Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Чемпион

Чемпион

Автор: letecz
   [ принято к публикации 11:06  16-12-2010 | я бля | Просмотров: 1446]
У американской нации может быть только два повода для гордости:
высадка человека на Луну и золотая олимпийская медаль.
Джон Ф. Кеннеди, президент США в 1961-1963 гг.


Лето выдалось на удивление удачным. Не очень жарким, не очень холодным, почти не дождливым. Днём термометр едва-едва дотягивался до сорока. Ночью ему никак не удавалось сползти ниже двадцати пяти.
Самое время для тренировок.
Хайту был доволен.
Он взял за привычку вставать с рассветом, часов около четырёх. Бежал на реку, не раздеваясь плюхался в мутноватую воду, и плыл против течения до запруды. Путь обратно преодолевал, опять-таки, пешком, после чего забирал из дому копьё, бумеранг и направлялся на футбольное поле за посёлком на основную тренировку.

Хайту был пятиборцем.
Он никогда не стремился к спорту осознанно. Его мать говорила, что он попросту впитал стремление к победе с её молоком, а его дед, тоже пятиборец, победитель на Соревнованиях между тремя деревнями — что тому, кого родителям принёс бумеранг, обучение только повредит.
Впрочем, дед начал тренировать Хайту, когда мальчик едва-едва встал на твёрдые ножки.
Ему сделали крошечный бумеранг, коротенькое копьё и сплели специальный жилет из стеблей лианы, чтобы он мог держаться на воде. Первое время ему разрешалось вставать около восьми часов утра и делать только простые упражнения на общее укрепление мышц. Но уже к шести годам Хайту пришлось распрощаться с детским режимом: он просыпался в пять, делал зарядку, переплывал запруду, пробегал два километра, потом тренировался с копьём и бумерангом (меткость ему позволили отрабатывать на баранах деда), после чего его ждал сытный завтрак, потом вторая тренировка, уже без стрельбы, потом он шёл помогать матери в огороде, а перед сном устраивал третью тренировку и отправлялся спать.
Его впервые выставили на соревнования на второй день после девятилетия. Это был очередной смотр новых спортсменов трёх деревень, и народу собралось человек около двухсот.
Соревноваться за право называться взрослым предстояло пятнадцати. Все пятнадцать пробежали положенные пять километров. Все пятнадцать проплыли против течения до запруды. Все пятнадцать сбили бумерангом глиняные горшки с длинных шестов и попали копьём в бегущего барана.
Отрезать голову жертвенного барана и съесть его глаза решился только Хайту.

Хайту объявили взрослым воином, разрешили жить на мужской половине деревни, и теперь ему не надо было помогать матери в огороде. Теперь он взял за правило вставать с рассветом и с утра пораньше тренироваться на футбольном поле за посёлком.

Его по-прежнему тренировал дед.
А дед у Хайту был что надо.
Вот уже десять лет этот поджарый седой старик умудрялся каким-то чудом выигрывать Соревнования между тремя деревнями. Он всё делал лучше остальных, в пятиборье ему равных не было. Он бегал не «волчьим шагом», как все, а исключительно «галопом»; он плавал до запруды на спине; он забрасывал бумеранг, стоя спиной к мишени, а копьё — с места, без разбега.
Он учил Хайту делать то же самое. Когда-нибудь ты станешь новым чемпионом, говорил он внуку.
- Хочешь, я выиграю у тебя? — спросил одиннадцатилетний Хайту, разделывая баранью тушу.
- Нет, — блеск в глазах деда вдруг померк, — нет, не хочу. Да ты и не выиграешь! — Он отпустил внуку подзатыльник. — Не выиграешь! Только после моей смерти станешь чемпионом!

Второе крупное соревнование ждало Хайту на тринадцатом году жизни.
Это было очередное Соревнование между тремя деревнями. Условия конкурса не менялись на протяжении вот уже четырнадцати лет, и когда судья произносил их перед шеренгой участников, Хайту повторял одновременно с ним: кросс десять километров, водная дистанция три километра, метание бумеранга на двести шагов, метание копья на пятьсот шагов; стрельба по бегущей мишени; на каждом этапе отсеивается тот, кто пришёл последним или метнул хуже всех.
Претендентов было восемь.
На кроссе сняли двоих. Хайту сбился с дыхания прямо перед финишем и пришёл вторым.
На заплыве отстали ещё трое — двое начали тонуть, ещё один пришёл последним. Хайту плыл попеременно то на спине, то кролем, то брассом, и пришёл первым.
Из пяти бумерангов Хайту забросил четыре и лишился ещё одного соперника.
Из пяти копий четыре он забросил на четыреста восемьдесят шагов, одно — на пятьсот десять. Одного соперника снял с соревнования судья, второй взял самоотвод.
Хайту стоял на финише. Подтянутый, под умасленной кожей вздымаются крепкие упругие мышцы, глаза горят.
Ему предстояло последнее испытание — стрельба по бегущей мишени — и он знал, что уже опередил деда по результатам пробега и метания копья.
Запускай, крикнул судья мальчику, державшему в загоне мишень.

