Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - Джим

Джим

Автор: Старовер-1
   [ принято к публикации 15:18  02-09-2010 | я бля | Просмотров: 381]
Зовут меня Джим. В память о навеки прославленной псине Качалова. Не могу сказать, что я особо прусь от своего имени, но уже как-то привык. К тому же, оно достаточно лаконичное и даже дебильный соседский отпрыск в конце концов его выучил. По национальности… пардон, по породе, я такса. И, как говорит хозяйский сын, полный урод. Ну что ж теперь делать – урод так урод: всё-таки, кривых коротких лап, сосисковидного туловища и крысиного хвоста у меня не отнимешь. Но не полный: у меня очень красивые печальные глаза и весьма сексуальный, как заявила очередная подружка хозяйского сынка, длинный язык. Подозреваю даже, что эта толстая коза с облезлым маникюром, трахаясь со своим обормотом (кстати, они особо уважают по-нашему, по-собачьи), представляет себе эротические сцены с моим участием…
Основное моё увлечение – игра в мяч. Ну, конечно, не футбол какой-нибудь (с моими-то ногами и волочащимся по земле пузом!), а тупая беготня за мячиком. Особо уважаю теннисные – как раз по размеру пасти. Первоначально жёлтые с белой каёмочкой, в процессе моих игрищ они превращаются во что-то бесформенное, серое, со свисающими ошмётками обслюнявленной ткани. Хозяин кидает такого красавца вдоль самой длинной дачной дорожки, а я лечу за ним роскошным галопом, порой даже переходящим в настоящий карьер. Высшим пилотажем считается, если мне удаётся схватить мяч на лету. Тогда я подпрыгиваю от радости и в очередной раз пытаюсь разгрызть на части этого скользкого резинового зверька.
Время от времени к нам в гости приезжает хозяйская дочь со своими отпрысками. Это двое отвязных чуваков, старшему из которых четыре, а младшему два года от роду. Ну, это, скажу я вам, реальные монстры! Причём с изысками. Банальному тасканию за хвост эти живодёры предпочитают связыванье лап и ушей, а также не слабые щелчки по яйцам. Но, надо сказать, и я в долгу хрен останусь: под видом безграничной любви и нежности, я сбиваю их с ног и жестоко обслюнявливаю. Ещё я обожаю сжирать их конфеты и сушки, если спиногрызы вдруг зазевались.
Пару раз в год мне привозят бабу. Обычно дело происходит в нашей городской квартире и по антуражу больше напоминает изнасилование чем акт любви. Бабе, или, извиняюсь за выражение, суке, надевают намордник и ставят раком в импровизированное стойло, наскоро оборудованное в перевёрнутой табуретке. Помню, как однажды хозяева одной костлявой тёлки, видимо для придания своей красотке особой сексуальности, умудрились выбрить ей всё вокруг влагалища, так что я до крови натёр член об её щетину. Жуть! Причём происходит всё каждый раз под чутким руководством здоровенной мужеподобной тётки, официально именуемой инструктором по вязке. А в просторечьи, спецом по случке. Хотя, надо отдать должное, собачек она любит. Считает нас милыми (Ёбтыть!) и чистыми (Усраться можно!) зверушками. Помню, как во время очередного возлияния (а наш половой акт она всегда обмывает за счёт хозяев, без малого бутылкой водки), эта ведьма заявила, что самое грязное животное – это муж.
- Вот, — говорит, — Когда у меня был муж, я его всегда прежде чем ужинать посадить, обязательно сначала в ванне полоскала…
Но, несмотря на внешнюю грубость, пальцы у этой мадам удивительно нежные: когда она берёт ими мой член, чтобы засунуть в партнёршу, я ловлю первый кайф…
Но баб привозят редко. А трахаться хочется практически постоянно… Иногда, когда моё либидо особенно звереет, я подвергаю сексуальным домогательствам хозяйкину ногу. А что, по-любому, приятней чем силиконовая девушка. Хотя, конечно, всё равно заменитель…
Вот, как-то так и живу. И, на первый взгляд, всё это, конечно, покажется скотством. Но где-то в моей маленькой, цвета дерьма, уродливой головке, под морщиноподобными кожными складками и огромными, испещрёнными сосудами, ушами, притаилась душа. Ночами, когда, лёжа на древнем, обоссанном диване, я дрожу во сне и перебираю лапами, а чмонюги-хозяева уверены, что мне снится погоня за очередной мяучащей тварью, моя маленькая душа или даже, если хотите, душонка, покидает тело. Она поднимается к потолку и легко просачивается в швы покарёженной временем занозистой вагонки. Матерясь и чихая, она ползёт по чердаку, осторожно огибая доисторические корзины со скарбом и пыльные пузатые бутыли невероятных размеров, в которых хозяин бодяжит зимой своё знаменитое смородиновое вино, упорно превращающееся в уксус. Подпрыгнув, она цепляется за доски кровельной обрешётки и проникает в микроскопические зазоры между шершавыми и, кое-где снаружи покрытыми мхом, листами шифера.
И вот она на крыше. Холодный воздух среднерусской осенней ночи миллионами голодных блох кидается на мою маленькую тёплую душу. Но ей всё нипочём – на то она и душа. Ночной сад с высоты – совершенно потрясающее зрелище. Сказочными исполинами в тусклом свете луны и далёкого уличного фонаря встали яблони. Это днём они корявые недороски с пожухлыми листьями и запаршивевшими, потрескавшимися стволами, годными разве что на дрова для шашлыка. А разросшиеся кусты гортензии с массивными белыми шапками зеленовато-белых сухих цветов! Они колышутся на ветру и кажется, что сюда, на крышу доносится их печальный сонный шёпот. Несуразной чёрной громадой высится покрытая рубероидом поленница. Которая на самом-то деле, и не поленница вовсе, а слегка структурированная груда старых досок, яблоневых отпилов и прочих деревянных отбросов дачной жизни. За забором, который не просто покосился, а находится на конечном этапе своей сорокалетней жизни, предшествующем падению, раскинулся заброшенный соседский сад. С высоты, особенно ночью, трудно отличить заросли малины от зарослей крапивы или, скажем, одичавшей астильбии. Зато можно видеть нескончаемые тёмные волны трав, кустов и согнувшихся от неухоженности, деревьев, плавно перетекающих в бархатное чёрное небо.
А там, в небе крошечными бусинками, слегка напоминающими бусинки моих глаз, уже горят звёзды. И душа моя, отталкнувшись своими прозрачными лапами от крыши, взмывает в холодную, бездонную высь. Лёгким ветром летит она вверх, оставляя далеко позади и дом и сад, а потом и эту маленькую круглую планетку с копошащимися на ней миллиардами собак и людей. Она держит путь к самому главному для всех собачьих душ месту – созвездию Большого Пса. Каждую ясную ночь все наши души, кому бы они не принадлежали: крутому ротвеллеру с Рублёвки или шелудивому доходяге из Бибирева, улетают туда. Волшебным, бело-голубым светом сияет им оттуда самая яркая звезда неба, Сириус. Собачьи души не умеют плакать. Как впрочем и собаки. А если бы могли, душа моя каждый раз бы плакала в голос от того неземного счастья и восторга, который переполняет её там. Нет это не рай. Собачьего рая, скорей всего нет. А если и есть, то я могу представить его себе только на мусульманский манер, со всякими вкусными запахами и грациозными, течными гуриями. Там же на Сириусе, в созвездии Большого Пса всё иначе. Это просто огромный сгусток энергии, от которого издёрганные и измученные за день собачьи души могут немного подпитаться. Ещё это, в принципе, можно представить себе, как огромный виртуальный кусок парного мяса, от которого каждой пёсьей душе причитается по кусочку и который позволяет нам продержаться ещё один день… Ещё один собачий день…
- Нин, собака кормленная? – вопрошает хозяин у хозяйки, следуя всегдашнему утреннему ритуалу.
- А ты ей жратву приготовил? – парирует хозяйка из соседней комнаты.
- Не, ну вот как с тобой после этого разговаривать? – беззлобно спрашивает хозяин, спуская с кровати ноги. На одну из них, а именно на правую, я обязательно должен чихнуть, демонстрируя невероятную собачью радость. Это тоже часть ритуала.
Из сада, сквозь мутные стёкла падает бодрый солнечный свет. Начинается новый день, а значит, продолжается жизнь. И, надо сказать, не такая уж она у меня и собачья. К тому же, на душе утром как-то удивительно радостно…


