Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Восточные семнадцать

Восточные семнадцать

Автор: Kaizer_84
   [ принято к публикации 12:38  22-04-2010 | Pusha | Просмотров: 318]
1.

Борис Сергеевич был когда-то местами знаменит, но времена те давно прошли и даже эха после себя не оставили.

Лет двадцать назад он поставил оказавшийся впоследствии крайне скандальным и обсуждаемым спектакль «Розовые грозы», который довольно долго еще потом гремел и погромыхивал.

Несколько бодрых перьев углядели в его психических турбуленциях огромный социально-политический подтекст (тогда это еще было несомненным плюсом), и даже сравнили спектакль с лучшими образцами творчества английских «рассерженных молодых людей», хотя на самом деле Борис Сергеевич в те годы ни на кого особенно не сердился, а вполне благодушно желал славы и денег.

Борис Сергеевич на фоне того успеха быстро женился на первой подвернувшейся блондинке, развелся, потом снова женился уже на брюнетке и чуть надольше чем в первый раз — в этом браке успел родился сын Алик, и, само собой, продолжал работать в театре. Что-то получалось лучше, что-то хуже, но «Розовые грозы» так и остались главным достижением Бориса Сергеевича. Когда ему деликатно или не очень намекали на это посторонние, он обычно ворчал в ответ, что гении сейчас никому не нужны, а режиссеру для успеха достаточно иметь начальную ремесленную подготовку и побольше дури в голове. Если при разговоре присутствовал Алик, то он, зевая, обязательно добавлял, что важно еще уметь находить спонсоров и прогибаться. Не обязательно под изменчивый мир, но хотя бы под нужных людей.

Если Борису Сергеевичу приводили в пример кого-то из тех его коллег-ровесников, кто каким-то образом умел адаптироваться под любые реалии, то он всегда приводил убедительные аргументы в пользу того, что придворно-номенклатурные конъюнктурщики к настоящему искусству с большой буквы «И» отношения не имеют никакого.

- Я хочу в придворные! — кричал с дивана Алик, — ну почему меня не берут?


2.

Алик в настоящий момент вяло учился в театральном. Не то, чтобы он хотел продолжать режиссерскую династию, просто больше никуда не взяли, а остаточные папины связи все же сыграли свою роль.

Кроме учебы Алик иногда подрабатывал ночным курьером на старой раздолбанной семерке, которая с трудом заводилась, но пока еще худо-бедно ездила. Ему нравилось гонять по пустому ночному городу, слушать трескотню радио-диджеев и подпевать, когда играет музыка.

С симпатичной татаркой Динарой он познакомился как раз во время одной из таких смен.

Поскольку, по правилам, перед тем как завезти клиенту товар, курьер обязательно созванивался с ним по мобильному, у Алика не возникло никаких трудностей с тем, чтобы увидеть Динару снова. Он просто набрал оставшийся в памяти телефона номер и пригласил ее в кино на легкий мелодраматический артхаус. Подобные фильмы Алик обычно характеризовал фразой «никто не умер, но все сильно обломались».

После сеанса они еще долго катались на машине, целовались и слушали полузабытых «East 17». Динара смешно называла эту группу «Восточные семнадцать».


3.

Борис Сергеевич впервые заметил Динару когда она появилась в его квартире вместе с Аликом в третий раз.

Поднял левую бровь и сказал «Привет».

Алик не то чтобы особенно в нее влюбился, скорее, слегка увлекся, а вот Динара втрескалась по уши, правда, совсем не в Алика. Ей почему-то ужасно понравился Борис Сергеевич, который как назло не воспринимал ее никак.

Динаре такая ситуация была в новинку. Обычно у нее не случалось проблем с тем, чтобы заполучить любого, кто ей чем-то глянулся.

Динара даже попыталась как-то раз Бориса Сергеевича подпоить, когда Алик уже лежал на диване в полной отключке.

Тот пил охотно, но ничего ему от спиртного не делалось. Борис Сергеевич по-прежнему нес околесицу и смотрел куда-то мимо.

Динара впала в депрессию.


4.

Психотерапевт Динары был высоким, скучным и с ранней сединой. Он обычно или молча слушал, или занудно говорил, что ей надо более открыто выражать свои чувства, доверять людям и еще иметь побольше терпения.

Динаре же казалось, что вся ее повседневность — это и так одно сплошное терпение.

Разве же такой она представляла себе свою жизнь? Конечно, нет.

Психотерапевт не к месту ойкнул и сказал, что случайно сломал ноготь.

Динара мысленно попробовала представить психотерапевта женщиной.

И решила, что, пожалуй, быть женщиной ему бы более пошло.


5.

Алик между тем не понимал, куда вдруг исчезла Динара (она не отвечала на звонки и смс). Из-за накатившего расстройства он даже попал в крайне неприятную историю.
Выпил четыре бутылки пива в процессе развоза товара и естественно попал под ментовскую проверку. Плюс к тому наговорил им нехорошего.

Короче говоря, Алика надо было как-то через кого-то отмазывать, чем и занимался безуспешно Борис Сергеевич, когда на пороге его квартиры вдруг неожиданно появилась не вполне одетая и не вполне трезвая Динара.

Борис Сергеевич сбивчиво объяснил ей, что Алика нет.

- Алик? — спросила она, дымя сигаретой, и словно не понимая, о ком речь, — да я не к нему… Хотя, на тему ментов есть некоторые завязочки. Могу помочь...

6.

Вернулся Алик через пару дней притихшим и каким-то полустертым. Театральный он вскоре бросил, подстригся коротко, притащил с улицы хромого патлатого пса по кличке Джек, и пошел выдавать кредиты в банк.

Борис Сергеевич несколько испугался столь радикальными переменами, но в целом за Алика рад.

Динара иногда повторяет безуспешные попытки подпоить Бориса Сергеевича, попутно используя его в качестве замены своему психотерапевту, который куда -то запропал.

А психотерапевт Динары неожиданно для себя действительно оказался женщиной и уехал по этому случаю на ПМЖ в Копенгаген. Там не очень поняли, в чем проблема, но политическое убежище на всякий случай предоставили. Психотерапевт ежедневно по два часа наводит марафет и счастлив как никогда. Немного скучает по русским каналам, но думает, что это вскоре пройдет.


Теги:





1


Комментарии

#0 13:31  22-04-2010castingbyme*    
Коротко, с юмором, все довольны и смеются.
#1 14:25  22-04-2010Чёрный Куб.    
светло и просто.
хорошо.
#2 14:28  22-04-2010Kaizer_84    
Спасибо чуваки.
#3 14:36  22-04-2010тихийфон    
ну можно было и поинтересней… и тема йебли опять же...
незачот.
#4 14:48  22-04-2010дервиш махмуд    
есть к чему придраться в тексте, конечно.
#5 15:23  22-04-2010Лев Рыжков    
Вначале авторша увлекается эвфемизмами. «Бодрые перья», например. Не самое удачное выражение. Но в целом читать несложно. Все понятно, и даже характеры какие-то есть, что дорогого стоит.
#6 23:05  22-04-2010Мистер Блэк    
стала лучше писать

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....