Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Трэш и угар:: - Первая

Первая

Автор: Dichenko
   [ принято к публикации 07:38  13-05-2010 | я бля | Просмотров: 370]
В комнате занимались сексом. Так бы подумал каждый посетитель темного подъезда, проходя мимо деревянной двери с погнутым алюминиевым номерком «69». Бабушки, шатаясь из гастронома домой, часто качали головой, выслушивая отголоски бурных вакханалий, которые устраивали сомнительные квартиранты на скудных нескольких десятках выстраданных квадратных метрах жилплощади родом из Советского Союза.
В квартире жило четверо – они называли себя общиной. Одна девушка. Некрасивая. И трое братьев близнецов неизвестного возраста и происхождения. Часто можно было видеть их грязные лица, вероятно, немытые тела упакованные в старые телогрейки и ватники.
Соседские мальчишки иногда сидели на роскошных яблочных деревьях, пытаясь заглянуть в окна этой тайной квартиры. Они часами могли что-то высматривать, фантазируя монстров и сочиняя причудливые сюжеты, навеянные потоками деструктивной информации из трещащего телевизора. Иногда выходила некрасивая девушка, голая по пояс, и смотрела хладнокровно на мальчишек, от чего тех кидало в ужас и они как можно быстрее пытались покинуть дерево. Как-то раз один из них свалился, не справившись со стремительным спуском. В итоге — сломанная рука.
С тех самых пор по двору из нескольких панельных домов, доломанной детской площадки и укатанной асфальтом стоянки для автомобилей, ходила легенда о сатанистах, оборотнях и похитителях домашних животных. Говорили, что лохматых собачек и полосатых котиков жесточайше убивали в целях жертвоприношения и душевной экспроприации. Слухи бы так и оставались слухами, если бы не произошедший случай с маленькой девочкой Розой, которую маменька в то роковое утро отправила в магазин за молоком.
Роза была послушной девочкой. Каждое утро она вставала и первым делом тащила в коридор собранный с вечера портфель. Затем ставила блестящий чайник на белую советскую плиту и шла будить маму. Пока мама просыпалась и занималась утренним туалетом, Роза намазывала свежие ломти батона белым как снег сливочным маслом. Обычное среднестатистическое утро среднестатистической примерной девочкой. С тайной странной общиной ее связывало только то, что жили они в одном подъезде.
Маменька уходила на работу в здание старого, но вечно живого завода. А Роза топала в школу. Там она будет сидеть целый день за своей первой партой, и словно опытный боец красной армии, выполнять приказания строгой учительницы.
Она шла мимо серых независимо от времени года и погоды зданий. Под ногами ее разбитый асфальт изредка издавал скупые хлопки, тайно контактирую с каблучками.
Так было всегда, по крайней мере, все одиннадцать лет ее жизни. Вернувшись в обед домой, Роза увидела прикрепленный к зеркалу белый листочек в клеточку, на котором мама своим неразборчивым почерком написала короткое послание о том, что к ужину надо бы купить молоко. Роза посмотрела в зеркало на свои черные курчавые волосы и веснушки, покрывающие лицо. Веснушки ее раздражали больше всего. Противоположный пол, окружающий ее, был ещё слишком юн чтобы понять редкость и притягательность этой особенности, а сама Роза была слишком мала, чтобы ощутить всю сексуальность своего лица, покрытого золотой россыпью.
За бумажкой с посланием было прикреплено несколько мелких купюр. Как раз хватит ровно на молоко: не больше не меньше.
Роза надела свои туфли, купленные мамой на рыночной распродаже.
Игнорируя лифт, Роза понеслась по подъезду прямиком на первый этаж. В этот раз она настолько замечталась во время экстренного спуска, да так, что не заметила большого тела некрасивой женщины с третьего этажа.
Столкновение.
- Извините пожалуйста… — промямлила Роза, краснея от смущения. Женщина лишь улыбнулась, обнажив бросающееся в глаза отсутствие передних зубов и гниль остальных, и тяжело вздохнув, схватила девочку. Та от испуга не произнесла ни звука. В следующую секунду дверь из дерматина на третьем этаже захлопнулась.
Закрыв за собой дверь, Роза поставила девочку на ноги. Ступни ее почувствовали присутствие чего-то мягкого – вроде ковра под ногами. Несмотря на испуг, ее все же посетили мысли о том что никто не стеллит ковры в прихожей. Чтобы убедиться в достоверности своих доводов она все же опустила глаза вниз и увидела большой сшитый ковер, скорее всего, из шкур бродяжных животных. Собаки и кошки. Вот тут Роза уже не выдержала и закричала, а в следующее мгновение просто потеряла сознание. Ее легкое тело, которое должно было шлепнуться на меховое покрытие, вновь ухватила некрасивая женщина.
На крик сбежались с двух других комнат и кухни братья некрасивой женщины.
