Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Женитьба. глава последняя. Марлезонский балет.

Женитьба. глава последняя. Марлезонский балет.

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 11:01  10-06-2004 | Alex | Просмотров: 555]
Глава двенадцатая. Первая часть марлезонского балета

Но вот «чайка» подкатила к подъезду. Из нее пулей вылетел Шытков, выпорхнула Лизанька, тяжко выползла бронетанковая Бэлла Моисеевна, выпали наземь чемоданы и Диего Дьябло. Зрители было хлопнули в ладоши, но Штыков престрашно на них шыкнул, и аплодисмент не удался.
Диего, дом почуя, ломанулся диким вепрьем в подъезд, вертя на пальце ключи от двери – автопилот работал на ура.
Зрители моментально исчезли со скамейки, и побежали через крышу соседнего подьезда, чтобы успеть в дом до хозяев.
Святое семейство тем временем добралось до дверей квартиры Диего Дьябло.
Дверь была жутко обгоревшая и воняла на весь подъезд горелой ватой.
Папа вскинул бровь.
-Пожар – кратко прокомментировал Штыков, - Форс-мажор. Стихия.
Прислоненный в угол мясной Дьябло дружественно хрюкнул.
-Папаша, звоните в звонок – проорал из-за спин взмыленный Штыков.
Папаша, придерживая гору чемоданов коленкой и рукой, нажал пальцем пуговку звонка. Тут же дикий вопль эхом раскатился по подьезду, вслед за ним загрохотали по ступенькам чемоданы. Папаша уже лежал среди выпавших из раскрывшегося чемодана лифчиков и грустно глядел в потолок.
- Ах, да… совсем забыл… звонок не исправен… коротит… Тьфу ты… - сконфуженно пробормотал Штыков. - Ладно, папаша, вставайте, полежите внутри. Бэлла Моисеевна, толкните, что ли дверь. Там должно быть не заперто.
-Как не заперто? – мамаша оторопела.
- Широкая душа. Рубаха-парень. Очень открытая личность – кратко пояснил Штыков – у него начинался бодун, и говорить ему не хотелось совершенно. – Толкайте ж двери, мама.
Мамаша взялась было за ручку двери, но, вместо того, чтобы открыться, дверь с жутким грохотом провалилась внутрь квартиры. Она действительно не только была не заперта, он была снята Штыковым перед отъездом с петель и стояла прислоненной к косяку.
-О! – значительно подняв палец, сказал проснувшийся от грохота Диего.
- Недосуг, - резюмировал Штыков, - у Диего много работы, вот руки и не доходят.-
Ну-с, милости просим.
Квартира встретила гостей запахами нужника, блевотины, застоявшегося бомжа и сладким ароматом тления. Штыковский замысел насчет атмосфэры удался на ура.
Лизанька покачнулась и стала оседать на пол. Молдцеватый, хотя и помятый штыков придержал ее за локоть и хлопнул пару раз по щекам.
-Папаша, принесите водички, - скомандовал он.
Жорик живенько пошел в кухню. Послышался шум струи воды в мойке, потом звук открывающейся дверцы шкафа, сдавленный вопль и звон разбитого желтого и липкого стакана из театра Штыкова – это папаша, открыв шкаф и уже схватившись за стакан, увидел внутри кищащую сутолоку тараканов, принесенных Штыковым от соседей.
Папаша явился через минуту, бледный и покрытый липким потом.
-У вас там… - слабым голосом начал он
-А, тараканы, пустяки.
- Да? А что с вашей кошечкой? – продолжал папа, как-то болезненно, не мигая, глядя на Штыкова.
- А, спит наверное. – беспечно махнул рукой Штыков, - Ночной хищник…
Бэлла Моисеевна с великим подозрением потянула ноздрями.
Мимо них, в направлении дивана в гостиной, пронесло неуправляемое тело Диего Дьябло.
- Так, ладно, -сказала властная Бэлла Моисеевна, провожая тело тяжким взглядом, – Теряем время.
С этими словами она сняла с головы шляпку, и, намереваясь положить её на полку, открыла дверь гардероба. Оттуда на нее моментально полыхнуло фотовспышкой и раздалось загробное рыданье вперемешку со взвизгиванием бошевской болгарки – это засмеялась мадемуазель Феллини, удобно разместившаяся в гардеробе для просмотра хепенинга.
- Мадемуазель Феллини выражает своё высочайшее благоволение – донесся из пучины гардероба приглушенный голос переводчика.
Бэлла Моисеевна смерила сморщенную, с покрашенной в синий лысиной, мадемуазель свирепым взглядом и с треском захлопнув дверцу, проворно, как носорог, развернула головной калибр на Штыкова.
Стараясь по возможности обезоруживающе улыбнуться, Штыков выпалил: -Ах, эти философы! Причуда на причуде! Мой друг несколько экстравагантен. Но, господа, пойдем те же в гостиную!
Семейство, дико озираясь и поднимая при каждом движении тучи рассыпанной намедни Штыковым пыли, с опаской расселось на некогда роскошном диване диего Дьябло.
Дьябло же, пока шли препирательства в прихожей, нашел бутыль штыковского шмурдяка, и, как и было задумано, сидел на баснословно грязном ковре среди расставленной старухой-бутылочницей стеклотары, и держа двумя руками бутыль, сладко из него отхлебывал. Оторванный карман трепетал, как гюйс, и съеденные креветки всё так же хитро выглядывали из спутанных волос Диего.
Лизанька вдруг подошла к Диего Дьябло, и встав перед ним на колени, повернула обеими руками его голову к себе.
-Диего! Мой милый Диего! Что с тобой стало???! – она гладила его по щекам и выбирала из волос креветок. Диего мычал и тянулся за бутылем со шнурдяком.
С балкона донёсся аплодисмент, и Лизанька дико обернулась. За гардинами на балконе маячили нечеткие тени. Легко, по-кошачьи поднявшись, она подошла к окнам и рывком отдернула гардину.
Старые шалуны Боба и Кока, Расписные критики Горбатый и Толстый, залившийся слезами театрал Евлампий, комкающий в жирных унизанных золотом пальцах горжетку, худосочный Алеф и девица Адамс, уже успевшие найти друг друга и закинуться экстези – все они аплодировали и орали, покрываясь пунцовым, «Биииис!»
Тут Алеф, вспомнив о чем-то постучал согнутым пальцем с желтым ногтем в стекло и жестами показал – открой, дескать, дверь мне.
Лизанька на автомате дверь открыла.
- Миль пардон, мадемуазель! – пробормотал Алеф, бочком протискиваясь мимо Лизаньки – Я на кухню. За пивком. Без меня не продолжайте… - с этими словами он исчез в коридоре. Из коридора тут же раздался раскат демонического хохота мадемуазель Феллини и свирепый вопль Алефа:
- Да ты меня уже прикумарила, старая!
Оба критика тем временем трясли лизанькины руки и наперебой орали ей в лицо, брызгая слюной:
-Это феноменально!
- Ах, какой накал!
- Вы создали шедевр!

