Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - Площадь.

Площадь.

Автор: MGmike
   [ принято к публикации 15:34  04-05-2010 | бырь | Просмотров: 770]
MGmike эМГэМайк. Площадь.

Дело было в субботу. Чтобы искупить вину за вчерашний поздний приход, пятница как-никак имела место быть, пытаюсь приладить какую-то готичную полочку в ванной. Маринка, жена моя, сначала молча ходила, обиженая типа. Потом видимо заскучала и стала вокруг меня крутиться. И нет-нет, а подсказку какою нибудь выдаст. «Тут левее, тут правее, тут наискосок, а здесь, вообще, поаккуратнее.»

Ну и естественно, когда я молотком себе влегкую по пальцу прошелся, сказал такую речь:
- Марин, вот ты знаешь, почему нельзя сексом на площади заняться?
- Почему? — наивно так спрашивает.
- Да потому, что советами заебут!

Сказал и сказал, дальше с этой полочкой упражняюсь. А Маринка насупилась и демонстративно телевизор стала смотреть. Так в относительной тишине, дурацкие песни невсчет, я и приладил новомодный девайс в комнате для омовений. Кричу:
- Маринк! Иди глянь. Принимай работу, типа.

Она и приняла, сразу же проверив на прочность. Нагрузила бедную полочку немыслимым количеством баночек, коробочек и прочей женской хуетой. После этого наградила меня благодарственным взглядом и тихо сказала:
- А я хочу...

Да не вопрос! Для родной жены — всегда пожалуйста. Приобнял нежно. Руку ей под халатик, осторожно по попке глажу. А она… Короче, отшвыривает мою руку и говорит:
- Я на площади хочу!

Я конечно на плодородной почве секса легонько ебанут на голову, точнее на головку, но не до такой степени! А жена моя… В общем, у ней черепная коробка набита этими «ебанутыми головками», как автомат для продажи бахилл в поликлиннике нашей. Не целиком, но наполовину — это точно.

Осторожно так спрашиваю:
- Марин, а как ты это себе представляешь?
- Я не знаю, но хочу! Хочу чтобы ты взял меня на площади.
- Ночью? — я озадаченно почесал подбородок, прикидывая, что если под елкой, или даже возле, но ни в коем случае, на… то в принципе возможно.
- Зачем ночью? Днем.
- Да ради бога! Пойдем прямо сейчас и возьму. За руку… Ну или за грудь. Хочешь?

Жена глянула на меня таким разрывающим взглядом, что я почувствовал себя сырым яйцом в микроволновке:
- Гад!
- Ты здраво посуди, нас заберут в милицейские катакомбы, причем посадят в разные камеры и минимум 15 суток будем любить сами себя собственноручно. Тебе это надо?

А она сказала всего одну фразу, длинную и витиеватую, из которой я понял, что адреналин выплеснувшийся на главной площади города, с лихвой окупит полумесячное воздержание. И тут я всерьез задумался.

***

Вспомнил, как возвращались из гостей на таксомоторе, Маринка мне такой минетище закатила, что будь водила чуть моложе и менее опытнее, мы бы точно въебались бы в какой-нибудь столб. А так ничего, добрались. На автопилоте практически. Таксист даже сотку сдачи дал, за неотрывный просмотр порно в зеркало заднего вида.

Или как пошли мне джинсы покупать, и я Маринку попросил с клепками помочь. В примерочной кабинке она мне так помогла, в единственно возможной из-за ограниченного пространства позе, что девушка-продавец, когда провожала нас с покупками, краснела и смущенно прятала глаза. Очень воспитанная была девушка.

Не то что проводница в вагоне поезда «Родной город — Столица». Вот та орала! Как будто родила за один присест стайку ежей и парочку дикобразов. Оказывается в тамбуре курить можно, а ебацца нельзя. А то что Маринка как раз и «курила», то самое, что я торопливо пытался спрятать, стюардесса поезда почему-то не поверила. Кричала, что дыма без огня не бывает… И накаркала. Огонь был, но уже в купе, когда соседи якобы уснули, повернувшись к стенке.

***

С женой я уже мысленно согласился. Нисчем несравнимые ощущения от коктейля, замешанного на желании, азарте, изобретательности, импровизации, опасности быть застигнутым и… любви. Попробуйте отгадать, какого ингридиента все-таки больше? А? Но это вопрос скорее риторический.

В общем морально я уже был готов. Но вида не подавал:
- Марин, — говорю совершенно серьезно, — как ты думаешь, скорость бега, отдельно взятого милиционера, какова?
- Не знаю. А тебе зачем?
- Я тут прикинул, если мы встанем в самом центре площади, а пикеты распологаются один в начале, другой в конце, то...

