Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Текинская повесть. Продолжение.

Текинская повесть. Продолжение.

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 14:03  19-08-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 386]
3 января 1880 года к ташкентской резиденции туркестанского генерал-губернатора Константина Петровича Кауфмана подъехала конная группа русских военных. Возглавлял её мужчина средних лет, одетый в белую парадную генеральскую форму.
У ворот резиденции под генеральского коня случайно попала зазевавшаяся цыганка. Она упала на землю, но скорее от страха, чем от лёгкого удара, выронив при этом ковш с дымящейся травой-исрык этим неизменным спутником среднеазиатских цыган. Считалось, что запах травы, отгоняет злых духов.
Генерал спешился, бросился к цыганке и спросил её по-узбекски, не сильно ли она ушиблась. Женщина ничего не ответила, было видно, что она ошарашена: русский, а так хорошо говорит на местном наречии, это было редкостью, да, к тому же, военный в богатом мундире.
Генерал вытащил из кармана деньги и, не считая, отдал их цыганке. Ещё более изумившись, цыганка, наконец, заговорила:
- Добрый ты человек, не видала я таких никогда, знай, что отныне не возьмёт тебя ни сабля, ни пуля, берегись только слова людского, берегись!
И цыганка зашептала что-то уже на каком-то совершенно непонятном никому кроме неё языке.
- Что она вам сказала, Михаил Дмитриевич? – с любопытством спросили генерала сопровождающие офицеры.
- Да, так, господа, сущий вздор, — махнул рукой Скобелев. — Цыганки.… Дай им пригоршню монет, такое скажут.
Через пару минут он уже сидел в кабинете генерал-губернатора и угощался зелёным чаем.
- Ну, как добрались Михаил Дмитриевич? Без происшествий?
- Происшествия? Да, вот, разве, что перед самыми воротами вашей резиденции, Константин Петрович, цыганка под лошадь мою попала.
- Цыганка под лошадь? – усмехнулся Кауфман. — Ну, коли, это единственное происшествие, я вижу в этом добрый знак! А между тем, Михаил Дмитриевич, — глотнув чая, продолжил Кауфман. — Задача вам предстоит не из лёгких. Все прошлые Туркестанские походы можно считать лёгкой прогулкой. Наши попытки усмирить текинцев провалились, генерал Ломакин вообще чудом спасся от гибели. Всего нам противостоят около пятидесяти тысяч. Командует ими сердар Дыкма-хан, разбойник, каких свет не видывал, но человек отчаянный и храбрый. Разбойничает с молодости, как и все текинцы, ходил в Персию, служил кокандскому хану, потом вернулся в Ахал.
- Константин Петрович, — рассмеялся Скобелев. – Зачем же вы мне всё это рассказываете? Неужто запамятовали? Я же сам гонялся за ним по всей Ферганской долине…
- Тьфу, ты чёрт, — хлопнул себя по лбу Кауфман. – Старость не радость, простите, Михаил Дмитриевич, и, правда, запамятовал.
- Ничего бывает, а когда начнётся строительство Закаспийской железной дороги? – вернулся к теме Скобелев.
- Уже началось Михаил Дмитриевич, мы понимаем насколько важно снабжение войск.
- Что ж, Ваше Превосходительство, раз мой план одобрен, я немедленно готов выступать в поход.
- Ну, вот, и отлично, рад, что вы находитесь в хорошем состоянии духа.
- Об одном лишь одолжении имею дерзость вас просить, Константин Петрович.
- Да, слушаю вас с превеликим удовольствием.
- Верещагина у вас позвольте выкрасть на время кампании?
- Ну, Михаил Дмитриевич, вы просите невозможного! – развёл руками Кауфман. – Ну, уж нет, Василий Васильевич останется при мне.
- Константин Петрович, — хитро сощурился Скобелев. – Ну, позвольте, будьте так добры…
- Ладно, ладно — сдался Кауфман. – Берите своего Верещагина, всё равно не отстанете, уж я-то вас знаю.
- Премного благодарствую, Константин Петрович, — обрадовался Скобелев.
- Ну, тогда, с Богом!
- С Богом!

