. Театральный он вскоре бросил, подстригся коротко, притащил с улицы хромого патлатого пса по кличке Джек, и пошел выдавать кредиты в банк.

Борис Сергеевич несколько испугался столь радикальными переменами, но в целом за Алика рад.

Динара иногда повторяет безуспешные попытки подпоить Бориса Сергеевича, попутно используя его в качестве замены своему психотерапевту, который куда -то запропал.

А психотерапевт Динары неожиданно для себя действительно оказался женщиной и уехал по этому случаю на ПМЖ в Копенгаген. Там не очень поняли, в чем проблема, но политическое убежище на всякий случай предоставили. Психотерапевт ежедневно по два часа наводит марафет и счастлив как никогда. Немного скучает по русским каналам, но думает, что это вскоре пройдет.


Теги:





1


Комментарии

#0 13:31  22-04-2010castingbyme    
Коротко, с юмором, все довольны и смеются.
#1 14:25  22-04-2010Куб.    
светло и просто.
хорошо.
#2 14:28  22-04-2010Kaizer_84    
Спасибо чуваки.
#3 14:36  22-04-2010тихийфон    
ну можно было и поинтересней… и тема йебли опять же...
незачот.
#4 14:48  22-04-2010дервиш махмуд    
есть к чему придраться в тексте, конечно.
#5 15:23  22-04-2010Лев Рыжков    
Вначале авторша увлекается эвфемизмами. «Бодрые перья», например. Не самое удачное выражение. Но в целом читать несложно. Все понятно, и даже характеры какие-то есть, что дорогого стоит.
#6 23:05  22-04-2010Мистер Блэк    
стала лучше писать

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...