Я взял в руки калькулятор:
- Если учесть, что стартовать они будут не сразу, пока поймут что к чему, пока по рации свяжутся. И если они не укомплектованы кенийскими бегунами, то у нас — полновесных секунд 30-40 на акт. Прелюдию правда придется пропустить.
- Маловато.
- И это при том, что раздетые уже будем.
- Голые совсем?
- Ну хотя бы без нижнего белья. Оденешь сарафанчик свой коротенький и в путь.

Маринка призадумалась:
- А если ветер подол задерет?
- Придерживать будешь при ходьбе.
- А если нагнуться придется? — продолжала жена.
- Конечно придется, но это уже на площади.
- Дурааак! — вот вроде обзывается, а не обидно ничуть, — Нет. Ну правда. Может все-таки стринги? Почти не мешают же!
- Наотрез! Целых две секунды на отодвигание лоскутка в сторонку терять не собираюсь. У нас этих секунд и так полуминутно мало.

Жена прикусила губку:
- Действительно мало. Я даже разогреться не успею.
- Идея есть, пока до площади идем, — я заговорщически улыбнулся и поэтично заявил, — тебе шептать на ушко буду разнонежности, и через шаг водить рукой в промежности.

Второй раз за день меня обозвали даже более ласково, и естественно совсем не обидно. Я обнял жену и твердым голосом сказал:
- Все. Собираемся. До площади минут 5 ходьбы. Встаем в центре, побыстрому совокупляемся. А постFUCK-ласки нам устроят уже служители порядка. Видела какие у них эротичные дубинки?
- Только о себе думаешь, эгоист!
- Ты про дубинки? Конечно мне больше достанется.
- Я про время! Хотя бы еще пару минут!

Возведение полосы препятствий и сооружение баррикад на пути следования блюстителей порядка я отмел сразу. Кройку и шитье маскхалатов в тон асфальта или шапки нивидимки — тоже. Но зато я придумал гениальное решение!
- Маринк! Мариночка! — кричу, — Эврика, типа!
- А?
- Где у нас коробка из под стиральной машинки?
- На антресолях где-то, пока срок гарантии не кончится, не положено выбрасывать. А зачем?
- Короче, ты забираешься в коробку. Сбоку делаем дырку подходящих размеров, а что самое главное, на нужном уровне. Ты внутри, я снаружи. Ебёмся без палева. Только тебе придется стараться в основном. Если уж за еблю людей в ментовку заберут, то за еблю коробок — прямиком в дурдом.

Маринка, полезла на антресоли и указала пальцем:
- Вот. Доставай!

***

Водрузив коробку посреди зала, мы стали с Маринкой ходить вокруг нее, с целью разметки отверстия для совокупления. Чтобы жена не мешала мне хороводить, я предложил ей забраться внутрь и уже оттуда произносить свои советы. Залазила она туда с двух попыток. Первая закончилась тем, что мне пришлось помогать снимать неестественно задранную стройную ножку жены с бортика коробки. Вторая увенчалась успехом и стуком по батарее соседей снизу. Вспомогательным средством послужил стол. А прыжки внутрь коробки равноценны просто прыжкам на месте. Картон — совсем не мат и не батут и своей звукоизоляцией не особо гордится.

- Ну как там? — спросил я, закрывая сверху створки, — помещаешься?
- Угу, — послышалось изнутри, — жаль не видишь. Стою в твоей любимой позе. Руками и попкой упираюсь в противоположные стенки.
- Класс! Только полушария пока отодвинь немного, сейчас буду сверлить в заданном месте перочинным ножиком.

Створки сверху вмиг раскрылись и возбужденная Маринка сказала:
- Давай быстрее!
- Куда спешишь-то?
- Не терпится попробовать, — сказала Маринка и стала снимать трусики.

Надо отметить, что и сам я находился в приподнятом состоянии, и накернил намечавшееся в картоне отверстие куперовой каплей. Аккуратно ножом прорезал бойницу сбоку и тут же примерил. Маринка исчезла внутри. Створки закрылись.
- Еще парочку для вентиляции и освещения проделай. Не видно тут ни хрена!
- Совсем чтоли не видно? — спросил я, — К тебе в теремок такого соседа только что подселили.
- Гы-гы, соседа вижу, знакомлюсь...

Я ощутил ласковые пальчики жены, а затем и губы с языком. Но только я стал от наслаждения поглаживать гладкую продукцию целлюлозно-бумажного комбината, как внутри что-то зашевелилось и сосать мне прекратили.
- Подожди немножко, — раздался голос изнутри, — попробую поменять позу.

