Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Перекресток

Перекресток

Автор: alex_s.
   [ принято к публикации 16:23  16-04-2004 | Спиди-гонщик | Просмотров: 370]
В заснеженном сосновом бору на поляне, залитой солнцем, стоял человек. Человек смотрел вверх, на бесконечную синеву зимнего неба, в которую упирались вершины старых корабельных сосен.
Когда стоишь в зимнем солнечном лесу и дышишь чистым морозным воздухом, который проникает в твое тело и сковывает твои легкие, кажется, что ты очищаешься от всей черноты, которая накопилась в тебе за долгие годы. Лучи солнца пронзают тебя насквозь, балуют теплом приближающейся весны и уносят в землю все нехорошие и слабые частицы тебя. Тогда и возникает на лице та улыбка освобождения, которая идет из самой глубины души человеческой, и нет в той улыбке того скверного и черного, что управляет нашими мыслями в полной грехов человеческой жизни. Человек улыбался, улыбался так широко и солнечно, что даже пистолет, приставленный к его виску, не мог заставить его перестать делать это.
Человек не зря оказался на этой поляне, он приехал сюда специально, а что его привело сюда и кто он такой … это требует отдельного повествования.
Иса рос спокойным ребенком, и в свои пять лет он мог делать многое: мог разжечь костер, сварить обед, прожить три дня в лесу без пищи и воды, есть сырое мясо, убить животное и многое другое, этому всему научил его отец, он считал, что мальчик должен вырасти настоящим мужчиной и познать все положительные и отрицательные стороны жизни. Мать Исы умерла, когда ему было два года, и год спустя они с отцом переехали жить в большой город.
Город встретил их неприветливой, пасмурной, дождливой погодой. Создавалось такое впечатление, как будто небо висит над городом тяжелым серым мешком, который вот-вот порвется, не выдержав огромной массы воды. Мужчина и ребенок медленно шли через большие грязные лужи к ближайшему входу в метро. Под тяжестью огромного рюкзака ребенок перемещал ноги, слегка согнувшись, но все же упорно таща свои ношу, не отставая не на шаг от мужчины. Никто из них пока не знал, что заберет у них большой город, и чего они лишатся впоследствии.
Город ел тела и души неокрепших новоселов с удовольствием. Скоро привыкаешь к смерти людей, и это уже становится обыденным зрелищем, которое хочет получить большая часть серой массы, называемой людьми, перешагивая между делом через трупы людей, нашедших последний приют на какой-нибудь станции метро. Также и отец Исы перешагивал через самого себя, ему просто надо было зарабатывать деньги, чтобы не быть хуже этой серой массы, которая давно давит на тебя и говорит тебе и диктует – как тебе жить, что тебе пить, что есть и что одевать.
Ведь он же не был таким, он был сильным, он мог противостоять не только всем этим серым людям, но и самому себе, а это для мужчины самое главное. Что же случилось с ним? Банальный факт - для среднего соответствия серой массе требуется убивать людей. К этому было не сложно придти. К этому подталкивала сама жизнь серого человека. Таким человеком через некоторое время оказался и отец Исы.
Ночью метро похоже на замершего огромного монстра, который оживет через некоторое время и начнет запускать в свои внутренности новые порции людей. Но пока ночь, и только ветер гуляет в бесконечных темных тоннелях, и только изредка из глубины, доносятся истошные крики, но их никто не слышит, кроме отца Исы, но и он не обращает на них никакого внимания, потому, что это часть его работы, и если он будет отвлекаться на всякие мелочи, то работа будет плохо сделана, а работу он привык делать хорошо. Он шел в полной темноте, лишь фонарик выхватывал часть «колоритного» пейзажа внутренностей метрополитена. Все внимание человека было сосредоточено именно на кусочке света, который плавно перетекал из одной стороны в другую при каждом движении его руки. Вторая его рука было занята обрезом, который то и дело глухо стукался о препятствия, попадающиеся на пути. Вдруг луч света выхватил из темноты контур человека, охотник сразу оживился, и рука с обрезом вытянулась в сторону жертвы. Прозвучал выстрел и одновременно с ним раздался истошный крик, который разнесся по всем тоннелям метрополитена. Охотник подошел к трупу и осветил его фонариком - это был бомж, лежащий на куче разного тряпья, глаза его были широко открыты и смотрели на охотника как бы спрашивая его - зачем? Охотник закрыл рукой трупу глаза, (он не любил когда на него смотрят за работой) вынул топор и одним махом отрубил голову, обмякшее тело рухнуло и потерялось в куче тряпья. Голову трупа охотник держал в руках за волосы и ждал пока стечет вся кровь, только после этого он бережно клал ее в мешок, который уже был наполовину загружен, и улыбаясь, бурча что-то про себя, уходил. Часа в 4 утра он выходил на поверхность, где его уже ждала машина, которая увозила его всегда в разные места города, но только одно было всегда одинаково – то, что его ждало в конечной точке ночного путешествия – подсчет голов. Это было соревнование, которое устраивали богатые люди и ставили на него, как на скачках. Участников всегда было двое, и побеждал тот, кто смог за отведенное время добыть больше голов. После подсчета, объявляли, кто выиграл, разливали всем по бокалам шампанское, веселились и праздно швырялись деньгами, а все головы надевали на лампы на балюстраде какой-нибудь станции метро, чтобы продемонстрировать свои ночные трофеи. Когда все уезжали и веселье заканчивалось торопливые и беспокойные уборщицы снимали новые украшения с ламп, дабы не ввести в бешенный восторг посетителей метрополитена. Они делали свою работу молча и тщательно, ведь им платили за это хорошие деньги.
Такая была работа у отца Исы. Он любил себя и ненавидел одновременно за эту работу охотника: любил себя за то, что имеет власть над людьми, за то, что за эту работу ему платят хорошие деньги, а ненавидел – за то, что уже не может почувствовать свободы и убежать от себя, убежать от всего сделанного им на этом свете.
Иса за это долгое время, проведенное в городе, превратился в молодого человека насквозь пропитанного серой городской жизнью: он также как все хотел поступить в хороший институт, хорошо зарабатывать, любить красивых женщин, иметь красивые машины и дома, а главное, он потерял то, что было у него до переезда в город – себя. Он потерял свое собственное я, и уже мыслил категориями толпы, которая давила на него каждодневно и заставляла делать его те вещи, которые были ему совершенно не нужны. Иса не знал, чем занимается его отец, его удовлетворяло то положение вещей, которое было на данный момент: у них была хорошая квартира, дом, машины, деньги и Иса чувствовал себя хозяином мира и считал, что ему подвластно все и поэтому не боялся пускаться в разного рода авантюры.
В одном городском баре, будучи изрядно навеселе, Иса познакомился с одним человеком, который с ним затеял спор о том, каким должен быть настоящий мужчина.