***
- Вот, так, Михаил Дмитриевич, чуточку влево, — слегка поправил своего натурщика художник и вернулся к мольберту. — Что-то смотрю я, вы сегодня не в духе? Никак погодка? Да, вроде сравнительно хороша. Переменчива, правда, то снег, то солнце.
- Да, как же изволите быть в духе, любезнейший Василий Васильевич, коли, торчим в этой дыре уже битый месяц, а толку нет никакого, — мрачно ответил Скобелев. — Снабжение ни к чёрту, провиант прибывает не во время, казнокрадство цветёт пышным цветом. Если б, не подвели железную дорогу, с голодухи бы давно померли. Но главное, туркмены… Разбойничье племя, но, что, правда, отчаянные черти.
- А сколько их в крепости? – поинтересовался Верещагин.
- Наши лазутчики сообщают о 40 тысячах.
- Ого, многовато, штурм будет, нелёгко нам придётся, Михаил Дмитриевич. А что к слову думает о ходе кампании персидский шах? — постарался сменить неприятную тему художник.
- Бог с вами, Василий Васильевич, право, я вас не узнаю, — оживился Скобелев. — Персидский шах спит и видит, когда экспедиция закончится нашей победой. Вы не хуже меня знаете, сколько беспокойства приносят Персии текинцы. Поговаривают, что с начала века они угнали из Персии миллион пленников! Миллион, Василий Васильевич! И в Геок-Тепе по нашим сведениям рабов также предостаточно. Теперь, представьте, какая тишина наступит на северной границе персидского шаха, после того, как мы выйдем к ней и полностью подчиним туркмен. Весь тот разбой, который процветает здесь веками, все эти вожди-сердары, всё это уйдёт в прошлое, и народец сей, уверяю вас, Василий Васильевич, примется за мирный труд, займётся скотоводством, земледелием.… Ну, а, пока…, — вздохнул Скобелёв. — Признаться вам, устал я. Жду, не дождусь, когда всё закончится. Не то, что Фергана. Помните, как заезжали вы, бывало ко мне?
- Как же, не помнить, Михаил Дмитриевич, золотое было время! Да, и сколько связано у меня с Туркестаном сами знаете! Тянет сюда. Вот, как видите, не долечился после Балканской кампании и опять здесь. Сколько воспоминаний… Чего стоит одно участие в обороне Самарканда в 1868 году, 700 человек против 65 тысяч! И держались целых 6 дней! Пока Его Превосходительство Константин Петрович не подоспели на подмогу.
- И всё же признайтесь, Василий Васильевич, узбеки, кипчаки совсем другие люди. Ежели править ими твёрдо, но с сердцем, нет более радушного народа на всём белом свете! Дадут слово, не восставать, не восстают, — с ностальгией вспомнил Скобелев период своего губернаторства в Ферганской области.
- Но, что поделать, интриги, Михаил Дмитриевич, интриги-то вас и сгубили, — вздохнул Верещагин, намекая на обстоятельства отставки генерала. – Разворошили вы, Михаил Дмитриевич, осиное гнездо в области, вот и пострадали за правду, да за честность.
- Верно, Василий Васильевич, осиное гнездо, иначе не скажешь! Казнокрадство в области цвело пышным цветом, взялся я за них, было, и полетели доносы, да не в Ташкент, а сразу в Петербург. А начальство наше доносам верит больше, нежели честным людям. Кабы не доносы эти, губернаторствовать бы мне там и поныне. Эх, да, что там говорить — махнул рукой Скобелев, — Давайте-ка, лучше я вас чаем угощу. Устали, уж, поди, меня рисовать.
- Нисколько, Михаил Дмитриевич, вы ведь знаете, я не портретист. Так, баловства ради. Впрочем, от чайка не откажусь.
В эту минуту в комнату вбежал взволнованный ординарец Скобелева есаул Дукмасов.
- Михаил Дмитриевич, там…
- Что там? Говорите.
- Чрезвычайное происшествие.

Продолжение следует.


Теги:





1


Комментарии

#0 17:04  19-08-2010скот    
пиздец… это будет книга?
#1 18:04  19-08-2010шмель    
ааааа ояебу… зазевавшаяся цыганка… зачем ты автор это накарябал на непонятном никаму езыке...
я ж теперъ целый денъ буду видеть этот натюрморт в голове и заговорнически ухмыляца..!
#2 19:00  19-08-2010Шева    
Давай продолжение.
#3 19:32  19-08-2010шумный дистрофик    
курдюкбабай
#4 08:38  20-08-2010keter    
похоже урусхан подсаживает народ на туркменский сериал!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Когда от нас останутся стихи,
Ненужные, как пасмурное лето,
Мы выйдем в мир — спокойны и тихи, —
Из пыльных кулуаров Интернета.

Мы станем кормом для слепых червей,
Нас будут пить осины и берёзы,
Мы упадём в объятия морей,
Как синих туч стеснительные слёзы....
23:38  08-01-2017
: [25] [Литература]
Призер конкурса "АПОКАЛИПСИС"

Нельзя сказать что Шаня был олигофреном. До настоящего сумасшедшего он тоже не дотягивал. Хотя лёгкая ебанутость угадывалась с первого взгляда. Просто было у него некое недопонимание этого мира. И как следствие – обоюдное отторжение. Отсюда бытовая неустроенность....
Призер конкурса "АПОКАЛИПСИС"



Деревня Агашкино. Двойная Петля (конкурс, если не поздно).

Щас до деревни Агашкино из Москвы можно долететь на самолёте. Расстояние - восемьдесят километров, минимальная стоимость билета - 123 евро, время полёта 10 минут.
А тогда, в 1986 году, мне приходилось добираться туда сначала на переполненной электричке Москва - Голутвин до ст....
Призер конкурса "АПОКАЛИПСИС"

Отрезая напрочь путь к свободе,
лязгнула решётка в "смотровой".
Злобный санитар сидит на входе.
Я лежу под драной простынёй.

"Вязки" словно змеи впились в кожу,
горло давит как петля "сушняк".
Мне тревожно от тоски до дрожи,
спину давит будто гроб лежак....
20:08  28-12-2016
: [30] [Литература]
она мне сказала бог
сказала богу богово а ты кесарь
так словно бы я грибок
и меня можно просто срезать

вот лежу на боку трясусь
и надеюсь на меня смотрит Иисус
потому что я был безбожник
а теперь во имя её ползу животом по гравию

скажите почему ей вообще так можно
ввалиться в любовь миновав таможню
взлететь на вершину не изгрызя подножья
это же нечестно, неправильно

а!...