Условия конкурса не менялись на протяжении вот уже четырнадцати лет, и когда судья произносил их перед шеренгой участников, Хайту повторял одновременно с ним: кросс десять километров, водная дистанция три километра, метание бумеранга на двести шагов, метание копья на пятьсот шагов; стрельба по бегущей мишени.

Бегущей мишенью на соревновании взрослых воинов служил победитель прошлого года.

Старика Пайоту в деревне уважали и побаивались, поэтому отрезать ему голову и съесть его глаза вряд ли бы кто решился, даже выиграв.

Хайту решился.


Теги:





2


Комментарии

#0 13:38  16-12-2010Лев Рыжков    
Понравился росскас. Так оно и бывает.
#1 14:47  16-12-2010Астральный Куннилингус    
Охуенный рассказик, да…
#2 14:56  16-12-2010Шева    
Однако. Неожиданная концовка. Понравилось.
#3 15:26  16-12-2010дважды Гумберт    
хорошо, с концовкой
#4 15:57  16-12-2010Яблочный Спас    
Хорошо написано и концовка чоткая. Легко читается.
#5 17:10  16-12-2010Йети    
автор хорошо владеет словом, почти как Хайту — бумерангом
#6 17:17  16-12-2010Глокая Куздра    
Понравилось.
#7 17:32  16-12-2010Sgt.Pecker    
блять я думал вы тут классику перечитываете
#8 20:16  16-12-2010Smoke    
хороший. И концовка апетитная. Но рассказ можно немного причесать.
#9 12:07  17-12-2010Никита Павлов 2    
Не надо ничего чесать. Всё заебись. Это я, как международный арбитр, говорю.
#10 17:22  17-12-2010letecz    
спасибо всем, что ли… ))
#11 17:41  17-12-2010Smoke    
не смотря на всю хорошесть рассказа, косяки есть.
не жаркое лето в сорок градусов.
и некоторые предложения доделать бы. " Его мать говорила, что он ..." это к примеру.
это я как читатель
#12 17:45  17-12-2010letecz    
Smoke, насчёт «причесать рассказ» — я, в целом-то, согласен. Тут, если начать копаться — не оберёшься. Это я как филолог ))

а, кстати, как редакторы относятся к просьбам «заменить текст на исправленный и дополненный»? или смельчаков не было?..
#13 18:05  17-12-2010дервиш махмуд    
всем давно пох, а я по старинке против скобочек, особенно двойных, которые ставят и ставят, ставят и ставят...
#14 03:01  25-12-2011Марычев    
читал

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:03  26-03-2017
: [0] [Было дело]
Каждый день Нанны Набу ждал: сегодня придет Таб. Таб не приходил. День Нанны, купленный дорогой ценой, оказывался долгим, пустым и ненужным. И он снова трудился шесть дней, зарабатывая новый день Нанны.

Пойти самому в Шуанну казалось ему немыслимым....
08:01  26-03-2017
: [3] [Было дело]
- ….нехуй шляться у периметра объекта блять. Танцуй сука! Танцуй блять! По-русски ни бэ ни мэ? Ты у меня сейчас не только по-русски запонимаешь, ты сейчас и православие до кучи примешь. Боец ко мне! Отведи этого урюка к обрыву и определи при попытке к бегству....
03:06  24-03-2017
: [16] [Было дело]
Утренний кофе разбавив затяжкою
После вчерашнего сиз
Павел окно отворил нараспашку, и
Вышел на узкий карниз

Цели не ставя прервать раньше времени
Жизни непрочную нить
И не пейзажем порадовать зрение
А для того, чтоб отлить

Яркого солнца лучами украшенный
Звонкий поток без потерь
Вниз устремил производное Пашиных
Пьяных вчерашних затей

И уворачивались уморительно
Люди, как мелкая тля
Сам же себя он со строгим Юпитером
Мысленно отождествлял

Грозн...
15:39  16-03-2017
: [25] [Было дело]
«Ты уже настоящий сын Вавилона», – говорили теперь Набу.

В течение лета Набу много раз слышал эти слова. Сам он не понимал, что значит повзрослеть и стать полноправным «сыном Вавилона». Он не чувствовал ничего такого, чего от него ждали.

Когда ему говорили: «Ты уже настоящий сын Вавилона», – это не предвещало добра....
А ведь о нем никогда не напишут в газетах, не вспомнят потомки и не назовут его именем улицу в городе, за который он был готов отдать свою жизнь не задумываясь.

Простой в общении, добрый и щедрый. Рожден в России, детство и юность прошли под Полтавой, женился и жил на Донбассе....