- Мужчина должен быть крепким, решительным, быть способным на любой поступок, - утверждал человек, - иначе он не мужчина.
- Что и человека должен быть способен убить?
- И человека тоже, чем человек отличается от животного, посади его на корточки, заставь гавкать или блеять – вот тебе и животное. Так, что никакого отличия.
- Но ведь по-вашему получается, что мужчина тоже животное …Он же человек !?
- Мужчина – это больше чем человек, мужчина – это хозяин ситуации. Хозяин всего … Хочешь почувствовать себя настоящим мужчиной?

И в этот момент в душе Исы всплыло то забытое ощущение, которое он испытывал очень давно, еще до переезда в город. И это было ощущение, основанное не на материальных благах этого мира, а на чем-то внутреннем. Он испытывал его тогда, когда, отец обучал его искусству выживания в лесу: тогда от денег ничего не зависело, а зависело только от самого человека, от твердости духа и характера. Тогда он находился один на один с собой, с природой, со всем миром, он бросал вызов всем и выходил победителем. Сейчас ему заново захотелось пережить то, что было для него доступно раньше, когда он был хозяином ситуации, и деньги для него не имели абсолютно никакого значения. Иса чувствовал, что незнакомец даст ему снова пережить то утраченное в том далеком времени чувство победителя.
- Что вы хотите мне предложить? – спросил Иса.
- В час ночи приходи на эту станцию метро, - незнакомец показал пальцем в сторону ближайшего подземного перехода с расположенной над ним большой синей буквой «М», - будешь доволен, будут деньги, хорошие деньги …