- Что есть сие, Аманта? – произнес один, грузный, нестриженный и в тельняшке. Больше ничего из одежды на нем не присутствовало. И свисающие гениталии, припорошенные пучками слипшихся волос – были тому свидетельством.
- Это есть светлый лик эха грядущего Апокалипсиса… — ответила коротко Аманта, довольно низким для женщины голосом.
- Это часть твоего видения, мать? – произнес на этот раз худощавый лысый парень лет девятнадцати, с исколотыми предплечьями и впавшими глубоко в основание черепа глазами.
- Не знаю. – Вместо Аманты ответил последний житель общины – седой старик с голубыми небесными глазами, вероятно, слегка выцветшими. Он подошел к Аманте, державшей девочку и рукой прогладил ее по волосам, пахнущим мылом и свежестью. – Аманта могла и ошибаться. Это юное исчадие света может сыграть негативную роль в становлении наших душ в момент часа расплаты со Всевышним.
После этих слов Аманта, держа одной рукой девочку, второй с размаху ударила старика по лицу. Сделав оборот на сто восемьдесят градусов, старик упал, лицом уткнувшись в шкуру недавно убитой собаки.
- Не смей, Вунсолай, порочить мои сны, яркие, как морозное арктическое утро и четкие, как крест на братской могиле. Вними же словам моим, верховной жрицы Аманты… — после этих слов Аманта небольшими шагами пошла в комнату, два других жителя уступили ей дорогу. Дед покорно встал на колени и поклонился вслед женщине.
Роза проснулась через шесть часов, вероятнее всего, от вони непонятной природы и происхождения. По всей видимости, в квартире давно между собой смешались запахи гниющего мяса, недельного пота и годовой грязи. На деревянном стуле перед ней сидела Аманта.
- Я рада, что ты проснулась, девочка. – Коротко и все тем же басом сказала некрасивая полная женщина. Сердцебиение Розы ускорилось в несколько раз, а на лбу показалась довольно заметная и блестящая испарина.
- Что вам от меня нужно, тетенька… — произнесла испуганная девочка. Она от безысходности сжала старую подушку, в результате которой из той посыпались перья. Роза не придала этому значения, уставившись взглядом в лицо Аманты, от которой, как казалось Розе, исходили килогерцы темной энергии.
Аманта протянула руки к девочке, закрыв глаза. Роза, вероятно почувствова какое-о притяжение, коронно взяла ее за ладони и Аманта помогла ей встать на ноги.
- Пошли за мной, дитя… Вечернее причастие ждет нас в эти мгновения. – В ответ Роза покорно встала, и, ступив уже на пыльный и загаженный странными липкими пятнами пол, пошла вперед на одном уровне с Амантой, взяв ее за руку и почти не чувствуя вони, которая сквозняками перемещалась по комнате.
- Почему тут так воняет? – уже скорее от любопытства, нежели от отвращения, спросила любопытная девочка.
- Это святой дух, моя дорогая. Он хранит покой этого сакрального места.
Когда они зашли на кухню, Роза увидела трех других обитателей странной квартиры.
- Меня зовут Вунсолай… — произнес старик, поднявшись первым. Сложив ладони вместе, он слегка поклонился девочке, закрыв глаза.
- Имя мое – Иуда, в честь Искариота, прошу заметить… — произнес мужчина в тельняжке. Сложив ладони вместе, он слегка поклонился девочке, закрыв глаза.
- А я безымянный. Так и зови меня — Безымянный. – Произне схудощявый последним. Сложив ладони вместе, он слегка полонился девочке, закрыв глаза.
- Мое имя юное дитя знает… — сказала Аманта и села за стол, посадив Розу на колени. Сейчас у девочки появился шанс оглядеться по сторонам кухни.
В углу стояла плита, рядом с ней – раковина. Обоев не было, только голые серые стены, исписанные странными буквами и символами. По середине был круглый стол и несколько стульев. Собственно, тут они и обсели. Осмотр кухни прервал Безымянный. Он встал, громко отодвинув стул и взял большую стеклянную чашу, стоящую рядом с раковиной. Поставив ее на стол, он подошел к плите.
- А теперь, время принести жертву во имя Апокалипсиса и несущему его сосуду сосредоточения невинности и непорочности будущего видения мира… — Говоря эти слова, он пристало смотрел на Розу, чем вновь разбудил в ней первобытное чувство страха .
Потом Безымянный резко открыл духовку и достал оттуда дивного полосатого кота, вероятно, такого же напуганного и затравленно, как большинство жителей некой тоталитарной республики. Взяв его за шкирку, он подошел к столу. Кот на вытянутой руке висел над самой чашей. Роза, вероятно догадываясь, что сейчас будет, ладошками закрыла рот чтобы не кричать. Безымянный взял большой кухонный нож и резким отточенным движением вспорол глотку животного. Кровь тонкой струей полилась в чашу. Увидев это, Роза вновь потеряла сознание и не увидела, как члены общины начали вымазывать свои лица кровью, жадно облизывая губы и растирая ладонями свои грязные и липкие тела. Не увидела Роза и оргии, которая началась по прошествии нескольких минут.

