Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Военный эпизод

Военный эпизод

Автор: Микробиолог хуев
   [ принято к публикации 12:48  07-05-2004 | Alex | Просмотров: 426]
Почему то вспомнил, что скоро День Победы.
Решил направить на Ваше рассмотрение и суд хуяторов и втыкателей небольшой подходящий отрывок из своей эпохальной повести "Пиар и его команда".

Войска Второго Украинского и Третьего Белорусского фронтов штурмовали Берлин. Сначала на его окраинах, а затем и в центре, стали подниматься букеты взрывов от снарядов дальней артиллерии. На следующий день русские перебросили к Берлину несколько танковых корпусов и теперь эти машины с невероятной толщины броней и высокой маневренностью, изготовленные далеко за Уралом, прямой наводкой уничтожали все то, что еще оставалось после налетов британцев с американцами и артобстрелов. Огромные семиэтажные дома рушились прямо на глазах от прямых попаданный, либо от того, что какой-то удалой механик-водитель на скорости залихватски разбивал их несущие опоры. Уже утром в город ворвалась советская пехота и на улицах начались сначала перестрелки, а затем завязались неравные бои. Собственно, линия фронта, как это не парадоксально, пролегала теперь по Берлину.
Серега со Штирлицем прятались в уцелевших домах и пытались отстреливаться, если это можно так назвать. В том-то все и дело, что в настоящий момент, из-за формы СД, в которую был одет Штирлиц, по ним вели огонь свои же, а по этой причине они не могли вести огонь на поражение - посему стреляли поверх голов, стараясь напугать не в меру смелых и нахрапистых сибиряков-пехотинцев.
На улице возле мертвого фашиста Серега подобрал «Шмайссер», снял с трупа сумку с обоймами и теперь весело разрезал пространство свинцовыми очередями. Исаев же интеллигентно держал в руке абсолютно черный «Парабеллум», состояние которого он изредка проверял, постреливая из окон.
Они сидели на кусках побитого кирпича, спинами прижавшись к стенам и пережидали, когда у сумасшедшего и пьяного от близости победы и, скорее всего, водки из фляги, пулеметчика, который лупил непрерывной очередью по окнам, закончится лента и можно будет как-то выбраться из этого дома и перебраться куда-нибудь в другое, более безопасное место.
Внезапно Штирлиц насторожился, Сергей увидел это и тоже, в свою, очередь, напрягся. Послушав с минуту звуки плотных разрывов и очередей, он понял, что насторожило Штирлица – звяканье стекла, как будто бы кто-то стучал пустыми бутылками друг о друга.
Звук доносился из комнаты, которая находилась слева от них. Штирлиц встал, и, стараясь ступать как можно осторожнее, чтобы, главное, не упасть на валяющихся кирпичах и не сильно шуметь, перебазировался на соседнюю сторону комнаты и залег, глядя в разбитый снарядом дверной проем и пытаясь разглядеть причину необычного звука. Серега тоже не сидел, сложа руки – пригнувшись, он перебежками приблизился к этому проему и осторожно, держа автомат наготове перед собой, высунулся и осмотрел соседнюю комнату – она была завалена грудами такого же более непригодного кирпича, в самом ее конце валялось перекрытие, упавшее с верхнего этажа. Через отверстие в потолке, которое образовалось от этого разрушения, в комнату пробивался яркий весенний свет. Никого не было видно. В этот момент в дом, где находились наши герои, где-то в самое его начало радостно бухнул советский снаряд. Дом затрясся и с потолка посыпалась штукатурка и кирпичи с верхнего этажа. Распластавшись, как морская звезда и вжав лицо в грязное и пыльное покрытие пола, Сергей приготовился к моменту, когда на него обрушиться потолок, а за ним и весь дом сложиться, как крыша кабриолета.
«Ну, блин, ее на хер, эту Лору Палмер. На фига я связался с ней? Привалит сейчас тут, да и все» - до этого момента Сергей расценивал свои приключения в Берлине как невинную пионерскую зарницу, сейчас же он действительно был испуган, что отдаст свою молодую жизнь почем зря, в интересах, так сказать, этих эсбешников. А они потом орденки себе на грудь, сволочи.
