Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - хеппи энд

хеппи энд

Автор: nosorog
   [ принято к публикации 22:16  09-03-2011 | я бля | Просмотров: 420]
Водителю позвонили из офиса, что бы узнать где мы находимся. Вот блин, а я обзор отпустил! Сейчас весь мозг из-за этого вынесут! По идее я должен был целый день с ней ходить. К нашей машине подъехали все три менеджера: Катя, Анна Вячеславовна и Панушкин.
- Где обзор, Рахимов? – начала Анна Вячеславовна.
- Я ее домой отправил, — сказал я, — сделку показал и отправил.
- Ты охуел что ли?! ты теперь уверен, что она придет?!
Ой блииин… да чего я плохого кому сделал? Что за напасть такая в последнее время? Достали все! Но как выяснилось, на этом мои косяки не перестали мне перечислять.
- По адресу, который ты дал вчера, мы съездили… ни кто ничего им вчера не продавал, понимаешь о чем я? Ты чего левачишь, а, Рахимов? – сказала мне она угрожающе шипящим голосом.
- Я не левачу, Анна Вячеславовна, я просто адрес не записал, вот и продиктовал другой. Если хотите, можем съездить, я могу вспомнить, — сказал я, чувствуя как меня прижали к стенке за ни за что.
- Дамир, сядька ко мне в машину, — сказал Панаушкин, до этого молчавший.
Я послушно уселся на заднем сиденье его «кашкая». Он сел за водительское кресло. С минуту молчали, и вдруг, резко развернувшись, ударил по лицу.
- Ты че, совсем страх потерял? – удар, — косячишь на каждом шагу, — еще удар, — я предупреждал тебя вчера?, — еще один удар приходится по ладоням, которыми я пытался прикрыться.
- В смысле косячу, Александр Александрович! Я не знаю, куда пропал этот фильтр! Адрес липовый, потому, что не запомнил! – выкрикнул я.
Получив еще один удар по лицу, я замолчал. Нет, было совсем не больно, и, от чего-то, не страшно. Мне казалось, что я наблюдаю за этой картиной со стороны. Вот меня ударили, вот еще раз…просто какой-то фильм с нехорошей концовкой. Хеппи энда не получилось. Реальная жизнь более проще, более тривиальна.
- Сейчас едешь домой. Больше ты здесь не работаешь, все понял? – сказал он уже более спокойным голосом.
Я промолчал. Нас с Гузель посадили в другую машину и повезли на съемную квартиру, что бы забрать вещи. Всю дорогу Гузель спрашивала меня в чем дело. Я ничего не говорил, не хотел вообще что-либо говорить.
- Домой вы едете, Гузель. Скажи спасибо своему парню, — с издевкой сказала Анна Вячеславовна.
- А что случилось то, мне кто-нибудь объяснит? – трещала Гузель, от чего я бесился еще больше.
- Гузель, ты можешь помолчать, я тебе потом все объясню, — тихо сказал я.
На некоторое время она заткнулась. Нас привезли в квартиру. Мы поднялись. Я молча собирал вещи, Гузель продолжала кудахтать. В двух словах объяснил ей в чем дело. Затем поднялась Анна Вячеславовна. И больше всего, что меня убило в этой истории, так это не то, что меня уволили, обвинили в краже и били по лицу! Больше всего убила реакция Гузель.
- Ну что, Гузель, можешь остаться и дальше работать здесь, перспективы добиваться, или же поехать с этим говном, — сказала Анна Вячеславовна.
От этих слов меня передернуло! Я готов был придушить эту мразь на месте. Обида и злость от того, что я ничего не могу сделать! Я молчал…
- Я останусь, — сказала Гузель…
Вот мразь! Вот сука! Я психовал из–за своего бессилия! Я видел эти насмешливые круглые глаза Касимцевой! Гузель же в мою сторону не глядела, а жаль… хотелось взглянуть в глаза Иуды…
Собрав вещи, мы поехали. По разговорам я понял, что меня должны посадить не на автобус, как я думал, а к кому-то в машину. Так и вышло. Мы остановились у темно-зеленой десятки в которой сидели двое парней совсем не слабого телосложения. У одного был зуб с металлической коронкой, которая выдавала в его лице урку со стажем.
- Давай пересаживайся, дальше с ними поедешь, — сказал Панушкин.
Я пересел. Куда меня повезут, мне было непонятно, но то, что не домой, я понимал. Как говорится – плохая примета ехать ночью в лес, да еще и в багажнике. Мы выехали за город. Парни говорили о своем. Из разговора я понял, что это не простые хлопцы. Скорее всего те, кто крышует эту организацию в городе.
- За что уволили–то? – спросил тот, который сидел на пассажирском сиденье.
- Да я и сам толком не понял за что, — равнодушно ответил я.
- А ты че, что-то против своего начальства имеешь? — спросил он.
Я вздохнул, делая вид, что мне сейчас все безразлично и ответил:
- Ничего я против не имею. Уволили за то, что пропал товар. Я за товар отвечал, ну и я виноватым получился… а куда этот товар пропал, я до сих пор ума не приложу.
— Понятно, — промычал этот урка. Мне даже показалось, что он посочувствовал. Да уж, управлять эмоциями людей и снимать негатив меня здесь хорошо научили.
- Ну че, деньги-то у тебя есть? За дорогу как расплачиваться будешь? – опять заговорил он.
- Ребят денег нет у меня, забрали все, — ответил я.
- А че ж они тебя тогда посадили к нам? – начал наезжать он.
- Я и сам не понял зачем, — сказал я.
- А если довезем тебя, будет у кого денег взять?
- Нет.
Я говорил с ними спокойно и дружелюбно. Я не показывал страха потому, что знал, если увидят, что боюсь, будет только хуже. Да и не боялся я от чего-то. Мне было наплевать, куда они меня везут и что со мной сделают. Я все думал о Гузель… вот что значит нож в спину. Это больно… очень больно. Наверное потому не боялся того что меня могут избить до смерти… больнее не будет.
Ребята поняли, что с меня брать нечего. Телефона у меня не было. Хотели паспорт забрать, но и его тоже не было. Даже посмотрели содержимое моих пакетов с одеждой, в надежде найти «крутую футболку», но там кроме рубашек и галстуков ничего не нашли.
Отъехав от города примерно на тридцать километров, они остановили машину. Ну все, кажется бить будут…
- Короче, слушай сюда, — начал тот урка, — вообще нам сказали тебя в лесок вывезти и бока хорошенько намять. Пацан ты вроде нормальный, неконфликтный, и базар свой ровно держишь, поэтому тебя просто здесь оставим. Как будешь добираться – нас не волнует. Хочешь у водил отсасывай, хочешь жопу подставляй. Но если в городе появишься, то вывозить уже будем в багажнике. Сюда посмотри, — он направил на меня объектив телефона и сфотографировал, продолжая говорить, — эту фотку я отправлю братве стерлитамакской. Если какая хуйня будет, мы тебя достанем, все ясно?
- Да, — ответил я, — могу идти?
- Давай.
Выйдя из машины, я начал осознавать что произошло. Меня могли искалечить, оставить в лесу… да мало ли что могли сделать! А я все это время просто не осознавал! Наверное эта моя отрешенность и спасла меня. А сейчас становится страшно. Ноги стали ватными и дрожали, потекли слезы… я плакал, сам не зная от чего! Вроде бы худшее позади, но я плакал и боялся того, что могло произойти. Меня охватила истерика… я ревел…