Маменька, как только пришла с утомительной заводской смены сразу почуяла неладное: Розочки нигде не было. Не было и записки возле зеркала, но портфель с нарисованным на нем чебурашкой аккуратно лежал на кресле. Значит Роза пришла со школы, кинула портфель и пошла за молоком. Взволнованная маменька побежала к холодильнику. Открыв дверь, она ещё больше испугалась: там был кусок ливерной колбасы, трехлитровая банка с консервированной в домашних условиях селедкой, но отсутствовало молоко. Взволнованная женщина кинулась в подъезд, опрашивать жителей и искать доченьку. Обычно, свидетелями всего, что происходило, были дежурные бабушки, восседавшие на деревянных лавках и непосредственно сохраняющие в архивах своей памяти все, что происходило вокруг.
Не ни Федотовна, ни Авдотьевна, ни Карповна не видели стремительно бегущую в продуктовый магазин Розу.
Отчаявшись, маменька вернулась домой звонить в милицию. Минуя лестничные пролеты на третьем этаже, ее внимание привлекла скомканная бумажка, и в это самое мгновение сердце маменьки кольнуло – тот самый листик, на котором было написано послание о покупки молока! Перед ее взором была шестьдесят девятая квартира – та самая печально известная квартира странной общины. Маменька несколько раз постучала в дверь и позвонила. Хотя изнутри слышалось какое-то шебуршание и шаги, но никто не открывал и даже не спросил, кто там.
В это самое время на балкон с мегафоном вышел престарелый Вунсолай. Случайные прохожие и вовсе бы не обратили на него внимания, если бы не речи, которые он начал читать. Они заставляли обратить свой взор каждого случайного, что проходил просто так или, например, выгуливая собаку.
- Люди! Час настал проститься с этим греховным моментом вашего существования. Не богоугодные твари должны приготовиться к расплате за свои проделки мирские! Да пребудет с вами святое веяние вселенского Апокалипсиса! – голубоглазый старик читал проповеди до тех пор, пока к подъезду не подъехала милиция. В этот самый момент его охватила настоящая истерика.
- Вот они, слуги Дьявола, что пытаются помешать нашей миссионерской деятельности пограничных мирах! Сера! Сера! Сера! – дверь на балкон закрылась, а маменька тем временем встречала двух людей в форме, на ходу пытаясь им объяснить, что дочку ее похитили, скорее всего, странные люди с третьего этажа. Кое-как выслушав доводы испуганной женщины, милиционеры поднялись на третий этаж. Но им никто не открыл. За дверью лишь слышались какие-то странные речи, плавно перетекающие в песнопения.
Один из сотрудников приготовился выбивать дверь. С разбегу он несколько раз ударил по ней, и в следующие мгновения дверь затрещала и поддалась. Оказавшись в квартире, милиционеры первым делом обрати внимание на вонь и покрытие из наших братьев меньших на полу. Предварительно сняв оружие с предохранителя, они зашли в комнату.
По пришествию в зал их взору предстала следующая картина:
В центре комнаты на стуле, замотанная в белую занавеску стояла девочка.
Вокруг нее лежали трупы четырех жителей общины. Как показало следствие, они сами себе перерезали глотки старыми кухонными ножами – оттого весь пол был залит ещё теплой кровью. Роза стояла на стуле и молча, смотрела на милиционеров. Один из сотрудников подошел к ней, чтобы взять на руки. Она обняла его за шею и тихо прошептала «теперь они спасены».
Отдав дочку маме и составив протоколы, милиционеры ушли, оставив уйму работы медикам и следователям.
А Роза с тех пор стала немного замкнутой и редко общалась со своими сверстниками. Бывало, она все же пыталась рассказать им о порочности этого мира, но те лишь отмахивались и просили «не грузить их всяческой ерундой».