Штирлиц, надо сказать, тоже лежал в идентичной позе, но с другой стороны выхода и опытно прикрывал голову руками. В его голове были похожие мысли:
«Боже мой, как я устал, как я чертовски устал. Ну, уже ж все понятно, так нет же – на тебе еще одно, последнее задание – найти эту девчонку. Да еще и американскую. Совсем в Центре оборзели. Как будто не знают, что здесь творится. Здесь и фюрера не найдешь, даже если сильно захочешь. Оно мне надо - свои же в меня и стреляют. Маразм! А ведь только недавно представили к Герою. Не хватало еще, что бы посмертно дали».
Раздался следующий выстрел, а за ним сочное попадание - дом вновь содрогнулся, но выстоял. По-видимому, наши - если, конечно, в настоящее время, их можно было так назвать, - подтянули самоходные артиллеристские установки и теперь прямой наводкой лупили по строению, которое, скорее всего, серьезно преграждало им путь к дальнейшему развитию штурма.
Когда пыль начала немного оседать, Сергей поднял голову и увидел, что за перекрытием что-то ворочается и от этого звук пустого стекла стал еще громче и отчетливее.
Сделав несколько глубоких вдохов, как стайер, пробежавший дистанцию и пытающийся восстановить ритмичность своего дыхания, он оттолкнулся от пола, вскочил и, пригнувшись, изо всех сил, по-прежнему, держа автомат перед собой, сделал стремительный и резкий бросок к подозрительному перекрытию.
Подбежав к нему, он увидел за ним лежащего на животе небольшого роста человека, сильно вжавшегося в пол и, судя по напряженной спине, пытающемуся просочиться сквозь осколки кирпичей. Вся его спина была белая, но не от того, что на нем был одет маскхалат, а от побелки, которая, как первый декабрьский снег, вовсю кружилась в полуразваленном доме.
Наставив на него автомат, Сергей, не отдавая себе отчета, что на русском языке, закричал: «Руки вверх», хотя руки противника и так были выброшены далеко вперед. «Встать» - продолжал он нагнетать атмосферу.
Немец не спеша и осторожно встал на ноги и Сергей увидел, что на его плече болтается сетка, в которой перестукиваются три пустые стеклянные молочные бутылки, пользующиеся чудовищной популярностью среди населения эпохи развитого социализма.
- Блин, Коля, ты какого хера здесь делаешь? – узнав его, раздраженно заорал Серега, - ты как вообще умудрился сюда попасть?
Герасимов, услышав русский язык, не нашел ничего лучше, как измождено выдохнуть: «Свои».
Он был похож на черт знает что: школьная форма была кое-где разорвана и безумно вымазанная в какой-то грязи и пыли, на плече висела сетка с пустыми бутылками, которые каким-то чудом уцелели. Из внутреннего кармана пиджака виднелся кусочек красного пионерского галстука. По всей видимости, завидя фашистов, Коля предусмотрительно снял его и спрятал от греха подальше.
- Да свои, свои, какие же еще, - орал на радостно-безумного Герасимова Серега, - ты как здесь оказался? – повторил он свой вопрос, который с первого раза до Герасимова на дошел. Сергей всерьез испугался, что его успело здесь контузить.
- Ну как оказался, я все ищу ее, вот и оказался, - промямлил Коля.
- Сергей, кто это? – Штирлиц, улучив момент, когда наш пулеметчик заправлял новую ленту, прибежал к ним и теперь стоял рядом, с интересом разглядывая чумазого паренька с сеткой на плече.
- Да так, придурок один, но свой, - по-простецки пояснил Серега. То, что он знает и Штирлица, и Герасимова, а они друг друга – нет, делало его как бы связующим звеном и он чувствовал себя хозяином положения, а поэтому позволял себе некоторую невежливость и орать на обоих.
Затем он снова переключился на Герасимова, который с неподдельным страхом таращился на стоящего рядом с ним фашистского офицера, одетого в форму СД и держащего в руке «Парабеллум».
- Слушай ты, тормоз, тебе нужна Алиса, слышишь А-л-и-с-а, а не Лора, - растолковывал он Коле, который, по-видимому, находился в состоянии шока.
- А? – обалдело вякнул тот.
- Алиса тебе нужна! - в самое ухо Герасимову кричал Сергей, - Алиса!