Теги:





0


Комментарии

#0 12:19  10-03-2011Шева    
Никак.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:42  27-04-2017
: [7] [Децкий сад]

да ладно тебе кочевряжиться — идиот
бери что дают, пока эту хрень не отняли
ты вечно двумя кулаками запихивал в рот
хотя не голодный, и рядом грудастая няня

подавишься — слышишь? ведь это не мясо а кость
и ты не орёл, и во рту у тебя не дробилка....
08:15  21-04-2017
: [6] [Децкий сад]
Я хорошо помню, как мой младший брат Сашка выдумал эту историю. Он долго готовился. Рассказывал мне её перед сном, учил наизусть детали, добавлял подробности.
- Никто не поверит – издевался я над братом.
- Почему? В Сожри-печень верят, Вырви-глаз, а в Чёрную Собаку Смерти не поверят?...
22:07  18-04-2017
: [4] [Децкий сад]
"...Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру."
И.Бродский. "Натюрморт"

"...Булки фонарей, и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях нелюдимый дым."
Б. Пастернак "Зимняя ночь"

"....
22:04  18-04-2017
: [10] [Децкий сад]

Красавица зеленая – размашистая елка
Заснеженный овраг прикрыла с грустью
Печаль тоскливая вонзилась, как иголка
Конца и края нет лесному захолустью

Ярила на коне. Весна опушки обнажила
И белые цветы, так робко, гнутся на ветру
Не первый раз сугробы елка сторожила
Храня за снегом юности незримую черту

Но люди за природой наблюдают вечно
Вот опергруппа за город летит беспечно
В овраге стаял снег, а там «подснежник»
Корявый с медом запах, цвет «мятежник»

...
Кисловодск- город моего детства. В последний раз я был там в 93м. Моя прабабушка Лидия Алексеевна жила в самом центре города на Курортном бульваре дом номер 1. Когда этот дом принадлежал какому-то купцу. Но потом советская власть нарезала его огромные комнаты на крохотные коммунальные клетушки и заселила новых жильцов, попроще да победнее....