Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Ане

Ане

Автор: onownik
   [ принято к публикации 02:59  17-07-2010 | Бывалый | Просмотров: 427]
Я сижу и смотрю в ее карие глаза не понимающим взглядом. Ей пару месяцев назад исполнилось двадцать два, она рассталась со своим парнем три месяца назад. И вот когда пришла весна, ей вдруг захотелось мужика.
- Ты же понимаешь я не могла это больше терпеть, — сказала она и аккуратно затянулась сигаретой.
Я молчу. Я не понимаю. Сука, я знаю тебя уже три года, ровно столько же ты повстречалась с Андреем, и никогда ты мне не говорила о проблемах в вашей жизни. Зачем, уламывая мужика говорить ему о прошлом. Ты пытаешься показать мне свою тонкую ранимую душу? Пытаешься достучаться до сердца которого нет? Ты надеешься что после сегодняшней ночи, с утра я вспомню твои слова? Думаешь я передумаю уходить и останусь? Что за бред?
- Может я была не права? – Посмотрев на капли дождя моросящие в окно кафе, сказала она. Обернулась к официанту, потом посмотрела на меня и сделала очередную затяжку. – Тогда где я была не права?
Почему бабы набивают себе цену? Что они этим пытаются мне доказать? Я же знаю тебя как облупленную. Тебе исполнилось восемнадцать, ты училась на первом курсе. Наконец купила насисьник с буковкой С, и стала чаще носить кофточки с глубоким декольте. Тебе нравилось ловить мужские взгляды в своем вырезе. Ты играла с этими взглядами. И вот один из них тебя поимел. Ты отдалась ему с боем. Ты строила из себя монашку почти месяц. Андрей мне сам говорил что склонил к минету тебя через год. Ты завысила себе охуенную цену. Ты давала ему понять, что секс тебя не устраивает, хотя по вечерам в ванне почесывала свою изюминку. Он клал свою руку тебе на талию и вел гулять в центр, а твои трусики уже промокали только от мысли о нем.
- Ты меня вообще слышишь? – Нервно спросила она, посмотрев на меня из под бровей.
- Да, просто искал ответ.
Да какой тут может быть ответ? Сейчас тебе двадцать два. Грудь у тебя с тех пор не выросла. Из блондинки ты перекрасилась в брюнетку и не буду скрывать тебе это идет. Бледное тело ты теперь покрываешь ровным слоем загара, золотая цепочка на шее с каждым годом все больше, а в кольцах на твоей изящной руке стали появляться караты. Как вовремя ты посмотрела на свои пальчики. Да, у тебя прекрасный розовый маникюр с непонятным мне зверьком. Но во взгляде грусть и безымянный палец пуст? Вернее там есть кое какое колечко. Но оно отлично от того которое ты хочешь видеть.
- Когда ты мне уже покажешь свою новую кухню? – спросила она и полезла в сумку за зажигалкой.
- Мне пора просить счет?
- Нет, давай еще выпьем по бокалу вина, — улыбнулась она, повернулась к барной стойке и мило взмахнула рукой.
- Ок, — в ответ улыбнулся я.
Так вот. Четыре года назад ты была жертвой. Ты искала зверя который сможет тебя завалить. Ты знала что впереди еще море времени, и могла смело отшивать парней. Но прошло четыре года. Ты уже не так уверена в своих чарах. Ты не доверяешь своему телу, и понимаешь что на охоту осталось меньше времени. И только поэтому ты сейчас поглаживаешь рукой бокал и временами прикусываешь губу. Ты уже говоришь мне, что согласна. Ты уже впускаешь меня в себя. Но оттягиваешь момент. Ты теперь сама охотник, который заманивает зверя в клетку, но еще не до конца уверена, что сможешь его удержать. Поэтому тебя это пугает. Ты боишься, что очередные года могут уйти безвозвратно. У тебя станет больше на одно кольцо, появится новая машина, море новых блузок и возможно пара новых поз. Изучишь еще пять новых блюд, станет одной подругой больше, на подоконнике появится очередной кактус. Но это тебя не пугает. Ты боишься что станет на четыре года меньше для сбора всех родственников.