И незнакомец растворился, как будто его и не было.
Иса долго еще сидел и думал над этой беседой, но желание пережить то забытое чувство брало над молодым человеком верх.
Ровно в час ночи Иса стоял около перехода. Незнакомец его уже ждал, он был не один – рядом стояли четыре роскошные машины, в каждой машине сидели люди, лиц не было видно и создавалось такое впечатление, как будто в машинах сидели тени.

-Ну что, решился? –спросил незнакомец.
- Да, - ответил Иса.
- Так ты же даже не знаешь, что я тебе предложу …
- Мне все равно, мужчина ничего не должен бояться.
- Молодец! Я думаю, у тебя все получится! – и незнакомец протянул Исе обрез.
Иса взял его в свою руку, сталь оружия приятно холодила.
- Это тебе тоже пригодится, - сказал незнакомец, протягивая Исе мешок, с торчащим из него топорищем.
- Принеси мне их головы, мой мальчик!
- Кого, их?
Незнакомец рассмеялся, поворачиваясь лицом к стоявшим недалеко машинам.
- Кого встретишь, - ответил незнакомец, - принесешь голов больше, чем он, (и незнакомец мотнул головой на человека стоявшего недалеко от машин) получишь много денег и подтвердишь свое звание мужчины. Или ты боишься?
Иса крепко сжал обрез и решительно ответил.
- Нет!
- Ну так, вперед! – подбодрил незнакомец и показал жестом, что Иса должен следовать вперед.
Они спустились вниз, как не странно подземный переход оказался открытым, подошли к какой-то огромной железной двери, которая была открыта. За дверью была кромешная темнота, и лишь ветер тягуче выбивался из темноты и путался в волосах Исы.
- Два часа у тебя на все! Докажи, что ты мужчина, - сказал незнакомец и вложил в левую руку Исы фонарь.
Иса включил фонарь, шагнул в темноту и лишь маленький кусочек света выхватил неотчетливую картину внутренностей подземки.
Так Иса сделал свой первый шаг к карьере охотника.
Работа ему нравилась, он получал от нее большое удовольствие и деньги, которые ему платили, особенно не играли роли, они были чем то параллельным, самим собой разумеющимся, что должно быть у каждого мужчины. Но самое большое удовольствие он получал от чувства контроля над людьми, от того, что ночью он может решать: кому жить, а кому нет. И иногда, глядя на толпы проходящих мимо людей, он ловил себя на мысли, что способен убить каждого кто попадается ему на глаза, и что их головами могут быть утыканы все лампы на всех балюстрадах, на всех станциях метро. Люди превратились для него в дичь, в ходячие куски мяса, которые ничем не отличаются от животных. Иса думал над этим и внутренне возносился над самим собой, над всем миром. Это стало его философией, его внутренним убеждением, его Я. Казалось, он нашел, то, что потерял давным - давно, и от этого ему становилось хорошо.
Иса взрослел и постепенно стал превращаться в настоящего охотника: на которого ставили большие деньги, которого уважали и которого боялись. Отец же его наоборот: терял былую сноровку, стал чаще проигрывать, и перестал приносить доход, и постепенно организаторы начали приходить к мысли, что пора ему покидать этот бизнес.
За все время работы, которое отец и сын работали вместе, Иса ни разу не встречался с отцом, хотя они даже несколько раз соревновались между собой и в последнем поединке Иса превзошел своего отца.
«Пора ему на покой», - так решили организаторы, - но отпускать его нельзя …

Был ясный, зимний, солнечный день. Иса встал с очень хорошим настроением, сел в свою машину и поехал загород. Вчера ему позвонили организаторы и попросили приехать в назначенное место, надо было поработать, к тому же платили за это по двойному тарифу, и Иса с радостью согласился.
Когда он приехал на место, его уже ждали.