- Ну да, я знаю, Алиса, - уже более разумным тоном ответил Коля и посмотрел на Сергея, как на идиота, - Конечно Алиса.
- А здесь все ищут Лору, понимаешь Лору. Немного разные имена. Алисы здесь нет, - Сергей уже немного успокоился, потому что взгляд Коли становился все яснее и яснее.
Герасимов молча смотрел на него, хлопал глазами и, наконец, до него дошло.
- Лору? Но мне не нужна Лора. Я ищу Алису, - резонно ответил он на нападки Сереги.
- Ну, слава богу, допер. Конечно, тебе нужна Алиса. Ты как сюда попал, через двери автобуса в парке в Космозоо? – спросил Сергей.
- Да, а затем началось это. Я ничего не понял.
- Откуда ты пришел сюда?
Герасимов ткнул пальцем в темный проем стены за своей спиной. До него было метров 15.
- Ты хоть один здесь, без Фимы? - Сергей, сам не зная почему, начал беспокоиться за судьбу этого шестиклассника.
- Один, - сказал Коля, - Фимку мать не пустила.
- Давай, вали отсюда, а то сам видишь, что здесь твориться, замочат, как пить дать. Дом, видишь…, - договорить Сергей не успел, в стену снова глухо вляпался снаряд и все дружно присели.
- Слушай, Коля, здесь Алисы нет, тебе нужно идти туда, откуда ты пришел и в парке зайти в другую дверь автобуса. Понятно? – торопливо инструктировал Герасимова Сергей. Он боялся, что тот не успеет уйти в Космозоо и им со Штирлицем придется тягаться с этим пацаном.
- Понятно. А это кто? – спросил Коля, не спуская глаз с немецкого офицера, свободно говорящего по-русски.
- Это? Это - Штирлиц, - обыденным тоном ответил Сергей на его вопрос, но сразу же об этом пожалел.
- Штирлиц?! – глаза Герасимова стали большими и круглыми, словно его внезапно поразил приступ базедовой болезни, - Тот самый Штирлиц? Разведчик?
Теперь настала очередь удивляться Штирлицу, но как настоящий профессионал, он быстро с этим справился.
- Откуда, от кого ты знаешь обо мне, - спокойным, размеренным тоном задал он вопрос Герасимову.
- У нас все знают о вас, о радистке Кэт, о Плейшнере, о Мюллере, в общем, про всех, - в детском голосе Коли чувствовался восторг, казалось, что сейчас он попросит у Штирлица автограф.
Такого удара Штирлиц еще никогда не испытывал. Даже в тот день, когда он был на грани провала, записавшись на прием к Гиммлеру и в приемной встретившись с Шелленбергом. О нем, разведчике, работающем в Германии с 1929 года, о его связнике и радистке знал какой-то пацан, молокосос с длинным языком, неизвестно как оказавшийся здесь! Раньше он всегда считал, что о нем знают лишь в Центре и его жена. То, что произошло, совершенно не укладывалось у него в голове и он отказывался верить действительности. Но, как и подобает настоящему асу разведки, его лицо ровным счетом ничего не выражало.
- Как это, все? – этим вопросом Штирлиц всего лишь выигрывал время и уже привычно искал возможность выйти сухим из воды и причину провала или вычислял человека, предавшего его.
- А вот так, абсолютно все. А пастора Шлага вы уже переправили в Швейцарию? – с неподдельным интересом спросил Коля.
Штирлиц отшатнулся. Как, он знает и про пастора?.. А ведь пастор был его последним надежным человеком… Неужели пастор смог?.. А он был так уверен в старике…
На щеках Штирлица лихорадочно заиграли желваки. Он достал сигареты и, встав, закурил, забыв о том, что комната, где он сейчас все находились, простреливается насквозь безумным пулеметчиком-стажером, дорвавшимся до шаровых патронов.
Сергей понимал, к чему может привести задумчивость Штирлица, да еще и держащего в руке пистолет. Поэтому он быстро решил перехватить инициативу и сказал:
- Коля, давай дуй отсюда, да поживей. Привет Вертеру.
Снова раздался выстрел и дом закачался, следующего он наверняка не выдержит.
- Быстрее, - коротко крикнул Сергей Герасимову и, повернувшись к Штирлицу, добавил, - Я потом объясню, он прав, все знают, но не потому, что вы провалились.
Коле повторять уже не надо было – скакая на неровностях пола и звеня молочными бутылками, он бежал к дыре в стене. Подбежав к ней, он остановился, развернулся и пропел:

Ты только прикажи,
И я не струшу,
Товарищ Штирлиц,
Товарищ Штирлиц…

Не прекращая песни, выдуманной им, по всей видимости, прямо сейчас, он, нагнулся и проворно прыгнул в темный проем. Его голос сначала стал тише, а затем резко замолк.
Сергей повернул голову к Штирлицу и усталым хриплым голосом произнес:
- Максимыч, пора сваливать отсюда.
Штирлиц кивнул.


Теги:





0


Комментарии

#0 12:56  07-05-2004парилкин    
сильно, заебись ваще.
#1 13:00  07-05-2004Спиди-гонщик    
суперский трэш!!
#2 13:06  07-05-2004Stockman    
пиздец ты фонтазёр !
#3 13:18  07-05-2004Мозг    
ага, умеет ведь
#4 13:22  07-05-2004кот    
мощна
#5 14:18  07-05-2004DACHNICK    
ВСЕМ РЕКОМЕНДУЮ,,,,,,,,

смишно очень!

#6 15:04  07-05-2004Karlo Ebonutso    
а кто такой Серега???
дохуця длинно. не читал. картон.
#8 21:30  07-05-2004WALL    
мда......... трэш живет и побеждает! заебись!
#9 21:20  09-05-2004Valdiss    
Красавчик !!!!!!!! Ни хуйа не наркотики !!!!
#10 12:54  11-05-2004Stan    
Ага, Алиса здесь больше не живет)

Крео заебись!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
23:41  21-10-2018
: [7] [Литература]
Красиво солнце, день красив и статен
Красиво все, воссозданное им,
Красива лань, сопящая в кровати,
И сон её красив и нерушим

Листва красиво осень нарядила
Ей цвет горчичный впору, спору нет!
Красивы окна, двери и перила
И натюрморт из яблок и конфет

Красив и я, и с этим не поспоришь,
В пижаме шёлковой и в тапках из парчи,
Красив, храпящий во светлице, кореш,
Твой храп, мой друг, как музыка звучит

Красиво все разбросано по дому,
Играет зайчик солнечный с...
00:44  21-10-2018
: [32] [Литература]
Случилось мне, в году одиннадцатом, останавливаться в имении помещика Смердюкова, человека доброго и гостеприимного. Длинные волосы, орлиный нос и задумчивый взгляд выдавали в нём личность безусловно умную и образованную, влюблённую в себя и свои мысли, которыми он делился с прислугою и людьми наёмными....
16:14  20-10-2018
: [3] [Литература]
"Мир - говно" - писал курсивом,
Подавляя боль и злость,
Отставник Андрей Васильев,
Сжав в ладоне ржавый гвоздь

"Нету в этом мире правды" -
Дописал Илья Портнов
Наступив во тьме на швабру
Ту что бросил управдом

"Мир похож на Квазимодо" -
Вывел мелко дед Федот
Он горбат был от природы -
Стар, неряшлив, - идиот

"Мир есть ад" - добавил Павел,
Местной школы ученик
Всяк подряд его хуярил,
Бил Васильев - отставник

Управдом Сергей Незн...
12:27  20-10-2018
: [12] [Литература]
Был горизонт просторен, светел, чист,
Но всё же по осеннему печален.
Жестокого похмелья медный чайник
Вскипев, переходил на нервный свист.

Всходило солнце, нежной пеленой
Степенно обволакивало. Мнилось,
Что Осень коматозная приснилась,
И жизнь идёт тропинкою иной....
16:45  17-10-2018
: [12] [Литература]
Про приставки

Аленку третий день мучал вопрос: она еще девственница или уже нет. Первый секс случился пьяным, вялым и быстрым. А главное, Аленка понятия не имела, какие должны быть ощущения от настоящего секса, поэтому определиться в своем статусе не могла....