Шуршание внутри прекратилось и я почувствовал, как что-то насаживается на мой член.
- М-м-м-м, — послышалось из коробки, — получилось!
- Опа! И правда получилось, даже створки сверху не приподнялись. Верткая ты у меня, однако.
- О-о-о-й, еще! Еще!
- Так? — спросил я, любуясь в зеркало на человека, яростно ебущего коробку из под стиральной машинки.
- Да! Да! — раздался приглушенный картоном голос, — Давай на полную, я уже скоро! А-а-а!

***

Репитиция прошла успешно. До премьеры оставались считаные минуты:
- Ты у меня как? — крикнула жена из ванной, — готов к повторению подвига?
- Подожди минут десять, — отозвался я, включая восстановительные функции организма на максимум, с ужасом осознав, что вторая попытка по времени будет гораздо продолжительней.
- Хорошо, я пока сумочку соберу.
- Какую сумочку? — удивился я.
- Вот эту, красную, — жена сунула мне под нос нечто ярко-будоражещего оттенка.
- Мы сейчас до площади и обратно, туда-суда в полчаса обернемся, сумка тебе зачем?
- Мало ли? Косметику подправить, причесаться. В общем, я без нее не могу!

Я смерил Маринку взглядом:
- А коробку я один чтоли потащу?
- Ну да, — логично ответила жена, — у меня в одной руке сумочка, другой подол буду придерживать.
- Нихуя себе! — возмутился я. — Как ты себе это представляешь? Ты значит в авангарде в парадном наряде, а я сзади с обозом чтоли?
- А что не так?

Я довольно спокойно и рассудительно сказал:
- Вот смотри. Дошли мы значит до места ХХХ, то есть — «трах». Твои действия?
- Я залезаю в коробку, и ты меня ебёшь.
- Как залезаешь? — с ироничной улыбкой уточнил я, — стол тоже с собой потащим?
- Ой, и правда!
- И не забывай, там народ ходит, — продолжал я все более уверенно, — я конечно могу всем объяснять, что в городе проходит чемпионат мира по пряткам и мы с тобой финалисты и лауреаты, но...

Маринка меня тут же перебила:
- Делаем тогда так. Коробку ставим на тележку, на которой лук возили осенью, я туда забираюсь прямо в гараже, а ты меня везешь на площадь и там...
- Точно! Ну ты у меня и голова, — похвалил я жену.
- Только сумочку я все равно с собой беру, — категорически заявила Маринка, — у меня там салфетки влажные и брелок с фонариком. Гы-гы, вместо люстры будет.

***

Всю дорогу до гаража я любовался Маринкой. Она шла чуть впереди, в своем коротком сарафане и с яркой сумочкой в руках. Без нижнего белья, тут я был непреклонен и настоял на этом пункте договора. А самое главное на высоких каблуках-шпильках. Для последующего путешествия в коробке — очень необходимый девайс, хочу заметить.

Параллельно любованию, я еще и чертыхался, потому что чувствовал себя последним мудаком, подписавшись на такое весьма экстремальное предприятие. Мало того, я волочил за собой неудобную, здоровенную коробку, держа её… Правильно, двумя пальцами, именно в то самое отверстие...

- Милости просим, принцесса, карета подана, — сказал я, закрепив картонный «кузов» на шасси.
- Только не урони меня, пока везешь, — отвечала дочь коронованных родителей, грациозно загружаясь в дилижанс с верстака, придерживаясь за рукоятку тисков как за поручень.
- Не извольте беспокоиться, сударыня, я вмиг перехвачу фаэтон вот этой самой веревкой, после того, как вы там расположитесь. Что, кстати сказать, предотвратит экстренное открывание люка, во время состояния оргазмической невесомости.
- И дорогу выбирай, по кочкам не растряси, — напутствовала меня первая в мире женщина-коробколаз.
- Туфли сними, коза, обивку изнутри попортишь.
- Сам козёл, — ласково ответила жена и, нагло сбоянив Гагарина, махнула рукой, — Поехали!

Коробка захлопнулась и мы тронулись. Хотя «тронулись» мы, судя по написанному выше, гораздо раньше… Некоторые, видимо, еще при рождении.

***

Во время пути «космонавту» вдруг захотелось курить. И я сначала поднес зажигалку к хуёвому отверстию, а потом смотрел, как поочередно там появляются, то губы, чтобы выпустить струйку дыма наружу, то сигарета — стряхнуть пепел. А потом пришлось проводить вентиляцию космической капсулы, дабы пилот, вернее пилотка, не скончалась от бескилородной асфиксии.