Глава последняя. Вторая часть марлезонского балета.

В коридоре опять взвизгнула мадемуазель, и появился Алеф с запотевшей бутылкой пива в руке. Он вдруг остановился, и, опершись о стену, стал сошкребать к красной кожаной шиповки «Адидас» десертной ложкой что-то белесо кишащее.
-Мне жутко неудобно – виновато промямлил он, обращаясь к родителям – но там, в кухне я случайно наступил на вашу кошечку. А она разлезлась…
И тут с балкона грянуло нечто невообразимое:
«Шаландэ полнэы кеф-фаааали….
В Адэсо Кося прррыадил…
И сссе бендюжникэ став-вааали…
Када ф пифную он вхад-дил» -
Это на соседнем балконе пел и играл на баяне, так что чуть не лопались глаза и баян хрустел и трещал, подкупленный Штыковым сосед Диего Дьябло – пенсионер Иванов, в прошлом капитан траулера «Одесса». Он сидел в кителе с румбами и в фуражке с крабом, спортивных штанах Адидас на босу ногу, сидел реально на футляре от баяна и рвал гармонь.
Пьяный вдробода Дьябло слушая гармонь, притопывал в такт ногой, победоносно разил шнурядковым перегаром, прилежно прихлебывая белесую дрянь из бутыля, развалившись на ковре блаженно хлопал стеклянно-мутными глазами, порывался слюняво поцеловать папу взасос в губы, а маму схватить за сиську и хитро подмигивал мертвенной Лизаньке.
Продолжалось всё это мнут пять, пока меха-таки не порвались. Тогда гармонист сбросил баян вниз, и, грохнув кулаком по перилам, проорал : «Хуй вам всем в рот, а не черешни!» и отправился на ларьки разгонять лохов.
В это же время по знаку Штыкова другой сосед, интеллигентнейший аспирант древней словесности Веня Фиркович, собиратель рукописей, эстет, умница, живой и пытливый ум, обряженный Штыковым в прожженную тельняшку, высунувшись по пояс из окна, воинственно сверкая золотым пенсне и ежеминутно бросая вниз пустые бутылки, орал на всю округу матом, вплетая в него чудовищную лагерную феню.
Всё это странным образом подействовало на закинутых колесами Алефа и девицу Адамс. Даже не раздеваясь, стоя там же на балконе они замутили такой омерзительно грязный и разнузданный секс, что старые шалуны Боба и Кока дружно блеванули с балкона, а сдобный театрал Евлампий поседел.
И тут вдруг началось. Боба нечаянно блеванул на расписного шелка жилетку Толстого критика. Тот дал Бобе оплеуху. Боба поперхнулся блевотиной и выпучив глаза, прегромко пукнул. В это время Кока прикуривал сигару, и газы взорвались. Задрожали стёкла. Опаленный взрывом Алеф дернулся неловко и проткнул девицу Адамс насквозь. Она, чтобы не оставаться в долгу, плюнула Алефу в рот и натравила на него крысу. На крысу тут же наступил безудержно рыдающий от всего увиденного театрал Евлампий с горжеткою. Девица Адамс ударила Евлампия черенком от лопаты. Евлампий ударил девицу Адамс граблями. Алеф тем временем решил убежать от греха подальше, споткнулся об Диего Дьябло, лежащего поперек ковра и с размаху уткнулся Бэле Моисеевне в сиськи. Бэла Моисеевна охнула, жеманно состроила глазки и кончила. Папа Жорик счел себя оскорбленным, потому что с ним Бэлла Моисеевна не кончала, и ударил худосочного Алефа двумя чемоданами – одним с левой руки, а другим с правой.
Некстати пришедшая за гонограром старуха бутылочница хотела было разбудить спящего Диегу, чтобы тот с ней расплатился, но ей наступили на голову и она обезумела. Мадемуазель Феллини заливисто хохотала и делала скриншот за скриншотом. С ларьков пришли капитан Иванов и Веня Фиркович. На них никто не обратил внимания, и они обиделись. Иванов открыл горячую воду в ванной, а Веня Фиркович – в кухне. Потом Веня подумал немного, принес из дому пачку дрожжей и бросил их в заполненный до краев унитаз. Из унитаза полезло. Вода прибывала.