- Ну что приехал … Здесь надо одного мужичка оприходовать…денег задолжал, - сказал один из организаторов.
- А кто он? – поинтересовался Иса.
- Да так, коммерс какой-то …
Они шли по хрустящему белоснежному снегу к фигуре человека, который стоял на поляне в глубине леса. Снег хрустел под ногами и искрился, переливаясь на солнце разными цветами. Фигура человека с каждым шагом становилась все отчетливее, и когда до нее оставалось шагов десять, Иса узнал в ней своего отца.
Отец повернулся и увидел сына. Глаза их встретились. На мгновение обе фигуры застыли в оцепенении, и казалось, что за это мгновение вся жизнь проносится перед их глазами. Они смотрели друг на друга и молчали, никто не начинал разговор.
- Ну, вот этого заказали …, - прервал паузу человек, стоявший рядом с Исой, - мочи его, да в кабак поедим.
Иса достал привычным жестом пистолет, и приставил дуло к виску отца. Он никогда не думал о такой ситуации, о том, что он будет способен решать судьбу собственного отца. А еще больше он не думал о том, что его отец когда-нибудь окажется в стаде того живого мяса, в той толпе людей, которых он считал за животных. Противоречивые чувства захлестнули его мозг.
Отец стоял спокойно и улыбался, как будто он этого очень долго ждал и наконец то этот момент пришел. Вот-вот он избавится он тех внутренних мучений, которые тяготили его все эти годы, которые мешали ему жить на этой земле. Единственным избавлением для него в этот момент был пистолет сына, приставленный к его виску.
Рука Исы напряглась и вены на сильной руке, казалось, разорвутся от такого напряжения. Указательный палец, лежащий на курке дрожал …
- Кончай его … , - громыхнул в тишине леса голос, раздавшийся за спиной Исы.
- Не могу, не могу … запротестовал Иса.
Он уже не был похож на хозяина жизни, на человека который способен повеливать чужими судьбами.
- Ты что не мужик? – раздался голос сзади.
Эти слова прозвучали для Исы как заклинание. Он четко понял, что в этот момент он снова должен подтвердить это высокое право называться мужчиной. Вот она грань, ради которой было все остальной, ради которой он жил и существовал все эти годы. Палец надавил на курок. Раздался выстрел. Обмякшее тело отца упало на искрящийся снег.
Иса долго ждал того, чувства которое он чувствовал раньше, когда убивал, но его не было, внутри бала лишь одна пустота.


Теги:





0


Комментарии

#0 17:05  16-04-2004Коиторий Удивлеев (Е.А.)    
не осилил
#1 17:08  16-04-2004Коиторий Удивлеев (Е.А.)    
Дочитал. Хуй знает.
#2 17:17  16-04-2004Семен    
Хорошо написал.
#3 17:18  16-04-2004Спиди-гонщик    
А хорошо. Хотя и предсказуемо а-ля сегодняшний же креатив про еблю через интернет.

Татары - наши младшие братья.

#4 17:20  16-04-2004alex_s.    
Написал на работе за два рабочих дня. Навеяло :-)
#5 17:27  16-04-2004Мальдорор    
Мегаполисы - зло и оплот международного сионизма!

Они изжевывают и отхаркивают человека.

Даешь возвращение в лоно Матери-Природы!


Креатив предсказуем что пиздец, не понравилось...

#6 17:28  16-04-2004Stockman    
неплохо, обязательно пиши ещо..
#7 18:23  16-04-2004smeshnoi chel    
ниасилил.


Спиди-гонщик


17:18 16-04-2004


Татары - наши младшие братья. - это к чему? (С Ренсоном что-ли поцапались?)

#8 23:56  17-04-2004Мозг    
написано хорошо, но када понял чем примерно кончится - читать стало неинтересно.

..придумайте сами счастливый конец,

кто первый придкумает - то молодец


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [48] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....