Потом, повстречавшийся друг Александр, с которым мы накануне пятнично отдохнули, предлагал продолжить пивопитие. Причем, не смотря на знаки, которые я ему подавал, вспоминал, подлец, выпавшие из моего сознания факты и события. Ничего особого, разумеется, без адюльтеров и измен кстати. Но вспоминал он так ярко и с эпитетами, что мне приходилось глушить «голос правды» царапаньем картона, дабы до Маринкиных нежных ушей не доходили подробности моего вчерашнего падения.

А потом…

- На площадь въезжаем, тихо сиди там, — говорю ей шепотом, а то она уже от скуки песни там стала под нос себе мурлыкать.
- Ой. Что-то мне все равно страшно. — послышался ее голос.
- Тебя-то никто не видит, а мне придется попотеть, прежде чем рядом с коробкой приосанюсь. Народ кругом только и мельтешит.
- А памятник где?
- Какой?
- Как какой? Памятник Ленину!
- А-а, — протянул я в ответ, — как раз на нас пальцем своим показывает и подозрительно смотрит, как знает наверное, что сейчас ебаться будут при нем.

В коробке раздалось шуршание, и Маринка спросила:
- Слушай, а с эрекцией у тебя как?
- Никак, — честно ответил я, — даже не знаю как вялого в дырку запихивать.
- Ничего, ты только просунь, я тебе с этой стороны помогу, — зашептала Маринка возбужденно.

Я огляделся по сторонам. Бабка, которая кандыляет навстречу, еще далеко. Успею слиться в экстазе с параллелипипедом из прессованной бумаги. Успел. Расстегнул ширинку, и...

Понял, что засунуть смогу только в прыжке! Высота отверстия, благодаря шасси на резиновом ходу, увеличилась как раз на высоту тележки:
- Марин! Мы дураки с тобой!
- Да? — засомневалась она в ответ.
- Дырка высоко! Не достану!
- Блядь! Руби новое окно в Европу!
- Нечем. Нож дома забыл.
- Долбоёб! Как теперь быть?
- В сумочке своей поройся, может у тебя что есть?

Маринка закопошилась внутри:
- О! Каблуком сейчас попробую! На каком расстоянии пробивать?
- Умница моя. Прямо ниже той дырки что есть, пробивай на пядь.
- Что?
- Расстояние между большим и средним пальцем. 17,78 см. Древняя мера длины, Марин.
- Поняла! Пробиваю!

Понять-то она поняла, но не учла что пяди у всех разные. Но ничего, погрешность измерений устранили пилочкой для ногтей.
- Уф. Вроде нормально, Марин, — сказал я примерившись, — Сейчас тележку поставлю на ручной тормоз, ввиде кирпича, чтобы не укатилась, и...
- Откуда на площади кирпич? — подозрительно спросила Маринка.
- Как откуда? По пути подобрал, — сумничал я, — представь, в самый ответственный момент если тронется с места?
- Гы-гы, — прозвучало мне из коробки, — представила, весело было бы.

Я еще раз глянул по сторонам, бочком прислонился к коробке и шепотом сказал:
- Принимай.
- Мамочки! Я что-то боюсь, — раздалось из коробки, — народу много?
- Не как на демонстрации, конечно, но ходят.
- Мама! — зашептала Маринка в ужасе, — может не надо?
- Ну уж нет, — заявил я категорично, — площадь так площадь! Начинай.

Маринка прикоснулась губами к головке и осторожно лизнула. Я старался не меняться особо в лице, а выглядеть вполне непринужденно. Катил человек тележку, отдохнуть захотел, подпер ее пузом и стоит. Что необычного? Ан нет. Нашлись люди:
- Молодой человек, а вы где машинку покупали? — спрашивает меня как раз та самая бабка, которая навстречу шла.

Ну народ! Сейчас что дефецит? Или по записям агрегаты продают?
- В продуктовом магазине, — отвечаю, — там акция была, кто больше всех пива купит, тому и приз.
- А загрузка какая? Вертикальная или фронтальная?
- Фронтальная, — отвечаю честно, — но загрузка не полностью, процентов на 40 всего.

Маринка, видимо услышав мою фразу, честно прибавила двадцаточку.
- А количество оборотов при отжиме? — неунимается бабка.
- Пока только один. Ой, еще один.
- А стирает хорошо?
- Фантастически, — отвечаю, — Стирает грани между реальностью, но главное — не натирает ничего.
- А количество программ?
- Вообще-то по паспорту — три. Но третья программа очень редко, к сожалению, используется.
- А почему?
- Отверстие не предусмотрено под такое «количество белья».