Штыков сидел на карнизе под потолком, наблюдал всё происходящее внизу, курил и качал ногой. Что делать дальше, было непонятно…

Эпилог. Возмездие.

Лейтенант и капитан, высоко поднимая ноги в берцах, хлюпая по текущей по ступенькам воде и обходя скользяшие по поверхности кучки кала поднимались по ступенькам.
Вопли из квартиры Диего Дьябло становились всё ожесточеннее. Вот с протяжным стоном что-то разорвалось – это обрушили в бабушкин рояль ПЕТРОФФ театрала Евлампия…
Лейтенант и капитан, заложив руки за спину, зашли в квартиру. Мимо них, степенно покачиваясь на волне, проплыл раздавленный Алефом труп кота Парашюта.
-Притон. – авторитетно сказал лейтенант и посмотрел на капитана. Капитан кивнул. Лейтенант подумал и забросил в гостиную дымовую гранату.
- Вызывай машину, - сказал капитан и вставил в рот измятую сигарету прима…

……………………………………………………………………

Штыков почесал стриженый затылок и перевернувшись на спину, стал глядеть на мутную лампочку под потолком камеры.
- Вот тебе и хепенинг… - со вздохом сказал он,- Правда, Диего?
- А иди ты в сраку! – с чувством ответил ему Диего дьябло с нижних нар…

конец.
Женитьба. Глава первая.Диего получает телеграмму. http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=3971

Женитьба. Глава вторая. Театр одного актера "Юность"

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=3980

женитьба. Глава 3,4,5. Кухня. Дермантин, яйцо и спички. Молоток и помойка

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=3989

Женитьба. Глава 6,7,8. Бутылочная старушка.Листья, и Парашют. Атмосфэра.

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=4001#comments_start

Женитьба. Глава девятая. На площади Ленина.http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=4017

Женитьба. Глава 10, 11. Автобус. На станции http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=4023#comments_start


Теги:





0


Комментарии

#0 12:31  10-06-2004fan-тэст    
Сам видать заебался песать, автор. Всё хорошо, и балаган и прочее... но концовка ГАВНО.
#1 12:38  10-06-2004Капитан Underground    
заебло
#2 13:03  10-06-2004кот    
эх, бля


слил концовку-то, а, Симон?

#3 13:10  10-06-2004X    
ууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу
#4 13:32  10-06-2004партизанка    
Ну что за.....

Слов нету. Рассказ написан охуенно, но концовка ацтой.

По просьбам трудящихся - поменяй последнюю главу.

#5 14:07  10-06-2004Пыскин Злыдень    
менять концовку однозначно (тьфу бля)
#6 15:14  10-06-2004DACHNICK    
Нормуль...просто люди хотели канцовку которую ОНИ хотели..так не бывает, Симон героев породил-он же их и посадил...

А вот Баян и гармонь это ниибаца разные вещи, как стакан граненый и богемское стекло.

#7 21:49  10-06-2004партизанка    
Так оно и понятно, что каждый ждал такой концовки, которую хотел. Но здесь говорится о том, что концовка смята. А какова же была судьба всех остальных участников??? Что стало с Лизанькой, с ее мамашей и папашей??? Может эта злобная семейка смирилась с тем, кого любит их доча. Может быть они оккупировали хату Дьябло, нихуйово ее отремонтировали и стали носить передачки Дьябло и Штыкову для последующей их эксплуатации...

Аффтар, гони продолжение :-)))

#8 05:35  11-06-2004Добрый Доктор Ебаклак    
Да, феерически савсем!

Только жаль никто не умер!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [10] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....