Теги:





2


Комментарии

#0 13:00  13-05-2010белорусский жидофашист    
зачотная рубрека
#1 18:24  13-05-2010артист народный    
блять, я за Розу переживал.
#2 19:14  13-05-2010castingbyme*    
Отделалась лёгким испугом
#3 06:59  14-05-2010mamontenkov dima    
Печонкой чую, всем здесь заправляют — Федотовна, Авдотьевна и Карповна.
#4 08:26  14-05-2010keter    
с бадуна не стоит читать, возможно подташнивание
#5 00:09  23-01-2012kids77    
В концовке рассчитывал что религиозные маньяки пиздян от масоров огребут
#6 00:12  23-01-2012kids77    
В концовке рассчитывал что религиозные маньяки пиздян от ментов огребут

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:04  03-12-2016
: [35] [Трэш и угар]
Господь Иисус Христос сказал:

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;
ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7, 7-8).



1.

Представляете, а ведь Московский район Чертаново — очень зеленый....
11:41  11-10-2016
: [20] [Трэш и угар]
Снилось мне-драконы Тверь сожгли
прилетев в ночи с Юго-Востока.
Ими управлял китаец Ли,
редкостный подлец и лежебока.

Эскадрилья из семи голов,
нанесла удар по винным лавкам.
Был открыт огонь из всех стволов.
В магазинах паника и давка....
ВЧЕРА НА КАЗАНСКОМ ВОКЗАЛЕ У КАСС...
.
Вчера на Казанском вокзале у касс
Подрались торговцы чак-чаком.
Один утверждал, что другой - педераст
И бил оппонента по чакрам.
.
Мутузил коллегу и эдак и так,
Ногою захаживал в дыню
И несколько раз засадил под пердак,
Куда-то в район Кундалини....
12:28  10-11-2015
: [13] [Трэш и угар]
...
18:51  07-04-2015
: [31] [Трэш и угар]
Масик зудел и выносил Ксюше мозг.
- Купила бибику, теперь счастлива?
Досадно ему, что у Ксюши теперь машина лучше.
- Да, Мась, счастлива!
На подъезде к СБС под колеса метнулась собака. Ксюша всегда боялась такого. Разум отключился.
- Ты что делаешь?...