Маринка в отместку чуть сжала зубы.
- Вам плохо? — сердобольно-любопытная бабка не унималась.
- Если бы вы только знали, как мне сейчас хорошо!

Покрутившись еще какое-то время вокруг коробки, бабка наконец-то ушла.
- Ты как там? — спрашиваю тихо Маринку, — давай закругляться уже, а то еще какая нибудь любопытница пристанет.
- Я так возбудилась что-то, от того что старушка рядом стояла.
- Тут вокруг знаешь сколько всяких? Давай быстрей, а то палимся!

Маринка шебуршнула в коробке и умело насадилась на член:
- Неудобно! Ноги приходится в коленях сгибать! Гребаная пядь!
- А мне ничего так, на том же уровне, — улыбнулся я, — только ты уж сама старайся, площадь как никак.
- Хорошо! Погнали!
Гнала она не долго. Адреналин же, и площадь все-таки...

***

Повозив свою довольную лягушонку-в-коробчонке вокруг дома, я подкатил тележку опять к гаражу:
- Вылазь, экстремальщица.
- Блиин! Правда здорово? Ну скажи!
- Признаюсь, такое со мной впервые.
- На площади! И бабка эта пикантности своими распросами придала. Правда?
- Конечно, Маринк, — ответил я, а про себя подумал...

Действительно если бы не бабка, которая сослепу и не увидела ничего, да если бы и узрела, то и не поняла бы толком. А так у Маринки стойкая уверенность, что поимели ее на главной площади города. И я никогда не буду ее в этом разуверять. Жена же...

Вопрос в другом. Какого хера бабушка слонялась по нашему гаражному кооперативу? Хотя сейчас такие бабушки, я вам скажу… Закачаешься!

(c)MGmike эМГэМайк (2010. 2 апреля.)


Теги:





0


Комментарии

#0 10:37  05-05-2010Евгений Морызев    
для "трэш и угар" небезупречно, но нормально так
#1 11:23  05-05-2010Старовер-1    
А мне понравилось. Язык и стиль, конечно, похрамывает, но всё в целом — прикольно.
#2 20:19  07-05-2010VETERATOR    
Знаем мы эту площадь, под пальцем -круть, а скверике музейном ничо так еблись на лавочках, тем более, что у меня друг жил рядом с экономическим во дворе, там чаще и бухали под гитарку..
А, и фотограф там был знакомый, порноплакатики хуярил.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:04  08-12-2016
: [10] [Про скот]
Ты читала мне свои стихи,
В момент общей прекрасной поездки,
В доверху набитой маршрутке,
Я смотрел в запотевшие окна,
Пытаясь спрятать уши в собственной куртке.

Блядь, как ты орала!!!!

Про чулки, вино, котов, огромные шляпы и Францию....
12:03  08-12-2016
: [20] [Про скот]
Александр Александрович Боев
Спал в метро, как потухший вулкан
Превосходно так спал, только стоя
Обнаживши свой жёлтый оскал

Ему снилось, в таинственной зыбке,
Средь причудливо - райских ветвей
Сквозь пальто, свитерочек сквозь хлипкий -
Ощущение женских грудей

Как упругие эти там груди
Прикасались к евойным мудям
Как скользили, как будто на блюде
Как сползали по ляшкам к ступням

Только зло, очень резко, и дико
Был разбужен он в восемь ноль семь ...
11:50  08-12-2016
: [19] [Про скот]
В ночь, когда будут язва луны
Небо мучить и звездная сыпь
На болоте у старой сосны
Прокричит пизданутая выпь.

Там к коре прижимая желвак,
Сочным смехом наполнив свой рот
По сосне, как последний мудак,
Лезет вверх пизданутый же крот....
09:16  06-12-2016
: [35] [Про скот]
Я лежу на камне.
На широком камне.
Нипочем века мне.
Триста лет лежу.

Неподвижно тело.
Чешуя вспотела.
Вам какое дело?
Может я рожу.

У кого-то крылья,
у кого-то лапы,
у меня от папы
неказистый вид.

Я такой ползучий,
я такой шипучий,
я такой гадючий -
самого тошнит....

Я пьяный щас.. решил покаяться.. хотя и каяться особо нехуя.
Короче, была обычная поездка за мясом в деревню Агашкино, Мы просто везли мясо..
Ща, пива выпью, расскажу.. короче.. в стране нехуй жрать. Подходит ко мне Петя Шнякин из ВОХРЫ - ну что, подкормиться хочешь?...