Теги:





0


Комментарии

#0 12:41  03-09-2010дервиш махмуд    
и снова антропоморфизация психики жывотных....
#1 12:44  03-09-2010castingbyme*    
Замечательно
#2 12:45  03-09-2010Арлекин    
www.litprom.ru/thread28671.html
#3 22:31  03-09-2010tromb13    
да антропоморфизация, но она имеет смысл, когда глазами собаки видно то, что не видно глазами человека. А так, все очень мило и забавно. Бианки.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:04  08-12-2016
: [0] [Про скот]
Ты читала мне свои стихи,
В момент общей прекрасной поездки,
В доверху набитой маршрутке,
Я смотрел в запотевшие окна,
Пытаясь спрятать уши в собственной куртке.

Блядь, как ты орала!!!!

Про чулки, вино, котов, огромные шляпы и Францию....
12:03  08-12-2016
: [0] [Про скот]
Александр Александрович Боев
Спал в метро, как потухший вулкан
Превосходно так спал, только стоя
Обнаживши свой жёлтый оскал

Ему снилось, в таинственной зыбке,
Средь причудливо - райских ветвей
Сквозь пальто, свитерочек сквозь хлипкий -
Ощущение женских грудей

Как упругие эти там груди
Прикасались к евойным мудям
Как скользили, как будто на блюде
Как сползали по ляшкам к ступням

Только зло, очень резко, и дико
Был разбужен он в восемь ноль семь ...
11:50  08-12-2016
: [0] [Про скот]
В ночь, когда будут язва луны
Небо мучить и звездная сыпь
На болоте у старой сосны
Прокричит пизданутая выпь.

Там к коре прижимая желвак,
Сочным смехом наполнив свой рот
По сосне, как последний мудак,
Лезет вверх пизданутый же крот....
09:16  06-12-2016
: [35] [Про скот]
Я лежу на камне.
На широком камне.
Нипочем века мне.
Триста лет лежу.

Неподвижно тело.
Чешуя вспотела.
Вам какое дело?
Может я рожу.

У кого-то крылья,
у кого-то лапы,
у меня от папы
неказистый вид.

Я такой ползучий,
я такой шипучий,
я такой гадючий -
самого тошнит....

Я пьяный щас.. решил покаяться.. хотя и каяться особо нехуя.
Короче, была обычная поездка за мясом в деревню Агашкино, Мы просто везли мясо..
Ща, пива выпью, расскажу.. короче.. в стране нехуй жрать. Подходит ко мне Петя Шнякин из ВОХРЫ - ну что, подкормиться хочешь?...