Звонит телефон.
- Да, Таня.
- Слава, я буду через два дня в Питере, я остановлюсь у тебя?
- С тебя помыть полы и приготовить ужин.
- Договорились, как сам?
- Я немного занят, буду рад приезду, жду.
- Целую.
- Пока.
- Пока.
Кладу телефон, она вопросительно смотрит на меня.
- Кто это?
- Ты ее не знаешь.
- А все же?
- Что с Андреем?
- Он козел.
Я знаю. Ты мне уже сегодня это говоришь в пятый раз. Скучаешь. Тяжело представить как ты потеешь под чужыми потными лапами? Ты привыкла к тому что давал он тебе. Пройдет пять лет. Умрет кто-то из твоих близких, ты в очередной раз поменяешь работу. За загаром ты будешь ездить в Грецию, а не ходить в солярий возле дома и с обидой смотреть на девушек проходящих с коляской. И ненавидеть. Потому что у них есть то, чего нет у тебя. А ты так хочешь этот уют.
- Я сейчас вернусь, — зачем то подмигивает мне, берет свою сумочку и идет конец зала.
Я достаю сигарету, подходит официант:
- Ваш виски и вино для дамы
- Ок, и можно счет.
- Хорошо.
Делаю глоток, морщусь.
Пройдет пять лет. Ты уже не будешь жертвой. Ты будешь хищницей. Ты будешь цепляться за каждую тростиночку в надежде что она поможет тебе всплыть. Ты будешь тонуть, но с трудом найдешь руку помощи. Станешь ставить капканы в ресторанах, на свадьбах друзей и вечеринках. С каждым днем в твоей жизни парнем будет больше, а удовольствием меньше. Ты даже не вспомнишь слова, которые шептала Андрею. Я их помню: «Я боюсь тебе открыться, я с трудом впускаю мужчин в свою жизнь. Я не хочу быть девушкой на ночь, и поэтому хочу убедиться что ты относишься ко мне серьезно». Кому ты скажешь эти слова через пять лет? Ты даже не сможешь подумать об этом. Ты уже изменишь свои принципы. Время будет работать против тебя. С каждым днем надежды будет все меньше, а пить будешь больше. Но ты еще не догадываешься об этом. Ты еще не согласна идти в последний бой. У тебя еще есть время.
Ты подходишь к столу, демонстративно поправляешь белую юбку, подсказывая мне, что я могу ее снять.
- Поехали?
- К тебе?
- Да.
- Ок.
Я курю в машине, ты рассказываешь как кто-то из твоих коллег слетал во Вьетнам, что там чудесно и нам надо тоже там побывать. Зачем? Зачем опять? Зачем ты стараешься нас сблизить? У нас будет всего одна ночь. Всего одна. Не стоит дарить себе надежду на продолжение. Ты сама позвонила и сама знала что это на один раз. Я не хочу сближаться душами. Тем более я не хочу чтоб ты трахнула мой мозг. Я хочу трахнуть тебя, но это не значит что можно трахнуть его.
За десять лет, ты из полной недотроги, которая от слова хуй пунцовела как жопа младенца после шлепка, превратишься в опытную блядь, которая разочаровалась во всех мужиках на этом свете. Но это не остановит твои поиски. Но в тот момент когда ты уже полностью перестанешь верить, в тридцать два, выйдешь вечером в магазин, ты увидишь его. Он увидит тебя. Ты будешь вести себя как тогда, на первом курсе: глупо хихикать и розоветь при слове хуй. Но одно уже не изменится никогда. Ты ухватишься за него и уже никогда не отпустишь. Но это будет только через десять лет.
А пока мы входим ко мне и гасим свет.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:17  19-07-2010Слава КПСС    
написано хорошо, но блядь, почему такие избитые и скучные обороты. ГВ как есть, но мне знакомо. Короче, булешь должен.
#1 10:45  19-07-2010castingbyme*    
Понравилось. Синтаксис рваный.
#2 12:09  19-07-2010onownik    
Бывалый, должен быть не люблю. Лучше сразу в ГВ. гг

А так, я только учусь в строчку мысли укладывать. А без 0,5 как-то обороты не набираются.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [54] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....